Философия в вопросах и ответах / Под ред. А. П. Алексеева и Л. Е. Яковлевой. — М.: Проспект, 2010. — 336 с




страница6/9
Дата13.08.2016
Размер0.51 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

111. Каковы критерии научного знания?


Наука как вид знания отличается определенными признаками. Формулировка этих признаков зависит, в первую очередь с.250 от того, какая из наук рассматривается в качестве образца. Долгое время в роли «образцовой» науки выступала математика. Поэтому главными признаками научности считались аксиоматизм и дедуктивность, являющиеся главными характеристиками математического знания. Авторитет математики как эталона науки настолько силен, что не только ученые, но и многие философы стремились математизировать даже очень далекое от математики знание, чтобы его можно было считать наукой. Например, Спиноза попытался изложить этику геометрическим способом. В Новое время в ранг образцовой науки было возведено экспериментально-математическое естествознание, и к логико-математическим критериям научности добавились эмпирические.

Теоретическая разработка эмпирических критериев науки связана, прежде всего, с деятельностью неопозитивистов. Несмотря на то, что многие философы занимались проблемами науки, только неопозитивизм впрямую поставил вопрос о том, чем отличается научное знание от других видов знания, тем самым, положив начало систематическому исследованию критериев научности. Неопозитивисты исходили из того, что все знание строится на основе простых ощущений. Эти ощущения можно описать с помощью простых предложений, как, например, «я сейчас читаю книгу». В достоверности этих предложений невозможно сомневаться, поскольку они представляют собой констатацию элементарного факта. Такого типа предложения, их называли «протокольные предложения», являются эмпирическим базисом науки. Для того, чтобы определить является ли утверждение научным, необходимо установить, какие протокольные предложения лежат в его основе. Научность знания неопозитивисты определяли в соответствии с критерием верифицируемости (лат. verus – истинный, facio- делаю). Этот принцип гласил: научным является только такое утверждение, которое можно свести к протокольным предложениям. В противном случае утверждение не является научным, оно даже не обладает смыслом. Неопозитивисты поставили проблему демаркации: вопрос о четких критериях разграничения науки и ненауки, псевдонауки. Эта проблема стала одной из центральных в философии науки XX в.

Крупнейший представитель постпозитивизма К. Поппер сформулировал проблему демаркации как вопрос о критериях различения эмпирической науки, с логикой и математикой, с одной стороны, и с метафизическими системами, с другой стороны. При исследовании неопозитивистского критерия верифицируемости обнаружилось, что не только философия не с.251 является наукой. Оказалось, что большинство теоретических положений физики нельзя свести к протокольным предложениям. В связи с этим К. Поппер выступил с критикой принципа верифицируемости. С логической точки зрения общее утверждение, каковым является всякий научный закон, нельзя обосновать частным, то есть протокольным предложением. Например, утверждение «все люди - мужчины», является общим, поскольку относится ко всем людям. Если вы встретили на улице человека, и он оказался мужчиной, можно утверждать: «этот человек - мужчина». Частное утверждение вроде бы подтверждает общее, однако, это подтверждение может оказаться случайным совпадением. Логически верным является обратное: частное утверждение может опровергнуть общее. Например, предложение «все лебеди белы» является общим. Обнаружив черного лебедя, можно вынести частное утверждение: «существует черный лебедь». Частное утверждение в данном случае опровергает общее. Такого рода рассуждения привели К. Поппера к точке зрения, что главным критерием эмпирической науки является фальсифицируемость (от лат. falsus ложный, facio- делаю). Принцип фальсифицируемости гласит: для эмпирической научной системы должна существовать возможность быть опровергнутой опытом. Убедительная, на первый взгляд, позиция К. Поппера была в дальнейшем подвергнута критике, в том числе и представителями постпозитивизма. Более детальный анализ научного знания показал, что при обнаружении отдельных фактов, противоречащих закону, научная теория в целом не опровергается на одном лишь этом основании. Стало быть, и критерий фальсифицируемости не выполняет задачу «лакмусовой бумажки», способной однозначно определить, является ли данное знание научным.

Работа, проведенная философией науки по исследованию критериев научного знания, показала, что в качестве критериев науки должен рассматриваться целый комплекс признаков, включающий в себя, в том числе, и логико-математические, и эмпирические. Отличительной чертой современных представлений по вопросу о критериях науки является системный подход. Доказательность, логическая непротиворечивость, эмпирическая подтверждаемость, системность, простота, воспроизводимость, под которой понимается повторяемость методов и результатов научного исследования, а также целый ряд других признаков в совокупности определяет научность знания. Исследования критериев науки является актуальной задачей также и в связи с тем, что гуманитарные дисциплины, претен- с.252 дуя на статус науки, обладают специфическим особенностями, анализ которых существенно расширяет понятие науки.


112. Как развивается наука? Постпозитивистские модели развития научного знания.


Довольно часто развитие науки представляется как постепенное накопление фактов, которые в дальнейшем обобщаются, что и приводит к формулировке научных законов. Против подобного взгляда на развитие науки, распространенного, в частности, среди неопозитивистов, выступили постпозитивисты. С точки зрения К. Поппера, научное познание не начинается со сбора фактов, оно начинается с выдвижения догадок, предположений, гипотез, которые сопоставляются с фактами, и, в конечном счете, отбрасываются. На смену фальсифицированным гипотезам приходят новые. Вновь выдвигаемые гипотезы и теории не вытекают из старых, они представляют собой совершенно новый взгляд, никак не связанный с предыдущим. Отсутствие преемственности между уже опровергнутыми теориями и новыми, еще ожидающими своего опровержения, превращает историю науки в конкуренцию теорий, в постоянную борьбу за выживание. Концепция роста знания, предложенная К. Поппером, опиралась на принцип фальсифицируемости, согласно которому эмпирические научные теории обладают отличительным признаком опровержимости. Вслед за К. Поппером проблему развития научного знания исследуют Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейерабенд. Их концепции ориентируются на историю науки, которая показывает, что наличие опровергающего факта не является достаточным основанием для отказа от принятой научной теории. В работах последователей К. Поппера предложенная им схема роста знания, упрощенно представлявшая развитие науки, заменяется более сложными моделями.

Разрабатывая идею о том, что новые теории не связаны с предыдущими, Т. Кун выдвинул понятие парадигмы. Под парадигмой, главным образом, он понимал научную теорию, которая в определенный исторический период выполняет функцию образца научного исследования. Так в роли парадигмы в свое время выступали физика Аристотеля, геоцентрическая система Птолемея, физика Ньютона. К современным парадигмам принадлежит, например, теория относительности А. Эйнштейна. Парадигма очерчивает круг проблем, задает направления и способы их исследования, она также определяет специфику фактов, попадающих в поле зрения ученого. Теория становится с.253 парадигмой в результате того, что научное сообщество придает ей статус эталона и тем самым направляет деятельность отдельных ученых в заданном русле. Исследуя историю науки, Т. Кун выделяет два этапа развития науки: нормальный и революционный. Стадия нормальной науки представляет собой деятельность ученых в рамках принятой парадигмы. В этом состоянии наука находится большую часть времени своего развития. Поскольку парадигма не подвергается критике научным сообществом, открытие новых фактов объясняется с точки зрения старой парадигмы. Один противоречащий факт не опровергает теорию и не ведет к ее устранению, как предполагал К. Поппер. Однако накопление таких фактов-аномалий, не объяснимых с точки зрения старой парадигмы, ведет к революции в науке, которая выражается в смене парадигмы. Новая парадигма определяет новый тип научных задач и новые методы решения. Смена парадигм не рассматривается Т. Куном как углубление или расширение знания, как приближение к истине. Каждая новая парадигма предлагает другой взгляд, несоизмеримый с предыдущим. Вместе с тем несоизмеримость парадигм не запрещает post factum установить между ними логические взаимосвязи.

К логическому завершению идею о несоизмеримости новых и старых теорий привел П. Фейерабенд. Рост знания, согласно П. Фейерабенду, осуществляется в соответствии с принципом пролифирации (размножения). Научные концепции возникают хаотично, подчиняясь почти биологической установке создавать как можно больше разного. Теории выражают позицию ученых, их создавших. Сравнивать эти концепции невозможно, поскольку каждая из них говорит свое и на своем языке. Рисуя картину абсолютного анархизма в науке, П. Фейерабенд отрицает существование каких-либо общих правил или нормативов научной деятельности. Из этого вполне логично вытекает утверждение П. Фейерабенда об отсутствии качественного различия между наукой и ненаукой. Все виды знания являются равноправными и подчиняются принципам несоизмеримости и пролиферации. В этой ситуации преимущественное положение науки определяется не спецификой научного знания, а той государственной поддержкой, которой пользуется наука в сравнении с мифологией или другим знанием. Государство выделяет науку среди прочих видов знания, превращая ее тем самым в новую разновидность идеологии. Необходимо отделить науку от государства, также как была отделена церковь. Это, по мнению П. Фейерабенда, снимет идеологический прессинг науки и создаст условия для свободного, равноправного размно- с.254 жения знания. Таким образом, поиск четких критериев, отличающих науку от ненауки, начатый неопозитивистами, привел постпозитивистов к отрицанию принципиальной разницы между наукой и другими видами знания.

Исследование развития научного знания, проведенное К. Поппером, Т. Куном, П. Фейерабендом, подготовило распространение аналогии между научным и биологическим развитием. Наиболее ярко и последовательно эта аналогия проводится в эволюционной эпистемологии С. Тулмина. «Наследственность», «мутации» и «естественный отбор» выполняют функцию опорных понятий его эволюционной эпистемологии. Развитие науки представляется как «естественный» отбор концепций на основании их приспособленности к принятым в научном сообществе стандартам рациональности. Изменение самих стандартов рациональности подобно появлению нового биологического вида, которое, в конечном счете, определяется мутациями. Последнее слово в принятии новых стандартов рациональности остается за научной элитой.

Характеризуя в целом подходы к развитию научного знания, можно выделить следующие позиции: кумулятивизм и антикумулятивизм, экстернализм и интернализм.

Кумулятивистский подход (от лат. cumulatio – увеличение, скопление) к развитию знания абсолютизирует преемственность. Развитие науки, с этой точки зрения, представляется как процесс постепенного накопления фактов, теорий, или истин. К уже известному постепенно добавляется все новое и новое. Кумулятивистская позиция разделялась, например, неопозитивистами. В противовес идее кумулятивности, абсолютизирующей непрерывность развития науки, выступает идея несоизмеримости научных теорий. Являясь абстрактной противоположностью кумулятивности, принцип несоизмеримости научных теорий идеализирует наблюдаемые в истории науки моменты скачкообразного перехода к новым концепциям. Согласно принципу несоизмеримости, новая теория не вытекает логическим образом из старой, хотя впоследствии можно установить логические отношения между ними. Возникновение новой теории диктуется социально-психологическим климатом научного сообщества. Идею несоизмеримости разделяли, например, К. Поппер, Т. Кун, П. Фейерабенд.

По вопросу о факторах, влияющих на развитие научного знания уже в 30-х гг. XX в. сформировалось два альтернативных подхода: экстернализм и интернализм. Первый подход основные движущие силы развития научного знания видит во внешних, по отношению к научной теории факторах. Истори- с.255 ческий контекст, социально-экономические условия, тип рациональности, стиль мышления, менталитет эпохи и другие подобные структуры выполняют, с точки зрения экстернализма, роль основных причин, определяющих направление и характер развития науки. Позицию экстернализма разделяли Дж. Бернал, Д. Нидман и др. Концепцию Т. Куна, равно, как и марксистский подход к исследованию зависимости научного познания от социально-экономических условий также можно рассматривать как варианты экстернализма. Противоположная позиция – интернализм, не отрицая роли внешних обстоятельств, делает акцент на внутренних факторах развития научного знания. К таковым, прежде всего, относится внутренняя логика развития науки, определяющая последовательность возникновения проблем. Одним из наиболее ярких представителей интернализма является А. Койре.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница