Федерация Независимых Профсоюзов России (фнпр) I. Общие положения. I краткая историческая справка




страница6/7
Дата16.07.2016
Размер1.58 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

27 апреля 2000 г. Михаила Шмакова по его просьбе принял и.о. Президента РФ Владимир Путин. Встреча продолжалась 40 минут, речь шла о недопустимости внедрения в практику единого социального налога вместо действующей ныне системы внебюджетных фондов социального страхования. Непродуманное изменение действующей системы социального обеспечения, по мнению М. Шмакова, чревато серьезными последствиями и волюнтаризмом со стороны Правительства РФ, которое будет по своему усмотрению назначать «единые социальные пособия» по старости и болезни вместо дифференцированных в зависимости от конкретного трудового вклада пенсий и дифференцированной оплаты больничных листов.

16 мая 2000 г. в штаб–квартире ФНПР прошло совещание отраслевых профсоюзов, на котором обсуждались попытки Правительства ввести единый консолидированный налог вместо страховых взносов во внебюджетные фонды. ФНПР выступает категорически против введения единого социального налога и мотивирует это тем, что «в демократическом и социальном государстве в соответствии с Конституцией РФ любые изменения и преобразования в сфере социальной защиты работников требуют взвешенных подходов и согласия в обществе, а обсуждение идей возложения бремени страхования на самих работников возможно не ранее, чем после десятикратного увеличения реальной заработной платы». Заявление, принятое на совещании, подписали представители 43 общероссийских профсоюзов. Единый социальный налог, по их мнению, подрывает также сложившуюся систему финансирования деятельности профсоюзов.

25 мая 2000 г. в Москве лидер ФНПР Михаил Шмаков провел селекторное совещание, посвященное проблеме введения единого социального налога. По мнению М. Шмакова, данное предложение противоречит действующему российскому законодательству и не учитывает специфики отношений, существующих сегодня в сфере социального страхования.

Официальная цель введения общего социального налога – снизить налоговую нагрузку на работодателя. Но на самом деле, по мнению ФНПР, благие цели введения этого налога несоизмеримы с его реальными губительными последствиями: будет разрушена система льготного санаторного оздоровления, увеличатся сроки выплат и начислений пенсий и пособий и т.д. В качестве еще одного аргумента против введения данного налога Михаил Шмаков привел следующий довод: в прошедшем году сбор средств в фонд соцстраха составил свыше 95%, а сбор налогов – только 70%. Поэтому, если отчисления в фонд заменятся стандартными налоговыми выплатами, есть риск снижения объемов социальных платежей.

В конечном счете, заявил Шмаков, подобное сокращение тарифов приведет к тому, что работники не смогут пользоваться санаториями, домами отдыха и др. Из-за недостатка финансирования медицинское обслуживание будет фактически переложено на региональные бюджеты. В случае принятия нового налога, работник окажется под бременем почти 50-процентного налогового отчисления. По словам М. Шмакова, вопрос о подобных нововведениях можно будет поднимать лишь в том случае, когда заработная плата работника станет выше как минимум в 10 раз.

Чтобы не допустить принятия подобного налога, ФНПР приняла решение провести следующие действия:



  • поставить вопрос на рассмотрение трехсторонней комиссии;

  • привлечь внимание региональных трехсторонних комиссий;

  • провести активную работу с депутатами Государственной Думы и регионами;

  • направить в федеральный и региональные органы власти письма и телеграммы протеста;

  • провести пикетирования законодательных собраний и зданий администрации в Москве и регионах;

  • направить к депутатам Госдумы письма с просьбой проголосовать против налога;

  • направить письма губернаторам с просьбой оказывать противодействие данному закону в Совете Федерации.

На 31 мая ФНПР запланировала пикет у здания Государственной Думы в Москве. (Смотри Приложение 9 «Позиция ФНПР по вопросу о введении единого социального налога», опубликованная в Еженедельном информационном бюллетене АСТИ № 20, 19 мая 2000 года.)

6 июня 2000 г. состоялась пресс-конференция, которую вели председатель Горно-металлургического профсоюза Михаил Тарасенко, заместитель председателя ФНПР Вячеслав Гончаров и председатель профсоюза работников атомной энергетики и промышленности Игорь Фомичев. Лейтмотивом конференции было утверждение о том, что Правительство РФ совершает непростительную ошибку, намереваясь ввести единый социальный налог. По мнению профлидеров, таким образом будут нарушены как Генеральное соглашение между работодателями, профсоюзами и Правительством, так и в целом поставлено под сомнение социальное партнерство в России. Даже эксперты TASIS, изучив нашу систему соцстраха, сочли, что поскольку она функционирует, разрушать ее нет смысла.

На пресс-конференции было объявлено, что в пикетировании дома Правительства 7 июня примут участие рабочие и профактивисты из 10 областей РФ общей численностью более 2 тыс. человек.

Вячеслав Гончаров заявил, что ФНПР моментально отреагировала на заявления «горе-реформаторов» о реформировании системы социального страхования. Специально принятое по этому поводу заявление ФНПР подписали все 42 отраслевых профсоюза, был рассмотрен вопрос на РТК и проведено пикетирование перед Госдумой. Введение соцналога – «другой вектор видения социальной политики». А ведь профсоюзы не тратят средства фондов на профсоюзную работу, их в этом напрасно упрекают. Но надо отдавать себе отчет, что с введением социального налога возникнут огромные проблемы с предусмотренными страховыми выплатами, и еще больше обострятся проблемы детских пособий.

Вячеслав Гончаров заявил, что ФНПР выдвигает конкретные предложения. В частности, вместо уничтожения существующей системы социального страхования, которая только что с принятием соответствующих законов получила правовую основу, необходимо добиваться ее совершенствования. Руководство ФНПР будет участвовать в акции 7 июня и выдвигает требование встречи представителей профсоюзов с премьер-министром Михаилом Касьяновым. «Мы надеемся на разум депутатов, на ту работу, которую мы провели среди них», – сказал Вячеслав Гончаров. «В арсенале профсоюзных средств остаются обращения в судебные органы по поводу неправомерности введения социального налога, организация забастовок. Но все это впереди. Профсоюзы все еще надеются на продолжение переговоров и сохранения системы социального партнерства.»



7 июня 2000 г. - первая массовая акция протеста профсоюзов при новом Президенте была вызвана тем, что Правительство РФ «с плеча», не пожелав провести соответствующих согласительных процедур с профсоюзами, заявило о намерении ввести социальный налог. На это профсоюзы ответили не только специальным Заявлением, в котором выразили несогласие, но и пикетом перед Госдумой и пикетированием Дома Правительства. Инициаторами акции 7 июня перед Домом Правительства были профсоюзы работников базовых отраслей промышленности.

7 июня перед Белым домом собралось примерно 600 человек. Среди них – как профлидеры, так и работники предприятий. В 12.00 руководители восьми профсоюзов: металлургов, угольщиков, строителей, нефтяников, энергетиков, лесников, химиков, атомщиков, а также зампредседателя ФНПР Вячеслав Гончаров отправляются в Дом Правительства для переговоров. Председатель ФНПР Михаил Шмаков в это время находится в Госдуме, откуда уже поступило сообщение о том, что рассмотрение вопроса о социальном налоге перенесено на пятницу. Другие пикетчики стучат касками по видавшему виды Горбатому мосту и выражают свое отношение к происходящему плакатами: «Социальный налог по Грефу - приватизация по Чубайсу», «Социальный налог – СПИД для трудящихся», «Социальный налог – вор в законе», и т. д.

Делегация профлидеров возвращается из Белого дома во втором часу, и докладывает пикетчикам, что обрадовать их особо нечем. Как заявил лидер металлургов Михаил Тарасенко, позиция профсоюзов по спорным вопросам внимательно выслушана Валентиной Матвиенко и высокопоставленными чиновниками - и о снижении налогов, и о повышении пенсионного возраста, и о социальном налоге. Правительство считает необходимым продолжить консультации, Госдума отложила под влиянием акции протеста принятие решения. «Поражением это считать нельзя, но до победы еще далеко», - подчеркнул Тарасенко.

Заместитель председателя ФНПР Гончаров заявил, что пикет – это несогласие с введением социального налога, с превращением отчислений из зарплаты в налог. Борьба, по его словам, будет продолжаться «в рамках правового поля».

На импровизированном митинге появился лидер ФНПР М. Шмаков. Он заявил, что позиция депутатов по поводу принятия социального налога разделилась примерно 50 на 50, и счел достижением профсоюзов сам факт переноса рассмотрения вопроса о социальном налоге на два дня. Вопрос в том, заявил Шмаков, каков путь социальных гарантий выберет Правительство. ФНПР не будет возражать, если эксперимент с социальным налогом сначала осуществится в двух - трех областях и при согласовании с профсоюзами. «Если уж переходить на новую систему, то это нужно сделать плавно», - подчеркнул лидер ФНПР.

8 июня 2000 г. - Председатель ФНПР Михаил Шмаков, секретарь ФНПР Игорь Шанин, депутат Госдумы Андрей Исаев в очередной раз изложили позицию ФНПР по поводу социального налога на пресс-конференции, организованной агентством АКМ.

Михаил Шмаков подчеркнул, что хотя реформа налоговой системы назрела, и шаги по уменьшению нагрузки на производство можно только приветствовать, введение социального налога неэффективно и полностью разрушает существующую социальную систему. По словам Шмакова, А. Кудрин (первый замминистра финансов РФ) признал, что снижение налогового бремени даст прирост 2% ВВП, но «заслуга» социального налога в этом не более 10%.

Утверждение, что профсоюзы «живут за счет средств соцстраха», М. Шмаков назвал откровенной ложью. Тем более, что с 1993 г. внебюджетными фондами занимается государство, а профсоюзы присутствуют только в наблюдательных советах. ФНПР выступает против изменения «экономической природы» средств, накапливаемых во внебюджетных фондах за счет отчислений из зарплаты. Ведь налоги – это «другая категория платежей, другая собственность». «Сегодня не государство, а фонды несут ответственность за социальные платежи. Фонд социального страхования предоставляет заработок на период временной нетрудоспособности, начисляя оплату на больничный лист. В Пенсионном фонде мы страхуем потерю заработка на период, когда будем нетрудоспособны по возрасту. Фонд обязательного медицинского страхования гарантирует оплату лечения. И наконец, в Фонде занятости мы страхуем потерю работы, получая в последнем случае пособие по безработице. Введение социального налога превращает страховые платежи в налоговые. А последние первым делом идут в федеральный бюджет. Все страховые принципы пропадают, и начинается волюнтаризм со стороны Правительства на тему, кому сколько платить. Более того, известно, что государственному бюджету средств всегда не хватает. ... первым источником для многочисленных важных инвестиций станут пенсии и больничные...»

Госдума возьмет на себя политическую ответственность, если примет предложение Правительства о введении социального налога, нарушит принцип страхования работника за счет работодателя, последствия чего не замедлят сказаться спустя некоторое время в виде задержек привычных страховых выплат. По мнению М. Шмакова, задуманная замминистра Шаталовым и консультантом группы Грефа Дмитриевым социальная новация - «угарный газ для нашего общества», путь к «военному коммунизму» в социальной сфере.

Депутат Госдумы Андрей Исаев заявил на пресс-конференции, что 16 из 17 членов Комитета по труду и социальной политике Госдумы, несмотря на фракционные различия, высказались против социального налога. При обсуждении этого вопроса в Госдуме они заявят свою позицию. «За» высказался только депутат от СПС Андрей Селиванов. А. Исаев сообщил также, что рядом депутатов подготовлена поправка к законопроекту, предполагающая исключение из Налогового кодекса всего раздела о социальном налоге.

Мотивация Правительства в пользу социального налога – сокращение отчетности, возрастание собираемости средств - не выдерживает критики. Ведь нововведение, по мнению Андрея Исаева, будет состоять в том, что «между плательщиком и получателем выстроятся дополнительные структуры». Вместе с тем, снижение тарифов с 5,4% до 4% обусловит нехватку средств на страховые случаи. Только на покрытие расходов по больничным листам понадобится 4,1%.

Андрей Исаев отметил также, что предполагаемая система регрессной шкалы, когда по мере увеличения фонда заработной платы налоговая масса будут уменьшаться, не исключает возможности выстраивания хитроумных механизмов утаивания налогов. В итоге преобразований, как отметили все участники пресс-конференции, работники будут получать не зарплату, а подачку. И новации в целом были бы оправданы, если бы внебюджетные фонды работали все хуже, а на деле они начинают работать гораздо лучше. Говоря о пользе внебюджетных социальных фондов, А. Исаев подчеркнул, что «... необходимость существования отдельных внебюджетных фондов состоит именно в том, что значительную часть социальных расходов можно делать, никак не увеличивая расходы на бюджет. Эти расходы целиком ложатся на внебюджетные социальные фонды, состоящие из денег, накопленных самими работниками».

Отвечая на вопрос корреспондента АСТИ, выразят ли профсоюзы недоверие некоторым членам Правительства, если социальный налог все–таки будет принят, Михаил Шмаков ответил, что избиратели выскажут свое отношение депутатам, которые не захотят адекватно представлять их интересы.

Несмотря на бурный протест профсоюзов страны, 9 июня Госдума приняла во втором чтении Налоговый кодекс, предусматривающий введение с Нового года социального налога. Участвовавший в заседании Госдумы лидер ФНПР Михаил Шмаков призвал депутатов принять поправки во вторую часть Налогового кодекса РФ, предложенные профсоюзами. «Этими новшествами обозначен переход от системы социального страхования к системе социального обеспечения. Безусловно, прежняя система имеет свои недостатки, но точка зрения профсоюзов такова, что изменение приведет в тупик», - заявил М. Шмаков. В качестве компромиссного варианта лидер ФНПР предложил провести эксперимент в ряде регионов по проведению реформы социального страхования, и если эта система будет работать, можно будет вносить поправки во вторую часть НК РФ. В то же время М. Шмаков сообщил, что профсоюзы поддерживают усиление контроля над сборами взносов в социальные фонды. Он выразил опасение, что при введении единого социального налога сохранится опасность невыплаты детских пособий и обеспечения страхования от производственных рисков. «Профсоюзы выдвинули свои предложения поправок к Налоговому кодексу, и я прошу отнестись к ним внимательнее», - отметил М. Шмаков.

Профсоюзы предупредили о том, что осенью вновь выйдут на тропу войны. Исполком генерального совета ФНПР заявил о том, что продолжит борьбу против введения в стране единого социального налога взамен страховых взносов. Профсоюзы намерены противостоять принятию соответствующих законов вплоть до третьего чтения в Госдуме и рассмотрения в Совете Федерации. Предупреждая за три месяца о возможности массовых протестов, лидеры профсоюзов призывают власть пойти на компромисс по вопросу о введении социального налога. Это их главное и основное экономическое требование. В этом вопросе они могут рассчитывать на поддержку губернаторов, которым также крайне невыгодно введение этого налога. Власти, по сути дела, предлагается компромисс - вы отказываетесь от социального налога, а мы не будем организовывать массовых акций протеста.



12 июля 2000 г. состоялось заседание Исполкома Генсовета ФНПР. Повестка дня насчитывала двенадцать вопросов, однако, главными были следующие: «Об основных направлениях социально–экономической политики Правительства РФ на долгосрочную перспективу» и «О едином социальном налоге и действиях ФНПР».

По вопросу о социальном налоге выступил секретарь ФНПР Игорь Шанин (полный текст Постановления «О едином социальном налоге и действиях ФНПР» см. Приложение 10). Он напомнил о том, как скоротечно разворачивались события. 10 мая была получена достоверная информация о намерении Правительства, в ходе принятия нового Налогового кодекса, заменить ст. 33 о страховых взносах на ст. 25 о социальном налоге. Замминистра Сергей Шаталов выступил в Совете Федерации с тезисом о том, что страховые взносы – это разновидность налога. 16 мая ФНПР уже выступила с соответствующим заявлением и начала проводить активные акции протеста. Правительство увидело в профсоюзах серьезную оппозиционную силу.

Сейчас под давлением профсоюзов первоначальный текст ФЗ о введении в действие раздела НК о социальном налоге несколько изменен. И. Шанин считает позитивным то, что к определению «единый социальный налог» добавится, хотя и в скобках, слово «взнос».

Правительству не удалось решить вопрос о консолидации средств, внесена запись о поступлении средств на счет фондов. И, главное, предусмотрено формирование средств «с учетом обсчета каждого из реальных страховых рисков». Это дает основание надеяться, если соответствующая поправка будет принята, что фактически средства на страхование возрастут, хотя и было продекларировано снижение тарифов до 4% вместо 5,4%. Все это означает участие в управлении тарифами. Остается открытым вопрос, откуда изыщут средства на покрытие расходов по страхованию от несчастных случаев.

Михаил Шмаков заверил членов исполкома, что пока продолжаются переговоры и активные действия профсоюзов, еще не все потеряно. И поэтому нужно бороться дальше. Зампредседателя ФНПР Алексей Суриков посвятил свое выступление анализу того, как облсовпрофы участвовали в коллективных действиях против социального налога. 30 из них и вовсе не прореагировали. А ведь это горький урок перед осенней борьбой за приемлемый для профсоюзов КЗоТ.

Суриков проинформировал о том, что 19 июля Госдуму намерены пикетировать Ассоциация профсоюзов машиностроителей и профсоюз работников водного транспорта, а 26 июля СФ – оборонщики. Алексей Суриков предложил продолжить лоббирование в ГД.

Не менее интересным было выступление депутата Андрея Исаева, который сообщил о наличии шанса, что вторая часть НК в целом не будет принята СФ, так как многим нашим сенаторам она по разным причинам не нравится. А что касается третьего чтения по социальному налогу в ГД, то сейчас члены Комитета по труду ищут процедурные возможности вернуть проект ко второму чтению. Готовы три поправки, из которых одна предусматривает обеспечение финансирования детских, юношеских, спортивных школ и т.п. на уровне не меньше, чем в 1999 и 2000 годах, и восполнение недостающих средств из федерального бюджета.

19 июля 2000 г. профсоюзы ФНПР решили продолжить борьбу против введения социального налога, выставив в этот день перед Госдумой очередной пикет (в этот день в Госдуме намечалось принятие II части Налогового кодекса (НК) в третьем чтении, и одновременно – во втором и третьем чтении – закона о введении в действие II части НК).

На сей раз инициатором акции явилась Ассоциация профсоюзов машиностроителей, получившая разрешение на проведение пикета численностью в 100 человек, а также профсоюз работников водного хозяйства. Однако поддержать товарищей по профсоюзному движению означенных отраслей пришли представители и профсоюза культуры, и работников авиационной промышленности, и члены "Трудовой России". Среди пикетчиков наблюдались не только «профчиновники» из центральных органов профсоюзов и ФНПР, но и рабочие, и ИТР с предприятий.

От Ассоциации машиностроителей пикет возглавил Николай Шатохин, заместитель председателя профсоюза машиностроителей, от ФНПР – зампредседателя Виталий Будько. Все уже в курсе, что предложенная ОВР поправка относительно повышения тарифа социального налога (в случае, если не удастся его избежать) до 5% вместо намечаемых 4%, советом Госдумы не одобрена. Об этом сообщил накануне депутат Андрей Исаев, координатор межфракционной профсоюзной депутатской группы «Солидарность». Хотя профсоюзный пикет и привлек внимание депутатов, однако, изменить он уже ничего не смог.

Попытки вернуть II часть Налогового кодекса ко второму чтению и отложить на осень принятие в третьем чтении одной из его четырех глав - о социальном налоге (с этим предложением выступил руководитель думского Комитета по труду и социальной политике Валерий Сайкин) не имели успеха. Что касается закона о введении в действие II части НК, то благодаря борьбе части депутатского корпуса за сохранение части налоговых льгот, его текст был несколько видоизменен по сравнению с первоначальным вариантом. Так, от уплаты НДС до 1 января 2002 г. освобождаются лекарства, медицинские товары и изделия, товары для народных промыслов, услуги по реставрации и охране памятников, СМИ. Предусмотрены на такой же срок и льготы на НДС при строительстве жилья. Правда, с оговоркой, что 50% средств будут бюджетными. До января 2003 года сохранен и 1%-й налог на пользователей автодорог.

Однако профсоюзная борьба против социального налога на этом отнюдь еще не кончена. За вторую часть НК проголосовало всего две с половиной сотни депутатов. За введение ее в действие - 234 человека. Стоит сенаторам наложить на него вето, и Госдума не сумеет его преодолеть. Ведь для этого требуется 300 голосов. Поэтому тактика профсоюзов ФНПР сводится к продолжению лоббирования приемлемых решений и в среде депутатов, и сенаторов, как и было настоятельно рекомендовано на июльском Исполкоме ФНПР.
Б). Принятие нового Трудового Кодекса.

В интервью газете «Солидарность» (№ 16 за 2000 г.) Сергей Неверов - депутат Государственной Думы (фракция «Народный депутат»), член межфракционной профсоюзной группы «Солидарность», член Комитета ГД по труду и социальной политике - отметил, что «... хотя сейчас в думе находятся три проекта Трудового кодекса, у варианта бывшего «яблочника» Александра Голова отсутствует сам субъект законодательной инициативы, и не нашлось тех, кто взял бы на себя продвижение проекта. У варианта Теймураза Авалиани последователи нашлись (но далеко не в том количестве, чтобы надеяться на серьезный успех. Даже фракция КПРФ, числившая Авалиани в своих рядах, не горит стремлением отстаивать его проект. Тем более, что автор обладал репутацией внутрипартийного диссидента.), и они на сегодняшний день активно работают, чтобы провести на Комитете поддержку данного законопроекта. И, наконец, есть вариант Правительства, имеющий гораздо более серьезные перспективы, обоснованные не столько безоговорочными достоинствами проекта (по общему мнению, правительственный проект существенно ограничивает права работников предприятий и профсоюзных организаций, защищая в первую очередь интересы государства и работодателей), сколько политическим «весом» его авторов». Председатель ФНПР Михаил Шмаков и секретарь ФНПР, заместитель председателя Комитета Госдумы по труду и социальной политике, координатор межфракционной депутатской группы «Солидарность» Андрей Исаев провели в канун праздника 1 Мая (28 апреля 2000 г.) совместную пресс-конференцию, на которой выразили свою позицию по важнейшим проблемам социальной политики. Так, в отношении правительственного варианта нового Трудового кодекса РФ А. Исаев и М. Шмаков отметили, что этот проект не устраивает профсоюзных депутатов по трем основным причинам и даже после доработки «сохраняет свои негативные черты», поскольку чрезмерно либерализует трудовые отношения, разрешая, к примеру, внедрять в широком масштабе практику срочных трудовых контрактов (договоров), с чем не могут согласиться профсоюзы.



Во-первых, в этом варианте предполагается значительное расширение сферы применения срочных трудовых договоров. По словам Андрея Исаева, срочный договор уместен в отношении работника, избранного на какую–либо должность, или замещающего другого работника в его отсутствие, или для сезонных работников. Если применять его повсеместно вместо закрепленной в нынешнем трудовом законодательстве практики бессрочных договоров, то уволить работника можно будет безо всякой весомой причины, просто по истечении срока договора. Во-вторых, значительное число императивных прав, действующих в нынешнем КЗоТ, предлагается заменить на условные ограничения. «Так, действующий Кодекс строго оговаривает восьмичасовой рабочий день. Все, что сверх восьми часов, является сверхурочной работой. Новый, правительственный вариант допускает увеличение рабочего дня с письменного согласия работника на четыре часа. А это означает, что мы можем вернуться к двенадцатичасовому рабочему дню.» В правительственном проекте нового Трудового кодекса отменяются и прямые запреты на использование женского труда в ночное время или направление в командировки женщин, имеющих детей до трех лет. Они заменяются положением «не иначе как с письменного согласия работника», что открывает возможности их фактического игнорирования. Таким образом, новый Трудовой кодекс напрямую противоречит второй части 55-й статьи Конституции РФ, которая запрещает издавать законы, ухудшающие положение людей и нарушающие существующие права и свободы. В-третьих, как уже отмечалось выше, этот вариант значительно сокращает права профессиональных союзов.

Два других законопроекта КЗоТ, внесенных в Госдуму депутатами ГД предыдущего созыва Авалиани и Головым, по мнению Исаева, также не выдерживают критики. Первый составлен так, как будто мы живем в условиях тридцатилетней давности, второй слишком велик по объему и не дает четких однозначных формулировок, с которыми могли бы совладать люди на производстве. В силу всего вышесказанного, заявил Исаев, депутаты «будут сопротивляться» принятию внесенных законопроектов КЗоТ и предложат другие подходы к обновлению трудового законодательства.

Изначальный правительственный проект Трудового кодекса существенно урезает права трудящихся и защитников их интересов - профессиональных союзов. По словам бывшего министра труда С.В. Калашникова, ныне действующий КЗоТ фактически закрепляет право профсоюзов, директивно и жёстко вмешиваться практически во все вопросы стратегии и тактики управления производством и трудом, тогда как в условиях рынка действительно производительные трудовые отношения не могут не основываться на определяющей роли руководителя (работодателя) в организации труда. Поэтому введение или сохранение обязательного согласования с профсоюзами большинства управленческих решений: не может быть признано целесообразным. С. Калашников считает нужным заменить согласование некоторых решений работодателя с профкомом на «консультации», при которых право решающего слова все равно остается за начальником.

Ныне действующий КЗоТ ставит серьезные препоны для администрации, пожелавшей распрощаться с тем или иным работником: для этого должны быть основания. Для некоторых видов увольнения установлена процедура согласования с профкомом. Новый кодекс существенно расширяет возможности администрации: расплывчатые формулировки его позволяют легко избавиться практически от любого работника. Напомним, что сейчас распрощаться с работником можно только после наложения на него трех дисциплинарных взысканий. Еще одно новшество: возможность увольнения за нарушение требований по охране труда, если оно повлекло за собой тяжкие последствия для работников и граждан, включая аварии, травмы, повреждение имущества и т.д.

В организациях часто в силу производственной необходимости осуществляется перевод работников на новые рабочие места. Не всегда люди на это соглашаются. Действующим КЗоТ серьезной ответственности за это не установлено. Новый позволяет сразу же уволить работника. Ухудшение прав работников при увольнении предусмотрено даже в мелочах. К примеру, в нынешнем кодексе существует возможность увольнения в случае «обнаружившегося несоответствия работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации либо состояния здоровья, препятствующих продолжению данной работы». В проекте опущено слово «обнаружившегося». И в результате работника можно отправить за ворота хоть на следующий день после занятия новой должности: он не успел еще овладеть специальностью. Трудовой договор может быть прекращен (читай - работник уволен) и по неким «обстоятельствам, не зависящим от воли сторон». Например, за нарушение установленных правил приема на работу, или в случае наступления чрезвычайных обстоятельств, препятствующих продолжению трудовых отношений.

И еще один пассаж нового кодекса: в случае существенного изменения организации труда или технологии производства, когда руководителю кажется, что наступает момент массового увольнения работников, он получает право немедленно, без предупреждения, после неких консультаций (а не по согласованию!) с «представительными органами работников» вводить режим неполного рабочего времени с соответствующим уменьшением зарплаты. Действующий КЗоТ в таких случаях устанавливает, по меньшей мере, необходимость предупреждения работника за два месяца.

Действующий КЗоТ предоставляет профсоюзам существенные права. Новый о них практически не упоминает. Лишь в последней его версии появился раздел о профсоюзах, который предоставляет им кое-какие полномочия по охране труда, а также декларативное, не подкрепленное другими положениями кодекса право на «представительство интересов работников». Так, работодатель отныне не обязан предоставлять профсоюзам помещения, оргтехнику, средства связи. Профсоюзы лишаются права затребовать от администрации какую-либо информацию. Ничего не сказано и о содействии профсоюзам в перечислении их членских взносов. Полностью отменяется согласование с профкомом любых видов увольнений. Для увольнения профсоюзного активиста теперь не нужно испрашивать никакого разрешения профкома и вышестоящего профсоюзного органа. Нужно всего лишь получить согласие «органа государственной инспекции труда по субъекту Российской Федерации». Сомневаться в том, что государственный орган (трудинспекция) будет, скорее, на стороне работодателя, не приходится. К тому же в проекте ничего не говорится, кто именно в трудинспекции будет давать такое согласие. В любом случае решение коллегиального органа общественной организации (профсоюза) будет подменено чиновничьим единоличным произволом.

Из проекта исчезла 37-я статья о возможности увольнения по требованию руководящих профсоюзных органов работодателя, который ущемляет права профсоюзов и систематически нарушает законодательство о труде. Этим новый кодекс явно поощряет работодателя к безответственности и даже к противоправным действиям как по отношению к работникам, так и к организациям, отстаивающим их интересы. Ныне действующий Закон «О коллективных договорах и соглашениях» устанавливает, что представители профсоюзов, участвующие в переговорах по заключению колдоговора, не могут быть уволены или подвергнуты взысканию без согласия делегировавшего их профсоюзного органа. Авторы нового кодекса заменили фразу «с согласия» на ничего не обязывающую «предварительную консультацию». А консультация, как говорится, ни к чему никого не обязывает. Очевидно, что принятие правительственного варианта Трудового кодекса должно одновременно поставить крест и на действующем Законе «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», который конкретизирует и дополняет положения нынешнего КЗоТ.

Нынешний КЗоТ содержит немало положений времен развитого социализма. Как это ни странно, в непростой экономической ситуации они помогают отдельным категориям граждан смягчить последствия перехода к рынку. С принятием нового кодекса этому придет конец. Положений, ухудшающих права работников, в рассматриваемом нами документе масса. Вот лишь некоторые из них. Действующий КЗоТ при сокращении численности персонала устанавливает 10 категорий работников, имеющих преимущественное право избежать увольнения. Новый вариант такую привилегию устанавливает лишь для трех категорий работников. Нынешний кодекс предоставляет особые гарантии при приеме и увольнении беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, либо для матерей-одиночек, дети которых не достигли 14 лет. В частности, их нельзя уволить или сократить (за исключением случаев ликвидации организации). Правительство значительно расширили права работодателей на их увольнение. Правительственный проект провоцирует работодателя на ущемление прав работника уже в момент принятия на работу. Сейчас, к примеру, стала весьма распространенной практика установления испытательного срока при приеме на работу. Нынешний КЗоТ устанавливает предельный срок испытания в три месяца либо полгода, но по согласованию с профкомом. Новый вариант безоговорочно увеличивает этот срок до шести месяцев, превращая испытательный срок, по сути, в разновидность срочного трудового контракта. Если работник, по мнению администрации, не выдержал испытания, его можно уволить и до окончания испытательного срока. Заметим, что в действующем КЗоТ такое положение пока отсутствует. Нынешние комиссии по трудовым спорам (КТС) избираются общим собранием работников. Проект превращает КТС из реального органа разрешения трудовых конфликтов в безликую согласительную комиссию, на 50% формируемую администрацией и лишь на 50% - работниками.

Через косвенные ограничения прав профсоюзных комитетов авторы нового кодекса предоставляют работодателю дополнительные преимущества и права. К примеру, отныне не нужно будет согласовывать с профкомом устанавливаемые формы оплаты труда и их изменения, а также размеры и порядок выплаты премий.

Справедливости ради следует заметить, что отдельные изменения действующего КЗоТ, предложенные авторами проекта, давно назрели и являются более прогрессивными. К примеру, основательно уточняются обстоятельства, при которых может быть заключен срочный трудовой контракт, а в действующем законе положения соответствующей статьи весьма неконкретны. К другому достоинству проекта относится попытка собрать в один законодательный акт сразу несколько федеральных законов, так или иначе регулирующих трудовые отношения. Правда, на примере законов о профсоюзах и о коллективных договорах можно судить, что попытка направлена не в пользу наемных работников.

Не стоит забывать, правда, что обсуждавшиеся ранее в правительственных структурах проекты Трудового кодекса были еще более жесткими. Только настойчивая позиция представителей ФНПР позволила несколько смягчить проект, что, однако, вряд ли изменит негативное отношение ФНПР к документу.

По мнению ФНПР, действующий сейчас КЗоТ в принципе неплох, однако, он не предусматривает такого понятия как «задолженность по заработной плате» и ответственность за это. Он практически не разрешает проблемы применения «срочного трудового договора (контракта)» либо «бессрочного договора». Поэтому необходимо принятие текущих поправок в нынешний Кодекс. Есть еще ряд законов, призванных решать эти вопросы. Например, принятый предыдущей Госдумой и отклоненный Президентом Закон о компенсации за невыплату заработной платы или нарушение сроков выплаты сумм, причитающихся при увольнении. Здесь профсоюзы также рассчитывают на создание согласительной комиссии, которая будет работать на его принятие. Причем для этого законопроекта характерно, что водораздел может пройти не по привычной линии «правые – левые», а по отношению к наемным работникам.

Для разрешения сложившейся ситуации с проектами нового Трудового кодекса в Государственной Думе была создана рабочая группа, в которую вошли восемь депутатов, представители Правительства, профсоюзов и работодателей, ученые-эксперты, основной задачей которой стала выработка рекомендаций для вынесения на Комитет ГД по труду и социальной политике. Было проведено заседание Экспертного Научного совета, созданного при нашем Комитете. Рабочая группа предлагала отклонить проекты Голова и Правительства РФ. По проекту Авалиани: три члена рабочей группы (Исаев, Неверов, Иванов) голосовали «против», четверо (Яркин, Пашуто, Воронцова, Останина) возд ержались, один (Шеин) голосовал за принятие данного варианта в первом чтении. Воздержавшиеся аргументировали свою позицию тем, что нельзя допустить безальтернативного вынесения правительственного варианта. Так, Шеин настаивал на 90% изменении проекта Авалиани при условии сохранения его главного подхода, по которому не соблюдается равенство интересов работодателя и наемного работника, а отдается приоритет последнему. В целом, рабочая группа настаивала на том, чтобы Комитет по труду и социальной политике принял решение «не выносить в мае эти законопроекты на рассмотрение нижней палаты до внесения в них необходимых поправок субъектами законодательной инициативы».



Параллельно членами и экспертами рабочей группы готовился новый вариант концепции Трудового кодекса. Авторами этого проекта, внесенного на рассмотрение нижней палаты Парламента 11 мая 2000 г., стали восемь депутатов различных, зачастую противоположных, политических направлений. Наибольшее количество из них - Андрей Исаев, Валерий Рязанский, Валерий Гребенников - представляют фракцию ОВР. Двое - Лев Яркин и Анатолий Иванов - входят в группу «Народный депутат». Еще двое, Валерий Сайкин и Анатолий Лукьянов - члены фракции КПРФ. И, наконец, Гасан Мирзоев входит в «Союз правых сил». Главной особенностью депутатского проекта по сравнению с правительственным стало усиление социальной защиты и государственных гарантий трудовых прав работников. Стоит перечислить некоторые основные нововведения, которые с его принятием смогут защитить трудящихся в современных рыночных условиях. В отличие от КЗоТ новый Кодекс дополнен статьей «Основные начала регулирования трудовых отношений» между работником и работодателем. Закреплены права и обязанности каждого из них.

Данный проект Трудового Кодекса состоит из 20 глав и 299 статей (в действующем КЗоТ РФ имеется 18 глав и 255 статей). По замыслу авторов, в нем правовые акты о труде регулируют не только собственно трудовые отношения, но также и отношения, связанные с трудовыми.

В соответствии с Конвенцией МОТ и Конституцией РФ в Кодекс введена статья «Запрещение принудительного труда». В действующем ныне КЗоТ нет такого понятия, как «принудительный труд», что открывало путь к безнаказанности в этой сфере. Также в новый Трудовой кодекс включена отдельная статья «Запрещение дискриминации в сфере трудовых отношений». Если в нынешнем КЗоТ дискриминация запрещена лишь в двух частных случаях - при приеме на работу и при оплате труда, то теперь этот запрет распространяется на любые возможные трудовые права и свободы.

За годы постоянной борьбы Центра с субъектами РФ стали нормой не только нестыковка в законодательных актах, принимаемых федеральными и региональными властями, но и их конкуренция за право решать тот или иной конфликт. Эта неразбериха только усугубляла трудовые конфликты, поскольку зачастую каждая из сторон апеллировала к своим покровителям. Введение в новый Кодекс статьи «Разграничение полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ в сфере трудовых отношений» позволит навести порядок в этой области. Причем в депутатском варианте предусмотрен приоритет его норм в отношении трудового права над указами Президента, постановлениями Правительства и т.д. Более того, если Конвенцией МОТ или международным договором РФ установлены более льготные для работников нормы и правила, чем те, что предоставляет им российская власть, то действуют международные нормативы.

В новом Кодексе специально предусматриваются гарантии при приеме на работу. Например, если работодатель откажет в работе, то он будет обязан сообщить причину отказа в письменной форме. И если отказ прямо не связан с деловыми качествами работника. То последний вправе обратиться в суд. При начале работы по контракту работодатель обязан оформить трудовой договор с работником не позднее, чем через три дня. При этом в перечне необходимых для этого документов запрещается сбор сведений о частной жизни работника. В соответствии с требованиями Конвенции МОТ исключена из числа оснований для увольнения работника его неявка на работу в течение более чем четырех месяцев подряд по причине временной нетрудоспособности. Повышаются гарантии при реорганизации предприятия или смене его собственника. Численность работников в последнем случае может быть сокращена только после перехода прав собственности и, в любом случае, лишь с предоставлением полного перечня льгот.

Безнаказанные нарушения в оплате труда работников приобрели просто массовый характер. В этой связи в проекте нового Кодекса закреплены государственные гарантии выплаты заработной платы, предусмотрена ее индексация. При ликвидации предприятия в первую очередь будет выплачиваться зарплата его работникам. За просрочку выплаты заработной платы работодатель будет наказываться уплатой еще и процентов на положенную сумму. А в случае ее задержки на срок более десяти дней работник вправе прекратить работу до положенной выплаты, причем с последующей оплатой этого вынужденного простоя.

Минимальный размер оплаты труда согласно проекту должен рассчитываться на основе прожиточного минимума. Размеры заработной платы работников и различного рода доплат должны устанавливаться в коллективных договорах, что обяжет работодателя заключать его. Предусмотрена материальная ответственность работодателя за ущерб и моральный вред, причиненный работнику. Законопроект предусматривает и повышение доходов работников. По сравнению с действующим КЗоТ на одну треть тарифной ставки увеличена оплата за первые два часа сверхурочной работы и оплата времени простоя работника по вине работодателя.

В «депутатском» проекте Трудового кодекса четко и недвусмысленно обозначена роль профсоюзов на предприятии, которые являются «представителями работников». Только при отсутствии собственного профсоюзного органа избираются иные представители, причем их функции «не должны включать деятельность, которая признана в качестве исключительной прерогативы профсоюзов в РФ», а также для какого-либо «ограничения их прав и свобод».



14 ноября 2000 г. в Государственной Думе состоялись парламентские слушания, посвященные Трудовому кодексу, которые собрали беспрецедентное число участников: в Большом зале заседаний собрались 542 человека, в том числе 35 депутатов Госдумы, 182 делегата из регионов России, несколько десятков руководителей профсоюзных организаций. Столь живой интерес к Трудовому кодексу вполне понятен - по этому документу, если его все-таки примут, будет жить все трудоспособное население страны. Поэтому докладчиков слушали затаив дыхание, а на выступления в прениях реагировали очень эмоционально: бурными аплодисментами и криками "позор". С трибуны то и дело звучали слова "эксплуатация" и "рабский труд".

К сожалению, тот интерес, который был проявлен к этим слушаниям со стороны и депутатского корпуса, и профсоюзов, не соответствовал уровню представителей правительства на этом мероприятии. Присутствовавший министр труда и социального развития РФ Александр Починок не соблаговолил выступить, передоверив эту обязанность своему заместителю и по совместительству главному государственному инспектору труда Владимиру Варову.

С главным докладом выступил председатель Комитета Госдумы по труду и социальной политике Валерий Сайкин. Рассказав об обстановке, сложившейся в Госдуме в преддверии рассмотрения Трудового кодекса, он перечислил достоинства и недостатки каждого из проектов. На сегодняшний момент существует всего четыре законопроекта Трудового кодекса. Правда, реальная борьба за прохождение в Думе развернулась между двумя проектами: один из них - правительственный - подготовлен Минтруда, второй - так называемый "проект восьми" - подготовлен думским комитетом по труду при участии депутатов ОВР и КПРФ (остальные два варианта - А. Голова и Т. Авалиани - практически не имеют шансов быть принятыми). В. Сайкин сообщил, что из двух фаворитов правительственный вариант получил отрицательную оценку в девятнадцати субъектах России, а профсоюзно-депутатский - только в двух.

По мнению депутатов, правительственный вариант отстаивает интересы работодателей и низводит отношения социального партнерства между работодателем и работником до модели "хозяин - слуга". В частности, правительство предлагает существенно ограничить права трудовых коллективов и профсоюзов влиять на жизнь предприятия. Депутаты, наоборот, уверены, что только профсоюзы способны защитить работника и его право на труд. Как заявил в своем выступлении глава комитета по труду Валерий Сайкин, "если правительство само не в состоянии защитить интересы работников, то почему оно лишает этой возможности профсоюзы?" Впрочем, в вину правительственному варианту ставилось не только это, но и фактическое введение 12-часового рабочего дня "по инициативе работника", широкое введение контрактной системы и отсутствие ответственности работодателя за задержку заработной платы. Со своей стороны авторы депутатского проекта настаивают на максимальных социальных гарантиях работнику как при приеме на работу, так и при увольнении. В общем, как заявил Валерий Сайкин, "депутатский вариант - это последний оплот защиты трудящихся". Кроме того, проект "группы восьми" соответствует не только российским традициям, но и международному опыту, так как обеспечивает возможность эффективной защиты интересов трудовых коллективов.

С содокладом выступил заместитель председателя ФНПР Алексей Суриков. Подвергнув критике правительственный вариант, он заявил, что Трудовой кодекс должен служить выражением социальной политики общественного строя государства, устанавливая реалистичный минимум социальных гарантий. По его словам, с января текущего года федеральная комиссия рассматривала возможность согласования единого компромиссного варианта, но в итоге представленный на окончательное рассмотрение правительством проект можно считать лишь косметической правкой. Он освобождает работодателя от обеспечения минимальной зарплаты, открывая дорогу для произвола при увольнении работников. Права последних игнорируются, в то время как трудящиеся, по словам Сурикова, должны получать справедливую долю в созданном ими трудовом богатстве.

Выступивший от имени правительства В. Варов заявил, что после столь яркого выступления он не будет популяризировать правительственный вариант. И оказался прав. Единственного представителя "класса" работодателей, выступавшего вслед за ним, едва ли не освистали. Работодателей представляла глава аудиторской фирмы, которая, в частности, сказала: "Когда мы говорим о защите, мы часто защищаем тех, кто привык паразитировать на шее государства". Тут зал возмущенно загудел, микрофон немедленно выключили, а работодательнице сухо посоветовали пройти на место.

Выступавший следом представитель профсоюзов и депутат Андрей Исаев заявил, что: "Правительственный кодекс - это кодекс человеческих несчастий", - и пояснил: "Будут сломлены судьбы тысяч молодых людей, совмещающих работу с учебой".

Страсти разгорелись, но нельзя не подметить, что подавляющее большинство выступавших в прениях поддерживали вариант "группы восьми". Среди них были председатель Комитета Госдумы по делам женщин, семьи и молодежи Светлана Горячева, депутаты Госдумы Анатолий Чекис, Анатолий Иванов, Олег Смолин, Николай Безбородов и другие. От профсоюзов в прениях выступили: председатель профсоюза работников здравоохранения Михаил Кузьменко, председатель Федерации рабочих и служащих Вооруженных сил России Спартак Аржавкин, заместитель председателя Московской федерации профсоюзов Михаил Антонцев. Они аргументировано и жестко настаивали на необходимости принятия "четвертого" варианта Трудового кодекса. Прения затянулись допоздна и принесли ожидаемый результат. Мнения подавляющего большинства присутствующих подытожил в своем выступлении председатель ФНПР Михаил Шмаков. По его словам от навязываемой правительством концепции "саморегулируемого рынка" отказались все развитые страны. Поэтому несмотря на некоторые здравые мысли, содержащиеся и варианте А. Голова и варианте Т. Авалиани, которые надо использовать в окончательном варианте Трудового кодекса, за основу должен быть взят проект "группы восьми". По итогам парламентских слушаний было принято обращение к президенту РФ Владимиру Путину. В нем участники мероприятия просят "его потребовать от Правительства России отказаться от предложенной им концепции реформирования трудового законодательства" и согласовать совместно с депутатами и профсоюзными организациями новые законодательные нормы.



22 ноября 2000 г. в штаб-квартире ФНПР состоялось заседание исполкома Генсовета Федерации, на котором поднимался вопрос о задачах ФНПР в связи с рассмотрением проектов Трудового кодекса на пленарном заседании Государственной Думы РФ.

Выступающие на Исполкоме отмечали, что прежде чем принять решение о тактике дальнейших действий на ближайший период, надо понять простую вещь: судьба всех вариантов Трудового кодекса РФ сейчас находится в руках депутатов, и победит тот проект, сторонники которого смогут в большей мере убедить, доказать, а если надо, то и надавить на народных избранников. Настроения же в депутатском корпусе, и это показали парламентские слушания 14 ноября, таковы, что на сегодняшний день шансы профсоюзов победить правительственный вариант - 50 на 50. Пока официально только одна фракция "Отечество - Вся Россия" поддержала вариант Трудового кодекса "восьми депутатов", то есть профсоюзный.

Учитывая печальный опыт борьбы против социального налога, профсоюзы должны больше внимания уделить индивидуальной работе с депутатами. И в данном вопросе, судя по выступлениям на исполкоме, были все согласны. А для этого надо активно использовать период с 4 по 12 декабря, когда народные избранники будут находиться в своих округах. "Наша задача - максимально усилить психологическое давление через количество направляемых обращений в адрес депутатов, - заметил Алексей Суриков и предложил установить планку: не менее ста обращений должен получить каждый депутат в своем регионе от своих избирателей. - При этом надо более четко сформулировать и главное требование - проголосовать уже на первом пленарном заседании, чтобы приняли за основу проект "восьми депутатов".

Когда же речь зашла о самих коллективных действиях, то мнения разделились. Несколько раз бравший слово председатель Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Гарри Лысюк рассказывал о том, как его Федерация выведет на улицы людей, и предлагал объявить общероссийскую акцию протеста, видимо, надеясь, что и другие коллеги последуют его примеру. Однако чем больше члены исполкома говорили о возможности провести единую акцию, тем чаще возникали вопросы. Надо ли, к примеру, проводить пикетирования областных администраций и законодательных собраний в регионах, если от них практически ничего не зависит? Или: что дадут митинги в областных центрах, если на них не будет депутатов? А может быть лучше митинговать перед домами самих депутатов? Еще больше вопросов возникло при обсуждении сроков общероссийской акции, поскольку еще точно не было известно, когда депутаты будут рассматривать на своем заседании варианты проектов кодексов.

"Мы с вами провели уже не одну общероссийскую акцию, - сказал, обращаясь ко всем, председатель ФНПР Михаил Шмаков. - Кое - что мы выиграли, кое в чем проиграли. И вариант с социальным налогом для нас с вами должен быть очень хорошим уроком и отрезвляющим душем. Ни один митинг, который мы с вами проведем, хоть даже в один час по всей Российской Федерации, ни на что не повлияет, если на этом митинге не будет депутатов, которым мы хотим показать или, если хотите, напугать их ответственностью перед своими избирателями. Не все депутаты, которые сегодня жмут на кнопки, ощущают свою ответственность. Более того, определяющая часть депутатов понимает, что они больше никогда не будут избраны и поэтому извлекают из своего депутатского положения максимально возможную выгоду. А сегодня мы с вами вновь говорим о наших традиционных методах, которые важны, известны и полезны, но ресурс которых в этот раз надо использовать более точно. Потому что хуже всего для нас, на мой взгляд, будет, если наши все большие усилия не сработают. Да, мы можем все сделать и по заведенной у нас традиции: 70 процентов выйдут и поддержат, а 30 процентов отсидятся. Я еще называю вам хорошую цифру. И если это не сработает? Что тогда? Что у нас останется в запасе? Поэтому, решая этот вопрос, надо рассматривать все аспекты нашей нынешней и будущей деятельности. При этом, я думаю, что никто не должен и не может держать за руки или говорить о том, что нецелесообразно проведение митингов там, где это уже запланировано и подготовлено". В итоге исполком принял решение провести 28 ноября в 9 часов по московскому времени селекторное совещание на тему "О задачах ФНПР в связи с рассмотрением проектов Трудового кодекса Российской Федерации на пленарном заседании Государственной Думы". А до этого дня всем членским организациям ФНПР рекомендовано определиться с единой датой проведения коллективных действий. Одновременно с этим членским организациям предложен ряд мероприятий, в том числе - инициировать направление в адрес депутатов Госдумы обращений профорганизаций с критикой правительственного законопроекта и с предложением голосовать за проект профсоюзного Трудового кодекса, внесенного группой депутатов.

28 ноября 2000 г. на состоявшемся селекторном совещании ФНПР было принято решение провести акцию протеста против правительственного варианта Трудового кодекса в период с 14 по 19 декабря. Главным лозунгом акции станут слова: "За депутатский вариант Трудового кодекса. Нет правительственному варианту!". Председатель ФНПР Михаил Шмаков подчеркнул, что профсоюзы должны заявить во весь голос о своей позиции по проектам Трудового кодекса до пленарного заседания в Госдуме РФ, которое намечено на 21 декабря. Поэтому важно, чтобы все профорганизации проявили активность в работе с депутатами и инициировали до 10 декабря в адрес каждого народного избранника не менее 100 писем о позиции их избирателей по проектам Трудового кодекса.

Дабы противостоять давлению, которое оказывает федеральное правительство на депутатов, по словам депутата Госдумы РФ Сергея Неверова, акция протеста должна стать массовой. При этом надо иметь в виду, что "мы будем проводить рейтинговое голосование по всем четырем законопроектам, - заметил депутат Госдумы РФ Андрей Исаев. - А это значит, что каждый из депутатов может проголосовать за несколько вариантов сразу. И только тот из вариантов, который наберет наибольшее число голосов, будет принят за основу". И здесь на первый план выходит главное требование профсоюзов ко всем депутатам - проголосовать за депутатский вариант Трудового кодекса ("вариант восьми"), чтобы он набрал максимальное количество голосов. Требование "Нет правительственному варианту!" должно стоять на втором плане. На совещании было решено не ограничивать себя одним днем, а выступать широким фронтом в течение недели, используя по усмотрению самих профорганизаций различные формы протеста - митинги, шествия и пикетирования. О своей готовности принять участие в недельной общероссийской акции на совещании заявили руководители Сахалинского областного объединения профсоюзов, Федерации Омских профсоюзов, Пермского облсовпрофа, Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Ивановской областной федерации профсоюзов, Федерации профсоюзов Ростовской области, Федерации профсоюзов Самарской области, Объединения Рязанских профсоюзов и Краснодарского крайсовпрофа.



II.5. Международные связи ФНПР.

Образование ФНПР и российских отраслевых профсоюзов повлияло на расстановку сил в области международных связей, однако, до распада СССР они не выходили широко на мировую профсоюзную арену. Распад Советского Союза имел многообразные последствия для международной деятельности профсоюзов России. Прежде всего, им пришлось определять основные направления этой деятельности с учетом новых реалий. Выход Российской Федерации как самостоятельного государства на мировую арену потребовал от российских профсоюзов налаживания связей с профсоюзами тех стран, с которыми у России сложились наиболее тесные экономические взаимоотношения. В первую очередь, это относилось к странам СНГ. Будучи членом Всеобщей конфедерации профсоюзов (ВКП), в состав которой входят крупнейшие профцентры почти всех стран СНГ, ФНПР активно участвовала в работе по укреплению интеграционных тенденций в рамках Содружества. Вместе с тем, Федерация использовала и развивала двусторонние контакты с профцентрами стран «ближнего зарубежья» (в частности, заключала соглашения о постоянном сотрудничестве с профцентрами Азербайджана, Беларуси, Украины, Эстонии).

В 1996 г. были проведены встреча профцентров Беларуси и России (обсуждались действия профсоюзов в условиях углубления экономической интеграции государств, участие в процессах унификации трудового законодательства, мер по социальной защите, обеспечение ускоренного формирования законодательства по проблемам охраны труда), а также конференция профцентров Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России с участием ВКП. Их целью стало воссоздание единого экономического и социального пространства на территории СНГ, содействие сближению социального законодательства стран-участниц, налаживание связи трудовых коллективов родственного профиля, связанных между собой кооперационными и снабженческо-сбытовыми узами. Важным участком международной работы ФНПР и ее членских организаций стали отношения с профсоюзами стран бывшего социалистического лагеря.

Непросто складывались поначалу отношения с профцентрами ведущих стран Запада и их международными объединениями. В период распада СССР Запад стремился найти новых партнеров, не связанных с социалистическим прошлым, так появившиеся в России «альтернативные» или «параллельные» структуры казались ему более приемлемыми, чем традиционные профсоюзы. В начале 1992 г. Москву посетила делегация Международной конфедерации свободных профсоюзов (МКСП), которая провела ряд встреч в ВКП, ФНПР и ряде других организаций. Результатом визита стало то, что на 15-ом Всемирном конгрессе МКСП (1992 год) было принято решение поддержать «свободное профдвижение» в бывшем СССР, а в Москве появился постоянный представитель МКСП.

Разные позиции заняли отраслевые организации МКСП – международные профессиональные секретариаты (МПСы). Если некоторые из них поддерживали контакты с отраслевыми профсоюзами – членами ФНПР, не ставя вопрос об их вхождении в свой состав, то, например, Международная федерация химиков и энергетиков ввела для них так называемое «транзитное членство», которое предусматривало обязательство российских «транзитников» выйти из профцентра. В дальнейшем это положение было пересмотрено, что дало возможность нескольким отраслевым профсоюзам России войти в МПС.

Схожей линии придерживались Европейская конфедерация профсоюзов (ЕКП) и ее отраслевые объединения. В 1993 г. американский профцентр АФТ-КПП создал Русско-американский профсоюзный институт, который вел работу по подготовке профкадров для «параллельных» российских профсоюзов. Особое внимание уделялось работе с Независимым профсоюзом горняков и Соцпрофом. По некоторым данным, АФТ-КПП затратил на финансовую помощь «альтернативным» профсоюзам России 7-10 миллионов американских долларов1). Постпред АФТ-КПП в Москве не имел контактов с ФНПР. Такая позиция показала вскоре свою бесперспективность. Уже на 8-м конгрессе ЕКП в 1995 г. было принято решение, предусматривающее возможность более открытой политики в отношении профсоюзов бывших социалистических стран, что потенциально открывало новые перспективы и для ФНПР. Первые официальные контакты были установлены представителями ФНПР с руководством международного отдела АФТ-КПП. В сентябре 1997 г. делегация ФНПР, возглавляемая ее Председателем, впервые приняла участие в съезде АФТ-КПП.

ФНПР установила рабочие отношения с Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и с действующим при ней Профсоюзным консультативным комитетом. В частности, по просьбе этой организации Федерация представила свои комментарии к недавнему экономическому обзору ОЭСР по России. В 1995-1996 гг. состоялись первые официальные встречи с руководством МКСП, объединяющей большинство профцентров мира, и визит в ее брюссельскую штаб-квартиру (были определены области практического сотрудничества, включая подготовку профсоюзных кадров в рамках программы TACIS, защиту профсоюзных прав и развитие принципов трипартизма в России). Делегация ФНПР впервые приняла участие во Всемирном конгрессе этой организации, который состоялся в Брюсселе в июне 1996 г.

В течение 1997 г. ФНПР установила контакты со Всемирной федерацией профсоюзов и Всеобщей конфедерацией труда. Представитель Федерации был избран вице-президентом Международного центра профсоюзных прав (штаб-квартира в Лондоне), объединяющего юристов и профсоюзных деятелей целого ряда стран.

Развиваются рабочие контакты на региональном и субрегиональном уровнях. Приоритетное внимание ФНПР уделяет европейскому направлению: в 1995 г. состоялись первые встречи с Европейской конфедерацией профсоюзов (ЕКП) – коллективным социальным партнером Европейского союза и его учреждений. В период с 29 июня по 2 июля 1999 г. делегация ФНПР впервые принимала участие в работе 9-го Съезда ЕКП, проходившего в Хельсинки. В состав российской делегации вошли: Е.И. Макаров - председатель Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области; С.А. Попелло - секретарь ФНПР по международным вопросам; Е.А. Сидоров - заведующий Международным отделом аппарата ФНПР. Большим полем деятельности для ФНПР стала программа «Баренцев регион», в рамках которой Федерация развивает сотрудничество с профсоюзами Норвегии, Швеции и Финляндии. В марте 1995 г. в Мурманске состоялась российско-норвежская профсоюзная конференция по вопросам приграничного сотрудничества в целях создания рабочих мест и защиты окружающей среды. С весны 1996 г. представители ФНПР и Центрального объединения профсоюзов Норвегии участвуют в работе смешанной Российско-норвежской комиссии по сотрудничеству в области охраны окружающей среды.

К концу 1996 г. ФНПР поддерживала постоянные связи с профцентрами 70 стран мира. Представители Федерации присутствовали в качестве наблюдателей на XIII Всемирном конгрессе профсоюзов (1995 г.). Одно из центральных направлений международной деятельности российских профсоюзов – участие в работе МОТ и проводимых ею мероприятиях. На ежегодных генеральных конференциях МОТ в Женеве представители российских профсоюзов участвуют в дискуссиях и работают в группе трудящихся – одной из трех групп, из которых состоит МОТ как трехсторонняя организация.

Являясь правопреемницей СССР, Россия унаследовала ратификацию значительного числа конвенций МОТ. Тем не менее, ФНПР, не считая это достаточным, внесла в Российское правительство предложение о дополнительной ратификации еще 15 конвенций, в которых особо заинтересованы профсоюзы. В соответствии с положениями ГС на 1998-1999 гг., были ратифицированы следующие Конвенции МОТ: № 81 «Об инспекции труда в промышленности и торговле», № 150 «О регулировании вопросов труда, роль, функция и организация», № 155 «О безопасности и гигиене труда и производственной среде». Продолжается работа по подготовке к ратификации других Конвенций МОТ, в частности: № 42 «О возмещении трудящимся в случаях профессиональных заболеваний», № 102 «О минимальных нормах социального обеспечения», № 117 «Об основных целях и нормах социальной политики», № 140 «Об оплачиваемых учебных отпусках», № 157 «Об установлении международной системы сохранения прав в области социального обеспечения», № 158 «О прекращении трудовых отношений по инициативе предпринимателя», №168 «О содействии занятости и защите от безработицы», № 173 «О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя», № 174 «О предотвращении крупных промышленных аварий», № 175 «О неполном рабочем времени», № «О найме и трудоустройстве моряков».

ФНПР принимает участие в мероприятиях по линии ООН. Крупнейшим из них была Всемирная встреча на высшем уровне по социальному развитию, состоявшаяся в Копенгагене в 1995 г. Председатель ФНПР был единственным представителем неправительственной организации, включенным в состав официальной делегации России.

В своем выступлении на Исполкоме ФНПР, состоявшемся 2 марта 1999 г., секретарь ФНПР Сергей Попелло отметил, что еще в конце 1997 г. Международному отделу Федерации был выдан мандат на начало процесса вступления ФНПР в МКСП. 23 февраля 1999 г. вопрос об успехах в этой области рассматривался на совещании с участием руководителей ЦК профсоюзов, входящих в международные отраслевые федерации, которые называют себя частью «семьи» МКСП. Среди членских организаций ФНПР таких - 15. Удельный вес отраслевых профсоюзов ФНПР в этих структурах впечатляет. Из 109.879.000 членов двенадцати МПС, в которых представлены российские профсоюзы, последние составляют 26 миллионов членов или 23,7% от их общей членской базы. Другими словами, каждый пятый член этих МПСов - работник, представленный членской организацией ФНПР. Из 42 отраслевых федераций ФНПР в МПСы входят более трети ЦК, и этот показатель продолжает расти.

Таким образом, членство ФНПР в МКСП представлялось вопросом назревшим. За вступление Федерации в МКСП говорили, по мнению С. Попелло, следующие факты: принадлежность к крупнейшему мировому профцентру позволит наиболее эффективно влиять на внутреннюю политику России; 95% посланий в поддержку Дней действий и акций протеста российских профсоюзов направляются организациями семьи МКСП; во внутренней работе всех проблемно ориентированных подразделений ФНПР все большее место занимает Международная организация труда, вместе с тем, ни для кого не секрет, что в этой организации МКСП занимает сегодня доминирующие позиции (при этом Председатель ФНПР прошел в состав Административного совета МОТ по спискам МКСП и получил огромную поддержку ее членских организаций во всем мире); по признанию многих руководителей членских организаций ФНПР, сегодня для них как никогда важна работа по подготовке профсоюзных кадров - большинство из них (также как и ФНПР в целом) получает наиболее эффективную и разнообразную помощь в этом вопросе от своих партнерских организаций, примыкающих к системе МКСП.



В период с 24 по 29 сентября 2000 г. в России работала расширенная миссия МКСП в количестве тридцати человек во главе с Генеральным секретарем Биллом Джорданом. В составе миссии находились представители национальных профцентров-членов МКСП и Международных отраслевых секретариатов. Целью миссии являлось рассмотрение заявок трех общероссийских профцентров – ФНПР, Всероссийской конфедерации труда (ВКТ была основана в 1995 г. и объединила Независимый профсоюз горняков России (НПГ), ряд региональных объединений и отраслевых структур, охарактеризованных как "альтернативные", или новые, профсоюзы. Большинство из них вышло из стачечных комитетов и трудовых конфликтов. ВКТ декларирует 1 270 900 членов) и Конфедерации труда России (Учредительный съезд КТР состоялся в апреле 1995 г. Главными учредителями КТР были: Федерация профсоюзов авиационных диспетчеров, Российский профсоюз докеров, Российский профсоюз локомотивных железнодорожных бригад, Российский профсоюз моряков, Ассоциация летного состава, а также ряд региональных объединений. КТР декларирует численность в 1 250 000 членов) - о вступлении в МКСП. Среди тем, обсуждавшихся в ходе встреч с руководителями профцентров и представителями их членских организаций, особо важное место занимал вопрос о независимости профсоюзов, в первую очередь от государственных институтов и работодателей.

22 ноября 2000 г. в Брюсселе три вышеупомянутые профсоюзные объединения из России были приняты в члены МКСП. Членскими организациями МКСП стали также профсоюзные объединения Грузии и Азербайджана. Заявления о вступлении обсуждались Исполнительным Комитетом МКСП на его ежегодном заседании. Члены исполкома единодушно высказались за принятие организаций в МКСП. "Принятие в ряды МКСП наших российских друзей свидетельствует о поистине потрясающих демократических переменах, которые произошли в этой стране и в которых профсоюзы играли главную роль. Зная об их роли и о том, что еще много предстоит сделать для продвижения демократии и защиты интересов работников в этой стране, мы единодушно принимаем их в нашу семью", - сказал Генеральный секретарь МКСП Билл Джордан. Таким образом, количество членских организаций МКСП возросло до 219 национальных профсоюзных центров в 148 странах мира, а общая численность этой организации составила 155 миллионов работников.
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница