Федерация Независимых Профсоюзов России (фнпр) I. Общие положения. I краткая историческая справка




страница2/7
Дата16.07.2016
Размер1.58 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

В настоящий момент профсоюзная сторона РТК сформирована из представителей 10 общероссийских объединений профсоюзов (всего 30 человек). Кроме ФНПР (суммарно имеет в РТК 24 места) сюда вошли: Ассоциация профсоюзов непроизводственных сфер (образование, медицина, культура), Ассоциация оборонных отраслей промышленности, Морского транспорта, Всероссийская конфедерация труда (ВКТ), Конгресс российских профсоюзов, Конфедерация труда России, Профсоюзное объединение гражданской авиации (последнее зарегистрированное), Ассоциация работников морского и речного рыболовного флота, Федерация Вооруженных сил России. (Полный список нынешних представителей общероссийских объединений профсоюзов в РТК по регулированию социально-трудовых отношений приведен в Приложении 2). Поскольку споры о том, кто правомочен представлять российское профдвижение в РТК, не утихают уже несколько лет, условием, выдвинутым рабочей группой РТК, была доказательность декларируемой членской базы профобъединения и ее структуры, которые подтверждали бы общероссийский характер объединения. В итоге в Комиссию после проведенной ротации не представлены представители СОЦПРОФ, которым инкриминируется отсутствие общероссийской структуры.


В лагере работодателей на момент создания РТК собрались малочисленные и маловлиятельные представители зарождающегося частного бизнеса, руководители всевозможных лиг, ассоциаций и союзов. Наиболее влиятельными среди них оказались РСПП (Союз Вольского), Лига содействия оборонным предприятиям и другие. В той же компании оказались вчерашние министры, переименованные в генеральных директоров акционерных обществ наподобие РАО ЕЭС, Росуголь, Автотранс, Легпром и пр.

Отметим при этом, что в силу специфики образования предпринимательства в постсоциалистической России даже сегодня (!) о нем не приходится говорить как о едином слое. Слишком различны источники его формирования, сильно дифференцированы, а подчас и диаметрально противоположны интересы входящих в него групп. В настоящее время зарегистрировано около 60 общероссийских и несколько сот региональных объединений предпринимателей. Реально же из них функционируют и как-то проявляют себя не более 30-35. При этом институционализированное участие в социальном партнерстве, в трудовых отношениях вообще не является существенно важным для многих предпринимательских трупп и организаций и в лучшем случае рассматривается ими как дополнительный канал лоббирования своих интересов в структурах государственной власти. Это характерно прежде всего для союзов предпринимателей, практически не имеющих дела с организованными работниками вследствие отсутствия или слабости профсоюзов, для малого и среднего бизнеса из-за специфики трудовых отношений в этом секторе, а также для ряда объединений (экспортеров, банков и т.п.), трудовые отношения для которых в силу своеобразия их деятельности не имеют большого значения.

Между тем, в настоящее время в России уже существует целый ряд отраслевых предпринимательских организаций, в уставах которых одной из задач становится "осуществление и развитие отношений социального партнерства с отраслевыми профсоюзами" (Союз лесопромышленников России). Другие варианты формулировки этой задачи таковы: представительство "интересов членов организации как работодателей при заключении Генерального и отраслевого тарифных соглашений, обеспечение практической помощи членам организации при заключении территориальных соглашений и коллективных договоров на предприятиях" (Межрегиональная ассоциация полиграфистов), "определение и отстаивание позиций руководителей авиапредприятий как работодателей и предпринимателей, в том числе и при решении трудовых споров" (Межрегиональная ассоциация руководителей авиапредприятий). Существуют и такие структуры, как Росхимнефть, Росагрохим, Рослеспром, Росавтотранс, Росавтодор и др., уставами которых подписание тарифных соглашений не предусматривается, но которые, тем не менее, подписывают отраслевые тарифные соглашения с соответствующими профсоюзами.

Ассоциирование работодателей сегодня важнее для их социальных партнеров, чем для них самих. Для работодателя сейчас предпочтительнее строить свои отношения с персоналом напрямую, без посредничества профсоюзов и государства, тогда как последние как уже сложившиеся институты нуждаются во взаимодействии с аналогичными институциональными образованиями предпринимателей. И в такой ситуации увеличивается опасность чрезмерного вмешательства государства в процесс формирования институтов, представляющих работодателей, опасность создания их квазиобъединений. С другой стороны, если рассматривать социальное партнерство как один из инструментов вывода социальной сферы из глубокого кризиса, то в определенной мере государственное стимулирование процесса ассоциирования работодателей, безусловно, необходимо.

15 декабря 2000 г. Государственная Дума приняла в первом чтении законопроект "Об объединениях работодателей". На скорейшем принятии этого закона настаивала Валентина Матвиенко, по мнению которой, отсутствие юридического статуса у общероссийских объединений работодателей сильно тормозит работу РТК. В законопроекте устанавливаются правовые основы создания и деятельности объединений работодателей, грубо говоря, "профсоюзов частных собственников". На работодателей в лице органов государственной власти, местного самоуправления и юридических лиц, не осуществляющих самостоятельно найма работников, действие закона, если он будет принят, не распространится.

В тексте законопроекта нет ничего экстраординарного. Объединение работодателей определяется как некоммерческая организация особой формы, но сама форма не указана и особенности ее не определены. Противоречит правилам создания и деятельности некоммерческой организации положение, в котором объединение работодателей может иметь имущество на праве оперативного управления. В тексте законопроекта есть и другие несуразности. Так, например, в союз объединений работодателей должны вступить по меньшей мере половина общероссийских объединений работодателей и он может быть один на всю Россию. Но далее по тексту выясняется, что союзы объединений работодателей все же могут создаваться. Остается открытый вопрос, могут ли работодатели, не вступившие в объединение, представлять свои интересы самостоятельно? Все эти недостатки вполне могут быть исправлены ко второму чтению.

Вместе с тем, создается впечатление, что работодатели не слишком сильно заинтересованы в принятии этого закона. Так, никакого внимания к законопроекту не проявляет Союз работодателей во главе с Вольским, с помпой отметивший свое десятилетие и заявивший о своей всесторонней поддержке Кремля и его начинаний.

Состав правительственной стороны оказался на этапе начального формирования российской системы социального партнерства столь же неоднороден и внутренне противоречив. В ней остались еще не переименованные министерства и комитеты, которым по праву тоже следовало бы пересесть к работодателям (например, Госкомоборонпром): образования, здравоохранения, культуры и пр. Особняком от всех и отчасти посредником Минтруд, на который и была возложена головная функция по становлению и развитию социального партнерства.

Отметим, что в целом место государства в структуре социального партнерства определяется, прежде всего, его общеэкономическими и регулирующими функциями. Однако государство выступает также в трех ипостасях: собственника, законодателя и арбитра (посредника). Оно продолжает оставаться крупным собственником и работодателем и в этом качестве выступает через органы исполнительной власти как равноправная сторона переговоров, заключения соглашений с другими субъектами социального партнерства, регулирования социально-трудовых отношений. Основными функциями государства как института, определяющего нормативно-правовую базу социального партнерства, является формирование правового поля подобного взаимодействия; координация действий участников социального диалога; участие в разрешении конфликтов в области социально-трудовых отношений; примирение «враждующих» сторон. 8 сентября 2000 г. премьер-министр Михаил Касьянов утвердил новый состав представителей Правительства РФ в РТК по регулированию социально-трудовых отношений (см. Приложение 3).

По мнению Павла Кудюкина – заместителя министра труда в 1991-1993 гг. - на начальном этапе проблема действительно состояла в том, что систему социального партнерства начали строить с крыши. Вместо того, чтобы создавать институциональные условия для развития трудовых отношений на уровне предприятия, начали выстраивать их сверху: трехсторонняя комиссия - генсоглашение, отраслевая комиссия - отраслевое соглашение. При этом были упущены возможности ускорить переход к современным трудовым отношениям через слом корпоративной связки работников и работодателей, традиционной для советской экономики.

С момента создания системы СП Федерация Независимых Профсоюзов России приступила к созданию развернутой программы формирования социального партнерства как особого типа социально-трудовых отношений. В 1992 г. XIV пленум Совета ФНПР специально обсудил вопрос «О действиях ФНПР по развитию социального партнерства как механизма регулирования производственных и социально-трудовых отношений». На II (внеочередном) съезде ФНПР снова подчеркнула, что именно социальное партнерство является для нее социальным механизмом решения наиболее острых и сложных проблем развития России, регулирования социально-трудовых отношений в условиях становления рынка. Ежегодно профсоюзами и профобъединениями, входящими в ФНПР, заключается более 120 отраслевых и региональных соглашений1).

Вместе с тем, по мнению профсоюзной стороны, система социального партнерства на сегодняшний день зачастую работает малоэффективно. В основном это происходит по трем причинам: 1) массовое несоблюдение органами государственной власти взятых на себя обязательств; 2) недостаточная степень организованности и ответственности со стороны работодателей; 3) недостаточная настойчивость и умение самих профсоюзных организаций вести коллективные переговоры, добиваться реализации достигнутых договоренностей. На III Съезде Федерации прозвучала по этому поводу следующая оценка: «Если на предприятии нет коллективного договора, и профсоюзная организация при этом не находится в состоянии переговоров или трудового спора с администрацией, значит на этом предприятии нет профсоюза!» Способствуя развитию практики заключения договоров и соглашений на всех уровнях регулирования социально-трудовых отношений, ФНПР уделяет существенное внимание контролю за выполнением соглашений, выработке методики объективной оценки степени реализации принимаемых соглашений. Так, при возникновении опасности срыва многих положений Генсоглашения на 1994 год было направлено специальное послание Председателю Правительства РФ В.С. Черномырдину, в котором ФНПР потребовала безотлагательного выполнения обязательств Генсоглашения на 1994 год и привлечения к ответственности лиц, виновных в допущенных нарушениях.


А). Деятельность РТК: исторический аспект.

Уже в первые месяцы работы Комиссии между Правительством РФ и представителями ФНПР стали возникать разногласия, сохраняющиеся и по сей день. К ним, в частности, можно отнести вопрос о ценах: ФНПР настаивает на сохранении списка продовольственных товаров с фиксированным уровнем цен и категорически возражает против курса Правительства на повышение цен на топливо, полагая, что ему должны предшествовать меры социальной защиты.

Сразу после своего назначения на пост первый председатель комиссии Г.Э. Бурбулис (известный своими антиФНПРовскими настроениями) заявил, что «всех присутствующих объединяет один интерес: добиться, чтобы реформа стала необратимой, а трудящиеся освоили новое сознание (то есть сначала научились приспосабливаться к условиям рынка, а потом требовали чего-то у правительства)». Он заметил, что в профсоюзах есть два «рукава»: одни унаследовали партийно-номенклатурное предназначение, другие выросли им вопреки, из недр, из горячих конфликтов и пока еще не научились маневрировать. Бурбулис заявил, что «другой организации, более заинтересованной защитить интересы трудящихся, чем правительство Ельцина не существует, и потому оно нуждается в профессиональной, компетентной, честной поддержке». Такая позиция Правительства и его представителя в Трехсторонней комиссии заставила зампреда ФНПР В. Романова, руководившего пленарным совещанием Совета Федерации по вопросу о работе РТК, занять антиправительственную позицию. По его настоянию Пленум принял решение бороться за принятие закона по социальной защите населения, заявив о том, что «если власть отказывается слышать голос народа, представляемого ФНПР, рабочий класс будет вынужден предпринять массовые акции, включая забастовки, для защиты своих интересов по всей России». Романов был одним из официальных представителей ФНПР при разработке и заключении Генерального соглашения между профсоюзами, правительством и предпринимателями на 1992 г. В итоге, в день подписания Генерального соглашения, 25 марта 1992 г. 6 из 9 членов комиссии от ФНПР эту процедуру проигнорировали.

Таким образом, Соглашение не вступило в силу в назначенный первоначально срок. Бурбулис Г. прокомментировал сложившуюся ситуацию следующим образом: «Есть силы, которые, выступая от имени трудящихся, в действительности их не представляют и никакой связи с ними не имеют». В рамках развернувшейся в прессе полемики Клочков в интервью газете ФНПР «Пролог» сформулировал по сути политическую оценку деятельности российского Правительства. Он заявил: «Мы - за партнерство, поиск согласия путем переговоров. Но хотим быть уверены, что Соглашение не станет ширмой для прикрытия действий исключительно по сценарию правительства… Подписать Соглашение - значит заведомо одобрить курс правительства… Но мы с ним не согласны. Поэтому нам надо все взвесить коллективно… Может быть, нам следует временно «заморозить» подписание Соглашения и на практике в течение нескольких месяцев доказать, что согласие и взаимоуважительное партнерство возможны. Мы не будем мириться с выпадами официальных лиц против ФНПР…".

К концу 1992 - началу 1993 г. Геннадий Меликьян сменил Александра Шохина на посту министра труда. Строго говоря, начиная с этого времени трехсторонняя комиссия как постоянный орган социального партнерства «приказала долго жить». Для Владимира Шумейко, нового координатора трехсторонней комиссии, она была лишь одной из его многочисленных нагрузок, каждую из которых он исполнял, руководствуясь лишь соображениями аппаратной целесообразности. Поэтому формирование самой конфликтной, профсоюзной, стороны на новый, 1993 г. он отдал целиком на откуп ФНПР. Лидеры Горно-металлургического профсоюза, НПГ, СОЦПРОФА, Ассоциации летного состава, авиадиспетчеров и железнодорожников обратились к президенту и новому премьеру Черномырдину с предложением вообще убрать ФНПР из комиссии как организацию, не представляющую трудящихся. Не получив ответа, свободные профсоюзы хлопнули дверью и ушли в самостоятельное плавание.

Половину 1993 г. координатор В.Ф. Шумейко не баловал комиссию своим присутствием, и она функционировала в режиме перманентного антипрезидентского митинга. В конце июля она вообще прекратила деятельность. Затем был сентябрь с его указом 1400, после которого ФНПР вместе с партнерами из «Гражданского союза» выступила на стороне хасбулатовского Верховного Совета. В конце сентября Шумейко спохватился, пригласил на внеочередное заседание РТК свободные профсоюзы. Те пришли и заявили: мы готовы отстаивать демократию, развивать социальное партнерство, но без ФНПР.

Потом была трагическая ночь с 3 на 4 октября, буквально разведшая ФНПР и свободные профсоюзы по разные стороны баррикад, а потом все как-то само собой утряслось: уже в ноябре на внеочередном съезде профсоюзов Шумейко говорит: «Хватит навешивать на профсоюзы ярлыки, школа коммунизма - это в прошлом». После чего многоликий Владимир Филиппович ушел в спикеры Совета Федерации, откуда вскоре послал последнее партнерское прости, назвав ФНПР единственным и самым последовательным защитником трудящихся.

В начале 1994 г. РТК собралась как ни в чем не бывало в том же составе (по-прежнему без свободных профсоюзов), но уже с новым куратором Юрием Яровым. При Ярове за два года комиссия превратилась в самодостаточный бюрократический организм, нечто вроде запасного парламента со своими спикерами, лоббистами и пр. Аппарат комиссии органично врос в аппарат вице-премьера, так что независимо от смены очередного куратора (вслед за Яровым - Илюшин, затем Сысуев) комиссия, по мнению ряда экспертов, оставалась фактически правительственной структурой.

На исходе 1995 г., когда готовился к подписанию текст генерального соглашения на 1996-1997 гг., свободные профсоюзы, объединенные во Всероссийскую конфедерацию труда (ВКТ), предприняли еще одну попытку докричаться до партнеров. Письмо соответствующего содержания президент ВКТ Виктор Некрасов направил Виктору Черномырдину, тот переслал Ярову. Сколько-нибудь определенной реакции на него, однако, не последовало.

26 января 1998 г. было подписано Генеральное соглашение между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством РФ на 1998-1999 гг. Профсоюзная сторона добилась включения в него обязательства Правительства и объединений работодателей погасить задолженность по заработной плате в организациях всех форм собственности в первом полугодии 1998 г. В документ также вошла запись о необходимости ускорить принятие закона о порядке возмещения материального ущерба гражданам, причиняемого задержкой выплаты заработной платы, пенсий, пособий и других социальных выплат. Одновременно в Протокол разногласий профсоюзы внесли два пункта, по которым не было достигнуто взаимопонимания, в том числе о необходимости ликвидировать разрыв между минимальным размером оплаты труда и прожиточным минимумом.

Генеральный Совет ФНПР, состоявшийся 16 февраля 2000 г., признал невыполненными основные положения Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством РФ на 1998-1999 гг. Так, реальная заработная плата в стране упала более чем в два раза. В полтора раза возросло число тех, чьи доходы ниже величины прожиточного минимума. До сих пор остаются внушительные долги по зарплате и социальным выплатам. Уровень безработицы на конец 1999 года превысил контрольный, записанный в Генеральном соглашении. По мнению секретаря ФНПР Галины Стрелы, некоторые положения Генерального Соглашения между объединениями профсоюзов, работодателей и правительством РФ не выполняются в полной мере по той причине, что до сих пор в России нет четко выраженной концепции социальной политики. Генеральный Совет ФНПР постановил добиваться включения невыполненных положений Соглашения в планы мероприятий по реализации Генерального соглашения на 2000-2001 годы.
Б). РТК в "реальном масштабе времени": процедурные вопросы, механизмы взаимодействия сторон.

В настоящий момент РТК осуществляет свою деятельность в соответствии с Федеральным законом "О Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений" от 1 мая 1999 г. # 92-ФЗ. В нее входят до 30 представителей от каждой из сторон социального партнерства. Координатором Комиссии Указом Президента РФ от 12 октября 1998 г. # 1226 утверждена Валентина Ивановна Матвиенко - Заместитель Председателя Правительства РФ. Координатором стороны, представляющей объединения профсоюзов, избран председатель ФНПР Михаил Викторович Шмаков, стороны, представляющей объединения работодателей - Олег Витальевич Еремеев, а стороны, представляющей Правительство Российской Федерации, утвержден Министр труда и социального развития Александр Петрович Починок.

Законодательно установленный статус Комиссии как органа системы социального партнерства, основной целью которого является согласование социально - экономических интересов федеральных органов государственной власти, профсоюзов и работодателей, позволяет оказывать определенное влияние на обеспечение социальной стабильности, своевременно предотвращать возможные коллективные споры и конфликты. Основное внимание в этой работе уделяется: обеспечению деятельности Комиссии, связанной с контролем выполнения подписанного 16 декабря 1999 г. Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, объединениями работодателей и Правительством Российской Федерации на 2000-2001 гг.; организации рассмотрения в Комиссии проектов законодательных, иных правовых нормативных актов, федеральных программ по вопросам регулирования трудовых отношений, социального развития; обеспечению связей комиссии с федеральными органами государственной власти, подразделениями Аппарата Правительства, российскими объединениями профсоюзов и работодателей.

В 2000 г. было проведено 10 заседаний Комиссии. На заседаниях комиссии, в ее рабочих группах рассмотрено более 50 проектов законодательных и иных нормативных правовых актов. Улучшились связи Комиссии с законодательными органами власти. В числе рассмотренных законопроектов 7 были направлены непосредственно в Комиссию Советом и Комитетами Государственной Думы Федерального Собрания. Значительная часть работы, связанная с подготовкой материалов, вносимых на рассмотрение заседаний Комиссии, проведением экспертизы проектов законодательных актов, контролем за выполнением решений Комиссии проводится в ее 7 постоянно действующих трехсторонних рабочих группах, созданных в соответствии с разделами Генерального соглашения: 1) в области экономической политики; 2) по оплате труда, доходам и уровню жизни населения; 3) по развитию рынка труда и гарантиям занятости населения; 4) по социальному страхованию, социальной защите; 5) по защите трудовых прав, охране труда, промышленной и экологической безопасности; 6) в области социально-экономических проблем северных регионов России; 7) по развитию социального партнерства и координации действий сторон. Кроме того, иногда создаются сводные рабочие группы, рассчитанные под определенный вопрос. Так, например, в 1999 г. подобная группа была создана по Выборгу. В 2000 г. было проведено 36 заседаний рабочих групп, на которых рассмотрено около 90 вопросов (Список вопросов, рассмотренных на заседаниях РТК по регулированию социально-трудовых отношений и рабочих групп Комиссии в 1999 и 2000 гг., содержится в Приложениях 4 и 5 соответственно).

За истекший период в секретариат Комиссии поступило свыше 1000 документов, подлежащих рассмотрению в Комиссии или находившихся на контроле в связи с поручениями Правительства. Вместе с тем, численность работников секретариата с мая 2000 г. сокращена на одну единицу. В целях наиболее эффективного использования возможностей Комиссии в настоящее время уточняется механизм представления в Комиссию проектов законодательных и иных нормативных правовых актов по вопросам регулирования социально-трудовых отношений и проведение консультаций, имея в виду активизировать участие в разработке проектов представителей профсоюзов и работодателей для более полного учета их позиции по вопросам социальной политики.

По мнению Андрея Поляшова – руководителя группы социального партнерства ФНПР - одной из основных сегодняшних проблем представляет вопрос о статусе РТК. «… Закон об РТК … нас (профсоюзы) не устраивает… Когда ставился вопрос о цели этого Закона, было решено, что его задача – поднять статус Комиссии. Но вот этого в нем, к сожалению, и не прописано. Статус Комиссии каким был, таким и остался. Каков статус принимаемых РТК решений? Этого там нет». Таким образом, по мнению представителей ФНПР, закон «О Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений», принятый в 1999 г., не повысил статус РТК, не обеспечил ее эффективное функционирование как федерального органа системы социального партнерства. Наиболее непроработанными явились положения Закона о порядке формирования профсоюзной стороны, что значительно усложнило этот процесс и показало несовершенство всей системы регистрации профобъединений и определения их статуса. Кроме того, полностью не решен вопрос ответственности за невыполнение положений Генерального соглашения. По мнению специалистов, одним из основных недостатков работы РТК является необязательный характер выполнения и статус принимаемых ею решений.

Несмотря на то, что ситуация с подписанием Генерального соглашения (ГС) на 2000-2001 гг. была очень непростой (по словам А.В. Поляшова, вопрос стоял весьма остро, вплоть до полного отказа от подписания Генерального соглашения), его подписание все-таки состоялось 16 декабря 1999 г. в Доме Правительства. Это седьмое по счету соглашение, заключенное на федеральном уровне. Оно было подписано вместе с протоколом разногласий, так как стороны не пришли к согласию о включении в документ предложений общероссийских объединений профсоюзов, связанных с первоочередными мерами по повышению заработной платы работников организаций бюджетной сферы.

Попытки профсоюзов оставить старые коэффициенты при изменении оплаты труда и желание четче зафиксировать объемы повышения ставок (окладов) Единой тарифной сетки (ЕТС) по оплате труда работников организаций бюджетной сферы столкнулись с жестким сопротивлением представителей работодателей и правительства. Предприниматели и правительство фактически поставили вопрос о том, что ГС следует подписывать вообще без протокола разногласий. Координатор стороны работодателей А. Бирюков, в частности, сообщил о том, что не считает необходимым делать расшифровку того, как должны повышаться ставки ЕТС, поскольку «бюджет все равно уже сверстан». Министр труда С. Калашников назвал предложения профсоюзов, которые предлагалось утвердить в протоколе разногласий, ложкой дегтя в бочке меда, мешающей подписать ГС действительно как партнерское. Поскольку дальнейшая дискуссия уже не имела смысла, координатор со стороны работодателей А. Бирюков на правах ведущего объявил, что каждая сторона осталась при своем мнении, «консенсус установлен, и решение принято». Таким образом, трехсторонняя комиссия оставила в силе протокол разногласий.

В протокол разногласий вошли два основных пункта. В качестве первоочередных мер по повышению заработной платы работников организаций бюджетной сферы с учетом роста потребительских цен в целях приближения размеров оплаты труда работников бюджетной сферы к уровню оплаты труда во внебюджетном секторе предлагается предусмотреть:


  1. исчисление ставок и окладов работников организаций бюджетной сферы исходя из тарифных коэффициентов ЕТС по оплате труда работников бюджетной сферы, действовавших до 1 апреля 1999 года и финансирование расходов на оплату труда работников бюджетной сферы с 1 января 2000 г. исходя из ставок (окладов) ЕТС по оплате труда работников бюджетной сферы, установленных с учетом этого изменения;

  2. повышения ставок (окладов) ЕТС по оплате труда работников организаций бюджетной сферы в I квартале 2000 г. не менее чем в 1,5 раза, а в целом в течение года – в 2 раза.

Вместе с тем, как заявил во время церемонии подписания Михаил Шмаков, профсоюзная сторона очень высокого оценивает нынешнее Генеральное соглашение, поскольку оно является плодом переговоров, которые велись на заседаниях РТК, и позволит в будущем предпринять серьезные шаги в области социальной политики и заработной платы. Отметив, что соглашение впервые подписывается в середине декабря, Михаил Шмаков выразил надежду, что следующее ГС будет подписано до утверждения в Государственной Думе бюджета, с тем, чтобы пункты документа в большей степени нашли свое финансовое подкрепление. Кстати, вопрос о соотнесении сроков подписания ГС и принятия бюджета Госдумой всегда волновал представителей профсоюзной стороны. Как сказал в интервью А. Поляшов, на сегодняшний день положения Генерального соглашения абсолютно не учитываются в бюджете, и это является большой проблемой, поскольку подписание ГС затягивается, уходит за пределы принятия основных параметров бюджета. И в итоге очень часто звучит фраза: «В бюджете этих денег не заложено». Правда, стоит отметить, что и.о. Президента РФ В. Путин обещал учесть положения ГС в бюджете на 2001 г.

В 2000 г. Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений обсуждала на своих заседаниях следующие вопросы:


1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница