Ф56 Ф56 Философия науки в информационном обществе: Актуальные проблемы




страница9/26
Дата09.08.2016
Размер2.02 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   26

Коротин В. О. ФЕНОМЕН ПСЕВДОНАУКИ: ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ



Саратовский государственный университет им. Н.Г.Чернышевского
Псевдонаука (или лженаука) – это система взглядов и представлений, основанных на ложных ненаучных принципах. Тема роли и места псевдонауки вызывает в последнее время всё больший интерес. Совсем недавно, как бы подтверждая вышесказанное, была создана комиссия РАН по борьбе с лженаукой. Из маргинального течения, лженаука в современности превратилась в хорошую и организованную силу, которая располагает немалыми финансовыми и другими возможностями. Основным оправданием и одновременно толчком для дальнейшей деятельности псевдоучёных является так называемый «эффект Галилея» - сравнение себя с Галилео Галилеем, который подвергался гонениям за попытку распространения своих научных теорий, которые в свою очередь противоречили утвердившимся представлениям о мире того времени.

Список псевдонаучных течений постоянно растет. Это происходит по мере развития человечества, знаний об окружающем мире и изменения воззрений. Примером может послужить социология. Появившись в конце 19 века, социология долгое время не признавалась наукой. «Лженаука для буржуев» - так характеризовалась социология в советское время в нашей стране, и даже была под строжайшим запретом. Сейчас социология проникла практически в любую отрасль человеческой деятельности и занимает важное место в системе научного знания. Протонауки (предшественники современной науки) также пополняют лженаучный список. Они достигли определенного успеха в далеком прошлом и дали толчок для развития многих важных на сегодняшний день учений (алхимия – химия, астрология – астрономия). Сюда же можно отнести и различные психологические, политические учения, которые пересекаются с религией (валеология, гомеопатия, дианетика, френология, энвайронменталогия). Эти течения внесли огромный вклад в становление иммунологии, фармакологии.Также существуют альтернативные науки – некорректные попытки основания новой науки в противопоставление уже существующей (информациология, новая хронология, яфетическая теория).У таких лженаук как криптозоология, уфология непонятен даже объект исследования. Как можно исследовать то, наличие чего объективно еще не установлено? (НЛО, снежный человек и другие чудовища).

Феномен псевдонауки стал предметом изучения для многих наук. Не осталась в стороне и философия. Уже на протяжении более чем ста лет философия науки ищет ответ на вопрос: «Где граница между наукой и псевдонаукой?». Этот вопрос весьма спорный несмотря даже на то, что во время поиска на него ответа были достигнуты некоторые результаты. В частности определения научной методологии. Некоторые же философы считают, что ответа на этот вопрос нет – невозможно раз и навсегда провести четкую грань между наукой и псевдонаукой, и необходим частный подход. В настоящее время в философии науки выработаны скорее частные критерии демаркации между наукой и ненаукой, чем общие. Теория дрейфа материков, космология, шаровая молния, радиационный гормезис, остеопатия – примеры изначально псевдонаучных теорий, которые шагнули в мир рационального. Таким образом, в науке создается некая последовательность теорий, где каждая последующая теория вытесняет собой предыдущую, добавляя к ней новые условия. (теория Имре Лакатоса). Несовершенство знаний об окружающем мире – важнейшая проблема, которая стоит перед философами при поиске границ между наукой и лженаукой. Всё же можно выделить некоторые признаки, характерные для псевдонаучных теорий:

Аппеляция в первую очередь к СМИ, а не к научному сообществу;

Обещание быстрого эффекта;

Претензия на революционное открытие;

Использование в попытках доказательства какой-либо теории феноменов, которые ранее не были фиксируемы официальной наукой (торсионные поля, энергия ауры);

Жалобы на гонения представителями другой науки.

Отсутствие возможности проверки на «степень бредовости» Нильса Бору (возможность независимой проверки)

Взаимодействие науки и псевдонауки имеет не только философский аспект, но и политический, религиозный, социальный, экономический. В современном мире наука это уже не просто вид познавательной деятельности. Это уже и инструмент борьбы за власть, и один из многих способов обогащения, и путь к обретению душевного спокойствия. Право на существование есть у любой теории, пока эта теория не нарушает такого же права другой теории. А с приставкой «лже» эта теория или нет, решать каждому из нас.


Кулапина О. И. КРИТЕРИЙ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ЦЕННОСТИ МУЗЫКОВЕДЧЕСКОЙ ТЕОРИИ



Саратовская государственная консерватория имени Л.В. Собинова
Постановка темы, вынесенной в заголовок, требует определенных оговорок. Казалось бы, категоричность самого термина «критерий» ограничивает данное исследование, имеющее аксиологическую направленность, определенными рамками. Параметры критерия создают некую матрицу, которая может иметь практическое применение не только в музыкознании. Поскольку музыковедение входит в разряд социально-гуманитарных наук, постольку и разрабатываемый критерий приобретает широкую сферу действия: его модель может применяться в разных областях гуманитарного знания. Что же подразумевать под методологией и методологической ценностью в данном случае? Если понимать только узкий аспект – методологический аппарат науки, то использование предлагаемой лексики представляется возможным. Если же разуметь широкий аспект – самопознание музыкальной науки [Кулапина О.И. Факторы расширения и преобразования методологического направления в современном музыкознании // Проблемы художественного творчества: Сб. ст. по материалам Всероссийских научных чтений, посвященных Б.Л. Яворскому. – Саратов: СГК им. Л.В. Собинова, 2010, 58], то методологическая ценность выступает и как синоним понятия научной ценности. Причем здесь не происходит подмены терминов, что подтверждает широкий диапазон применимости данного критерия. Ведь методология – инструмент философского знания, а философия, собственно, имеет задачу осмысливать сущее.

Наряду с известной познавательной ценностью музыковедческой (музыкальной) теории и ведущими методологическими принципами научного познания, имманентно присущими любым теориям (среди них – принципы развития, объективности, детерминизма, историзма), в разработке критерия необходимо учитывать ряд конкретных ценностных параметров. При этом важно соблюдать два непременных условия: 1) способность знания, заложенного в музыковедческой теории, выступать в качестве метода (теория-метод), что отвечает не устаревающей трактовке П.В. Копнина [Копнин П.В. Диалектика, логика, наука. – М.: Наука, 1973., 109], 2) адекватность теории объекту музыкального искусства (принцип соответствия).

Установим параметры, которые можно отнести к критерию методологической ценности музыковедческой теории.

Функциональная характеристика музыковедческого знания, его направленность и научное назначение: цель и задачи.

Уровень научности музыкальной теории: соответствие ее знания требованиям современной науки.

Характеристика методологического аппарата, используемого при создании научной теории и имеющего весьма насыщенный спектр разнообразных компонентов (такой аппарат может включать, например, конкретные категории, подходы, методы, способы, средства).

Способность теории удовлетворять практические (производственные) нужды науки: актуальность знания, заложенного музыковедческой теорией (допустимый ракурс его практического использования).

Обоснованность декларируемых научных идей: аргументированность теоретических положений, использование фактологического материала.

Технология создания музыкальной теории: логика изложения мысли, структурирование теории, лексический аппарат, использование цитат [см.: Эко У. Как написать дипломную работу. Гуманитарные науки. – СПб.: Симпозиум. – 2004, гл. IIIVI].

Способность знания музыковедческой теории выступать в значении метода.

Эвристическая функция полученного знания: предположительная степень его действенности (диапазон применимости).

Диахронический вектор музыкального знания: его преемственность и научный потенциал: место, занимаемое в историческом развитии музыковедческой науки (установка данного параметра элиминирует включение определенной степени вероятности).

Жизнеспособность музыкальной теории: предположительный аспект ее «долголетия» (данный параметр можно обозначить и как пролонгированность заложенного в ней знания).

Несомненно, все десять параметров разработанного методологического критерия могут быть обнаружены, прежде всего, посредством анализа знания, выработанного музыковедческой теорией, иными словами, при выявлении его продуктивности. Результаты применения данного критерия достаточно широки. Они нашли применение в науке (философия, общенаучная методология, гносеология) и практике, например, в учебном процессе: в лекционном курсе по методологии музыкознания, читаемом музыковедам старших курсов, в занятиях по курсу музыкальной критики, в индивидуальной работе со студентами и аспирантами Саратовской консерватории [см. Кулапин Б.В. Претворение философских категорий «Я» и «не-Я» в творчестве романтиков // Искусство и образование. – 2009. – № 4 (60), С. 93–97; Кулапин Б.В., Кулапина О.И. Инновационная методология обучения в музыкально-теоретических курсах вуза // Материалы международной конференции «Инновационные технологии развития образовательного пространства художественного вуза». – Саратов–М.: Экшэн, 2008, С. 150–158; Кулапина О.И. Факторы расширения и преобразования методологического направления в современном музыкознании // Проблемы художественного творчества: Сб. ст. по материалам Всероссийских научных чтений, посвященных Б.Л. Яворскому. – Саратов: СГК им. Л.В. Собинова, 2010, С. 57–62 и др.].


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   26


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница