Ф56 Ф56 Философия науки в информационном обществе: Актуальные проблемы




страница3/26
Дата09.08.2016
Размер2.02 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

1. Понятие философии науки как тема метафилософии


Философия науки в качестве части философии является процессом и результатом применения всего интеллектуального потенциала философии к освоению феномена науки. Философия науки возникает там и тогда, где и когда философия относится к науке систематически как к уникальному феномену опыта бытия человека-в-мире. Такое понимание статуса философии науки в контексте философского познания предполагает необходимость самосознания философии, целесообразность прояснения ее проблемности и методологичности, концептуальности и предметности. Понятийность есть принцип организации и философии науки.

1.1. Атрибутивная определённость философии науки


Философия науки понимается как феномен рационального дискурса. Она получает конкретную определенность в опыте истории посредством экспликации своей проблемности и методологичности, концептуальности и предметности. Философия науки воспринимает символическую, аксиологическую и деятельностную определенность. В целом она осмысливается как феномен культуры со своими символическими, аксиологическими и деятельностными параметрами.

Способы мышления, освоенные философией составляют методологическую основу современной философии науки. Например, в современных логико-эпистемологических исследованиях научного разума широко применяются термины «скептик-индуктивист», «догматик-контриндуктивист», «индуктивный скептицизм», «догматический контриндуктивизм»14. Это может означать, что ранее возникшие способы философствования сегодня определяют научную и философскую концептуализацию опыта научного познания. В контексте этих способов философствования формируются возможности осмысления природы научного познания, развивается догматическая и скептическая, критическая и аналитическая, феноменологическая и антропологическая, структуралистская и постструктуралистская философия науки. Компаративистский анализ показывает, что то или иное философское понимание природы научного познания (философия науки) формируется на основании определенных предпосылок мировоззренческого, онтологического, гносеологического, аксиологического и методологического статуса. Сегодня целесообразно исследовать специфические общефилософские начала проблематики философии науки. На основании анализа классических и современных подходов формулируется понятие философии науки, показывается необходимая, но опосредованная связь предметности человеческой деятельности с условиями возможности формирования знания: предметность деятельности определяет предметность познания и знания, в том числе и знания научного.

Архетипы философии науки последовательно сменяют друг друга во времени традиции. Методы же философии имеют нередко транс-архетипическое значение, выполняют в традиции функцию преемственности. К ним относятся, например, методы догматического, скептического, критического, феноменологического, аналитического и антропологического философствования. В контексте этих методов формируются возможности осмысления природы научного познания, развивается соответственно догматическая, скептическая, критическая, феноменологическая, аналитическая и антропологическая философия науки.

Догматическая философия науки осуществляет редукцию познания к мышлению, используя логику умозаключения от неочевидного к очевидному. Она опирается на принцип равенства явления и сущности, тождества мышления и бытия, автономности и самодостаточности мышления. Догматическая философия науки базируется на вере в возможность достижения абсолютного знания. Г. В. Ф. Гегель определил метод своего философствования как догматизм в широком смысле. Выражением сути этого метода является тезис о том, что мышление в понятиях есть высший способ познания истины. Принципиальная редукция познания к мышлению определила специфическое отношение в рамках этого метода к фактам научного знания: если факты противоречат системе, то тем хуже для фактов.

Скептическая реакция на догматическую позицию оценивается как классическое направление в философии науки, имеющее значение фактора целостности традиции, транс–архетипическое значение. Апорийная методология скептической философии науки имеет для её конституирования принципиальное значение. Положения античного, новоевропейского и современного скептицизма, функционирующие в контекстах соответственно философии объективности, субъективности и интерсубъективности, формируют скептическую интерпретацию научного знания, истории науки. Скептицизм демонстрирует апорийность в пецепции определяющих структур научного знания.

Критическая философия науки осознает себя в свете оппозиции догматизма и скептицизма. Критическая философия и критическая философия науки И. Канта оцениваются в свете оппозиции догматизма и скептицизма. Демаркационизм – главная тема критической философии науки, а демаркация - ее основная проблема. Принципом критицизма является принцип двойственного рассмотрения предмета: (1) как предмета мышления и (2) как предмета познания. Это требование приводит к постановке проблемы демаркации метафизического мышления и научного познания как центральной проблемы критической философии науки. В её рамках ставятся проблемы метафизических начал естествознания, критерия демаркации, обсуждаются проблема индукции, многие другие проблемы философии науки. Фундаментальным противоречием философии Канта является толкование причинности, с одной стороны, и её реальное применение в конституировании системы критической философии, с другой стороны. В учении о рассудке категории причинности толкуются как априорные формы рассудочного мышления, синтезирующие знания только о мире явлений, но не о мире вещей самих по себе. В учении же о вещи-в-себе и явлении Кант утверждает, что вещи-в-себе воздействуют на нашу чувственность, возбуждают её, продуцируя мир явлений. Здесь категории причинности применяются к вещи-в-себе. Противоречие состоит в том, что в учении о синтезе знания причинность толкуется как применимая лишь к миру явлений, а в учении о вещи-в-себе и явлении категория причины применяется как средство мышления о вещи-в-себе. С позиций культуры критического философствования применение категорий мышления к миру вещей самих по себе есть возврат на позиции догматического реализма. Критицизм, являясь одним из универсальных методов философствования, может быть объективирован в контексте архетипически организованного философского мышления. Целесообразно исследовать статус критической философии науки в структуре философии объективности, субъективности и интерсубъективности.



Аналитическая философия науки актуализирует тему значения: проясняет значения, например, дескриптивных, эгоцентрических и логических терминов языка науки, средствами символической логики разделяет логические функции слов естественного языка в научном познании. Аналитическая философия науки в качестве своих философских предпосылок имеет критику субстанциального философствования, в контексте которой делается попытка преодоления понятий как материальной, так и духовной субстанций. В связи с этим наше Я концептуализируется как поток впечатлений, а идеи осмысливаются как копии наших впечатлений. Развиваются подходы к логико-эмпирическому анализу научных знаний, разработанные в традиции аналитической философии науки. Осмысление феноменов логических и семантических антиномий в основаниях математики и в контексте так называемого здравого смысла показало, что естественный язык недостаточно определен для того, чтобы быть надежным средством формирования и выражения знания, особенно в области логики и математики. В текстах естественного языка, который является метаязыком по отношению к языкам всех интеллектуальных традиций, не различается многозначность таких семантически и логически значащих слов, как, например, быть, существовать. Классическая философия, реализованная средствами естественного языка, вынуждена была имплицитно умозаключать от структуры языка и логики к структуре мира. Субъектно-предикатная форма суждения осмысливалась как имплицитное обоснование субстанциально-атрибутивной модели онтологии. В условиях, когда структура языка оценивается как фундирующая по отношению к структуре мира, возникает необходимость разработки логического языка — языка символической логики, возможно более свободного от неопределенностей естественного языка. В методологии логического позитивизма полагалось, что разработка языка символической логики и его применение к анализу логического синтаксиса языка науки должны предотвратить практику формирования и применения псевдопредложений в контекстах философского (освобожденного от метафизики) и научного исследований. Кроме того, язык символической логики должен был выполнить требования методологии не только в аспекте непротиворечивости мышления и познания, но и в аспекте выбора того или иного вида структур, которые можно допустить в мире. Но поскольку логика не дает оснований для выбора структур мира, то выбор осуществлялся на основании личного опыта философа-аналитика. Если психология исследует реальное мышление, то эпистемология, согласно Г. Рейхенбаху, осмысливает рационально реконструированное знание, которое дано только в языковой форме. Представление мышления в языковой форме оценивается в аналитической традиции как часть рациональной реконструкции. Мышление символизировано, так как оно выражено в языке. Рассматривая соотношение эпистемологии, мышления и языка, философы-аналитики различают разрешимые и неразрешимые задачи эпистемологии. К классу неразрешимых задач эпистемологии относится, например, задача изучения мышления вне языковой формы. К классу же разрешимых задач эпистемологии отнесены задачи, связанные с анализом знания в языковой форме. Этот тезис ясно показывает, что данная методологическая программа является вариантом аналитической философской традиции, для которой лингвистический поворот в исследовании знания является исходным принципом анализа. Лингвистическое видение задач эпистемологии выражается в тезисе о том, что теория познания должна начинать с теории языка, поскольку язык есть естественная форма знания. Коль скоро знание выражается посредством символов, то символы должны стать первым объектом эпистемологического исследования. Символ выполняет функцию значения, т. е. отношения к определенным фактам, не непосредственно, а в зависимости от правил языка, или языковых правил: только правила языка относят значение к символу. Р. Карнап показал, что грамматические правила образования предложений (грамматический синтаксис) не гарантируют продуцирование в системе естественного языка только осмысленных предложений. Предложение «Цезарь есть простое число» удовлетворяет правилам грамматического синтаксиса, но с семантической точки зрения оно является псевдопредложением, так как не имеет смысла. Причиной его неосмысленности является нарушение при его образовании правил логического синтаксиса языка. В этом псевдопредложении допущено смешение логических сфер (областей) – сферы персоналий и сферы чисел. Логический синтаксис языка не допускает смешения логических сфер. Значение символа и смысл предложения функциональны, они задаются правилами языковой системы. Так, правила определенной языковой системы определяют функциональное значение слова “север”, которое поэтому может использоваться для описания соответствующих географических реалий. Язык в аналитической методологии концептуализируется как многообразие слов, включенное в многообразие семиотических отношений. Р. Карнап сначала анализировал язык как синтаксическую систему слов, то есть в языке выделял слова и синтаксис. В дальнейшем в программу анализа языка науки он вовлек также и семантические отношения. Г. Рейхенбах анализировал язык как систему правил, которая соединяет символы и факты посредством функции значения символов. Система языковых правил телеономична. Она создается для определенных целей, и в ней необходимы специальные символы. Система языковых правил не является априорной и неизменной. Напротив, она изменяется в соответствии с требованиями жизни, так как понимается как феномен опыта. Система правил языка есть множество открытого типа. Эпистемология исследует знание в языковой форме, а язык понимается как нормативная система, приписывающая значения символам.

Антропологическое исследование научного познания исходит из принципа обусловленности мышления человека бытием человека. В зависимости от понимания характера бытийной обусловленности научного мышления и познания строятся версии антропологической философии науки. Обусловленность научного мышления родовой сущностью человека, его гендерной природой, социально–исторической практикой эксплицируются в версиях антропологической философии науки, культурно-исторически ориентированной философии науки. Телесность человеческого бытия в мире природы и в мире культурно-историческом определяет предметный способ бытия человека-в-мире. Предметное существо предметно осуществляет себя в предметном мире природы. Способом предметного бытия человека-в-мире является производительная деятельность. Историчность производительной деятельности предметного существа определяет в этой концепции историчность его социально-культурного бытия. История производительной деятельности является конститутивным принципом осуществления истории общества и истории культуры. Историзм практики, общества и культуры является как онтологическим принципом их осуществления, так и рефлексивным принципом их осмысления и понимания. Категориальные схематизмы сознания можно анализировать на разных уровнях абстракции. Корреляции характера культуры и способа производства можно описать в терминах нелинейности, теории самоорганизации. Наука в целом осмысливается в культуре техногенного мира, основанного на ценности инноваций. В контексте культуры формируются принципы научной рациональности, которые, как и сама культура, являются феноменами мира становления. Особенности научного познания осмысливаются, исходя из структурных характеристик деятельности человека. Выявляются субъектная и предметная структуры научного познания. Субъект деятельности с его ценностями, целями, знаниями, практическими навыками обращается к предметному миру, опираясь на средства деятельности и соответствующие действия. Наука нацелена на исследование законов преобразования объектов посредством формирования объективного научного знания о предметном мире нашего опыта.

Исследования структуры научного знания в качестве предпосылки опираются на рационально обосновываемый волютивный выбор единицы методологического анализа — теории в ее взаимоотношении с опытом, научной дисциплины, понимаемой как сложное взаимоотношение эмпирических и теоретических знаний, включенных в интердисциплинарный познавательный контекст, парадигмы научного исследования, научной исследовательской программы. При этом эмпирическое исследование изучает явления и их корреляции, в контексте которых может быть обнаружено проявление закона. Теоретическое исследование дает формулировку закона применительно к идеальным объектам теории. Предметная структура экспериментальной практики связывает в единство процессы, протекающие объективно по естественным законам, с антропно детерминированными процессами. Поэтому научный эксперимент является нередуцируемым феноменом научного познания, неэлиминируемой темой современной философии науки. Теоретическое и эмпирическое познание концептуально связанно с экспериментом посредством оснований научного исследования, в структуру которых включены идеалы и нормы научного исследования, научные картины мира, философские основания науки. Реконструкция истории науки, осуществленная посредством этой концепции оснований научного исследования, открывает принципиальные возможности в исследовании научного познания, в развитии философии науки XXI века. Операциональность и продуктивность концепции оснований научного исследования обнаруживается в процессе разработки проблемы порождения нового знания.

Культура философского освоения науки, многообразных циклов её синтеза и анализа, эволюционировала вместе с эволюцией самого философского мышления, культуры философского вопрошания. Концептуальность и предметность философии науки являются результатом её проблемности и методологичности. Формулировка проблемы (скажем, проблемы демаркации) определяет выбор метода её решения. Реализация этих исследовательских процессов ведёт к формулировке определённой концепции философии науки (скажем, концепций логического позитивизма, критического рационализма, постпозитивизма). Рефлексия над «ней» позволяет прояснить предметность «этой» философии науки.


1.2.Структурированная системность философии науки


В современной развитой культуре философского освоения науки соответственно исторически структурировавшемуся философствованию можно выделить такие относительно самостоятельные области философии науки, как метафизику научного знания и не(анти)метафизический подход, онтологию и эпистемологию науки, методологию, аксиологию и праксиологию науки. Сформировались как относительно самостоятельные методологический и философско-аксиологический анализ науки. Принимая во внимание феномен историчности, эмпирической незавершенности эволюции философского мышления, можно предположить, что формирование концептуальных подсистем структурированной системы философского вопрошания есть процесс, открытый творчеству будущего.

Если сопоставить такие версии философского освоения науки, как философия абсолютной субъективности Гегеля, с одной стороны, и критический позитивизм Маха, с другой, то станет наглядным их различие. Если первый способ освоения науки заявлен его автором как догматизм в широком смысле, то второй определён его же автором как «антиметафизический». Метафизический подход эксплицитно выражен, например, в дуализме субстанций в философии субстанциальной субъективности Декарта. Эксплицитно антиметафизический подход выражен, например, сторонникам логического позитивизма. Эта демаркация подходов характерна для всех разделов философии науки.

А. Бирд в учебнике по философии науки выделил две части — метафизику науки и эпистемологию науки15. К метафизике науки отнесены темы законов природы, объяснения, естественных видов. Их объединяет тема реальности, представленная в концепциях реализма. К. Дилворт показывает, что основной проблемой метафизики науки является аргументация, оценка и выбор реалистической или антиреалистической позиции в философии науки16. К эпистемологической части философии науки отнесены темы скептицизма и индукции, вероятности и научного вывода, индуктивного познания, метода и прогресса науки.

Проблема данности реальности в системах научного познания и знания осмысливается в концепциях научного реализма, а также в концепциях, оппозиционных ему. Современный рафинированный научный реализм философии науки, так или иначе, исторически соотнесен с наивным реализмом повседневного практического сознания человека. Отличие научного реализма современной философии науки от установки наивного и стихийного реализма сводится к рефлексивности научного реализма философии науки. Рефлексивная философская оценка реалистической позиции науки привела к пониманию того, что различные уровни организации научного познания и знания требуют своей собственной интерпретации с позиций дифференцированного, конкретизированного научного реализма. Поэтому научный реализм вполне правомерно распадается на реализм видов возможного знания и реализм научно-познавательной деятельности. Реализм первого рода ставит вопросы о реальности, данной в научных понятиях, моделях, фактах науки, законах и научных гипотезах и теориях. Реализм второго рода направлен на интерпретацию наблюдения, измерения и эксперимента в научном познании.

Соотношение реализма научного знания и научно-познавательной деятельности может быть сложным и опосредованным. Можно, например, антиреалистически оценивать онтологию универсальных научных теорий, инструменталистски понимать символические обобщения науки, но оставаться реалистом в понимании научного наблюдения, измерения, эксперимента. Своеобразный плюрализм есть, возможно, неизбежная специфика научного реализма, как современной философии науки, так и современного научного познания.

Онтология науки есть такая сфера философии науки, в которой динамика опыта научного познания порождает в контексте философского поиска новые категориальные смыслы, конкретизирует систему всеобщих определений мышления. Темой современной онтологии науки является, например, экспликация категориальных смыслов нелинейной динамики и синергетики, которая ведет к преобразованию всей системы универсалий мышления. Философия науки обладает своим языком, посредством которого изучается символическая природа научного познания. Язык научного познания становится частью предметного мира философии науки. Темы логического синтаксиса и логической семантики, например, становятся конституирующими направлениями исследований в философии науки. Фундаментальной проблемой философии науки является проблема существования объектов научного знания, особенно такого вида его организации, каким является научная теория. Обсуждение этого круга вопросов привело в современной философии науки к аргументируемому противостоянию реалистической и нереалистической философии науки. Аргументации нереалистического понимания научного знания обусловили совершенствование аргументации реалистической философии науки. В структуре реалистического подхода к научному познанию предпринимаются все более дифференцированные аргументы для обоснования идеи истинности как когнитивного идеала науки, многосторонне оцениваются версии реалистической философии науки17.

Эпистемологию науки можно понимать как экспликацию тем знания и истины применительно к науке, научному исследованию. Философское мышление, ориентированное на осмысление условий возможности познания мира человеком, осваивает тему познания как тему отношения явлений нашего опыта к вещам самим по себе, существующим, как можно предполагать, независимо от мира опыта, от процесса познания. Тема отношения явления и вещи, мира явлений и мира вещей рассматривается в философии науки как тема, конституирующая становление философии в целом, философии науки в особенности. Историческое бытие философии и философии науки в ее контексте есть процесс осознания фундаментальности этой темы или, в другом модусе речи, этого отношения. Научное познание, ориентированное на постижение в знании предметных миров, данных в контексте возможного опыта в структуре определенных методов исследования, является традиционным предметом философского вопрошания, философского исследования, включающего анализ и синтез познания и знания. Научное знание сегодня — своего рода идеальная субстанция самодвижения цивилизации креативного типа. Поэтому философия, систематически осмысливающая природу культуры, обращается к постижению научного знания, к выявлению его места в культуре прошлого, настоящего и будущего бытия человека и человечества. Если предметность и истинность указывают на объективное содержание научного знания, то его обоснованность можно оценить как субъектную характеристику науки. Иным аспектом осуществления единства объекта и субъекта в научном знании является отношение нашего опыта к бытию, мира явлений к миру вещей самих по себе. Как теоретически представлено фундаментальное отношение — отношение явлений к вещам? Проблема состоит в том, что если явления всегда «наши», так как они составляют все множество элементов нашего опыта, то вещи нам могут быть даны только как явления нашего опыта. Оказывается ли научное знание знанием нашего мира явлений или оно может быть знанием вещей самих по себе? Интересно и проблематично то, что чем более последовательна любая попытка ответа на этот вопрос, тем более очевидна его неудовлетворительность. Если принять, что научное знание оказывается знанием явлений, что последовательно, то тогда оно не решает задачу познания мира вещей самих по себе. Если принять, что научное знание функционирует как знание вещей самих по себе, то это противоречит очевидности того, что вещь может быть познавательно дана нам только как явление. Ян Хакинг утверждает, что в философии науки имеется две основные темы — темы рациональности и реальности18. Классические проблемы философии науки обусловлены как познавательным способом отношения науки к миру, так и ее преобразовательной направленностью.

Спецификация аксиологического фундирования научного познания многомерна, что является темой аксиологии науки. Философские образы научного познания имеют дело с аксиологией в двух случаях. Во-первых, концепции философии науки включены в ценностно-оценочное отношение, воспринимают аксиологические допущения. Во-вторых, концепции философии науки исследуют ценностно–оценочную проблематику в предметном мире научного познания. Поэтому аксиология научного познания является частью философии науки.

Существуют разные способы центрирования проблематики философии науки. К. Поппер подчеркивает, что центральными проблемами философии науки являются проблема индукции и проблема демаркации19. При этом проблеме демаркации придается определяющее значение. Эмпирический реализма и критический рационализм как философия и методология науки К. Поппера основывается на положении о том, что в философии и науке реализуется общий метод рациональной дискуссии. Критический метод понимается как диалектический метод выявления противоречий в познании и их устранения из системы предложений, выражающей наличное бытие научного знания. Логической формой фальсификации теории является противоречие между следствиями теории и «базисными» утверждениями, которые играют роль проверочных высказываний науки.

Проблема демаркации как проблема различения науки и метафизики, а в более широком контексте как проблема разграничения науки и ненауки наиболее значима для философии и науки в целом. В антологиях по философии науки 70–х годов ХХ века были акцентированы следующие основные проблемы: природа научного объяснения и предсказания, структура и функции научных теорий, подтверждение научных гипотез.

Методологическая природа философии как феномена культуры свойственна и философии науки. Феномен науки осваивается в контекстах философской конструкции и деконструкции, философского анализа и синтеза. Современная философия науки осуществляет свой поиск в значительной мере под знаком анализа. Сформировавшийся в виде логического анализа языка науки, анализ научного познания и знания в традиции философии науки вбирает в себя аналитические возможности культуры философствования вообще. Развитие содержания философского мышления явилось основой становления философского анализа познания. Сегодня философский анализ научного познания предполагает систематическое выявление мировоззренческих презумпций научного мышления, постижение гносеологической природы научного познания, в первую очередь природы знания и его истинности, осмысление онтологического содержания научных теорий и законов науки, других форм бытия знания и осуществления познания. Философский анализ научного познания обращен к постижению методологии науки, к осмыслению аксиологических координат и смыслополагающих ориентиров науки, деятельности научных сообществ, ученых. Методология, аксиология и телеология науки обнаруживают свои гармоничные взаимосвязи с праксиологией научного познания, исследующей различные формы научно-познавательной активности под углом зрения идеи практической природы познания и культуры в целом.

Существующие в современной философии науки подходы и методы философствования в той или иной форме реализуют структурированное понятие философского анализа научного познания. В контексте деятельностного подхода к научному познанию осмысливается его природа и структура через понимание категориальной структуры деятельности человека. Осмысливается, например, предметность научного познания, обсуждаются вопросы объективности и виртуальности предметных миров науки. Деятельностный подход к осмыслению природы научного познания направлен на минимизацию неконтролируемых опытом метафизических презумпций философии и науки.

Любая целостная концепция философии науки предполагает ответы на вопросы о целях и ценностях научного познания, о его предметных мирах и способах их существования, о методах овладения этими мирами, о структуре и генезисе научного знания, что определяет сопряженность философии науки не только с культурой философствования в целом, но и с другими подсистемами как теоретической, так и так называемой прикладной философии (философии природы, человека, общества, истории, культуры и всех ее видов — мифа, языка, искусства, религии, техники, экономики, политики…).

Практическое отношение человека к миру, формирующее «естественную» установку сознания, определяет становление и науки. Осмысление роли практики вообще, определённых практик в особенности в генезисе, функционировании и развитии науки составляет задачу праксиологии науки. Исследование явления научной практики, прояснение познавательного статуса наблюдения, измерения, экспериментирования – всё это является конкретизацией тематики этой структурной области.

Проблематика исследования отношения бытия и мышления, свойственная европейской философской традиции, в полной мете воспринята и наукой, в содержании которой связь мышления и бытия с необходимостью опосредована практикой. Современная философия науки, ориентированная на исследование специфики научного мышления, концептуализирует опыт научной рациональности. Публикации по философии науки, ориентированные на исследование существования объективного мира, данного в процессах научного познания, акцентируют проблематику реальности. Тема соотношения научного мышления и “научного бытия” является фундаментальной темой философии науки, в том числе и современной. Поэтому концепции рациональности / иррациональности — реализма / антиреализма являются осевыми концепциями современной философии науки. В базисных учебниках по философии науки 90–х годов, выполненных в рамках антропно-деятельностного подхода, ставятся проблемы бытия научного познания в контексте культуры.

Философия науки взаимосвязана не только со всеми концептуальными подсистемами наличной культуры философствования. Она также соотнесена с направлениями науковедения, с историей науки и социологией науки, с психологией научного творчества и логикой науки. Выявление отношений сходства и различия философии науки и направлений науковедения позволяет получить более конкретные знания о науке. Рефлексией философии науки над своими собственными исследованиями является историография философии науки, которая осмысливает историческое бытие философии науки, представленное в публикациях результатов исследований в этой области познания. Дискретные характеристики изменения и специфики философии науки отображены в антологиях, книгах для чтения, учебниках по философии науки, резюмирующих дискретные итоги динамики знаний в области философии науки.



Проблемность и методологичность, концептуальность и предметность философии науки, её структурирующаяся системность (метафизика и антиметафизика, онтология и методология, эпистемология, аксиология и праксиология науки) вписаны в исторически сформировавшиеся способы мышления бытия.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница