Евреи в сша: американская диаспора как исключение из правил?




Скачать 268.06 Kb.
Дата12.06.2016
Размер268.06 Kb.
Алон Галь
Евреи в США: американская диаспора как исключение из правил?
Американская культурно-социологическая общность не только отличается исключительной сложностью; ей присуща определенная парадоксальность, которая вызывает интерес исследователей, побуждая их обращаться к ней вновь и вновь. Тематика, особенно важная и адекватная для нашего обсуждения, связана с характерным для американской цивилизации единством и противоречием между индивидуализмом и коллективизмом, устремлениями индивидуума и укладом жизни общины. В этой тематике заключена определенная парадоксальность, которая должна стать предметом серьезного изучения1.

Две характерные особенности, тесно связанные с американской демократией – это индивидуализм и плюрализм2. На первый взгляд, эти две составляющие должны оказывать противоречивое влияние на еврейскую общину. Следует ожидать, что индивидуалистический фактор – в смысле направленности на личное продвижение – приведет к сближению евреев с их окружением, усиливая тенденции к подчинению американскому образу жизни, достижению богатства и процветания, общественной раздробленности и динамичности, гомогенизации, то есть слиянию еврейской общины с остальными частями общества. Таким образом, можно охарактеризовать влияние этого фактора как направляющее в сторону ассимиляции3. В то же время плюралистический фактор положительно воздействует на развитие рамок самоуправление и образование автономных структур, усиливая связь индивидуума с этими структурами и стимулируя жизнь общины4; таким образом, этот фактор оказывает влияние, направленное на поддержание еврейской жизни в рамках общины.

Однако в диалектике американской действительности взаимодействие этих факторов осуществляется гораздо более сложным образом. В Америке, где индивидуум воспитывается на принципах коллективистского предпринимательства, группового волюнтаризма, и развития рамок самоуправления, расширение личных прав может привести к усилению деятельности на благо той или иной этнической группы5 и, в частности, к укреплению еврейской общины. Что же касается плюрализма, то усиление разнообразных видов деятельности, носящих плюралистическую окраску и ориентированных на принцип прав человека, всеобщее равенство и свободу, приводит к возникновению взаимопонимания и сотрудничества между гражданами и, в конечном итоге, влияет в сторону ассимиляции и приспособления к окружающей среде 6.

В принципе, существует и третий фактор, находящийся на границе американской демократии или же выходящий за ее пределы – ксенофобия, враждебность и неприятие еврейства, антисемитизм 7. Если эта радикальная тенденция усиливается и начинает доминировать над ценностями демократии, существование американского еврейства может стать галутным, в классическом понимании этого слова. В то же время, когда этот фактор проявляется в умеренной форме, будучи ограничен рамками американской плюралистической демократии, он может привести только к подчеркиванию специфики еврнйской жизни в общеамериканском контексте и вызвать ответную оепкцию со сторонны евреев, направленную на исправление норм общества, в котором они живут. Так же и с точки зрения этого фактора, неприятия еврейства, следует обратить внимание на особенности американского общества и американской истории.

Множество факторов оказывают влияние на подрыв идейной платформы американского антисемитизма и ослабления его как активной силы: то обстоятельство, что он зародился в "новом мире", удаленном от европейских традиций, ведущих свое начало от Средних веков; стабильность демократии и защита прав человека в самом широком понимании, основанная на конституции, которая рассматривается почти как святыня; конституция гарантирует также отделение религии от государства и свободу совести. Разумеется, действительность всегда была более сложной; в определенных кругах делались попытки интерпретировать конституцию и американские традиции с авторитарных позиций христианской церкви, расизма и ксенофобии. Однако гораздо большее распространение получила либеральная традиуия, связанная с такими прославленными именами, как Джефферсон, Авраам Линкольн, Вудро Вильсон, Франклин Рузвельт и Джон Кеннеди. Следует помнить, что вследствие многочисленности религиозных и этнических групп не всегда именно евреи играли роль козла отпущения в период кризиса. Свободная экономика в сочетании с географической и социальной динамичностью играли роль в создании климата, неблагоприятного для возникновения и развития антисемитизма8.

Пуританские движения, оказавшие определяющее влияние на историю религиозной жизни в Америке, придавая особое значение Библии, нередко проявляли интерес и симпатию к Народу Книги, вплоть до того, что древняя история евреев служила для них источником вдохновения в том, что касается защиты свобод и прав человека. Еще в XIX в. в либеральных протестантских кругах стали прослеживаться ярко выраженные просионистские тенденции, прдолжавшиеся до середины следующего столетия. В фундаменталистских (большей частью, консервативных) кругах выработалась в отношении к евреям система «двойных стандартов», однако и это, скорее, свидетельствует о проеврейских настроениях. В период массовой иммиграции, с начала века и до окончания Второй мировой войны, заметно усиление антисемитизма и проявлений дискриминации, в том, что касается иммиграционной политики, а также в социально-экономической сфере (однако следует отметить, что дело никогда не доходило до принятия федеральных законов, направленных только против евреев, и до возникновения крупного и влиятельного антисемитского политического течения)9.

Сочетание различных исторических факторов повлекло за собой укрепление статуса евреев в США и позволило им благополучно пережить тяжелые периоды кризисов. Американское государство было основано беженцами, иммигрантами, они же определили характер его развития; и евреи прибыли туда еще до обретения Америкой своей независимости. Евреи приняли активное участие в американской Войне за независимость; подавляющее большинство евреев встали на сторону революционеров10.

Как с точки зрения национальной традиции, так и по своей политической структуре Америка не является местом, благоприятным для возникновения каких-либо радикальных течений. Следует понять, что для американцев осознание себя народом возникло не в результате романтического движения, направленного на поиски исторических корней нации, но основывалось, прежде всего, на универсальных демократических ценностях, которые и послужили объединяющим началом народа 11. Нужно добавить, что и политическая структура Америки не способствует возникновению радикальных групп. Это связано как с чисто организационными проблемами, так и с тем фактом, что реальное влияние возможно оказать лишь в рамках двух крупных демократических партий. Более того, две крупные партии втягивают в свою орбиту более мелкие группы, что приводит к тому, что идеология этих групп приобретает более умеренный характер12.

Таким образом, факторы, действующие в американской политической жизни и лежащие в основе американского национализма, скорее способствуют сближению евреев с окружающим их обществом и вливанию в общеамериканское русло, нежели вызывают отторжение от их окружения. Однако следует обратить внимание, идет ли в этом случае речь о включении евреев в обществе как национальной группы, сохраняющей присущую ей специфику, или же о полном отождествлении, то есть ассимиляции.

Что касается религиозной сферы, следует отметить, что в Америке всегда придавалось большое значение принципам свободы совести и отделения религии от государства. Чтобы в полной мере оценить значение этого факта, напомним, что вплоть до начала шестидесятых годов XX в. почти сто процентов американцев определяли себя как религиозные в той или иной степени. Добавим к этому, что протестанство, являющееся на протяжении веков доминирующим религиозным течением в Америке, всегда характеризовалось плюралистическим подходом (denominationalism) и положительным отношением к различным религиозным группам и направлениям (denominations), базирующимся на принципах взаимного уважения и сотрудничества. И в самом деле, принцип отделения религии от государства, свобода совести, взаимоуважение и плюрализм в вопросах религии находятся в числе важнейших базовых характеристик американской цивилизации 13.

Вместе с тем, в том, что касается этно-культурных проблем, ведущее место оспаривали три теории: англоконформизм (а именно, утверждение о превосходстве белокожих протестантов, выходцев из Северо-Западной Европы – сокращенно "ВАСП" (WASP – White Anglo-Saxon Protestants); теория "плавильного котла" (melting pot, иными словами, слияние разнообразных этнических групп в новое единое образование – американский народ); и теория культурного плюрализма. До окончания Второй мировой войны основная конкурентная борьба происходила между первыми двумя теориями. Идеи культурного плюрализма (cultural pluralism) зародились еще в период Первой мировой войны, однако в ту пору их влияние было незначительно (исключением было только их влияние среди евреев). "Культурная демократия" периода «New Deal» благоприятствовала развитию слабых этнических меньшинств; однако акцент ставился главным образом на восстановлении социальной справедливости. Общественное мнение было далеко от принятия подхода, согласно которому следует развивать автономию каждой этнической общины, сохраняя при этом ее культурные особенности. Иными словами, до Второй мировой войны идеология этнического плюрализма не находила сбе поддержки в Америке14.

Впрочем, несмотря на доминантное положение теорий англо-конформизма и "плавильного котла", и в указанный период в американском обществе проявлялись тенденции положительного отношения к поддержанию еврейской жизни в рамках отдельного этнического коллектива. Так, например, еврейская община (в "немецкий период") вызывала положительные отзывы своей заботой

и поддержкой слабых и нуждающихся и тем фактом, что, будучи способной самостоятельно обеспечить свое экономическое благосостояние, она не стала бременем для общества в целом. Сохраняя верность традиционным нравственным ценностям, а также ориентируясь на принцип самообеспечения (self-reliance), глубоко укорененный в американской действительности, еврейская община как коллектив получила легитимацию и заслужила одобрение со стороны широкого общества. Также и массовая иммиграция в Америку евреев из Восточной Европы, в начале XX в., не положила конец проявлениям положительного отношения к евреям, к их насыщенной культурной и интеллектуальной жизни и поддержке существования их автономных структур15.

Во всяком случае, даже и при непопулярности идеи этнического разнообразия, существование еврейской общины в свободной Америке (как и ряда других этнических меньшинств) оставалось вполне комфортабельным, строясь в соответствии с принципами волюнтаризма, подобно традиционной организации групп и сообществ. Следует помнить также исторический контекст этнического выживания: большие волны беженцев, прибывающие в относительно короткие периоды времени и сосредотачивающиеся в определенных районах. В отличие от других стран, в Америке принадлежность к еврейству не рассматривается как носящая корпоративный характер; имеет место (аналогично тому, что происходило до недавнего времени с другими этническими группами) волюнтаристское распределение евреев по различным организационным группам. В американском демократическом обществе эти формы, естественно, не связаны с обособленностью. Напротив, как уже отмечалось выше, американское еврейство приняло деятельное участие в культурной жизни общества в целом (явление, именуемое "аккультурация" - acculturation). Высоко ценя идеалы американской демократии, американское еврейство овладело правилами игры, позволившими им включиться в соревнование. Однако это участие в культурной жизни вовсе не повлекло за собой ассимиляцию (assimilation). Евреи не отказались от своего национального достояния, определяющего их как коллектив, и продолжали успешно строить и развивать жизнь в рамках общины16.

В свете перечсленных выше обстоятельств становится ясно, что идея классического сионизма – образование структуры государственного самоуправления – никогда всерьез не стояла на повестке дня американского еврейства как способ решения собственных проблем. Антисемитизм (как отмечалось выше, не достигающий значительного размаха) не приводил к возникновению сионистского движения, ставящего под сомнение возможность существования в диаспоре, подобно тому, как это происходило в Европе. Проявления враждебности сказывались на усилении заботы о сохранении индивидуальности еврейства, что было возможно благодаря наличию активных организаций защиты и разветвленной системе образования, поддерживаемой общиной. Основатели американского сионизма – Й. Л. Магнес, Йисраэль Фридлендер, Стефан Вайз, Горас Каллан, Луи Брандейс и Генриетта Сольд - никогда не руководствовались девизом Бейт Йааков леху ве-нелха («ступай же, дом Йаакова, и пойдем...») и не провозглашали, подобно Герцлю, что суть сионизма – это современный "исход из Египта"; они полагали, что евреи и, в особенности, сионисты, способны оказывать существенное влияние на поддержание принципов демократии и плюрализма в американском обществе, и в свете этого положительно оценивали перспективы развития американской еврейской общины 17.

Нацизм, Вторая мировая война, Катастрофа и возникновение Государства Израиль не произвели кардинального переворота в традиционном мировоззрении американского сионизма, согласно которому Америку нельзя рассматривать как страну диаспоры. В сороковые-пятидесятые годы оешающее влияние на идеологию американского сионизма оказали Мордехай Каплан, мыслитель, связанный с идеями религии и сионизма, известный своей оригинальностью сионистский деятель и реформистский раввин Аба Гиллель Сильвер, а также, в известной степени, "воинствующий" сионист Иммануэль Нойман, но и они, как и их предшественники, разделяли точку зрения, согласно которой сионистское предприятие в Стране Израиля только дополняет, но не заменяет существование американской еврейской общины 18.

Рассматривая заселение евреями Страны Израиля как дополнение существования американской еврейской общины, эти сионисты приписывают ему важную положительную роль. Американские сионисты, подчеркивавшие элементы общности иудаизма и классического американского мировоззрения, придавали значение сионистскому начинанию в Стране Израиля как фактору, укрепляющему американскую демократическую традицию. Все перечисленные выше "отцы-основатели" американского сионизма, независимо от их политических взглядов, видели в сионистском предприятии в Стране Израиля не только воплощение идей еврейской культурной традиции, но и реализацию прогрессивных принципов американской цивилизации 19.

Под влиянием Катастрофы европейского еврейства и возрождения еврейского народа в героической Войне за независимость начался процесс так называемой "сионизации", включающий в себя проставление акцента на выживании и стремление к политической силе. Но даже и когда в центре внимания новых американских сионистов находилось святое право на существование, в их идеи неизменно вплетались социально-демократические мотивы. Правление в государстве евреев должно строиться на просвещенных, демократических принципах, потому что только таким образом можно привести к возрождению и к новой жизни переживших преследования и трудности беженцев из Европы и из других мест. Следует добавить, что государство евреев должно избегать какого бы то ни было сходства с нацистскими режимами в том, что касается отношения к меньшинствам; высшим критерием нравственности будем служить внедрение принципа равенства и уважения прав всех меньшинств. Более того, Израиль обязан активно сотрудничать с другими странами в целях предотвращения войн и ликвидации базы расистско-империалистической политики, приведшей к ужасным катастрофам все человечество и, в особенности, еврейский народ 20. Антисемитизм, традиционно незначительный в США и несколько возросший в период 1900-1945, сделался крайне непопулярен после Второй мировой войны; исследования указывают на ясно выраженную тенденцию постоянного снижения дискриминации евреев. В 1965 году в законы о беженцах внесены изменения, снимающие ограничения, направленные против католиков и евреев. Предрассудки касательно евреев сохранились в определенных кругах населения, в основном, более преклонного возраста и мало образованных. Но в целом, Катастрофа и позиция, занятая Америкой во время войны, усилили у многих ощущение вины и собственной ответственности, положительно повлияли на тенденции сближения и взаимопонимания между религиями, а также на поддержку сионизма и возникновения и развития еврейского государства. Как известно, католичество пошло по определенному пути, вершиной которого явилось осуждение антисемитизма и снятие с евреев обвинения в убийстве Иисуса, американские епископы приняли в этом процессе деятельное участие, а также сыграли ведущую роль в борьбе за признание Ватиканом религиозного плюрализма и принятие им решения о развитии хороших отношений с евреями. Американское католичество положительно расположено к евреям. В последние десятилетия иудаизм воспринимается американским населением как равный по статусу протестантству и католичеству 21.

Идеи американский плюрализм, до Второй мировой войны находившие свое наиболее явное выражение в сфере управления и религии, на исходе шестидесятых годов распространились также в область культуры и этнических отношений. Тогда дискриминируемое чернокожее население поднялось на борьбу за свои права и достоинство под общими лозунгами: "Черное – сила" и "Черное – это красиво". Их борьбу поддержали другие этнические группы, каждая по-своему. В семидесятые годы умножились проявления распространения культурного плюрализма: преподавание в школе культурного наследия разных этнических групп, изучение этнических дисциплин в университетах, поощрение изучения "второго языка", и пр.22

Однако по-прежнему неясно, сделались ли стереотипы культурного плюрализма частью американской действительности. С одной стороны, получила распространение практика "дискриминации в целях уравновешивания", при которой в распределении рабочих мест предпочтение отдается цветным меньшинствам и женщинам. Эта практика не распространяется на евреев и прочие белые этнические меньшинства – ирландцев, итальянцев, поляков и других – которые считаются (и не всегда справедливо) сравнительно устроенными. Здесь очевидна заинтересованность этнических групп, получающих преимущество при таком подходе. У этого подхода есть много противников, в том числе и среди сторонников культурного плюрализма, которые видят в нем отклонение от волюнтаристских и либеральных принципов, лежащих в основе этнического плюрализма. В университетах в настоящее время популярен девиз "поликультурности" (multi-culturalism), под эгидой которого проводится кампания поддержки этих цветных меньшинств. На первый взгляд, это явление свидетельствует об укоренении концепции плюрализма, поскольку американское общество составлено из различных этнических групп, и, соответственно, следует развивать их культуру; однако на практике эта деятельность зачастую является узко-интересантской23.

В то же время, среди "белых этнических групп" (на которые не распространяются упомянутые законы) коллективная активность в социальной и культурной сферах часто остается на низком уровне. В глазах их членов этническая принадлежность – это только один из многих параметров, и даже не всегда самый значительный; во всяком случае, этническая принадлежность не играет решающей роли и не находится в эпицентре жизни американского общества 24.

Представляется правильным рассматривать подъем этнического самосознания в шестидесятые и семидесятые годы под двумя углами. С одной стороны, это самосознание является аутентичным выражением опыта, накопленного в ходе борьбы против дискриминации, и иногда и формировалось и усиливалось в ходе этой борьбы. Или же этническое самосознание может отражать другой опыт – накопленный позднее, в дружественной атмосфере плюрализма и волюнтаризма. И в самом деле, значение "WASP" как характеристики, определяющей "благородное" происхождение, постоянно снижается, в то время как другие этнические группы все меньше стыдятся своих особенностей и своего наследия 25. Но с другой точки зрения, можно рассматривать это явление как одну из составляющих в борьбе за социальную справедливость, в усилении терпимости вообще и заботе о положении дискриминируемых групп и незащищенных элементов в обществе, независимо от этнического происхождения (женщин, детей, стариков, гомосексуалистов и лесбиянок, инвалидов, и других). В этом контексте этническая проблема – это лишь один аспект системы социальных ценностей, являющейся производной традиционной американской идеологии 26.

Добавим к этому, что в последнее время этническое отождествление, особенно среди белых этнических групп, часто является результатом ярко выраженного индивидуалистического подхода. Иными словами, оно в гораздо большей степени определяется свободным выбором, субъективным желанием индивидуума, нежели объективными социальными или экономическими обстоятельствами (такими, как район проживания, экономическое положение, язык и т.д.). Оно носит главным образом символический характер и обычно служит выражением тенденции к самосовершенствованию, развитию и продвижению индивидуума в некоей плоскости общественной жизни; оно также отражает возрастающую неудовлетворенность индивидуума, стремящегося к проявлению инициативы и к самореализации. Пробуждение этнического самосознания в настоящее время происходит именно в этой форме (как отмечалось выше, среди белых групп) и, в конечном итоге, гармонично вплетается в традиционное американское мировоззрение, основанное на принципах индивидуальной свободы и благосостояния 27.

Явление символического этнической самоидентификации распространено также среди членов еврейской общины. Наиболее яркое выражение оно получает в сфере образования. Еврейское образование в Америке находится в среднем на довольно низком уровне и на практике ограничивается основами еврйской самоидентификации в процессе подготовки к бар-мицве и бат-мицве. Таким образом, нося самый поверхностный характер, оно подгатавливает почву для символического национального самоопределения. На протяжении многих лет деятели просвещения и исследователи предостерегали, что образование такого рода недостаточно для воспитания евреев, которые бы предпочитали не вступать в смешанный брак и проявляли бы интерес к делам общины и к ее будущему 28.

Американские индивидуалистические тенденции, которые превращают этническую компоненту в личную, также обычно придают ей определенную шаткость. В этой ситуации преобладает легкое отношение к еврейской самоидентификации, усиливающееся пренебрежение собственно сущностью иудаизма и готовность к ассимиляции и к растворению в окружающем обществе. Результатом этого в последние годы является уменьшение количества членов в еврейских организациях и постепенное увеличение числа смешанных браков, особенно среди представителей молодого поколения. Вместе с тем, вряд ли из этого можно сделать слишком поспешный вывод о том, что американская еврейская община обречена на скорое вымирание или же в обозримом будущем утратит жизнеспособность и созидательную энергию 29.

Американские евреи существуют в обществе, которое становится все более открытым по отношению к проявлениям плюрализма. Этническая компонента в этом общем процессе воспринимается как подлинно "американская" и получает все большую легитимацию. Если девизом образованных европейских евреев в свое время было: "Будь евреем у себя дома и человеком, когда выходишь из него", то в США все более популярной становится формулировка: "Будь человеком и американцем у себя дома и евреем и американцем, когда выходишь из него". Это приводит к тому, что еврейская община как коллектив все более активно включается в американскую политику. В последние десятилетия американские евреи создали организации и развили эффективные методы по ведению активной политической деятельности, касающейся их национальных проблем. Это коллективная еврейская деятельность, строящаяся согласно правилам игры, принятым в американской политике; однако осведомленность людей, поддерживающих эту деятельность, в вопросах иудаизма и еврейства, стоящих на повестке дня, является обычно самой что ни на есть поверхностной30.

Вместе с тем, еврейская община в Соединенных Штатах обладает немалой жизненной силой. Картина ее деятельности носит крайне неоднородный характер. В свете общей направленности к более просвещенному обществу и предоставлению индивиду больших свобод ей удается побудить к жизни творческие силы, действующие в рамках религиозных аспектов жизни. В последние десятилетия религиозная жизнь (в том числе, в значительной части ортодоксальной общины) развивается, основываясь на четырех принципах: уважение к индивидуальному подходу, волюнтаризм, универсализм и общественная направленность. Способность общины к приспособлению к этим правилам игры и к творческой деятельности в их рамках проявляется также и в развитии иудаики, которое позволило создать «Ассоциацию по изучению иудаизма» в начале 60-ых гг. В сфере американской иудаики господствует тенденция соответствия динамичному развитию окружающего мира; в ней ясно прослеживается открытость к использованию методических основ, принятых в иных сферах знания. Особое внимание в ней уделяется взаимному влиянию еврейской культуры и тех цивилизаций, в рамках которых она существовали.31

Интересное и непростое явление – это деятельность еврейских деятелей искусства и культуры. В этих областях заметны достижения многих евреев, некоторые из них ведут активную общинную деятельность, иные не поддерживают с ней тесной связи или же существуют на стыке американской общины и окружающего общества. Однако большинство из них отнюдь не отрицает своих еврейских корней. Более того, многие прибегают в своем творчестве к явным еврейским мотивам. Это не новое явление (начало 50-ых гг.), однако оно получило особый импульс в шестидесятые годы, характеризовавшиеся повышенным вниманием ко всему этническому. Сейчас оно распространяется на разнообразные области творчества: от высокого искусства и до массовой культуры. Творческая деятельность в этих сферах, протекающая в удобных условиях «филосемитской стадии развития американской культуры», привела к возникновению специфической и своеобразной американо-еврейской культуры. Ее творцы – это отнюдь не ассимилированные евреи, хотя они и принимают активное участие в духовной и культурной жизни Соединенных Штатов. Их еврейство широко известно; при этом, однако, они предпочитают относиться к нему как к субъективному фактору, результату личного выбора.32

Однако демократизация и расширение прав являются не единственными тенденциями, влияющими на жизнь еврейской общины. В последние двадцать лет, в качестве реакции на процессы либерализации и вседозволенности, в Соединенных Штатах усиливается влияние евангелического христианства; все громче раздаются голоса, для которых американцы - это, в первую очередь, «христианский народ». Четыре бывших президента (Форд, Картер, Рейган и Буш) говорили о своем духовном перерождении. Сейчас трудно предсказать, не произойдет ли сближения между религией и государством. Следует помнить, что в связи с отделением религии от государства основные религиозные течения в Америки не предъявляли высоких требований в области ритуала, ставя основной акцент на социальных и этических проблемах и развивая в этом контексте межрелигиозные связи и взаимодействие. Эта своеобразная, прочно укоренившаяся и развитая религиозная цивилизация является препятствием для возможных процессов сращивания религии с государством; вместе с тем, кажется, что тенденции превращения Америки в христианское государство достаточно сильны. 33

Американское еврейство беспокоит фундаментализм, усиливающийся начиная с семидесятых годов и стремящийся к стиранию четкого разграничением между религией и государством. При этом евреи обычно забывают, что американские фундаменталисты прочно связаны с про-сионисткой или даже филосемитской традицией и не обращают должного внимания на их произральскую деятельность после Шестидневной войны (на сегодняшний день там действует примерно 300 фундаменталистских произраильских организаций). Зато в еврейских общинах помнят, что во время Катастрофы и в годы становления государства Израиль фундаменталисты хранили молчание и что поддержка ими Израиля связана с воинствующим религиозным «кредо», согласно которому евреи после «великого потрясения» будут жить в стране Израиля, приняв религию Иисуса. Большинство американских евреев приписывает первостепенную важность принципу отделения религии от государства. Поэтому еврейские организации прибегают к двойной стратегии: усиленная борьба за полное отделение религии от государства, с одной стороны, и новые попытки диалога с более либеральными христианскими группами, с другой.34

Еще в недавнем прошлом лишь считанные проценты американских граждан определяли себя как нерелигиозных. Начиная с шестидесятых годов эта группа населения увеличилась; сегодня она насчитывает примерно 10%. Однако среди евреев сравнительное количество нерелигиозных гораздо выше. Американский фундаментализм характеризуется борьбой против светского гуманизма; кажется, впервые за всю историю Содиненных Штатов возникло некоторое столкновение на почве противостояния «религиозные – светские». Для еврейской общины, которая по-прежнему считает именно правый спектр политической карты основным возможным источником антисемитизма, это не самая приятная ситуация. В этом контексте существенна дистанция, отделяющая оптимистические результаты исследований о закате американского антисемитизма от ощущения тревоги, охватывающего американское еврейство.35

Позиция черного меньшинства (наиболее большого этнического меньшинства) является бросающимся в глаза исключением в общей тенденции к снижению уровня антисемитизма в Америке. Здесь картина не соответствует и известному принципу, согласно которому уровень образованности и прогресса находится в обратно пропорциональном соотношении с уровнем антисемитизма. Молодые и более образованные поколения негров в Америке часто гораздо более ненавидят евреев вообще и государство Израиль, в частности.36

Как мы уже указывали, в Америке существует традиция активной политической и юридической защиты евреев от антисемитизма. Эта деятельность исходит из оптимистической предпосылки о том, что в условиях США возможно возобладать с проявлениями антисемитизма и с помощью соответствующей воспитательной работы привести к сокращению масштабов этого феномена. Просветительская деятельность и практическая защита евреев различными организациями осуществляются во имя конституции и американских ценностей, ради обеспечения прав притесняемых слоев населения. Иными словами ответом американских евреев на притеснение, как правило, является не сионизм, но либеральный активизм. В конечном итоге, можно сказать, что в американских условиях именно антисемитизм становится фактором, влияющим на интенсификацию общинной жизни евреев.37

Сионизм, который до создания государства Израиль, вызывал полемику, превратился в фактор, объединяющий евреев. Хотя традиционное сионистское движение пребывает в довольно-таки плачевном состоянии, подавляющее большинство евреев обшины настроены теперь сионистски, то есть про-израильски. Беспокойство об Израиле лежит в центре самоотождествления и находится в фокусе деятельности еврейских общин (характерен ежегодный конгресс Объединенного еврейского фонда в Америке). Федерации (несмотря на свою долгую анти-сионисткую традицию) сегодня сами занимаются эмиграцией в Израиль, то есть поддерживают эмиграцию в Израиль, обеспечивая в то же время продолжение существования еврейских общин в США. 38

Несмотря на то, что Израиль занимает центральное место в жизни еврейских общин Америки, в последние годы отношение к государству стало проблематичным. Как известно, поддержка Израиля Соединенными Штатами и американскими евреями всегда имела принципиальный аспект. Организация поддержки, сборы средств всегда осуществлялись с помощью глубокой внутренней убежденности и непрестанного разъяснения того, что сионистское начинание в Израиле тесно связано с ценностями американского этоса. Еврейское население страны Израиля и государство Израиль в прошлом воспринимались как своеобразное повторение истории пуританской эмиграции и пионеров освоения Америки, стремящихся создать просвещенное общество в тяжелых условиях и враждебном окружении. Представление государства Израиль как подлинного демократического (единственная демократия на Ближнем Востоке) способствовало успешной борьбе с обвинениями американского еврейства в двойной лояльности. Утверждалось, что лояльность по отношению к Израиле и к Америке – это, в сущности, одно. Политические противоречия между государствами, когда они возникали, в прошлом воспринимались как чисто поверхностные и недолговечные, по контрасту с глубоким и неизменным идеологическим союзом. Некоторое помутнение образа демократического и просвещенного характера Израиля в результате Ливанской войны может придать большую эффективность обвинениям в двойной лояльности. Американские евреи мечтают о просвещенном еврейском государстве, которое помогло бы им выбраться из этого невыносимого для них противоречия.39

В большинстве своем американские евреи хотят видеть процветающее, стабильное государство Израиль, преданное гуманистической еврейской традиции, государство, которым они могли бы гордиться и которое обогащало бы их духовную жизнь . В последние поколения подавляющее большинство американских евреев неизменно является либеральным; оно стремится к тому, чтобы в еврейском государстве воплощались в жизнь социально-демократические идеалы, признавались права человека и, в частности, равноправие меньшинств, чтобы оно было полноправным членом международного сообщества. Рост реализации этих ценностей в Израиле помогает америкаснким евреям осознавать значимость еврейского государства и отождествляться с ним. Это особенно верно по отношению к молодому поколению, которое не испытало травмы Катастрофы и не было свидетелем становления еврейского государства. И наоборот, когда ценности эти не воплощаются в жизнь в Израиле, американские евреи, и особенно молодежь, отдаляются от него и становятся более подвержены опасности ассимиляции.40



Характерные черты положения американского еврейства бросаются в глаза не только в сравнении со странами, где не произошла эмансипация, но и на фоне истории стран центральной и западной Европы (на континенте). В этих странах еврейство после эмансипации оказалось перед выбором между ассимиляцией или беззащитностью перед вспышками антисемитизма. Ассимиляция в тоех условиях не могла быть полной, чаще она оказывалось своебразным «рабством в свободе» (по выражению Ахад а-Ам), в то время, как антисемитизм все равно продолжал угрожать самому существованию евреев. Классический сионизм являл собой ответ на эту тяжелую и проблематичную дилемму в виде революционного, националистического движения. В Содиненных Штатах эмансипация была бы излишней, она имела место изначально. Еврейство США видит перед собой две основные возможности. Одна – ассимиляция в условиях подлинной свободы, не связанная с неравноправием или унижением. Другая – продолжение коллективного существования, участие (в качестве коллектива) в жизни демократической плюралистической Америки, участие в протовостоянии либералов и консерваторов и осуществление в его рамках борьбы против тенденции к ассимиляции, с одной стороны и антисенмитизма, с другой. До сих пор большинство евреев предпочитало вторую возможность.


1 См.: M. Kammen, People of Paradox: An Inquiry Concerning the Origins of American Civilization, New York 1980, pp. 268-298; S.P. Huntington, American Politics: The Promise of Disharmony, Cambridge Mass. 1981, pp. 45-51. См. обсуждение библиографии в статье S.P. Luedtke, "The Search for American Character", in: idem (ed.), Making America: The Society and the Culture of the United States, Washington D.C. 1988, pp. 22-29, 32-34.

2 Об индивидуализме см.: Y. Arieli, Individualism and Nationalism in American Ideology, Cambridge, Mass. 1964; S.M. Lipset, The First New Nation, Garden City, New York, 1967; H. Kohn, American Nationalism, New York 1961, pp. 49-97. О плюрализме см.: Липсет, там, сс. 180-192, 222-226; Кон, там, сс. 153-156; R. Dahl, “American Hybrid”, A Preface to Democratic Theory, Chicago 1956, pp. 124-151; idem, Pluralistic Democracy in the United States, Conflict and Consensus, Chicago 1967, pp. 22-24, 171-202, 433-456.

3 См.: R.N. Bellah et al., Habits of Heart: Individualism and Commitment in American Life, Berkeley, CA, 1985, pp. 142-163; Й. Ариели, "Американская цивилизация как архетип современной цивилизации", в: Й. Каплан, М. Штерн (ред.), Ассимиляция: Преемственность и перемены в еврейской традиции и культуре других народов, Иерусалим, 1988/9, сс. 203-222 (на иврите).

4 См. M. Novak, “Pluralism: A Humanistic Perspective”, in: S. Thernstrom (ed.), Harvard Encyclopedia of American Ethhic Groups, Cambridge, Mass. 1980, pp. 772-781; M. Walzer, “Pluralism: A Political Perspective”, ibid, pp. 781-787.



5 D. Boorstin, The Americans, The National Experience, New York 1965, pp. 49-112.

6 Cм.: S.N. Eisenstadt, “The American Jewish Experience and American Pluralism: A Comparative Perspective”, in: S.M. Lipset (ed.), American Pluralism and the Jewish Community, New Brunswick, New Jersey 1990, pp. 47-49.

7 См.: J. Higham, Strangers in the Land: Patterns of American Nativism 1860-1925, New York 1971; S.M. Lipset & E. Rabb, The Politics of Unreason: Right-Wing Extremism in America, 1790-1970, New York 1970.

8D.A. Gerber, “Introduction, in: idem (ed.), Anti-Semitism in American History, Urbana & Chicago 1987, pp. 3-54; H.L. Feingold, A Midrash on American Jewish History, Albany 1982, pp. 1987-191; J.D. Sarna, “Anti-Semitism and American History”, Commentary, March 1981, pp. 42-47.

9 См. : Й.Р. Маркус, Введение в ранний период истории американского еврейства, Иерусалим, 1970/71, сс. 84-88 (на иврите); S. Halperin, The Political World of American Zionism, Detroit 1961, pp. 84-88, 177-188; H. Fishman, American Protestantism and a Jewish State, Detroit 1973; Y. Ariel, On Behalf of Israel, American Fundamentalist Attitudes toward Jews, Judaism and Zionism, 1865-1945, Brooklyn, New York 1991; Й. Ариэль, "Американские фундаменталисты и Израиль", в: Й, Ариэль, М. Штайнберг, М. Клайн (ред.), От теории к действию: отношение фундаменталистских течений к проблемам нашего региона, Иерусалим, 1989, с. 1-26; Гербер, там, сс. 31-33 (на иврите).

10 См.: Маркус, там, сс. 124-131, 135-142; Р.Б. Морис, "Евреи, меньшинства и разногласия в американской Войне за независимость", в: Э. Гертнер, Й. Д. Сарна (ред.), Евреи США, Иерусалим, 1991/2, сс. 63-64 (на иврите).

11 См.: Кон (см. выше, прим. 2), главным образом, сс. 49-97; idem, The Idea of Nationalism: A Study in its Origins and Background, New York 1945, pp. 268-325; idem, Nationalism: Its Meaning and History, New York 1965, pp. 19-20; Ариэли (см. выше, прим. 2), сс. 71-89 и далее.

12 См. Липсет (см. выше, прим. 2), сс. 327-365; W.N. Chambers, “Parties and Nation-Building in America”, in: J. LaPalombara & M. Weiner (eds.), Political Parties and Political Development, Princeton 1966, pp. 79-106; W.D. Burnham, “Party Systems and the Political Process”, in: W.N. Chambers & W.D. Burnham (eds.), The American Party Systems: Stages of Political Development, New York 1967, pp.. 277-307.

13 См.: S.E. Ahlstrom, A Religious History of the American People, Garden City, New York 1975, vol. I, pp. 138, 462; vol. II, pp. 323-324, 338; W.S. Hudson, Religion in America, New York 1970, pp. 65-77, 161-179; A.M. Greeley, The Denominational Society, Glenview, Ill. 1972, pp. 71-85, 102-107.

14 См.: M. Gordon, Assimilation in American Life: The Role of Race, Religion and National Origins, New York 1964, pp. 84-159; P. Gleason, “American Identity and Americanization”, Harvard Encyclopedia of American Ethnic Groups, pp. 43-45, 50; N. Glazer, “The Problem of Ethnic Studies”, in: idem, Ethnic Dilemmas, 1964-1982, Cambridge, Mass. 1983, pp. 97-125.

15 См. : O. Handlin, “American View of the Jew at the Opening of the Twentieth Century”, Publications of American Jewish Historical Society, 40, No. 4 (June 1951), pp. 323-344; N.W. Cohen, Encounter with Emancipation: The German Jews in the United States 1830-1914, Philadelphia 5744/1984, pp. 16-17, 114-119; [Editorial, Evening Telegraph], “In Praise of the Jews” [1872], in: M.U. Schappes (ed.), A Documentary History of the Jews in the United States 1654-1875, New York 1950, pp. 557-559; I. Howe, World of Our Fathers, New York 1976, pp. 395-413.

16 Маркус (см. выше, прим. 9), сс. 103-115, 132-142; М. Скляр, "Участие евреев в культурной жизни и самоопределение американских евреев", в: Э. Гартнер, Й.Д. Сарна, (см. выше, прим. 10), сс. 379-393; точное определение понятия "аккультурация" (acculturation) см.: H.S. Himmelfarb, “Research on American Jewish Identity and Identification”, in: M. Sklare (ed.), Understanding American Jewry, New Brunswick, New Jersey 1982, pp. 62-66.. О соответствии еврейской политической традиции вообще и американского еврейства, в частности, американским стереотипам см. в исследованиях Д. Элазара; к примеру, D.J. Elazar, People and Polity: The Organizational Dynamics of World Jewry, Detroit 1989, pp. 216-233.

17 См. :Y. Shapiro, Leadership of the American Zionist Organization, Urbana, Ill. 1971, pp. 248-261; M.I. Urofsky, “Zionism: An American Experience”, American Jewish Historical Quarterly, 53, no. 3 (March 1974), pp. 215-243; N.W. Cohen, American Jews and the Jewish Idea, New York 1975, pp. xi-xvi, 142-150; B. Halpern, “The Americanization of Zionism, 1880-1930”, American Jewish History, 69, no. 1 (September 1979), pp. 15-33; E. Freisel, “Criteria and Conception in the Historiography of German and American Zionism”, Studies in Zionism, 2 (Autumn 1980), pp. 286, 294-299; А. Галь, "Американский сионизм в период между двумя мировыми войнами: характерные особенности идеологии", Йеадут зманену , 5 (1988/9), с. 79 и далее (на иврите).

18 См. : A.M. Eisen, Galut, Modern Jewish reflection on Homelessness and Homecoming, Bloomington 1986, pp. 148-163; M.L. Raphael, Abba Hillel Silver, New York 1989, pp. 215-216.

19 См.: A. Gal, “The Mission Motif in American Zionism (1898-1948)”, American Jewish History, 85, 4 (June 1986), pp. 363-385.

20 A. Gal, “Universal Mission and Jewish Survivalism in American Zionist Ideology”, in: J. Neusner, E. Freichs & N. Sarna (eds.), From Ancient Israel to Modern Judaism: Intellect in Quest of Understanding, Atlanta, GA, 1989, vol. 4, pp. 61-83.

21 См.: H.E. Quinley & C.Y. Glick, Anti-Semitism in America, New Brunswick, 1983, pp. xiii-xxxii, 1-20; Гербер (см. выше прим. 8), стр. 33-36; E. Feldman, “American Protestant Theologians…”, ibid, pp. 363-385; D.G. Singer, “…The Response of American Catholic Thinkers to the Holocaust, 1945-1976”, ibid., pp. 386-406; M. Rischin (ed.), Immigration and the |American Tradition, Indianapolis 1976, pp. 429-450; Й. Альман, [Иудаизм и католическая церковь], Американское еврейство в плюралистическом обществе, Тель-Авив, 1985, сс. 297-306 (на иврите).

22 См. M. Kilson, “Blacks and Neo-Ethnicity in American Political Life”, in: N. Glazer & D.P. Moynihan (eds.), Ethnicity, Theory and Experience, Cambridge, Mass. 1975, pp. 236-266; P. Gleason, “American Identity and Americanization”, Harvard Encyclopedia of American Ethnic Grous (above, n. 4), pp. 47-55; H.J. Abramson, “Assimilation and Pluralism”, ibid, pp 153-160.

23 См.: H. Glazer, Affirmative Discrimination: Ethnic Inequality and Public Policy, New York 1978, esp. pp. 16-221; E. Alexander, “Multiculturalism’s Jewish Problem”, Congress Monthly, November/December 1991, pp. 7-10.

24 Ср. Альман (см. выше, прим. 21), сс. 52-73.

25 См.: H. Glazer & DS.P. Moynihan, Beyond the Melting Pot,, Cambridge Mass. 1970, pp. vii-xcv, 1-85, 301-315. Об уменьшении влияния так называемых WASP см.:T. Caplow et al., Recent Social Trends in the United States 1960-1990, Montreal 1991, pp. 562-564, и см. выше, прим. 22, и ниже, прим. 26.

26 См.: I. Glazzer, Visions of Liberty: The Bill of Rights for All Americans, New York, 1991 pp. 226-273, 278; D.M. Gollnick & P.C. Chinn, Multicultural Education in a Pluralistic Society, Columbus 1986. В книге затронуты следующие темы: культура и плюрализм; социально-эеономический статус; этнические проблемы; религия; политика в области взаимоотношений полов; проблема отличающихся от большинства; возраст (дети, престарелые); и др. В настоящее время наблюдаются тенденции усиления волюнтаристской активности и снижения доверия к крупным централизованным институтам и организациям (как административным , так и экономическим), что оказывает влияние на состояние этнических проблем. См.: Каплау и др., (см. выше, прим. 25), сс. 79-80, 350-353. Вмест с тем, данные, приведенные в книге, свидетельствуют об уменьшении гордости своим этническим происхождением в последние годы и стабильности традиционного американского демократико-индивидуалистического мировоззрения, см. там, сс. 490-492, 555-557, 562-563.

27 См. об этом: Айзенштадт (см выше, прим. 6), сс. 43-52;W.C. Roof & W.McKinny, American Mainline Religion, New Brunswick 1986, pp. 29-39, 186-228; о субъективном и символическом характере этнического самоопределения см.:R.D. Alba, Ethnic Identity: The Transformation of White America, New Haven 1990, pp. 26-30, 305-307; M.K. Waters, Ethnic Options, Choosing Identities in America, Berkeley 1990, pp. 7-8, 90-94. 115-116, 148-168. О важном месте индивидуализма в преемственности американской традиции и о современной тенденции к рассмотрению дополнительного общественного аспекта см.: Белла и др. (см. выше, прим. 3), в особенности сс. 142-163.

28 См.: М. Скляр, "Проблемы американского еврейского образрвания", Евреи США, Тель-Авив, 1972, сс. 126-130 (на иврите); S.B. Fishman, Learning About Learning: Insights on Contemporary Jewish Education (Cohen Center for Modern Jewish Studies, Brandeis Univ.), Waltham Mass. 1987, pp. 61-67; A.A. Dubb & S. Dellapergola, First Census of Jewish Schools in Diaspora 1981/2-1982/3, United States of America (Instit. Of Contemporary Jewry, The Hebrew Univ. of Jerusalem), Jerusalem 1986, pp. 1-8.

29 См. :B.A. Kosmin et al., Highlights of the CJF National Jewish Population Survey, New York 1991; D. Elazar, “The State of American Jewry”, Congress Monthly (February 1992), pp. 18-21.

30 См. Y.D. Medding, Segmented Ethnicity and the New Jewish Politics”, Studies in Contemporary Jewry, III (1987), pp. 26-48.

31 См. C.S. Liebman & S.M. Cohen, The Worlds of Judaism: The Israeli and American Experiences, New Haven 1990, pp. 133-138. Касательно характерных черт американской иудаики см. интересное обсуждение в Совете Израильского исторического общества, состоявшееся 4 июля 1991 г. и слова, произнесенные вначале - А. Гартнер, Цион, 567, 4 (1991), стр. 480-490 (на иврите).

32 Ирвинг Хау утверждает, что достижения еврейских деятелей культуры возникли на фоне «филосемитской стадии развития американской культуры после Второй Мировой Войны». См. Хау (прим. 15 выше), стр. 568 и далее; он же, “Journeys Out”, там, с. 555-607.

33 См. Ариэль. «Американский фундаментализм» (прим. 9 выше), с. 13-21; G. Wills, Under God, Religion and American Politics, New York 1990, pp. 15-25, 119-124, 381-385.

34 См. Ариэль, там, стр. 1-18; G.A. Tobin with S.L. Sassler, Jewish Perceptions of Antisemitism, New York 1998, pp. 46-48, 200-202, 223.

35 См. Уиллс (прим. 33 выше), стр. 15-17, 86-93; Роф и Мак-Кини (прим. 26 выше), стр. 16-17б 186-228. О евреях, опасающихся антисемитизма, насмотря на его ослабление, см.: Тобин и Сасслер, там, стр. 215-227.

36 См. Кинли и Глок (прим. 21 выше), с. xx-xxii, 54-72.

37 См. Тобин (прим. 34 выше), с. 127-177; D.J. Elazar, Community and Polity: The Organizational Dynamics of American Jewry, Philadelphia 5740/1980, pp. 215-217.

38 См. Элазар, там, стр. 79-83, 217-219, 222-226; Institute of American Jewish-Israeli Relations, The American Jewish Comm., Zionism Today, A Symposium, New York 1986, pp. 7-32.

39 См. G.A. Tobin, Trends in American Jewish Philanthropy (Cohen Center for Modern Jewish Studies, Brandeis Univ.), Waltham, Mass., April 1992, pp. 65-92; общий контекст см. в M.L. Urofsky, We Are One! American Jewry and Israel, Garden City, New York 1978, pp. 243-249; Галь (прим. 17 выше), стр. 82-84, 88; см. выше прим. 19. Эта тема нуждается в систематическом основательном исследовании.

40 Для общего представления см.: J.S. Woocher, Sacred Survival: The Civil Religion of American Jews, Bloomington 1986, pp. 140-146; D. Novack, American Jews and America of Israel Revisited, in: R.J. Neuhaus (ed.), Jews in Unsecular America, Grand Rapids, Mich. 1987, pp. 56-60; P.T. Stallsworth, The Story of an Encounter, ibid, pp. 97-100, 104-110, 115-117; P. Bernstein, To Dwell in Unity: The Jewish Federation Movement in America since 1960, Philadelphia 5744/1983, p. 63. О политическом отношении американских евреев к Израилю см. S.M. Cohen, Ties and Tensions: An Update, New York 1989, pp. 19-32.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница