Эволюция церковно-судебной системы Орловской епархии во второй половине XIX начале XX в


Схема № 1 Структура церковного управления в России во второй половине XIX - начале XX века311



страница6/15
Дата20.03.2016
Размер3.56 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Схема № 1

Структура церковного управления в России во второй половине XIX - начале XX века311

ИМПЕРАТОР

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА (с 1906 года)


ОБЕР-ПРОКУРОР И ПОМОЩНИК ОБЕР-ПРОКУРОРА

Государственный совет (с Александра II и до начала XX века)



Канцелярия обер-прокурора


Службы обер-прокурора



СВЯТЕЙШИЙ СИНОД (Присутствие)


КАНЦЕЛЯРИЯ


СЛУЖБЫ СВЯТЕЙШЕГО СИНОДА




ЕПАРХИАЛЬНЫЙ АРХИЕРЕЙ




СЕКРЕТАРЬ


ВИКАРНЫЙ ЕПИСКОП


ДУХОВНАЯ КОНСИСТОРИЯ


БЛАГОЧИНИЯ

АРХИЕРЕЙСКИЙ ДОМ


ПРИХОДЫ


МОНАСТЫРИ

В документах второй половины XIX – начала XX века встречаются два термина – «священнослужители» и «церковнослужители». Поэтому необходимо уточнить, является ли понятие «духовенство», которое употребляется в ст. 1017 Устава Уголовного Судопроизводства, равнозначным этим двум терминам или они действовали избирательно. По Положениям от 16 апреля 1869 года к лицам духовного звания относились священнослужители и церковнослужители, а именно причетники, включавшие дьячков, пономарей и псаломщиков312. Положение другой части церковнослужителей – звонарей, певчих, сторожей при церквах и пр. – определялось как лиц наёмных, часто вышедших из податных сословий, исключённых из духовного звания, но сохраняющих за собой освобождение от податей и рекрутства.

По разъяснениям Правительствующего Сената, которые вышли в виде кассационных решений за №№ 181, 238, 256 1867 года и № 800 1869 года, духовными лицами не могли быть те, кого обвиняли в оскорблении чести и подвергали наказанию по определению Епархиального начальства. Среди них следует выделять только священнослужителей и монашествующих, но не церковнослужителей, которые за деяния, не содержащие в себе нарушение служебных обязанностей, подчинялись общему для всех порядку судопроизводства313. На основании этих положений псаломщики за нарушение благочиния в церкви во время богослужения, без оскорбления святыни, подлежали наказанию в духовном суде. На практике же эти два понятия иногда соединялись и к ним применялись одни и те же установления. Так, по общему правилу, лица белого духовенства (священнослужители) и черного духовенства (монашествующие) за самовольное отлучение из приходов и монастырей подлежали осуждению и передаче вышестоящему начальству для наказания по законодательно-утверждённым церковным правилам314.

Личные права, которые раньше принадлежали только священнослужителям (освобождение от подушной подати, телесных наказаний и воинской повинности), теперь получили и церковнослужители315. Вдовы священнослужителей, не обладавшие правами высшего состояния, теперь стали пользоваться правами личного дворянства, а вдовы церковных причетников стали пользоваться правами личного почетного гражданства316.

Реформы 60-х годов XIX века способствовали развитию начал сословного самоуправления в среде духовенства. Устав Духовных семинарий предусматривал созыв через каждые шесть лет епархиальных съездов для выбора из среды священнослужителей членов семинарских правлений. В ведении епархиального духовенства находились низшие духовные училища, для управления которыми один-два раза в год созывались окружные съезды (каждая епархия по числу духовных училищ разделялась на училищные округа). Если говорить про церковно-судебные функции, то ими обладали руководители учебных заведений по отношению к своим подопечным, но только за незначительные правонарушения, а по более серьёзным проступкам применялась законодательно закреплённая подведомственность епархиальному руководству.

Важное значение стали приобретать Съезды духовенства, которые требовали решения церковно-общественных вопросов. Называясь по-разному в отдельных епархиях, они зависели по своему устройству и предметам занятий от местного преосвященного и епархиального духовенства. Съезды собирали благочинных, священнослужителей, духовников, депутатов по церковно-следственным делам. Их внимание сосредоточивалось на вопросах пасторской деятельности, нуждах церквей и духовенства, благоустройстве приходов, церковно-приходских школ, церковных попечительств и др.317 Целям самоуправления церковно-приходской жизнью служили также Благочиннические советы. Они создавались из благочинного, его помощника и нескольких избираемых духовенством священников, которые пользовались уважением в епархии. Советы занимались разбором недоразумений причтов с прихожанами и между собой, составлением отчётов о «благоповедении» священно-церковнослужителей, представлением их к наградам, рассмотрением жалоб на клириков со стороны мирян и т.д. Почти во всех епархиях утверждается выборное начало для назначения Благочинных. Корпоративный характер сохранила и система церковного управления и суда.



Схема № 2

Управление церковными организациями в Орловской епархии во второй половине XIX – начале XX века318


Епархиальный Архиерей

(Епископ Орловский и Севский)



2-е Духовное училище

1-е Духовное училище

Епархиальное женское училище

Приходские священники

Духовная семинария

Православное Петропавловское братство

Кафедральный Петропавловский собор

Епархиальный училищный совет

Попечительство о бедных духовного звания

Благочинные священники

Введенский штатный монастырь 3 класса

Архиерейский дом

Духовная Консистория

На примере данной схемы, которая отражает систему органов управления и церковные организации в Орловской епархии во второй половине XIX – начале XX века можно проследить некоторые особенности развития епархии в указанный период. Главой в Орловской епархии являлся Епархиальный Архиерей, который так же как и в других епархиях, в своей работе опирался на штат Орловской Духовной Консистории.

В результате реформ 60-х годов не произошло разложения духовного сословия, как считают некоторые исследователи319. Напротив, оно расширило свои права и ещё более консолидировалось. Реформы закрепляли и усиливали привилегии духовенства, хотя и не уравнивали его, конечно, в правах с дворянством.

Епархиальный Архиерей (Епископ Орловский и Севский) являлся единовластной главой в епархии, который на основах консерватизма смог отстоять своё положение и укрепить свои позиции. Изменения в обществе призваны были в первую очередь упорядочить и узаконить практику взаимоотношений Епархиальных Архиереев и Синода со всеми подведомственно подчинёнными духовными лицами, епархиальными учреждениями и верующими. Деятельность Архиереев была детально прописана в специальном разделе (15 правил) «Духовного регламента», где определялись их особенности в управлении, епархиальный суд и надзор за подведомственными. С начала XIX века наблюдалась тенденция к расширению их государственных полномочий, а к середине века наметились более радикальные преобразования.

Епархиального Архиерея, как официальное лицо, обязаны были приглашать на важные светские официальные мероприятия. В подтверждение данного факта можно привести приглашение Преосвященного Поликарпа, Епископа Орловского и Севского, на официальном бланке Министерства внутренних дел, заверенном канцелярией Орловского губернатора, по случаю окончания дворянских выборов. Преосвященный Поликарп должен был сделать распоряжение о присяге всех избранных в разные должности лиц320. Епархиальный Архиерей по определённым причинам мог и не присутствовать на данном мероприятии, вместо него могло быть другое духовное лицо, но в целом его присутствие его было важным и почетным событием.

Распоряжения Епархиального Архиерея были очень действенны на местах, к ним обращались для увещевания тех или иных постановлений Святейшего Синода. Например, Святейший правительствующий Синод издал (в 1881 году) обращение к «Возлюбленным о Господе чадам Святой, Соборной и Апостольской Церкви, пастырям и пасомым». В этом послании Святейший Синод сообщал со скорбью о смерти Александра Николаевича (Александра II), обращаясь к Епархиальным Архиереям о помощи в воспитании детей. Именно они, пастыри, должны были сеять добро в грядущих поколениях321. Епархиальные Архиереи должны были через своих Благочинных внушать лицам о нормах поведения и не отвлекать Синод, как высшее духовное Правительство, излишней перепиской322.
С 1865 года Епархиальным Архиереям самим разрешалось пострижение желающих в монашество, с соблюдением установленных правил, не спрашивая разрешения Святейшего Синода323. Пострижение в монашество в штатные монастыри и к Архиерейским домам допускалось по наличию имеющихся в них вакансий; в нештатные же монастыри дозволялось принимать только братии в зависимости от того, сколько обитель может содержать. На основании ст. 251 IX т. Свода Законов желающие постричься в монашество должны были сами представлять необходимые документы епархиальному начальству, не дожидаясь разрешения от Гражданских ведомств. Епархиальные начальства сами решали, есть ли причины для отказа в послушничий искус. О принятии в монастырь необходимо было уведомить Консисторию, которая и выдавала соответствующие подтверждающие документы. В конце года Епархиальным Архиереям необходимо было предоставлять в Святейший Синод отчёт о состоянии епархии, к которому прилагалась перечневая ведомость (в установленной форме) о числе постриженных в течение года людей324. В Ведомости о постриженных в монашество указывалось число лиц мужского и женского пола, перешедших в монашество, а также указывалось, из каких званий были постриженные (дворян; духовного звания; почетных граждан; купцов, мещан, прочих городских обывателей; отставных нижних военных чинов; разночинцев; крестьян и других сельских обывателей; иноверцев). Данные ведомости должны были фиксироваться и визироваться в Консистории.

Епархиальный Архиерей ежемесячно утверждал штатное жалование отдельных должностных лиц в церквах325. Епархиальный Архиерей мог своим распоряжением перевести священника из одного прихода в другой. Сельские и волостные сходы не имели права вмешиваться в дела церковного управления, поэтому они не могли составлять жалобы, заявления, ходатайства о награждении и поощрении или переводе священнослужителей. Если и объявлялись приговоры на сельских и волостных сходах по этим вопросам, то они церковным управлением признавались ничтожными, а должностные лица, допускающие составление таких приговоров, подлежали привлечению к законной ответственности326.

К Епархиальному Архиерею могли обращаться в случае перевода или замены духовных лиц. Например, к Преосвященному Поликарпу, Епископу Орловскому и Севскому, обращался Г. Щербачев, руководитель Военной Гимназии Гонорскаго, по поводу замены заболевшего диакона на любого приходского для ведения службы в церкви учебного заведения327. Епископ мог принимать земли в собственность епархии, которые оставлялись в наследство. Например, на ходатайство преосвященства села Тербуны Елецкого уезда о передаче 15 десятин земли после смерти священника Николая Миневрина в пользу епархии, Синод откликнулся положительно328.

В документах Орловской Консистории встречается большое количество прошений к действующим епископам о разрешении спорных вопросов при помощи метрических книг. Обращаться к епископу для уточнения информации или дополнительного разрешения в спорном вопросе могли представители всех сословий. В большинстве случаев епископ решал вопросы положительно, но могли быть и отрицательные вердикты. Например, прошение орловского мещанина Платона Стефановича Кухрева, который получил отказ от приходского причта Орловского кафедрального Петропавловского собора, т.к. у дочери не вышло законного времени для вступления в брак. Он обратился к епископу о разрешении венчания его дочери, девицы Александры, с крестьянином Болховского уезда Селиховской области Ларионом Захаровичем Титовым. Кухрев приложил выписку из её метрики: «Девица Александра была рождена 29 мая 1864 года, а в момент прошения на венчание (6 февраля 1880 года) ей не хватало «трёх месяцев с днями» до законного срока…»329. Епископ откликнулся положительно и разрешил повенчать дочь, «если с соблюдением всех добрачных предосторожностей не окажутся другие законные к тому препятствия330.

Другим примером было прошение мещанина Мефодия Васильевича Филатова о разрешении его дочери Евдокии венчания до положенного законного срока с орловским мещанином Федором Алексеевичем Муравьёвым. Епископ Симеон отреагировал положительно331. К данному документу также прилагалась выписка из метрики девицы Евдокии. Уже к середине века существовали выверенные формы выписок из метрик. Если выписка не требовала каких-либо дополнительных доказательств, то она выдавалась в той же церкви, где совершался обряд крещения. Если были спорные моменты, то для уточнения информации уже обращались к информации Духовной Консистории.

К Епархиальному Архиерею могли обращаться лица всех сословий по частным вопросам, например, для расторжения брака, по случаям безвестного отсутствия мужей или жён (после 5 летнего отсутствия); для сочетания браком детей и родственников, которым не хватает полгода до совершеннолетия; состоявших в родстве. Заявления могли подаваться на простой или гербовой бумаге (но низшего достоинства) и копиями на них. К заявлению прилагалась подробная информация о месте рождения детей или месте совершения брака с отсутствующими и без вести пропавшими супругами. Некоторые обращались для расторжения брака по причине ссылки в Сибирь супругов или лишения всех прав состояния супругов, для этого к заявлению необходимо было прикрепить засвидетельственные копии судебных решений по этим вопросам. Неправильно заполненные прошения не рассматривались332.

Первоначально именно Епархиальные Архиереи рассматривали вопросы о разрешении вступать в брак православных с иноверцами или о присоединении иноверцев к православию, но с принятием Устава Духовных Консисторий священнослужители стали более самостоятельны в принятии решений. Если сам священник, к которому обращались за совершением обряда, сомневался в верности своих действий, то он должен обратиться к Епархиальному Архиерею333. С 1865 года вносились изменения334, по которым обо всех возвратившихся в православие раскольниках и сектантах, а также присоединённых к православию иноверцах в течение года и крещенных православными священниками детях иноверных родителей церковные причты должны были предоставлять Епархиальному Преосвященному ведомость один раз в год (в начале января) за подписью всего причта, совершавшего присоединение или крещение. Приложениями к отчётам служили письменные показания иноверцев о добровольном присоединении их к православию и подписи родителей иноверцев, о воспитании крещенных православными священниками в православной вере. Единоличное решение священнослужителя было возможно, если присоединяется 1–2 человека, но если присоединяется «…вдруг значительное число людей…», то об этом необходимо информировать Преосвященного заранее335.

Епархиальный Архиерей, при всех его привилегиях, был подконтрольным лицом, которое составляло и подписывало ряд общих отчётов по епархии, а при необходимости и экстренные запросы336.

Подчинённые Епархиальным Архиереям органы, осуществлявшие функции управления и суда в период с середины XIX по начало XX века, носили разные названия – это и Духовный приказ, и домовая архиерейская контора, и канцелярия при Архиерейских домах или просто Архиерейские дома. До 1864 года их основными задачами было управление церковными землями, которые осуществляли обеспечение епархиального управления. Во главе этих органов находились монахи, которых называли судьями или правителями, их назначал сам епископ.

В результате церковных преобразований в России в первой четверти XVIII века в губерниях возникли новые духовные учреждения с административно-судебными функциями – Духовная Дикастерия или Духовная Консистория (с 1744 года во всех епархиях). На практике не всегда соблюдался принцип коллегиальности в этих структурах.

В 1841 году был утверждён первый Устав Духовных Консисторий337. Его положения регламентировали церковное управление, суд епархии и деятельность самой Консистории (состав, структуру, порядок слушания и исполнения дел, расход средств и хранение документов в архиве и др.). Консистории находились в ведении Епархиального Архиерея, подчиняясь вместе с ним Святейшему Синоду. В Уставе уточняется, что главное лицо в Консистории – её секретарь, назначаемый Святейшим Синодом, но подконтрольный исключительно обер-прокурору338. В свою очередь, Консисториям были подведомственны духовные правления уездов, благочинные (назначавшиеся Епархиальными Архиереями смотрителями приходских церквей и их причта и смотрителями монастырей), а также настоятели монастырей.

После проведения судебной реформы 1864 года были некоторые смежные вопросы в ведении дел между государством и Церковью, которые были урегулированы только после принятия нового Устава Духовных Консисторий в 1883 году, содержание которого было частично изменено и дополнено339. Духовные Консистории состояли из присутствия и канцелярии, число присутствующих находилось в зависимости от территориальных размеров епархии. Члены Духовных Консисторий избирались Епархиальным Архиереем из числа добропорядочных священников и утверждались Синодом, а увольнялись Синодом по представлению Архиерея. Каждому члену Духовной Консистории вверялся для особого наблюдения определённый разряд дел, так называемый стол, но в слушании и решении дел в присутствии участвовали все члены. В ведение Консистории не входили духовно-учебные заведения и попечительства.

Консистории собирали сведения о лицах, желающих занять священнические места или постричься в монашество; выдавали книги церквам для ведения церковных документов, затем брали их на проверку и делали отметки об исправности их ведения. Консистории наблюдали за хозяйством Архиерейского дома, монастырей, церквей и хранили описи имущества всех этих учреждений. Консистории производили суд над лицами духовного и светского звания. Духовные лица осуждались за проступки и преступления против должности, благочиния и благоденствия; по взаимным спорам, возникающим из-за пользования церковной собственностью; по жалобам духовных и светских лиц на духовных за обиды и нарушения обязательств и по просьбам о побуждении к уплате бесспорных долгов. Лица светского звания также подлежали консисторскому суду по делам о заключении незаконных браков, о расторжении и прекращении браков и по проступкам, подвергающим виновных церковной епитимии. Духовные Консистории вели журналы и протоколы своих заседаний, которые утверждались Епархиальным Архиереем.

Севская (впоследствии Орловская) Духовная Консистория была учреждена в 1764 году. 13 сентября 1764 года был утверждён её штат, а 15 сентября этого же года она вступила в отправление своих обязанностей. Штат Консистории не был постоянен. В 1768 году в ней состояли 4 присутствующих, 10 приказных служителей (секретарь, актуариус, канцелярист, подканцелярист, копиисты, писчики), сторож и 5 приставов340.

Штат Консистории утверждался епископом341. После учреждения Севской епархии в ведении Консистории находилось 11 духовных правлений (Белопольское, Брянское, Карачевское, Кромское, Михайловское, Путивльское, Орловское, Рыльское, Столбовское, Трубчевское) и с 1775 года Мценское. До присоединения к Севской епархии города Мценска с уездом в ней было около 773 церквей.

Севская Консистория вначале помещалась в одной из келий бывшего Севского Спасского монастыря, а затем в специально построенном для неё здании342. У Консистории кроме судебных полномочий были и чисто канцелярские, например, в документации Орловского областного архива сохранился рапорт благочинного 1-го участка Мценских церквей Ильи Соколова. Данный документ был ответом – «рапортом» на предложения Епископа Макария, которые были изложены в Указе из Орловской Духовной Консистории от 30 ноября 1870 года343. В самой Консистории велись книги входящих и исходящих документов. Около каждого входящего документа ставили дату его получения, порядковый номер, краткое его содержание с резолюциями о принятых по ним решениям344. Из самой Консистории могли передавать информацию в редакцию «Орловских епархиальных ведомостей» о печати определённой официальной или частной информации345.

С 1788 года в связи с преобразованием Севской епархии в Орловскую и Севскую, Севская Консистория стала именоваться Орловской346. Местонахождение её по-прежнему оставалось в городе Севске. В феврале 1820 года Консистория вместе с архивом была перемещена в город Орел, а 2 марта этого же года она была уже открыта347 и размещалась в бывшем монастырском строении при Архиерейском доме348. Орловская Духовная Консистория прекратила своё существование во второй половине 1918 года на основании постановления СНК России от 11(24) декабря 1917 года и Декрета СНК России от 20 января (2 февраля) 1918 года349.

Архиерейский дом также был местом сосредоточения Епархиального управления и местом пребывания Епископа. По решению Святейшего Правительствующего Синода от 26 апреля 1818 в городе Орле при Свято-Успенском орловском мужском третьеклассном монастыре был построен Архиерейский дом Орловских и Севских архипастырей. Строительство производилось при третьем Орловском епископе Ионе, деньги на обустройство – 100 000 рублей предоставил, во время пребывания в Орле, Александр I350. Штат Архиерейского дома, как правило, был достаточно малочисленным, оплаты которого осуществлялись из средств епископа и на его усмотрение. На содержание Архиерейского дома в зависимости от штата выделялись определённые суммы: на жалование; на церковные потребности и просфоры; на ремонтные работы; на содержание ризницы; на содержание богаделен обоего пола, принадлежащих Архиерейскому дому; на содержание больных монашеского чина; на содержание певчих; на наём и содержание рабочих; на жалование бывшим штатным служащим и т.д. О расходе данных средств каждые полгода эконом сдавал счёт о суммах, отпущенных и потраченных на содержание Орловского Архиерейского дома351. Необходимо отметить, что в разные годы и суммы на содержание церквей, городского и сельского духовенства в епархии могли быть разными. В связи с пожаром, упразднением, окончанием строительства Церкви или вследствие уменьшения или увеличения числа прихожан церковь переводили из одного класса в другой с понижением или повышением352.

С 1867 года вводилось в действие Предложение Синодального обер-прокурора № 200, по которому отменялось прежнее разделение епархий на классы и вводилось новое штатное расписание Архиерейских домов и кафедральных соборов, с новым расписанием о содержании причтов соборов, с увеличением расходов на церковную прислугу353. С этого времени также вводятся новые суммы на содержание Архиерейских домов и кафедральных соборов. По новому штату Архиерейских домов жалование Архиерея Орловской и Севской епархии составляло 1500 рублей. В свиту Преосвященного входили: эконом, духовник, крестовые иеромонахи, ризничий (он же казначей и иеродиакон), певчие и другие наёмные служители. От конкретных усмотрений Преосвященного зависело соединение некоторых должностей, а также назначение им окладов, но в целом на содержание свиты выделялось 3100 рублей. На ремонт Архиерейских домов выделялось 100 рублей. На содержание причта кафедральных соборов и церковной прислуги выделялось 2800 рублей. На ремонт собора, ризницу и другие церковные потребности выделялось 350 рублей. Некоторым епархиям выделялись деньги на наём помещения для епархиальных управлений (в Орловской и Севской епархии такого пункта в смете не было)354.

Епархиальное начальство ежегодно предоставляло отчёты, представления и заключения в Синодальную Канцелярию и обер-прокурору Синода о церковных средствах, жалованиях и пособиях355. К отчёту прилагали заполненные годовые ведомости о приходе и расходе церковных денег. В Орловской епархии, как и везде по России, ведомости велись отдельно в каждой церкви. В годовых ведомостях указывалось, какое количество денег было получено в распоряжение, сколько осталось и сколько потрачено. Ежемесячно указывались суммы, потраченные на покупку воска и свеч. Указывались средства, потраченные на починку церкви и другие расходы, а также суммы, которые были пожертвованы и внесены для хранения и приращения на пользу церкви356. Архиерей к отчёту прилагал ведомости с представлениями лиц духовного звания, которые могли бы претендовать на получение единовременного пособия (70 рублей) от Епархиального ведомства, с указанием, из какого Казначейства будут производиться выплаты357. Лицам, которым было отказано в выплате единовременного пособия, могли предоставить денежный кредит или возможность получения пенсии для лиц духовного звания.

Епархиальный Архиерей мог делать запросы, подавать рапорты и прошения от имени Епархиального начальства о разрешении на постройку новой церкви, образовании нового прихода или назначении класса церкви. Например, сохранился ответ Синодального обер-прокурора на прошение Преосвященного Макария о разрешении строительства новой церкви в деревне Дубровки, присуждении ей класса и возможном образовании при ней самостоятельного прихода. Святейший Синод запросил у Преосвященного Макария подробные сведения о количестве жителей мужского пола и класс самой деревни, а также информацию, чем вызвано данное прошение358.

Нижнюю часть в епархиальной структуре занимали приходские общины или церковные приходы. Промежуточным звеном между приходом и Епископом были поповские старосты359, благочинные и духовные правления.

Благочинный – достаточно важное лицо в Епархиальном управлении, который играл большую роль в церковном судопроизводстве. Рассматривая деятельность Благочинного, необходимо ещё раз обратиться к административно-территориальному делению епархии. Во второй половине XIX века Орловская губерния уже включала в себя современные территории Орловской, Брянской и части Липецкой областей. В период с 1802 по 1920 года губерния была разделена на двенадцать уездов360. В зависимости от размера уезда устанавливалось число благочиннических участков на этой территории. Епархиальное начальство издавало распоряжение о делении территории, с находящимися на ней церквами от шести361 и более благочиннических участков, во главе которых и был Благочинный. В каждом благочинническом участке из лиц добропорядочных духовного звания создавался Благочиннический Совет. На каждый благочиннический участок назначали священников на должность духовника362.


Каталог: wp-content -> info -> 2014
wp-content -> Учебный курс. Конструкция и эксплуатация планера л-13 «Бланик» Тема №1 «Общая характеристика и основные данные планера» Общая характеристика и основные данные планеров
wp-content -> Возобновляемые источники энергии и технологическая платформа модернизации
2014 -> Эволюция церковно-судебной системы Орловской епархии во второй половине XIX начале XX в
2014 -> Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории орловской и брянской губерний
2014 -> Становление и функционирование русской диаспоры в Калифорнии во второй половине XIX  первой трети XX века: экономические, общественно-политические и культурные аспекты


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница