Эволюция церковно-судебной системы Орловской епархии во второй половине XIX начале XX в




страница1/15
Дата20.03.2016
Размер3.56 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Орловский государственный университет»
На правах рукописи


Матвеева Евгения Сергеевна
Эволюция церковно-судебной системы Орловской епархии во второй половине XIX – начале XX в.
Специальность 07.00.02 – Отечественная история
Диссертация на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Научный руководитель:

доктор исторических наук, доцент

М.И. Лавицкая
Брянск – 2014

Содержание:

с.

ВВЕДЕНИЕ……………………………………….………………………………3

1 формирование Церковно-судебной системы в Российской империи.............................................................................30

1.1 Светская и духовная власть в России: понятие, методы и формы взаимодействия………………………………….……………………………….30

1.2 Становление церковно-судебной системы России в контексте дихотомии светской и духовной власти………………………...…………..………………50
2 Особенности развития церковно-судебной системы ОРЛОВСКОЙ ЕПАРХИИ во второй ПОЛОВИНЕ XIX НАЧАЛЕ XX ВЕКа..………..……….……………….……………………………………...…75

2.1 Развитие церковно-судебных органов Орловской епархии……….….…75

2.2 Система управления церковно-судебными органами и её полномочия в Орловской епархии во второй половине XIX – начале XX века…………....100
3 церковно-судебная практика ОРЛОВСКОЙ ЕПАРХИИ во второй ПОЛОВИНЕ XIX НАЧАЛЕ XX ВЕКа...…………...…....…...132

3.1 Категориальная характеристика участников дел, рассматриваемых церковно-судебными органами Орловской епархии……………………..….132

3.2 Церковное судопроизводство по делам духовных и светских лиц в Орловской епархии второй половины XIX – начала XX века..…….…….…162
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………….………..…186

список используемых источников и литературы…….191

ПРИЛОЖЕНИЯ………………………………………………………….…….224

ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. В последние годы, так же как и на протяжении всей исторической действительности России, осмысление практики гармоничного развития светской и духовной власти является естественным состоянием управленческой системы и имеет важное упорядочивающее значение. Особенно это проявлялось в нестабильные и «переломные моменты» истории, когда эффективность нововведений светской власти зависела от уровня их взаимодействия с представителями духовенства, а также от обоснования в соответствии с религиозными истинами. В России период с середины XIX до начала XX века является достаточно ярким и противоречивым с точки зрения проводимых глубоких правовых и социально-политических преобразований, которые были вызваны переходом страны на новый уровень экономических процессов. Преобразования носили двойственный и компромиссный характер, поэтому возникали дисгармония в общественных отношениях и быстрый рост преступности, которые в конечном итоге способствовали дальнейшим реформам правовой и пенитенциарной систем. Актуализация обращения внимания к данной проблематике вызвана в этой связи активно идущими модернизационными процессами и поиском оптимальной модели взаимодействия светской и духовной власти в современной России. При этом необходимо уточнить, что при наличии всех сдерживающих политических и идеологических факторов сложной, многосторонней и отчасти внутренне противоречивой юрисдикционной структуры Российской Империи второй половины XIX – начала XX века было посвящено много исследований, а нормативной правовой базе и практике церковно-судебной системы не было уделено достаточного внимания в научной литературе.

Важно также отметить, что с принятием Христианства на территории Древней Руси появились понятия церковного права и суда, в основу которых были положены достижения церковно-канонической традиции Византии, сложившейся в эпоху Вселенских соборов. Именно там были выработаны первые законы духовного судоустройства и судопроизводства, а также разработаны первые процессуальные нормы судебной практики. Судебная власть Церкви являлась многогранной, поэтому в зависимости от уровня согласованности светской и духовной власти и особенностей исторического периода в её компетенцию входили различные греховные преступления клириков и мирян, а также уголовные дела, которые по своей сути не соответствовали природе духовной власти1. Церковно-судебная практика была также важным источником дохода и содействовала увеличению прибыли Церкви. Церковный суд представлял собой старейший специальный суд, упоминания о котором есть в содержании Устава Владимира Святославича, Устава Ярослава Владимировича, грамоты Ростислава и др. Церковно-судебная система в Российской Империи была уникальным образованием по своей структуре, компетенциям и кругу рассматриваемых вопросов; она являлась важным элементом в осуществлении правосудия в среде духовенства, а также занимала особое место в системе гражданско-процессуальных отношений страны, действуя обособленно, но при активном взаимодействии или содействии с уполномоченными представителями светских властей.

Выявляя особенности судебной реформы в России с середины XIX до начала XX века, можно отметить, что преобразования при общем стремлении затронуть целостное нормативно-правовое пространство всего государства проводились неодновременно и неравномерно. На основании Судебных Установлений 1864 года была кардинально изменена действующая судебная система в стране, однако традиционная церковно-судебная система оставалась долгое время без изменений, что вызывало «недоразумения» на практике2. С этого периода вплоть до революции представители светской и духовной власти неоднократно пытались произвести противоречивые и неоднозначные изменения нормативной правовой базы, отвечающей за деятельность органов церковного правосудия, но они не привели к положительным результатам. Ввиду сложных модернизационных и индустриальных процессов, складывающихся в российском обществе пореформенного периода, качественная систематизация существующих правовых оснований Церкви не была проведена и, соответственно, не была соотнесена с нововведениями в стране и не применялась на практике. После революционных событий 1917 года многие проблемы государственно-церковных отношений оказались так и не решенными, деятельность церковно-судебных органов была официально запрещена. Религиозно-нравственные отношения в стране перестали регулироваться, что привело к невозможности применения негосударственных методов в воздействии на духовную жизнь населения.

В соответствии с темой диссертационного исследования, а также в целях урегулирования обострившихся религиозных отношений для современной России как страны, обладающей определенными правовыми традициями и стремящейся к европейским правовым стандартам, изучение особенностей церковно-судебной системы и её места в юрисдикционной системе российского дореволюционного права приобретает особую актуальность. Постепенно происходящие изменения в церковном мире, рассмотренные в контексте современного состояния российского общества, указывают на целесообразность восстановления некоторых утраченных церковно-правовых традиций. В течение 80 лет в Православной Русской Церкви не существовало церковного суда, в силу чего из-под государственного контроля выпал целый блок религиозных, нравственных и этических вопросов. В Уставе Русской Православной Церкви, который утвердили на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года, наряду с другими церковными институтами и утраченными религиозными позициями содержится глава о церковном суде, но возрождение данного правового института в современной России происходит достаточно медленно. Особый интерес в данном направлении приобретает региональный аспект, который пока ещё исследован недостаточно, что предопределяет наличие научного потенциала и раскрывает более обширное поле для научных разработок современных учёных.



Объектом данного исследования являются отношения государства и Церкви в сфере духовного судопроизводства.

Предметом данного исследования выступает правоприменительная и пенитенциарная деятельность церковно-судебных органов Орловской епархии во второй половине XIX – начале XX века.

Территориальные рамки работы определяются границами Орловской и Севской епархии, выступавшей самостоятельной административно-территориальной единицей Православной Церкви, в рамках которой и осуществлялось инстанционное церковно-судебное правосудие. На примере данной епархии можно проследить эволюцию и региональные особенности церковной юрисдикции. Территория Орловской епархии относилась к Центрально-Черноземному типу, а также являлась переходной зоной между центральными (Тульской, Калужской и Смоленской) и южными (Харьковской, Курской и Черниговской) епархиями. Во второй половине XIX – начале XX века территория епархии была разделена на двенадцать уездов и включала в себя современные территории Орловской, Брянской, а также части Липецкой и Воронежской областей.

Хронологические рамки работы. Выбор хронологических рамок исследования обусловливается тем, что во второй половине XIX – начале XX века происходят ускоренная модернизация и последующие кардинальные перемены в общественно-политическом и правовом содержании Российского государства. Нижняя граница исследования определяется тем, что к середине XIX века в государстве сложились основные направления в законодательстве по отношению к религиозным объединениям, что выражалось в упорядочении их деятельности и обращении под контроль светских органов. Однако с 1864 года ситуация кардинально изменилась ввиду проведённых государственно-правовых реформ. В связи с принятием Судебных Уставов 1864 года3, Устава Духовных Консисторий 1883 года4 и Уголовного Уложения 1903 года5 полностью изменилось светское и духовное законодательство, которое в значительной степени повлияло на полномочия и компетенцию церковно-судебных органов. После отмены крепостного права постепенно начинается осмысление процессов индустриализации и индивидуализации, что приводило к изменению социальной стратификации и появлению профессиональных групп населения. Одновременно модернизационные процессы начинают сталкиваться с сопротивлением традиционной структуры и традиций общества, и в этой связи происходит дифференциация в применении норм Духовного Ведомства по отношению к клирикам и мирянам, а также сужение круга лиц, подходивших под компетенцию церковных судов.

Верхняя граница исследования определяется 1917–1918 гг., когда политика государства по отношению к религиозным объединениям полностью изменилась, а дальнейшее действие духовно-судебных органов было законодательно упразднено. При этом в данных хронологических рамках можно также проследить изменение статуса самой Церкви, которая к середине XIX века стала значимым органом в системе государственного управления, а к 1918 году в силу изменения формы государственного управления трансформировалась в самостоятельное образование, целенаправленно преследуемое государственной властью.

Выход за хронологические рамки исследования объясняется стремлением автора изучить процесс становления церковно-судебной системы Орловской епархии. Подобный подход к изучению проблемы принят в связи с желанием показать общие и специфические тенденции эволюции церковно-судебных органов в Орловском крае в рамках сравнительно длительных промежутков времени.

Степень изученности темы. В историографии изучения заявленной проблемы можно выделить несколько исторических периодов: дореволюционный, советский, постсоветский (современный).

Именно в дореволюционный период начали рассматривать вопросы, касающиеся истории и значения церковного суда с момента принятия христианства. Историография данной темы является достаточно многоплановой, так как она принадлежит двум научным областям – исторической и правовой. Русская наука канонического права постепенно начинает формироваться с конца XVIII века6. К началу XIX века хоть и существовало экзегетико-критическое направление, но постепенно в духовных академиях каноническое церковное право стало оформляться как отдельная научная отрасль гуманитарного знания. Первоначальные исследования были посвящены только систематическому изложению церковного законодательства без особого исторического освещения. Одной из первых в данном направлении считается работа И.М. Скворцова7. Наиболее масштабное исследование было проделано архимандритом Иоанном (Соколовым), который рассматривал источники церковного права по их историческому происхождению, содержанию и канонической важности8. Он объяснял причины расхождения между церковными канонами и государственным законодательством. Ему принадлежит также ряд статей и по отдельным каноническим вопросам9. Преподаватель Московского университета Н.К. Соколов также отмечал нерешенность большинства принципиальных вопросов канонической науки, отсутствие традиций в его толковании и применении в церковно-судебной сфере10. В связи с этим он отмечал, что «невозможно понять, каким постоянным принципом руководствуется Церковь при выборе и применении одних правил и в осуждении на бездействие других»11.

Курс «Церковное право» постепенно вводился и в светских университетах для православных слушателей (с 1835 г.), а к середине века на юридических факультетах данному направлению выделяется целая кафедра, стали появляться специальные богословские учебники и книги по церковному праву, но церковному судопроизводству не было посвящено достаточного количества работ. Первым специальным исследованием, основанным исключительно на печатных материалах, можно считать монографию русского правоведа К.А. Неволина12, где даётся характеристика церковного суда в допетровский период. Автор, используя объективно-научный метод исследования, приходит к ряду спорных заключений, которые впоследствии критиковались в исторической и канонической литературе.

Во второй половине XIX века после проведённой судебной реформы, а также в связи с переосмыслением определённых фактов и введением в оборот новых архивных источников появляется ряд трудов, которые формировали более целостное представление о духовном суде. Одной из первых работ является изложение истории Церкви румынского митрополита Шагуны13, который обосновывает существование церковного суда через органичное соединение догматики и церковного права. И.К. Смирнов14 рассматривает церковное судоустройство в древней России, определяя общие тенденции и степень участия светских лиц в данном процессе, но не раскрывает всех вопросов существования церковного суда древнейшего периода. Труды профессора М.П. Альбова15 являются ценными в богословской литературе. Рассматривая различные теории в происхождении религий, он доказывал, что христианство является вершиной религиозного генезиса. Автор акцентирует внимание на законодательных актах Синодального периода в истории Русской Православной Церкви, а именно на Духовном Регламенте и Уставе Консисторий, выявляя значение и компетенции церковно-дисциплинарной власти. Далее можно отметить исследования в области церковно-правовой истории профессора М.И. Богословского16. Также можно отметить многотомное исследование «История русской церкви» богослова Е.Е. Голубинского, в котором имеется информация и по истории церковного судопроизводства.

Благодаря работам А.А. Папкова и Н. Руновского, посвящённым церковному реформированию в 1860–1880-х гг., открывается новая тематика для церковных историков17. Большое внимание реформам церковного суда уделял один из крупнейших канонистов архиепископ Виленский Алексий (А.Ф. Лавров-Платонов)18. Он выступал с критикой проекта реформы, разработанной обер-прокурором Святейшего Синода графом Д.А. Толстым, об освобождении светских лиц от подсудности духовного суда и изменении структуры самого суда, а также перенесении судебных полномочий от епархиальных архиереев к выборным пресвитерским судам. Изучением пореформенного состояния церковного правосудия занимался И.С. Бердников, который отмечал, что значительная часть правил древней Церкви не применяется или применяется не вполне. Он предлагал своё видение церковного суда в работе «К вопросу о реформе епархиального управления и суда»19. Он считал изменение церковных правил закономерным процессом, предлагал освободить консистории от судебных полномочий и ввести низшую церковно-судебную инстанцию – Совет благочинных. Я. Бартев, профессор Казанской духовной академии, также отмечал недостатки старого церковного судопроизводства в работе «Мнения по вопросу о духовно-судебном реформировании»20, при этом отдельно не рассматривал проблемы церковного права, отмечая целостность законодательной базы Империи. Проблемам приходского духовенства посвящён труд духовного писателя и цензора Н.В. Елагина21. Исследования Н.Д. Кузнецова22, юриста и кандидата богословия, посвящены дискуссиям начала XX века вокруг вопросов, подлежащих рассмотрению на будущем Поместном Соборе Русской Церкви. В них затрагиваются вопросы о правовом положении Церкви, участии духовенства и народа в церковном управлении, а также роли церковного суда в государственно-судебной системе.

Особо стоит уделить внимание работам профессора Московского университета, доктора церковного права А.С. Павлова23, который, основываясь на историко-догматическом методе, рассмотрел исторические источники в русской науке канонического права. Он, основываясь на источниках древнего периода, проводил сравнительную характеристику православного и католического канонического права в развитии церковных институтов, отмечая постепенное сокращение компетенций Церкви к XVII веку в области церковного судопроизводства. Профессор церковного права М.Е. Красножен также отмечал важность церковно-судебных реформ, выделяя отдельным источником церковного права первичное Священное Писание, затем практику и законодательство самой Церкви и только потом государственные законы24. В то же время М.И. Горчаков, хоть и отмечал два направления русской мысли в России – бюрократическое и иерократическое, сам не различал государственной и церковной правовых систем, отмечая общность принципов в их формировании и деятельности. Он обращал внимание на единое направление в построении внутренней политики государства25. Близок во взглядах был и профессор МДА Н.А. Заозерский26, занимавший либеральную позицию. Он затрагивал вопросы источников церковного права, церковной юрисдикции по отношению к светскому суду, а также устройства и делопроизводства церковного суда. Большой популярностью в данный период пользовались работы крупного исследователя канонического права Н.С. Суворова о церковном праве и наказаниях, которые преподносились в сопоставлении с западным христианством. Он отмечал, что каноны только отдалённо определяют содержание церковного права, а главное место занимает позднее право, различное для отдельных стран27. Разделение вопросов веры и вопросов церковно-судебной дисциплины отмечал профессор МДА В.Ф. Кипарисов, призывая к неизменности вопросов церковной веры и эволюции судопроизводства, вызванных изменениями в христианском обществе28.

Рассуждения о церковном суде есть и в работе В.Г. Певцова, который показал его двойственность и отстранённость от государственного аппарата в наказании виновных29. Наиболее полной (исходя из хронологических рамок и уровня историко-правовой науки к началу XX века) по данной тематике является диссертация иеромонаха Николая (Ярушевича)30, за которую он был удостоен премии памяти митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова). Автор постарался по первоисточникам дополнить и устранить неточности предыдущих авторов в области церковного судопроизводства. Также можно отметить труды дореволюционных историков: А.П. Доброклонского31, А.П. Лебедева32, Н.М. Никольского33, С.Г. Рункевича34 и др. Большое значение для изучения церковного строительства, общественного и церковного управления Орловской епархии имели труды историка-краеведа Г.М. Пясецкого35.

Таким образом, отличительной особенностью историографии дореволюционного периода является не отрицание церковного права на осуществление правосудия, а стремление выявить верное соотношение светской и духовной власти для оптимизации проблем в вопросах нравственности и веры.

При рассмотрении советского периода необходимо отметить, что исследование вопросов, связанных с историей развития и значением церковных судов в России, после 1917 года было приостановлено по политическим и идеологическим причинам или преподносилось в несколько искаженном виде. Многие авторы в целях самосохранения старались изменить сферу научной деятельности (П.В. Гидулянов, С.В. Юшков и др.) или погибали в тюрьмах (Н.Н. Фиолетов, В.Н. Бенешевич и др.)36.

Октябрьская революция и последующий период породили новые мысли о роли Церкви как общественного института. В 20-е – 30-е годы XX века было характерно преобладание эмоционального отношения к Церкви как к «служанке самодержавия». Чрезмерно идеологизированы были работы Е.Ф. Грекулова, Г.Рыбкина, Б.В.Титлинова37. Главный акцент в них ставится на союз церкви и государства, а духовенство выступает в роли эксплуататора по отношению к народу. Такие историки, как Б.П. Кандидов38, Н. Ростов39, С. Худяков40, скептически относились к Церкви, имеющей своё право и судебную практику, отмечая её зависимость от интересов государства.

Тенденции к более взвешенным подходам в изучении Церкви и её судебной практики наметились к 60-м годам XX столетия. Так, в 1967 году выходит коллективная научная монография «Церковь в истории России»41, где также прослеживается неразрывная связь Церкви с самодержавием в осуществлении церковного суда. Значимыми в историографии советского периода были работы П.Н. Зырянова и Н.М. Никольского42, в которых наравне с критикой Церкви разбираются вопросы о кризисе церковного суда как составной части институционального кризиса самодержавного государства. Хотелось бы отметить и коллективную работу советских историков «Русское православие: вехи истории» 43. Глава об особенностях церковного устройства XIX века в книге была разработана Б.Г. Литваком, который также отмечал кризисное положение Церкви пореформенного периода.

Пробелы советской историографии восполнялись зарубежными исследованиями. Ряд авторов были вынуждены выехать из страны, например: И.К. Смолич – русский историк «немецкой школы», который пытался создать монументальный свод по Истории Русской Церкви, рассматривая особенности государственно-церковных отношений в различные исторические этапы развития общества44; С.В. Троицкий – русский церковный историк, автор ряда работ по церковному праву и суду45; Н.Д. Тальберг – видный государственный деятель, церковный историк и представитель монархического движения за рубежом, изучавший вопросы о роли церковного суда в сфере нравственности46. В работах Е.Ф. Грекулова47 роль церковно-судебной системы рассматривается с точки зрения идей о церковной инквизиции. Исследования А.Д. Шмемана и А.В. Карташева затрагивали тему церковного суда и приходского духовенства48. Так, А.В. Карташев большое внимание уделял проблемам распространения церковного законодательства в Империи и особенностям церковного судопроизводства в отдельные исторические периоды.

Интерес к рассматриваемой проблематике в современный период заметно возрос, что связано с возрождением церковного судопроизводства в России. При этом не делается никаких усилий по систематизации церковного права, нормы которого находятся в разрозненных устаревших источниках. В современный период частично затрагиваются отдельные вопросы поставленной проблемы, как правило, в связи с общими исследованиями по истории церкви, церковного права или истории российского правосудия (протоиерей В. Цыпин49, Е.В. Белякова50, С.Л. Фирсов51, М.Б. Смолин52, А.И. Яковлев53, Н.А. Колоколов54 и др.). Вопросами трансформации религиозного сознания и проблемами духовной безопасности в России занимается А.Ф. Гавриленков55. А.В. Апанасенок56 раскрывает вопросы функционирования старообрядческих обществ в социально-культурной и религиозной истории Центрального Черноземья, а также особенности судопроизводства над староверами. В работах А.В. Штепа57 раскрываются особенности социального служения и жизнедеятельности приходов в российской провинции второй половины XIX – начале XX века. Отличительной особенностью работ данного периода является выявление общих особенностей в развитии государства и Церкви, которые основываются на региональных аспектах, комментариях известных богословов, историков и юристов.

Отдельным блоком можно выделить краеведческие исследования по Орловской епархии указанного исторического периода: «История Орловской епархии» М.А. Жаркова, В.А. Ливцова, А.В. Лепилина58, «Орловское приходское духовенство второй половины XIX - начала XX веков» М.И. Лавицкой59. Отдельные аспекты по истории формирования и функционирования Орловской епархии представлены в статьях С.Н. Абакумова60, Е.Н. Ашихминой61, В.А. Ливцова62 и др., но тематика церковного суда в них напрямую не раскрывается. Заслугой современного периода в изучении заявленной проблемы считается появление ряда обобщающих исследований по истории Церкви и церковно-судебной системы.

Исследования в области церковного суда и права стоят на стыке двух научных отраслей – истории и юриспруденции. Незначительное число специальных исследований было предпринято в современный период на уровне кандидатских диссертаций: А.Ю. Гаращенко63, В.Л. Харланов64, А.Р. Павлушков65, Т.Ю. Амплеева66 и др.

Таким образом, отечественная историография содержит значительное количество работ, посвященных истории развития и проблемам функционирования дореволюционного церковного суда. Эволюция и особенности формирования церковно-судебной системы Орловской епархии второй половины XIX – начала XX века до настоящего момента не являлись предметом отдельного исследования, что определило цели и задачи представленной работы.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница