Этические реминисценции античности в современном научном знании: постановка проблемы




Скачать 97.92 Kb.
Дата09.04.2016
Размер97.92 Kb.
УДК 17

Этические реминисценции античности в современном научном знании: постановка проблемы

Ethical reminiscences of antiquity in modern scientific knowledge: design problem

О.А. Андреева, профессор кафедры теории права ЮФУ

О. А. Andreeva, professor of department of theory of law SFU
Аннотация. Приемы научного познания и логические правила мышления, сформулированные философами, позволили включить этические реминисценции античности в современное научное знание. Для формирования позитивной науки, связанной человеческим фактором с объективным миром и его свойствами, это имело значимые последствия. В результате появилась возможность исследования действительности посредством категориального аппарата как метода научного познания мира. Наука стала порождать науку и с этого периода начинается формирование как собственно научного знания, так и его оценка в категориях этики.

Abstract. Techniques of scientific knowledge and logical rules of thought, articulated by philosophers, it is possible to incorporate ethical reminiscences of antiquity in modern scientific knowledge. For the formation of positive science, the human factor associated with the objective world and its properties that have had significant consequences. The result was the ability to study reality through the categorical apparatus as a method of scientific cognition of the world. Science began to rise to science and from this period begins the formation, scientific knowledge and its evaluation in the categories of ethics.
В античный период более или менее четко выделялись этапы процесса познания природы и общества, каждый из которых специфически был связан с этическими, философскими и другими компонентами познавательной деятельности. Удовлетворение постоянно растущих социальных потребностей и интересов приводит к появлению множественности целей человеческой деятельности, в то время как культура, наука и техника в их широком понимании, вырабатывают средства оценки их достижений.

На этом этапе развития этического подхода к науке и практике знания о природе окружающего мира представляли собой еще не расчлененное знание, отражаемое в общих понятиях и категориях, в нравственной оценке явлений и процессов. Об этом свидетельствуют взгляды Платона и Аристотеля, которые, имея отдаленное отношение к технике, предсказали следующий этап теоретического развития мышления, которое мы сегодня называем этическим сегментом науки. В. М. Розин пишет, что «налицо был технический замысел…, в корне изменивший способы построения знаний и обусловивший формирование античной науки… Нет сомнения, что правила логики сознательно создавались Аристотелем и их система представляет собой сложное построение (произведение), в нашей интерпретации - техническое изделие» [4, с.47]. Следовательно, под понятием этического сегмента науки можно понимать этическую оценку действительности в процессе разделение общего знания на этическое и философское. Научные представления и их осознание, как самостоятельной области познавательной деятельности, окрашивается метафизикой, что приводит к ее самоизоляции от этики, то есть наука, став метафизической, утратила свое гуманистическое звучание.

Между мифологическими, то есть превращенными представлениями и научным знанием была проведена искусственная черта, которая переступалась представителями другого направления лишь для признания прав другой стороны, тогда как внутри своего круга у них формировались собственные приемы исследования и системы оценок, понятий и представлений. В развитии античного знания произошел процесс постепенного отделения позитивного научного знания от метафизического, при сохранении некоторой зависимости первого от второго. Со временем между философией, этикой и естественнонаучным знанием постепенно стали устанавливаться партнерские отношения, имевшие на начальном этапе характер синкретизма. Границы между ними долгое время не проводились, о чем свидетельствует этика Спинозы.

Достижения античной натурфилософии представлены в космологии, содержащей основу картины мира, в которой этической оценке придавалось большое значение. Прежде всего, это было связано с натурфилософией, поскольку именно она стала научной основой развития теоретического знания. Такой подход изменил научную картину мира в последующие эпохи, а наслоения, несущие на себе отпечаток мифологии были постепенно отброшены в ходе совершенствования этического сегмента науки, так как человека науки в первую очередь волнуют этические проблемы научного творчества. Этическая оценка представляет собой гуманитарную основу любого знания.

Наблюдая за сложными процессами окружающего мира, натурфилософы стали объяснять их божественной причиной, имеющей всеобщий характер, определяющий неизменную сущность мира и стоящей за ней интеллигибельной основы. Другие неизменную сущность мира стремились объяснить с помощью математического метода, не прибегая к помощи потусторонних сил, считая, что объяснить истинное положение дел может только математика. П. Дюгем подчеркивал, что «геометры исходили из некоторого числа заданных извне идей и в соответствии с ними строили, дополняли и уточняли некоторую гипотетическую, математическую модель до тех пор, пока она не оказывалась способной удовлетворительно объяснить наблюдаемые явления»[5, с.128]. Этот метод познания совпадал с процессом развития античной натурфилософии и историей создания геоцентрической системы Птолемея, которая представляла собой «исследовательскую программу», основные положения которого сложились в рамках метафизического комплекса идей, впоследствии ставших основой взаимодействия философских и этических начал в науке. В результате была создана новая картина мира, под влиянием которой стала развиться новая техника и технология, расширившие границы гуманистического начала в науке.

Опираясь на достигнутые результаты, в дальнейшем удалось разрешить многие трудности теоретического знания и по-новому объяснить наблюдаемые процессы и явления, включив них оценочный фактор. А. Паннеккук писал, что «сравнение с современной теорией может убедить нас в том, что эта простая система отлично представляла детали позитивного знания, которые прежде казались такими капризными и запутанными»[3, с.155]. В дальнейшем научном творчестве многие из идей античного мира были соотнесены с этикой позитивного знания.

Научные приемы познания и правила мышления, сформулированные античными философами, имели значимые последствия для формирования позитивной науки, связанной с объективным миром и его свойствами человеческим фактором. Познавая мир, человек стал стремиться преобразовывать его в соответствии со своими потребностями и интересами при помощи не только научных и технических, но этических и эстетических средств. В результате появились возможности исследования действительности посредством абстрактного мышления и категориального аппарата как метода научного познания мира и его преобразования. При этом новые знания не всегда приводят к пересмотру существующей системы знаний, а входят в нее посредством аксиоматических положений, не требующих проверки опытным путем. Наука сама стала порождать науку и с этого периода начинает формироваться, как собственно научное знание, так и его оценка в категориях этики.

Аристотель утверждал, что не существует отдельного от чувственных вещей бытия идей или математических сущностей, они существуют в вещах как общее, как понятия, как форма. Мир, по Аристотелю, есть совокупность субстанций, каждая из которых включает некоторое единичное бытие «Если нет чувственного восприятия, - писал он, - то необходимо отсутствует и какое-нибудь знание, которое невозможно приобрести, если мы не научаемся либо через наведение, либо через доказательство»[1, с.104]. Наведение употреблено им в соответствии с понятийным аппаратом того времени в качестве метода выведения из частного - общего, подчеркивая тем самым, что умозаключать путем наведения невозможно тем, кто лишен этического восприятия мира. Следовательно, знание единичного требует концентрации на нем внимания посредством теоретического рассуждения, в результате чего добывается конкретно-предметное знание, как о свойствах предмета, так и его утилитарной ценности в системе натурфилософской фактологии.

В дальнейшем Аристотель вводит в свою физику концепцию естественного предмета и естественного движения, являющихся свойствами, присущими любому телу. Этим он выделяет объект науки, который в результате получает качественную определенность и этическую ценность, выделяясь в форме, как объективного факта, так и научного понятия, что является переходом к его восприятию человеческим чувствами. В результате закладываются основы философского подхода не только к изучению, но и к производству предметов, с учетом их физических и иных объективных свойств, в противовес гипотезе идеальных сущностей, с которыми экспериментальная наука не может сделать ничего.

Таким образом, знания об окружающем мире в античную эпоху разделялись на две части: физическую и практическую, причем при одновременном признании главенствующей роли метафизики. В этом проявилась определяющая роль античного теоретизирования, так как практика просто обязана была искать себе обоснование и оправдание в метафизических сферах и этических представлениях того времени. Наука рассматривалась как часть философского знания высокого уровня, связывалась с природой и способностями человека создавать то, что природа достичь не может. Поэтому искусство античности насыщено изображением различных производственных процессов и технических устройств, которыми пользовались древние, такими как процессы обработки и литья металлов, строительство кораблей, возведение инженерных сооружений и т.д.

Более ярко это стремление выразилось в создании древних библиотек, где на глиняных табличках описывались всевозможные производственные процессы и события, имеющие важный общественный характер. В ряде научных исследований отмечается, что кроме антропологических истоков происхождения науки и техники, необходимо выделять и социокультурные предпосылки их возникновения. Они кроются в том, что развитие, как результат, обуславливалось наличием общих представлений о мире, развитии научных и религиозных взглядов, искусстве, морали и других проявлений культуры. Возникает целесообразная деятельность, которая основывается на выделении средств и способов, планировании выполнения определенной последовательности операций, образующих конкретную технологию.

Создавая технику, человек пользуется ею в целях выполнения тех исторических и социокультурных задач, которые встают перед ним в ходе развертывания естественноисторического прогресса. При этом в философии установлено, что человек не может быть средством технического прогресса, хотя бы потому, что представляет собой крайне несовершенное орудие для выполнения технических функций. Его истинная роль заключается в определении направлений развития и функционирования техники для достижения социально обусловленных целей. В итоге должна восторжествовать философская аксиома И. Канта, что человек не средство, а всегда целью в любом социальном процессе.

Динамика эволюций и революций в науке и технике является естественным процессом их развития, который совершенствуется и развивается на базе общественной практики, включающей переходы от эмпиризма к рационализму в процессе разрешения конфликта ценностей современного мира. Историю развития науки, техники и технологий можно представить как синергетический процесс, которому присуща нелинейность развития. Линейное развитие происходило только на начальном этапе зарождения и становления науки и техники. Впрочем, артефакты того периода свидетельствуют и о наличии аксиологического и праксиологического подходов к процессу производства предметов материальной культуры, хотя они были выражены слабо в силу как отсутствия научных знаний, так и необходимости руководствоваться ими. История античного мира показывает нам совершенно иную картину их развития, в которой значительную роль начинает играть наука в форме технического приложения к философии и метафизике.

Генезис этического потенциала науки и научно-технической революции ведет к созданию новых ценностных структур, в которых доминирующее положение занимают общечеловеческие ценности. Они отражают процессы переоценки человечеством своей роли и места в современной информационной и технологизированной цивилизации. Поэтому новая парадигма этического потенциала науки и научно-технической революции должна переориентироваться на новый тип личности, как высшей ценности общественного прогресса, обладающей не только общепризнанными правами и свободами, но гуманистическим видением мира и творческими способностями для его преобразования.

Философские аспекты научного прогресса как сплава абстрактного и конкретного в истории науки и техники могут быть поняты, если рассматривать их не изолированно от других форм общественного сознания, а в связи с ними и их аксиологией. Некоторые ученые считают, что «выделив идеалы объяснения и описания, доказательности и обоснованности, а также строения знаний, можно проследить достаточно определенную взаимосвязь собственно познавательных установок с социальными идеалами и нормативами, а также установить зависимость познавательных идеалов и норм как от специфики объектов, изучаемых в тот или иной момент наукой, так и от мировоззренческих особенностей каждой исторической эпохи». [5, с.51]. Для понимания аксиологической сущности науки и научно-технической революции необходим анализ некоторых предпосылок их генезиса, имеющего универсальный характер с тем, чтобы рассмотреть явления и события интеллектуальной сферы, как сплава конкретного и абстрактного в общественном сознании, отражающем процесс конфликта ценностей и интересов современного мира.

Социальные процессы современного мира детерминированы и включены в единую систему общественной идеологии. Поэтому изучение генезиса этического потенциала науки и научно-технической революции выявляет диалектику форм общественного сознания в их динамике. Так как этот процесс опирается на универсальные знания и опыт, то он создает предпосылки для формирования новых технологических парадигм, как форм философского обобщения научного знания. Н. В. Марков пишет, что «научно-техническая революция представляет собой точку развития научно-технического прогресса, перерыв непрерывности, качественный скачок от одного состояния науки и техники к другому» [2, с.5]. Эти скачки в науке и технике совершаются постоянно, но в настоящее время накоплен такой потенциал знаний, который содержит вызовы и угрозы современному миропорядку, чему невозможно противостоять без привлечения этического потенциала науки.



Формирование этического потенциала науки происходит, в основном, под влиянием социокультурных факторов, которые содержат аксиологическую оценку феномена современной научно-технической революции, аналогов которой еще не было в истории человечества. В свою очередь это требует теоретического осмысления ее этического потенциала и взаимосвязи с другими общественными и социально-экономическими изменениями современного мира с целью прогнозирования направлений ее дальнейшего развития. Научно-технологическая революция оказывает воздействие, как на производственную, так и непроизводственную сферы, а, следовательно, и на характер социальных процессов. В результате происходит сложное диалектическое переплетение причинно-следственных связей, которые оказывают влияние на ход социального и технического прогресса в целом. Следовательно, в современном научно-техническом процессе происходят взаимодействия технологического и гуманитарного характера, определяющего этический потенциал науки.
Список литературы

  1. Аристотель. Соч.: В 4 т. – М. – 1976. Т. 1. С.104.

  2. Марков Н. В. Научно-техническая революция: анализ, перспективы, последствия. – М., 1971. С. 5.

  3. Паннекук А. История астрономии. – М., 1966. С. 155

  4. Розин В. М. О природе эстетической ценности. – М., 1982. С. 47.

  5. Duhem P. Le systeme du monde. Histoire des doctrines cosmologiques de Platon a Copernic P., 1954. P. 128.




База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница