Эта книга родилась совершенно неожиданно для меня. Я, признаться, никогда не думал о подобном издании и, если бы не настойчивое предложение президента киношколы «Артерия кино» Сергея Тютина, вряд ли бы на него осмелился




Дата05.08.2016
Размер78.8 Kb.
СЛОВО ОТ АВТОРА

Эта книга родилась совершенно неожиданно для меня. Я, признаться, никогда не думал о подобном издании и, если бы не настойчивое предложение президента киношколы «Артерия кино» Сергея Тютина, вряд ли бы на него осмелился. При всей моей фанатичной преданности профессии, я не занимался глубоко её теорией, так уж сложилось, что я, главным образом, практик, всему учился сам, и моя преподавательская деятельность в первую очередь основана на моём личном опыте. В этом, наверное, и плюс, и минус данной книжки. Плюс, потому что то, о чём я пытаюсь рассказать, имеет под собой живую, реальную основу, всё это мною прожито, нигде не прочитано. А минус в том, что я не выстраиваю никакой определённой системы, я просто делюсь теми выводами, к каковым методом проб и ошибок пришёл за четыре десятилетия моей работы в кино.

Когда-то замечательный режиссёр Григорий Михайлович Козинцев, с которым мне посчастливилось общаться, и благословение которого на занятие профессией я получил, сказал мне, что преподавание кинорежиссуры, растянутое на годы, как это принято во ВГИКе, где у него была мастерская, вещь довольно бессмысленная. По его словам всему, что необходимо знать режиссёру, то есть, всем важным азам нашего ремесла, можно научить любого человека средних способностей за два месяца, больше не надо. Я тогда не поверил выдающемуся мастеру, со временем же понял, что он был абсолютно прав.

В киношколе Лос-Анджелесского университета, в которой я преподавал в течение ряда лет, мне не раз доводилось вести трёхмесячные курсы, программу которых я с одобрения декана выстраивал сам. Должен сказать, что немало моих учеников после такого краткого курса дальше двигались вполне самостоятельно и успешно. По сей день я получаю и из Соединённых Штатов, и из многих других стран письма с благодарностями и рассказами о новых, снятых ими фильмах.

Это вовсе не означает, что за три месяца, а, точнее, за двенадцать занятий они овладели всеми таинствами кинорежиссуры. Такой цели ни я, ни они не преследовали. Моя задача была другая – дать им основу, от которой они смогут отталкиваться в своём дальнейшем совершенствовании. В этом один из парадоксов нашей профессии – научиться ремеслу можно довольно быстро, но при этом учиться профессии можно и нужно бесконечно, всю жизнь.

О других парадоксах – внутри этой книги, которая, надеюсь, поможет всем тем, кто мечтает стать кинорежиссёром. Удачи вам!



Владимир Алеников

  1. ПАРАДОКС РЕЖИССЁРА

Зачем нужен режиссёр-постановщик. Первые шаги. Что такое режиссура. Как найти замечательную историю и написать классный сценарий. Как снять хорошее недорогое кино.

Кинорежиссура.

По моему глубокому убеждению, режиссёр – это человек, который должен уметь всё. Я не особо разделяю игровое кино, документальное, детское, музыкальное и так далее. С моей точки зрения, профессионал должен уметь всё, пробовать себя в разных жанрах, и всё это ему должно быть интересно, и всё это он должен делать хорошо. Так я в идеале вижу кинорежиссёра.

Знаю по своему преподавательскому опыту в обеих странах, что в сухом остатке от курса, скажем, в двадцать человек, режиссёрами становятся один-два, остальные куда-то исчезают, или занимаются какими-то, может быть, смежными профессиями. Почему это происходит?

Не потому, что люди разочаровываются, не хотят. Просто на самом деле кинорежиссура – это безумно тяжелая и трудная работа, если к ней относиться всерьёз. Есть три-четыре профессии, которые считаются самыми тяжелыми на свете: лётчик-испытатель, шахтёр, космонавт и режиссёр во время съемочного периода. По статистике инфарктов.

Потому что напряжение, которое испытывает режиссер, оно невероятно, во время съёмочного периода мозги у тебя просто кипят, ты должен быть предельно внимательным, учитывать массу факторов, ничего не упустить, ведь от этого в конечном счёте зависит успех или не успех картины. Это лихорадочная, страшно напряжённая работа. Режиссер должен уметь сконцентрироваться, сосредоточиться в любых обстоятельствах – толпа вокруг, ор, крик, а ты должен делать своё дело. И главное дело режиссёра – это думать. Ведь каждую секунду режиссёр принимает какое-то решение, и это уже необратимо. Ведь кино это не театр, где можно прийти на следующий день и всё переделать. Как правило, то, что снято – снято! Возврата к этому нет.

Поэтому на плечах постановщика лежит огромная ответственность. Он как дирижёр, который руководит большим симфоническим оркестром, должен слышать любую фальшивую ноту в происходящем и вовремя это исправить. Обычно, когда показывают режиссера, он что-то там кричит, стоит с мегафоном – это полная чепуха. Потому что основное, что должен уметь режиссёр – он, повторяю, должен сидеть и думать.

На Западе режиссёры очень часто вообще не встают с места: бегают по площадке, что-то там показывают и даже порой работают с артистами их ассистенты, помощники. А режиссёр сидит и думает, потому что от того, что он сейчас решит, зависит результат, а решения он должен принимать каждую секунду по какому-то поводу. Плюс там обычно за спиной у режиссёра стоит полдюжины человек, которые следят за тем, как идёт работа: продюсер, представитель страховой компании, агенты и так далее, - то есть все они контролируют, как работает режиссёр. И он ощущает огромную ответственность, и это, конечно, очень тяжело.

Профессия парадоксальная, потому что с одной стороны, – и вы в этом быстро убедитесь, – ремесло у нас очень простое, я не преувеличиваю, это действительно простейшее ремесло. Любой человек нормальных способностей в состоянии стать кинорежиссёром, ничего особенного для этого не нужно – просто выучить какие-то элементарные вещи: как делается то, как делается это. Но парадокс состоит в том, что снять по-настоящему хорошее кино – это невероятно трудная задача, очень мало у кого получающаяся, хотя, казалось бы, да, всё очень просто.

Я обычно задаю такой вопрос, я спрашиваю: представим себе, вот у нас есть профессиональная группа, очень хорошо написан сценарий, и оператор прекрасный, и композитор, и монтажёр, и актёры замечательные. То есть прекрасная профессиональная съёмочная группа! Могут ли они снять фильм без режиссера-постановщика?

Ответ: да, фильм будет снят, и тому масса примеров, когда с картины убирали режиссёра по разным причинам, и кто-то «доводил» это кино, либо продюсер, либо второй режиссёр, либо оператор. Такова сегодняшняя технология кинопроизводства, что если фильм запущен, и деньги уже выделены и частично потрачены, значит, он будет непременно доделан, есть режиссёр или нет режиссёра.

К тому же, если вы имеете дело с профессионалами, то актёры знают, куда им пойти, как сыграть, второй режиссёр скомандует «Мотор!» и «Стоп!», монтажёр смонтирует, а оператор снимет, - очень даже может быть, что и вполне пристойное кино получится. Другое дело, что никогда не получится яркого, оригинального, настоящего фильма, который будет чем-то отличаться от других, никогда не получится подлинного произведения искусства, вот этого точно не будет. А средненькая картина очень даже может быть, что и «слепится».

Как, например, снимаются наши сериалы: там бывает, что на одном сериале десять режиссёров меняется, и никто этого не замечает – первые три серии один, следующие три серии – другой. Вы увидите хоть какую-то разницу? Никогда в жизни.

Значит, для того, чтобы просто снять кино, режиссёр-постановщик, как мне кажется, не нужен, не обязателен. А нужен он только для того, чтобы снять собственное кино. Собственное, - значит отличное от всего остального, не похожее ни на что другое. Поэтому этот курс называется «Свой почерк в режиссуре», и мы попробуем с вами понять и разобраться, что такое снять своё кино, которое, повторяю, отличается от того, что делают другие, потому что оно только ваше, ничьё другое.

Фильм – это огромная мозаика, каждый камушек которой должен быть правильно огранён и окрашен, чтобы в результате родилась безупречная картина. Режиссёр, который задумал своё кино, накладывает на каждый камешек этой мозаики, свой собственный отпечаток, и фильм тем самым становится абсолютно индивидуальным, совершенно неповторимым.

Мы с вами в очень непростом и странном времени живём. Я имею в виду время для нашей работы, для становления режиссёра. По сравнению, скажем, с моей юностью, когда я начинал.

Тогда тоже было очень сложно, но сложности совсем другие. В огромной стране было всего два места, где готовили кинорежиссёров. И кинорежиссёр не мог стать таковым, не получив специальный профессиональный диплом, который давался либо во ВГИКе, либо на Высших режиссёрских курсах. А без такого диплома он запуститься с картиной просто не мог, его никто не подпустил бы никогда к киностудии. Снять что-либо самому, вне государственной монополии, вообще не было никакой возможности, ведь никакого видео не было, никаких компьютеров, никаких цифровых камер, ничего этого не было, профессиональная аппаратура и киноплёнка вообще в магазинах не продавалась. А ведь снимать можно было только на плёнку и только кинокамерой. Но попробуй, купи! В магазинах, повторяю, ни профессиональной камеры, ни 35мм плёнки вы бы не нашли. Только узкую, любительскую. То есть никакой возможности человеку начать снимать настоящее кино не было, если он на то не получал специального государственного разрешения.

Сегодня этой проблемы нет: каждый из вас может снимать. Почти у каждого есть камера. А если нет, то уже и фотоаппараты, и телефоны выпускаются такие, что кино можно снимать и на них. И если у вас ещё и деньги есть, то кто вас остановит?!..

Никто, можете пойти и начать снимать кино. И с этой точки зрения это время замечательное. Беда состоит в том, что наша киноиндустрия находится в ужасном положении, с моей точки зрения. Я не знаю, сколько еще должно пройти времени, чтобы она вырулила на нормальное кинопроизводство и нормальный кинобизнес. Так что путь, который вы выбираете, будет очень тернистым. Впрочем, мы к этому ещё вернёмся.

Почему я пытаюсь вас отговорить от занятий режиссурой? Потому что это профессия штучная и, повторюсь, крайне тяжёлая, даже в определённом смысле опасная. Я считаю, что если нет необходимости снимать кино, то лучше заняться чем-то другим. Гораздо проще будет жить.

Авторское кино для широкого зрителя.

Теперь я объясню, чему я хочу вас научить, может, это не совпадёт с какими-то вашими устремлениями. Многие из вас интересуются артхаусом. В нашем сегодняшнем понимании артхаус, – это некоммерческое кино, то есть то кино, где люди в первую очередь выражают себя, и оно, как правило, не ориентировано на широкую аудиторию. Говорю сразу, этому я учить не буду. Я сам - жанровый режиссёр и писатель, и меня в первую очередь интересуют чистые жанры: мелодрамы, комедии, триллеры, детективы и так далее. Я вижу, что проблема в нашем кино в том, что отсутствуют хорошие фильмы именно такого плана, а артхаусного кино сегодня полно. Если вы побываете на российских кинофестивалях, а их нынче очень много расплодилось, вы увидите там в основном артхаусное кино. Причем кино, как правило, весьма депрессивное, к тому же оно стало похоже одно на другое, к сожалению, и мне это мало интересно. Так что этим мы с вами заниматься не будем. Не то, чтобы я был активным противником артхаусного кино, просто это не то, к чему я стремлюсь в своей жизни, и не то, к чему я готовлю своих студентов.



Другое дело, кино авторское, или арткино. То есть фильм с ярко выраженным режиссёрским почерком. В этом смысле любая выдающаяся картина – это безусловно авторское кино. И лично я занимаюсь тем, что снимаю авторское кино для широкого зрителя.

Эта книга – по сути, интенсивный курс режиссуры, построенный во многом на практических упражнениях. Дело в том, что теорией я не занимаюсь, мало того, у меня даже нет серьёзного кинематографического образования, поскольку я самоучка, и образование у меня театральное. Поэтому единственное, что я могу сделать, - это поделиться собственным опытом. Опыта у меня достаточно, поскольку снимал я работы в разных жанрах: и мюзиклы, и триллеры, и комедии, и с детьми работал, и с крупными кинозвездами. И я с радостью поделюсь с вами теми выводами и размышлениями, которые в результате у меня возникли. То есть я практик, а теоретик я плохой, и от меня вы можете услышать только какие-то практические советы. А если вы хотите какой-то более серьёзной, фундаментальной теоретической подготовки, вам нужен другой мастер.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница