Ес и Япония: отношения без конфликтов




Скачать 313.37 Kb.
Дата14.08.2016
Размер313.37 Kb.



ЕС и Япония: отношения без конфликтов



Михаил НОСОВ

ЕС и ЯПОНИЯ:

ОТНОШЕНИЯ БЕЗ КОНФЛИКТОВ
Отношения между ЕС и Японией могут служить образцом взаимной выгодности. Как в своё время отметил комиссар по внешним связям ЕС Крис Патен, “основной проблемой отношений между Японией и ЕС является отсутствие проблем”1. Став после Второй мировой войны союзником США, Япония фактически передоверила стратегию своей внешней политики Вашингтону, и уже более полувека её отношения с Европой до определённой степени являются отражением американской политики. Япония в силу особенностей своей Конституции, своего географического положения, не являясь членом НАТО, связана с ЕС через американо-японский союз. Демократические и экономические реформы в Японии, проведённые после 1945 года, сделали страну частью того, что сейчас принято называть “западным миром”, хотя это и не совсем корректно с географической точки зрения. Политика стран “западного мира”, куда входят США и Канада, страны ЕС, Япония, Австралия и Новая Зеландия, плюс не входящие в ЕС такие европейские страны, как Норвегия, Исландия, Швейцария и ряд других, несмотря на определённые различия в подходах к некоторым международным проблемам, в целом едина. Не существует и серьёзных экономических противоречий между Брюсселем и Токио. Но так было далеко не всегда, а история отношений между Европой и Японией длится уже четыре с половиной века.
Несколько слов об истории
Первыми в Японию в 1542 году попали португальские моряки, высадившиеся на лежащем к югу от Кюсю острове Танэгасима. Именно там японцы впервые познакомились с огнестрельным оружием, сыгравшим заметную, хотя и не решающую, роль в битвах за объединение страны. Ружья стали первым техническим заимствованием из Европы. Их производство японцы сумели быстро наладить, назвав их “танэгасима”. Моряки проложили путь торговцам и католическим миссионерам.

В течение почти века, до 1636 года, когда был провозглашён указ сегуна, запрещавший японцам под страхом смертной казни покидать родину, а доступ иностранцев в страну был практически закрыт1, отношения с Европой развивались достаточно интенсивно. Общение японцев с европейской цивилизацией оказало неоднозначное влияние на измученную непрерывными внутренними смутами страну. Горизонты географии и познания раздвинулись. Японцы начали быстро усваивать всё то новое, что они могли получить от Европы. Одной из первых европейских книг, переведённых на японский язык, стали опубликованные в 1593 году басни Эзопа. Запрещённые в период изоляции Японии, басни сохранились в народе в форме фольклора и сказок, а многие из них и сейчас считаются народными. Большой интерес японцы проявляли к технике и к точным наукам и, прежде всего, к огнестрельному оружию и искусству кораблевождения. Однако если и после закрытия страны ружья продолжали использовать самым широким образом, то искусство кораблевождения вскоре попало под строгий запрет2.

Закрытие страны было связано прежде всего с внутриполитической борьбой – центральная власть с подозрением смотрела на возвышение южных кланов, богатевших от торговли с Европой. Что касается отсутствия религиозной толерантности, то прагматичных японцев беспокоили не столько догматы католицизма, ставившие верность Риму выше преданности господину, сколько возможность того, что христианство может стать орудием колонизации страны европейскими державами. Японцы хорошо знали, что на Филиппины вслед за миссионерами пришли испанские солдаты, в 1565 году превратившие страну в колонию короля Филиппа II.

В представлениях европейцев об Азии Япония почти всегда находилась в тени Китая. В XVIII веке европейских философов привлекла древняя история Китая, и упоминания об этой стране можно встретить в работах Вольтера, Монтескье, Лейбница. Япония оставалась абсолютно закрытой страной, сведения о которой были крайне скудны. Лишь побывавшие в XVII–XIX веках в голландской фактории Децима в Нагасаки немецкие врачи Филипп-Франц Зибольд и Энгельберт Кемпфер писали об истории и природе Японии. В первом издании Британской энциклопедии в 1771 году о Японии было сказано лишь, что “Япония – остров, лежащий между 130 градусом и 144 восточной долготы и 30 и 40 градусом северной широты”, Китаю же энциклопедия отвела восемь страниц.

Даже после “открытия” Японии в середине XIX века на неё обращали меньше внимания, чем на Китай, который представлялся европейцам необъятным рынком для сбыта товаров. Япония была меньше и к тому же строила свою промышленность, что сокращало её импортный потенциал. Запад, помогавший ей в модернизации, смотрел на Токио как на младшего партнёра, чьё развитие всё ещё намного уступало Европе. Только после её войны с Китаем в 1894–1895 годах и Россией в 1904–1905 годах на Японию начали смотреть всерьёз и с опаской. Япония, с одной стороны, воспринималась как “жёлтая опасность”, с другой – всё ещё как экзотическая страна гейш, хризантем и самураев. Быстрая милитаризация страны, её агрессивная политика в Китае и в Азии укрепили в Европе представления о Японии как о коварной и непредсказуемой стране, никак не вписывающейся в европейские понятия о праве и демократии.

Приоритет второго открытия Японии в середине XIX века принадлежит американцам, однако европейцы незамедлительно воспользовались предоставленной возможностью вернуться в Японию. Навязанная японцам американцами и европейцами система так называемых “неравноправных договоров”, фактически копировавших соглашения, заключённые ими с Китаем, просуществовала не слишком долго. Быстрое развитие Японии во второй половине XIX века не только заставило отказаться от планов её колонизации, но и поставило Японию в один ряд с ведущими империалистическими державами. Уже в 1894 году, когда Япония начала войну с Китаем за контроль над Кореей, англичане, а за ними и другие страны, включая США, согласились с требованием японцев отказаться от системы экстерриториальности, которую они получили в контексте “неравноправных” договоров с Японией.

Что касается Японии, то её отношение к Европе после открытия страны также менялось. Недоверие и страх перед иностранцами накладывались на стремление заимствовать у них то, что определяло их силу и мощь. Японцы были готовы учиться у Европы и Америки, и это стало частью государственной политики. Между 1868 и 1900 годами Япония приняла у себя около 2 400 иностранных экспертов1, в основном из Великобритании, работавших советниками в государственных учреждениях. Японцы не только с удовольствием копировали западные манеры, одежду, кулинарные рецепты, но также систематически и упорно изучали западную экономику, науку, промышленность, военное дело. В итоге Япония не только одержала военные победы над Китаем и Россией, но и стала в один ряд с мировыми державами. Однако вестернизации сопутствовал рост японского национализма и шовинизма в 1930-е годы, что в конце концов привело к войне Японии с Западом.

Связи между Японией и ведущими странами мира становятся весьма интенсивными. На верфях Англии и Франции до начала 1890-х годов строился японский военный флот. Английские морские офицеры обучали японских моряков, а немецкие инструкторы – армейских офицеров. Американцы помогали в создании банковской системы, первых животноводческих ферм, содействовали становлению системы современного образования, обучали японских инженеров. Европейскую систему кораблестроения японцы впервые узнали в 1854 году, участвуя в строительстве судна в Симоде вместе с экипажем потерпевшего кораблекрушение у берегов Японии русского шлюпа Диана. Всё это вело к резкому повышению интереса к Японии, отношения с которой в то время рассматривались как контакты между “благожелательным учителем” и “прилежным учеником”, а японцев мир видел как нацию “трудолюбивых людей, весьма способных к модернизации”.

Формированию взаимных представлений друг о друге в немалой степени способствовали визиты японцев в США и Европу. Японское правительство в конце XIX века приняло обширную программу направления студентов в заграничные колледжи и университеты. В силу достаточно тщательного отбора посылаемых студентов их трудолюбие и упорство в получении знаний производило самое позитивное впечатление на гостеприимных хозяев. После “открытия” страны в середине XIX века Япония оказалась в сложной ситуации. Говорить о том, что все годы изоляции страна оставалась на уровне средневековья было бы несправедливым. Уже к началу XVIII века Киото и Осака были в числе крупнейших городов мира, а Эдо, с населением, превышавшим один миллион человек, был самым большим городом мира. Половина населения Японии было грамотным, что в то время было самым высоким уровнем в мире, ремесла и торговля процветали, а политическая система постоянно находилась в процессе модернизации. Однако начавшиеся контакты с Западом наглядно убеждали японцев в том, что за два с половиной века изоляции от остального мира страна значительно отстала от технического уровня Европы и Америки.

Тем не менее, несмотря на огромное отставание от колониальных держав практически по всем экономическим показателям, Япония быстро вошла в современную цивилизацию, освоила новую технику и новую идеологию. Первая шёлкоткацкая фабрика в Японии была открыта в 1873 году целиком на французском оборудовании. В 1910 году Япония вышла на первое место в мире по экспорту шёлковой пряжи. В 1882 году была построена первая в Японии хлопкопрядильная фабрика, и уже через 40 лет Япония стала крупнейшим в мире продавцом хлопчатобумажных товаров. Западный образ жизни входил в страну с первыми 197 номерами телефонов в 1890 году, первой междугородной телефонной связью между Токио и Осакой в 1899 году, с импортом первого автомобиля в 1900 году, со строительством трамвайной линии между токийскими районами Симбаси и Синагава в 1903 году. 14 октября 1872 года в присутствии императора была открыта первая железная дорога между Токио и Иокогамой1.

Был провозглашён принцип “сильная армия, сильное государство”, и, создав мощную военную машину, Япония очень скоро встала на традиционный для Запада путь колониальных захватов, жертвой которых ещё недавно она едва не стала сама. В 1874 году Япония захватила Тайвань, в 1879 году аннексировала острова Рюкю, в 1894 году начала войну с Китаем, продолжением которой явилась русско-японская война 1904–1905 годов, в 1910 году Корея была превращена в японскую колонию. Начатая в 1931 году агрессия в отношении Китая в итоге привела к японо-китайской войне 1937–1945 годов и закончилась поражением Японии во Второй мировой войне.

Отношения в 1945–1992 годах

До 1992 года, когда был подписан Маастрихтский договор и создан Европейский Союз, Япония не воспринимала Западную Европу как единое политическое и экономическое пространство, хотя с каждым годом расширяла свой экспорт в европейские страны. Для стран Западной Европы экономическая роль Японии возрастала по мере укрепления её экономического потенциала, а политически их сближало то, что в своей внешней политике они ориентировались прежде всего на Вашингтон.

Активное развитие экономических отношений между Западной Европой и Японией началось со второй половины 1960-х годов и было связано, с одной стороны, с японским “экономическим чудом” и процессами либерализации её экономики и внешней торговли, а с другой – ослаблением таможенных барьеров внутри созданного в 1957 году Европейского экономического сообщества (ЕЭС). За десятилетие с 1966 по 1977 год объём японо-западноевропейской торговли вырос более чем в шесть раз, при этом на ЕЭС в 1977 году пришлось 68% экспорта Японии в Западную Европу и 75,8% импорта из этого региона. Главными партнёрами Японии в Западной Европе были ФРГ и Великобритания. Характерной чертой двусторонней торговли в 1970-е годы было значительное отрицательное сальдо Западной Европы в торговле, ассиметричная роль партнёров в товарообороте Европы и Японии. Если в 1960-е годы Европа имела положительное сальдо в торговле с Японией, то с 1970-го по 1980 год положительное сальдо Японии со Старым Светом выросло с 926,5 млн долл. до 21,4 млрд долл., из которых больше половины приходилось на ФРГ, Великобританию и Францию. В то же время, вопреки тому что с 1970 по 1980 год объём двусторонней торговли вырос с 2,9 млрд долл. до 21,4 млрд долл., на Западную Европу приходилось 12–13% товарооборота Японии, тогда как японская доля в торговле Европы в конце 1970-х оставалась менее 2%1. Объяснялось это, прежде всего, высоким местом межрегиональной торговли в европейском товарообороте.

Проблема несбалансированности торговли стала ключевым пунктом переговоров между Западной Европой и Японией, как на уровне представителей деловых кругов, так и на высшем уровне. В 1969 году начались переговоры между Японией и ЕЭС. Первая попытка договориться оказалась неудачной. Япония категорически отказалась включить в договор с ЕЭС содержавшиеся в её двусторонних соглашениях с Францией и Великобританией пункты, ограничивающие её экспорт. Однако с 1973 года начались регулярные консультации, проводимые дважды в год поочерёдно в Брюсселе и Токио, а в 1974 году стороны обменялись официальными представительствами.

Все эти годы наиболее острой проблемой двусторонних отношений оставалась несбалансированность торговли. В ноябре 1977 года Комиссия европейских сообществ выступила с ультимативным требованием к Японии сократить её экспорт в страны ЕЭС, угрожая в противном случае разрешить странам-членам сообщества принимать те меры защиты, которые они сочтут нужными, исходя из собственных интересов. Уступая нажиму, Япония объявила о некотором смягчении импортного законодательства и об ограничении поставок стальных изделий и автомобилей на западноевропейские рынки. Под давлением Брюсселя и Вашингтона Япония была вынуждена пойти на либерализацию рынка капитала, результатом чего стало значительное повышение курса иены. Однако все эти меры не привели к сокращению западноевропейского дефицита торговли с Японией, который все 1980-е годы держался на уровне 20 млрд долл.

После окончания Второй мировой войны Япония не слишком занимала умы европейцев, поглощённых собственными проблемами. Только в конце 1950-х японское “экономическое чудо” заставило Европу задуматься о будущем своих отношений с этой страной. В 1956 году Япония построила кораблей больше лидера мирового кораблестроения Великобритании, в следующем году вышла на первое место в мире по производству стали, а в 1960-х обогнала по объёму ВВП Италию, Великобританию, Францию и Германию. В конце 1970-х Япония стала второй экономикой в мире после США. Именно тогда на Западе начал формироваться образ Японии как “экономического животного”, неуёмного и беспощадного в своём стремлении к завоеванию новых рынков. В основе этих представлений лежали как реальные экономические успехи Японии, так и ещё живые воспоминания об агрессивности японских милитаристов в 1930–40-е годы. В то же время, послевоенный Токио стал ближайшим союзником США, важной частью западной демократии, что требовало укрепления политических отношений между Европой и Японией. Растущие объёмы экономических связей и усиление торговой конкуренции диктовали необходимость диалога.

В период после Второй мировой войны в своей внешней политике Япония уделяла внимание прежде всего Соединённым Штатам, тогда как Европа оставалась на периферии японских интересов. С 1945-го по 1955 год политические институты Японии были перестроены по американским образцам, а Америка до так называемых “шоков Никсона”1 в 1971 году оставалась на верхней строчке рейтингов популярности опросов общественного мнения в Японии. При этом охлаждение в американо-японских отношениях явилось одной из причин создания Трёхсторонней комиссии на базе провозглашённой в 1973 году госсекретарем США Г. Киссинджером “Новой Атлантической хартии”, призванной координировать политику США, Западной Европы и Японии. Во многом повышение уровня отношений между Токио и Брюсселем было связано с признанием Японии равным партнёром.
Проблемы отношений в контексте безопасности
Проблемы безопасности начинают играть всё большую роль в отношениях между ЕС и Японией. В 2006 году, выступая на семинаре в Токио, председатель Еврокомиссии Хосе Мануэль Баррозу отметил успешное сотрудничество ЕС и Японии в таких вопросах обеспечения мира, как ядерные программы Северной Кореи и Ирана. Он подчеркнул, что ЕС готов идти на углубление диалога с Японией по вопросам, связанным с безопасностью, – в сферах, где союз отстаёт от сотрудничества Токио с его основным союзником США. “Ширится признание того, что ни одна страна мира не может решать сегодняшние проблемы в одиночку. Такие партнёры, как ЕС и Япония, чей взгляд на мир совпадает, должны работать сообща, особенно тогда, когда брошен вызов нашим демократическим ценностям” 1, – подчеркнул в своём выступлении Баррозу. В качестве основных сфер двустороннего сотрудничества, кроме безопасности, он отметил энергетику и технологический прогресс.

И страны ЕС, и Япония поддерживают почти все известные международные инициативы в области контроля над вооружениями, включая поддержку запрещения противопехотных мин и ограничений распространения баллистических ракет, проводят регулярные консультации по проблемам борьбы с терроризмом. В июне 2005 года обе стороны подписали Совместную декларацию по ядерному разоружению и нераспространению, носившую достаточно декларативный характер. Как известно, Япония ядерного оружия не имеет и находится под американским ядерным зонтиком, а Великобритания и Франция являются ядерными державами.

Сотрудничество ЕС и Японии в сфере международных отношений и безопасности главным образом концентрируется вокруг вопросов оказания гуманитарной и экономической помощи развивающимся странам, что на практике сводится к взаимным призывам к её увеличению и подтверждением общности их политики. И Токио, и Брюссель используют общность политики в гуманитарной сфере для укрепления своих позиций, соответственно, в Европе и в Азии. В то же время сотрудничество в сфере безопасности стало своего рода неизбежным ритуалом ежегодных саммитов ЕС–Япония и других многочисленных двусторонних встреч, где наряду с проблемами экономики должны обсуждаться и вопросы глобальной стабильности2. До настоящего времени сотрудничество между Брюсселем и Токио в сфере безопасности было ограничено рядом факторов.

Во-первых, Япония всё ещё формально находится в рамках уникальных конституционных ограничений, в соответствии с которыми “страна навсегда отказывается от войны как средства разрешения конфликтов”, запрещены участие в коллективных военных действиях и посылка вооружённых сил за национальные границы. В 1992 году, после того как Япония отказалась участвовать в войне против Ирака, ограничившись лишь внушительным финансовым вкладом в 13 млрд долл., под давлением США Токио приступил к пересмотру этих ограничений и японские миротворцы начали принимать участие в операциях под эгидой ООН3. После 11 сентября 2001 года Япония начала более активно участвовать в миротворческих операциях и даже приступила к рассмотрению вопроса о возможном пересмотре конституции, что ещё несколько лет назад было абсолютно невозможным.

Во-вторых, Япония в намного большей степени, чем ЕС, завязана на военное сотрудничество с США. В рамках подписанного в 1951 году Американо-японского договора безопасности Япония практически полностью передоверила оборону страны дислоцированным на её территории американским войскам. Эта ситуация сводит дискуссии между Токио и Брюсселем по вопросам безопасности в основном к ритуальным заверениям о совпадении подходов к проблемам обеспечения всеобщей безопасности и разоружения.

В-третьих, с точки зрения обеспечения собственной безопасности ни ЕС для Японии, ни Япония для Европы никакой практической роли не играют и в обозримом будущем вряд ли будут играть. Безопасность Европы обеспечивается в рамках НАТО и формирующейся Европейской политики безопасности и обороны (ЕПБО), а Япония сохраняет зависимость от США в обеспечении собственной безопасности. Сотрудничество в этой сфере вне рамок национальных границ с начала 1990-х годов развивается, однако сохраняет ограничения, налагаемые на Японию её конституцией. Однако с точки зрения обеспечения глобальной безопасности и экономической стабильности, составляющей неотъемлемую часть безопасности, и Брюссель и Токио являются важнейшими участниками мировых процессов. ЕС и Япония успешно и активно сотрудничают в обеспечении невоенной безопасности, включая экономику, климатические изменения, энергетическую безопасность и т. д.

В руководстве ЕС существует точка зрения, что в вопросах обеспечения безопасности кооперация с Японией, занимающей в целом достаточно умеренную позицию в вопросах использования силы при решении международных конфликтов, служит Европе дополнительным моральным аргументом в дистанцировании от излишней агрессивности Вашингтона и подчёркивает стремление Европы к принципу многополярности мира.

В свою очередь в Японии существует точка зрения, что невоенное сотрудничество с ЕС дополняет японо-американские связи в сфере безопасности. Очевидно, что для Японии существуют серьёзные противоречия в выборе между намерением солидаризироваться с приверженностью ЕС к использованию невоенных методов внешней политики и военной зависимостью от США с их твёрдой приверженностью к использованию силы. С этой точки зрения общая линия Брюсселя на предпочтительность использования экономических и политических рычагов для решения конфликтных ситуаций, служит для Японии дополнительным аргументом для оправдания существующих конституционных ограничений на использование силы вне пределов собственно Японии и запретом на коллективные военные действия.

Если говорить о конкретных формах сотрудничества между ЕС и Японией в сфере безопасности, то пока оно сводится к общим декларациям о взаимной приверженности демократическим ценностям и достаточно широкому взаимодействию в сфере миротворчества. В декабре 2001 года Япония и ЕС приняли План сотрудничества, предусматривающий координацию их гуманитарной деятельности, политики миротворчества в Европе и в Азии, уделяя особое внимание предотвращению конфликтов и восстановлению после конфликтов. ЕС и Япония совместно участвуют в восьми международных проектах по обеспечению безопасности и миротворчеству: в Камбодже, Северной Корее, бывшей Югославии, Восточном Тиморе, Африке, Афганистане, Ираке и на Ближнем и Среднем Востоке.

Сотрудничество между ЕС и Японией в сфере миротворчества началось в 1991 году, в процессе урегулирования в Камбодже. ЕС и Япония были одними из самых его активных участников. В июне 1992 года в Токио по инициативе Японии была проведена международная конференция по перестройке и восстановлению Камбоджи, в которой приняла участие и официальная делегация ЕС. Япония и Европейский Союз выступили инициаторами кампании по контролю над распространением стрелкового оружия и проекта по разминированию территории Камбоджи. Это сотрудничество стало примером повышения роли ЕС и Японии в качестве “гражданской силы”, что вполне отвечало их стремлению и стало первым прецедентом направления японских военных за пределы национальной территории.

После трагедии 11 сентября 2001 года проблема борьбы с терроризмом стала центральным вопросом саммита ЕС–Япония в декабре того же года. На саммите стороны подписали совместную декларацию по борьбе с терроризмом, поставив задачу активного сотрудничества в деле достижения мира в Афганистане и его послевоенной реконструкции в рамках действий ООН1.

В январе 2002 года в Токио совместно с ЕС и другими странами была проведена международная конференция под председательством ЕС, Японии, США и Саудовской Аравии по реконструкции Афганистана, в ходе которой Япония взяла на себя финансовые обязательства по восстановлению экономики страны. Председательствующие на конференции страны возглавили Afghan Reconstruction Steering Group. Однако в отличие от ЕС, который направил в Афганистан военный контингент численностью почти 16 тыс. человек, Япония и на этот раз практически ограничилась финансовыми и экономическими обязательствами.

Итогом японского участия в военных операциях в Афганистане стало то, что в исламабадском аэропорту приземлились несколько грузовых самолётов С-130 с грузом гуманитарной помощи, а два танкера японских сил самообороны снабжали ВМС США топливом под охраной конвоя эсминцев. Однако эсминцы с системой “Иджис” так и не были направлены в Индийский океан, самолёты Р-3 не вылетели на остров Диего Гарсиа, медицинские соединения не были направлены в Афганистан ни для помощи американцам, ни для помощи беженцам, а солдаты сил самообороны не приняли участие в работе с беженцами в Пакистане. Таким образом, обещания Коидзуми остались, в основном, обещаниями. Выполненным оказалось лишь отсутствие возражений против использования американских военных баз в Японии для операций в Афганистане1.

Если говорить о конкретных совместных действиях в Афганистане, то Япония активно сотрудничает с ЕС в возглавляемой ею программе Разоружения, Демобилизации и Реинтеграции (Disarmament, Demobilization, Reintegration – DDR), ставящей своей целью возвращение к мирной жизни афганских военнослужащих. Токио в 2006 году принял решение ассигновать на эти цели 450 млн долл. дополнительно к одному млрд долл., который был предоставлен Афганистану с сентября 2001 по ноябрь 2005 года1.

ЕС и Япония сотрудничают в попытках урегулировать ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке, однако здесь можно говорить не столько о каких-либо совместных действиях, сколько о регулярных обсуждениях проблемы и декларативных заявлениях об общности позиций. Интерес к региону определяется разными причинами. Япония получает свыше 85% нефти из Саудовской Аравии, Ирана и ряда других стран БСВ, тогда как страны Европы зависят от поставок из региона намного меньше – наиболее зависима от ближневосточной нефти Франция – около 30% импорта. В то же время европейские страны, прежде всего Франция, Великобритания и Германия, в своей политике не могут не учитывать растущую с каждым годом иммиграцию из стран ислама. Начиная с 2000 года ЕС и Япония на двусторонних саммитах делают совместные заявление по процессу урегулирования на Среднем Востоке, в котором они подтверждают поддержку резолюций 242 и 338 СБ ООН о праве палестинцев на самоопределение и создание независимого государства. Обе стороны участвуют в миротворческих операциях под эгидой ООН в секторе Газа и на Голанских высотах и оказывают финансовую поддержку правительству Палестины.

Хотя ЕС и не принимает участие в шестисторонних переговорах по Корее, с 1997 года по инициативе Японии он оказался вовлечённым в проект КЕДО и потратил на эти цели свыше 70 млн экю. В 2006 году ЕС предоставил КНДР гуманитарную помощь на сумму в 500 млн евро2. Корейская проблема является постоянной темой консультаций между Брюсселем и Токио на высшем уровне.

ЕС и Япония активно и широко сотрудничают в миротворческих проектах. И Токио, и Брюссель поддержали стремление Восточного Тимора к независимости и совместно оказали дипломатическое давление на Индонезию, которая препятствовала развитию этих процессов. Военнослужащие ЕС и Японии участвовали в миротворческих силах на Тиморе, действовавших под эгидой ООН. Япония приняла участие в пяти операциях ООН на Тиморе.

Торговля и инвестиции

Во внешней торговле Японии доля Западной Европы практически не менялась. В 1970 году она составляла в экспорте 14,8%, в импорте 10,4%. В 2006 году – соответственно 15,6 и 10,7%. Для сравнения: доля США в экспорте Японии за эти годы сократилась с 30,7% до 24,4%, а в импорте с 29,5% до 12,4%1.



Несмотря на определённое снижение темпов роста двусторонней торговли между ЕС и Японией в 20002004 годах, что было связано в первую очередь с затянувшимся спадом в развитии японской экономики на рубеже веков, после 2004 года объёмы торговли вновь начали расти.
Торговля между ЕС и Японией в 20012006 годах

млн евро %%






Импорт из Японии

Доля в

импорте


ЕС

Доля в

экспорте Японии



Экспорт в Японию

Доля в экспорте ЕС

Доля в импорте Японии

Баланс


2001

80 877

8,22

17,59

45 486

5,10

13,59

-35 390

2002

73 328

7,79

16,33

43 432

4,82

13,83

-29 896

2003

72 005

7,66

17,13

40 948

4,66

13,57

-31 057

2004

74 204

7,19

17,05

43 343

4,49

13,21

-30 861

2005

73 417

6,21

15,75

43 631

4,11

11,82

-29 786

2006

76 483

5,66

15,57

44 656

3,83

10,66

-31 827

Источник: EU bilateral trade and trade with the world, 7 august, 2007, DG Trade.

В 2006 году экспорт ЕС в Японию составил 44,7 млрд евро, или 3,8% от всего объёма экспорта ЕС. В экспорте ЕС Япония находится на 6 месте после США, Швейцарии, России, Китая и Турции. Для Японии доля ЕС в импорте составила 10,7%, и Европейский Союз занимает третье место, после Китая и США. В экспорте ЕС в Японию 8,9 млрд евро (20% от объёма экспорта в Японию в 2006 г.) приходится на продукцию машиностроения и электроаппаратуру, на продукцию химической промышленности пришлось 8,6 млрд евро (19,4%), на транспортное оборудование – 6,5 млрд евро (14,6%), из которых почти 90% пришлось на автомобили. 4,5 млрд евро (10,1%) составили продажи оптики, кино- и фотооборудования, точных измерительных приборов. Оставшаяся треть экспорта в Японию – это текстильные товары, продукты питания, металлы, продукты животного происхождения и т. д.

Импорт ЕС из Японии в 2006 году составил 76,5 млрд евро, или 5,7% от импорта союза. По импорту в ЕС Япония уступает Китаю, США, Норвегии и России, а среди японских экспортёров ЕС занимает второе место после США. В 2006 году на ЕС пришлось 15,6% экспорта Японии (на США – 24,4%, на Китай – 15,4%). Основной статьёй импорта ЕС из Японии является продукция машиностроения и электроаппаратура – 36,3 млрд евро (47,5% от объёма импорта в 2006 г.), 19,4 млрд евро (25,4%) пришлось на транспортное оборудование, из них три четверти закупок составили автомобили, 5,9 млрд евро (7,7%) составили закупки оптики, кино- и фотооборудования и точных измерительных приборов, столько же пришлось на химические товары1.

Отрицательное сальдо стран ЕС в торговле с Японией несколько компенсируется положительным сальдо в торговле услугами. В 2006 году оно составило 8,1 млрд евро (экспорт услуг ЕС – 19,9 млрд евро, импорт –11,8 млрд евро)2.

Япония является одним из крупнейших инвесторов в экономику стран ЕС. В 2006 году на неё пришлось 6,2 млрд евро прямых иностранных инвестиций, что сопоставимо с японскими капиталовложениями в США. Что касается инвестиций ЕС в Японию, то они достаточно долго сдерживались теми трудностями, которые переживала японская экономика на переломе веков. Как только японская экономика вновь вошла в фазу стабильного развития, прямые инвестиции ЕС в Японию начали значительно опережать японские инвестиции в Европу. В 2006 году европейские инвестиции в Японию составили 10,9 млрд евро, хотя кумулятивно японские инвестиции в ЕС на конец 2006 года практически сравнялись с европейскими капиталовложениями в экономику Японии японские инвестиции в ЕС составили 87 млрд долл. против 88 млрд евро японских инвестиций в экономику стран ЕС3.

Проблемы поощрения взаимных инвестиций явились одним из основных вопросов, обсуждаемых на встречах различного уровня между ЕС и Японией. В первую очередь это касалось взаимной гармонизации существующих законов и регулирующих актов и устранения основных препятствий развитию взаимных инвестиций и в первую очередь существующих в Японии норм и правил, касающихся деятельности иностранных компаний. В частности, Токио взял на себя обязательства смягчить и ускорить иммиграционные процедуры для европейских инвесторов и бизнесменов, облегчить доступ в японские порты для судов с грузами, рассмотреть вопросы, связанные с созданием и деятельностью в стране совместных компаний. Со своей стороны, ЕС принимает меры для регулирования общих для Союза правил, касающихся получения прибыли и возмещения потерь на всём экономическом пространстве ЕС, для упрощения таможенных процедур, для создания общей патентной системы и т. д. В ходе состоявшегося в Токио в июне 2004 года 13-го Саммита ЕС–Япония стороны подтвердили свою готовность способствовать расширению взаимных инвестиций и, в частности, уделили особое внимание расширению объёма взаимно полезных встреч, семинаров и выставок, содействующих расширению капиталовложений.

Для активизации инвестиционных потоков были предложены такие мероприятия, как проведение симпозиумов и семинаров по проблемам инвестиций, взаимное направление делегаций, исследующих инвестиционный климат, включая представителей местных правительств и частного сектора, укрепление обмена информацией и опытом, интенсификация работы Центра по промышленному сотрудничеству между ЕС и Японией.
Отношения сегодня

Институциональной основой отношений между ЕС и Японией остаются принятая в Гааге в 1991 году Совместная декларация ЕС и Японии и рассчитанный на десять лет План действий 2001 года “Определяя наше совместное будущее”. Гаагская декларация содержит призыв к всемерному расширению отношений. Окончание противостояния между СССР и США породило определённую эйфорию как в Европе, так и в Японии в вопросах об отходе от блоковой структуры и уменьшении привязки экономики и политики к американскому диктату. Как заявил в 2000 году министр иностранных дел Японии Коно Ёхэй, “новое десятилетие XXI века будет декадой европейско-японского сотрудничества”1. Однако развитие международных отношений после 11сентября 2001 года подтвердило сохранение американского лидерства в условиях борьбы с терроризмом, которое распространялось практически на все сферы политики и экономики. Гаагская декларация была дополнена принятым в декабре 2001 года более конкретным “Совместным планом сотрудничества между ЕС и Японией”. Этот обширный документ определил более ста областей возможного сотрудничества от миротворчества до научного обмена, которые были разделены на четыре раздела: поддержание мира и безопасности, укрепление экономического и торгового партнёрства, внимание глобальным и социальным переменам, сближение народов и культур. Документ, в котором отсутствовала сколь-либо конкретная программа сотрудничества, носил всеобъемлющий и отсюда достаточно декларативный характер.

Стороны ежегодно проводят встречи на высшем уровне, в которых участвуют председатель Комиссии Европейских сообществ, председатель Европейского совета и премьер-министр Японии. Кроме саммитов два раза в год стороны проводят политические встречи, в которых участвует министр иностранных дел Японии и Тройка ЕС на уровне представителей МИДа Союза. Также проводятся регулярные консультации между высшими должностными лицами Еврокомиссии и правительства Японии на уровне заместителя министра иностранных дел, действует Группа по контролю за выполнением договорённостей в рамках Плана действий и различные совместные комиссии и группы с участием экспертов. Стороны проводят ежегодные парламентские встречи. В 2004 году был начат стратегический диалог по проблемам Азии, а в 2005-м – по проблемам Центральной Азии.

Что касается политических отношений между ЕС и Японией, то, как продемонстрировал проведённый в апреле 2006 года в Токио 15-й саммит ЕС–Япония, их точки зрения на проблемы международных отношений практически совпадают. Они полностью согласились в общности позиций по урегулированию ситуаций в Иране, Ираке, Палестине, Афганистане, КНДР, Шри-Ланке, на Балканах. Они продемонстрировали общность подхода к России и Белоруссии. Единственное, в чём они разошлись, это в вопросе об отмене со стороны ЕС эмбарго на экспорт оружия в Китай, против чего Токио резко возражал1. Когда в сентябре 2003 года ЕС и Китай начали говорить о “стратегическом партнёрстве”, Япония начала проявлять серьёзную озабоченность развитием отношений между Брюсселем и Пекином. Это заставило ЕС повысить статус двустороннего партнёрства с Японией. Уже в декабре того же года Европейская Стратегия Безопасности (European Security Strategy включила и Японию в число “стратегических партнёров ЕС”, а в апреле 2006 года Х.-М. Баррозу, выступая в японском университете Кэйо, заявил, что “Япония и ЕС являются естественными стратегическими партнёрами, разделяющими общие ценности и подходы к проблемам международных отношений”2.

На саммите в июне 2007 года в Берлине была подчёркнута важность продолжения диалога в сфере реформ регулирования, начатого в 1995 году, однако было отмечено, что, хотя регулирование, устанавливая стандарты товаров и услуг, играет важную роль в обеспечении безопасности граждан, оно не должно вести к установлению завышенных требований и усложнённых процедур. Речь шла в первую очередь о существовании в Японии особых условий регулирования импорта сельскохозяйственной продукции, продовольствия, предоставления транспортных и финансовых услуг. На саммите было подчёркнуто, что проведение реформ в сфере регулирования экономических отношений является важнейшим условием экономического роста. В качестве примера успешной реформы в сфере регулирования была отмечена Программа единого рынка ЕС, которая позволила создать всего за два года 900 тыс. рабочих мест. Большое внимание на ежегодных саммитах отводится таким вопросам, как необходимость развития диалога в сфере реформ регулирования, стандартов таможенных процедур и финансовых операций. С этими проблемами связано и то внимание, которое саммиты уделяют вопросам взаимных инвестиций. Премьер-министр Коидзуми в январе 2003 года призвал к двукратному увеличению объёмов прямых иностранных инвестиций в Японию за пять лет, что было поддержано саммитом ЕС–Япония в мае того же года.

В рамках существующих договорённостей стороны подписали ряд соглашений, регулирующих отношения в конкретных областях экономического и культурного сотрудничества. В январе 2002 года вступило в силу так называемое Соглашение о взаимном признании (EU-Japan Mutual Recognition Agreement), регулирующее взаимный доступ товаров на рынки сторон в сфере телекоммуникационного и радиооборудования, электротоваров, химических товаров и медицинских препаратов. Соглашение признавало нормы регулирования качества и безопасности товаров одной стороной для другой. В 2003 году была достигнута договорённость о равном подходе к торговой конкуренции и инвестиционной активности.

Ежегодные саммиты ЕС–Япония, с одной стороны, анализируют достижения в развитии двухсторонних отношений, с другой – ставят новые задачи на будущее. Хотя совместное коммюнике наполнено общими декларациями и констатацией достаточно очевидных соображений – “необходимости сохранения мира и безопасности”, “продолжения диалога в сфере развития сотрудничества”, “развития сотрудничества в сфере культуры” и т. д., коммюнике в той или иной степени отражает нерешённые проблемы отношений между Брюсселем и Токио.

Несмотря на то что на официальном уровне отношения с ЕС занимают всё большее место в японской политике, восприятие Союза всё ещё остаётся достаточно неоднозначным. Сохраняется инерция придания традиционной важности отношениям с крупными странами Европы – Великобританией, Францией, Германией, Италией. В Токио, вероятно, до сих пор, нет полной ясности относительно механизма принятия общеевропейских решений, чему в немалой степени способствует сложность бюрократической системы Союза. Переключение внимания Японии с ЕС на двусторонние отношения было стимулировано и провалом конституционного референдума. Хотя Япония и говорит о ЕС как о “сильном партнёре”, отношения с Брюсселем не являются политическим приоритетом, сопоставимым с отношениями с США или Китаем. С одной стороны, это определяется “благополучием” отношений с ЕС и отсутствием в них серьёзных проблем, с другой – сохранением тесной привязки японской политики к США и тем особым вниманием, которое Япония уделяет отношениям с соседним Китаем. К этому можно добавить, что различия в политике стран ЕС по вопросу о вторжении США в Ирак в значительной степени подорвали готовность Японии иметь дело с ЕС как с представителем единой Европы.

____________________________________________


1 Цит. по: Berkofsky Axel, The EU and Japan: A partnership in the making. EPC Issue Paper No. 52, February 2007.

________________________________________________________________________



© Носов Михаил Григорьевичдоктор исторических наук, член-корр. РАН, заместитель директора Института Европы РАН.


1 В Нагасакском заливе голландцам был отведён крошечный островок Дэцима – 236 шагов в длину и 82 шага в ширину, где могущественная Ост-Индская компания, терпя жестокие притеснения японских чиновников, 213 лет (с 1641 по 1854 гг.) сохраняла форпост своей торговли на Дальнем Востоке. Ежегодно в Нагасаки приходило до пяти кораблей из Европы и до 70 из Китая. В 1958 году в этом месте был создан маленький музей, дающий некоторое представление о том, в каких унизительных условиях голландцы жили в Японии.

2 Впрочем, японцы заимствовали от Европы не только усовершенствованное орудие убийства, но и вредную привычку к курению, которую переняли у португальских купцов. Именно они во второй половине XVI века завезли на Кюсю с Филиппин семена табака и научили японцев курить. Очень скоро, по свидетельству служащего Ист-Индской компании Ричарда Кокса, в Японии курили не только мужчины, но и женщины, и дети. В начале XVII века курение было запрещено законом. Хотя это и снизило число курящих, но победить зло с помощью штрафов, конфискации земли, занятой под табаком, и прочими административными мерами правительство так и не смогло.

1 Wilkinson E., Japan versus the West. Image and Reality. Penguin Books, 1980, P. 57.

1 Английский паровоз с пятью вагонами, управляемый англичанином Грантом, преодолел 29 километров между токийской станцией Симбаси и Иокогамой ровно за 58 минут. Сейчас его можно увидеть в музее транспорта в районе Мансэйбаси в Токио. Руководил строительством дороги англичанин Морелл, умерший за год до её открытия. По легенде, когда пассажиров пригласили в вагоны, то многие по привычке, входя в помещение, оставили на платформе обувь и были весьма озадачены, когда не обнаружили её в Иокогаме.

1 Подсчитано по “Цусё хакусё. Какурон” (Белая книга по внешней торговле) за соответствующие годы.

1 В 1971 году США без предварительных консультаций с Японией объявили о решении посетить КНР и ввести 10% налог на импорт, что рассматривалось в Токио как определённый отход от доверительных союзнических отношений.

1 The Japan Times: April 29, 2006.

2 В советское время таким “дежурным блюдом” различного рода международных форумов был тезис о “коллективной безопасности в Азии”, который прекрасно выглядел с пропагандистской точки зрения, однако никаких реальных действий не предусматривал.

3 Принятое в 1992 году решение об участии в миротворческих операциях ООН было оговорено рядом условий. Солдатам не разрешалось использовать оружие за исключением случаев необходимой самообороны, они не могли подчиняться командованию ООН, могли участвовать только в операциях, проводимых после установления соглашения о прекращении огня. В соответствии с этим законом численность военных контингентов, направляемых за границу не должна превышать 2 тыс. человек, а решение о посылке войск должно быть санкционировано парламентом. Было оговорено, что любые операции, требующие непосредственного участия в боевых действиях, возможны только после принятия парламентом особого закона.

1 10th EU-Japan Summit, EU-Japan Joint Declaration on Terrorism. Brussels, 8 December, 2001.

1 Интересно отметить, что, хотя решение премьера направить японские военные соединения в Афганистан было поддержано всеми оппозиционными партиями за исключением коммунистов и социалистов, оно было заблокировано силами внутри самой правящей Либерально-демократической партии (ЛДП). Уже 27 сентября Генсовет партии, куда входят только бывшие генеральные секретари ЛДП, наложило вето на решение Коидзуми направить боевые корабли в Индийский океан. На следующий день генеральный секретарь ЛДП Ямадзаки Таку встретился с премьер-министром и рекомендовал ему “проявить осторожность”. Решение консерваторов в ЛДП, которые традиционно были связаны больше с бизнесом, чем с политикой, было продиктовано прежде всего стремлением не нанести ущерб японским нефтяным интересам на Ближнем Востоке и в арабском мире. С их точки зрения, для демонстрации необходимой солидарности с Вашингтоном достаточно “демонстрации флага”, а реальное военное участие в операции может навредить интересам страны. В поездку по Ближнему Востоку в качестве специального представителя страны был отправлен бывший премьер министр Накасонэ. Он посетил Египет, Объединённые Арабские Эмираты, встретился с Ясиром Арафатом. “В сложившейся ситуации для Японии важно оказать помощь беженцам, в вопросах транспорта и медицинского обслуживания…Однако мы не принимаем участия в военных действиях. Именно это было тем посланием, которое японское правительство стремилось донести до тех стран, которые я посетил”.

1 Sector Programme Grant Aid to Afghanistan, 22 March, 2006.

http://www.mofa.go.jp/announce/announce/2006/3/0322-3.html


2 José Manuel Barroso, Japan-EU – A Mature Relationship with Untapped Potential, Tokyo Chamber of Commerce, Tokyo, 21 April, 2006.

1 Подсчитано по: “Цусё хакусё” за соответствующие годы и EU bilateral trade and trade with the world, 24 august, 2007, DG Trade.


1 EU bilateral trade and trade with the world, 7 august, 2007, DG Trade.

2 Ibid.

3 DG trade statistic. August 24, 2007.

1 Yohei Kono, ‘Seeking a millennium partnership: new dimensions in Japan-Europe cooperation’, speech at the French Institute of International Relations (IFRI), 13 January, 2000.

1 15th EU-JAPAN SUMMIT Tokyo, 24 April, 2006, Joint press statement. Brussels, 24 April, 2006 8704/06 (Presse 119).

2 EU Foreign Policy Representative Javier Solana, ‘The common foreign and security policy – The EU's strategic partnership with Japan’, speech at Keio University, Tokyo, 24 April, 2006.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница