Ecclesia de eucharistia («Энциклика о Евхаристии») Энциклика о Евхаристии и о ее связи с Церковью




страница1/3
Дата22.07.2016
Размер0.59 Mb.
  1   2   3
ECCLESIA DE EUCHARISTIA

(«Энциклика о Евхаристии»)

Энциклика о Евхаристии и о ее связи с Церковью

17.04.2003

Энциклика Верховного Понтифика Иоанна Павла II

о Евхаристии и о ее связи с Церковью,

данная епископам, пресвитерам и диаконам,

монашествующим и всем верным мирянам


ВВЕДЕНИЕ

1. Церковь живет Евхаристией ("Ecclesia de Eucharistia vivit"). Эта истина не просто выражает повседневный опыт веры, но заключает в себе ядро тайны Церкви. Она, т. е. Церковь, радостно переживает многообразное и неустанное исполнение обетования: "Се, я с вами во все дни до скончания века" (Мф 28,20), однако в Святой Евхаристии, благодаря преложению хлеба и вина в Тело и Кровь Господа, Церковь наслаждается этим присутствием с необычайной близостью. С тех пор как в день Пятидесятницы Церковь, Народ Нового Завета, начала свое странствие к небесному Отечеству, это Божественное Таинство непрестанно знаменует ее дни, наполняя их упованием.

II Ватиканский Собор справедливо провозгласил, что Таинство Евхаристии - это "источник и вершина всей христианской жизни"1, "Ведь в Пресвятой Евхаристии заключено все духовное благо Церкви, то есть Сам Христос, Пасха наша и Хлеб живой, через Плоть Свою, Святым Духом оживотворенную и животворящую, подающий жизнь людям"2. Поэтому Церковь неотрывно взирает на Своего Господа, присутствующего в Таинстве алтаря, в котором она обретает Его великую любовь во всей ее полноте.

2. В Великий Юбилей 2000 года мне было дано совершить Евхаристию в Иерусалиме, в Сионской Горнице, где, согласно Преданию, ее впервые совершил Сам Христос. Сионская Горница – место установления Пресвятого Таинства. Именно здесь Христос взял в руки Свои хлеб, преломил его и дал ученикам, говоря: "Примите и вкусите от него все, ибо это есть Тело Мое, которое за вас будет предано" (ср. Мф 26,26; Лк 22,19; 1Кор 11,24). Затем, взяв в руки чашу с вином, Он сказал: "Примите и пейте из нее все, ибо это есть чаша Крови Моей Нового и Вечного Завета, которая за вас и за многих прольется во отпущение грехов" (ср. Мк 14,24; Лк 22,20; 1 Кор 11,25). Я благодарен Господу Иисусу за то, что Он позволил мне повторить в том же месте, соблюдая Его заповедь: "Это совершайте в память обо Мне" (Лк 22,19) - слова, которые Он Сам произнес две тысячи лет назад.

Поняли ли апостолы, участники Тайной Вечери, значение слов, изошедших из уст Христа? Возможно, нет. Эти слова в полной мере стали понятны только по окончании Triduum sacrum [Священного Триденствия - здесь и далее в квадратных скобках см. прим. пер.], времени, прошедшего с вечера четверга до утра воскресенья. В этих днях заключено mysterium paschale [Пасхальная тайна]; они же охватывают и mysterium eucharisticum [Евхаристическую Тайну].

3. Церковь рождается из Пасхальной тайны. Именно поэтому Евхаристия, т, е. Пасхальная тайна и таинство по преимуществу, это - сердцевина церковной жизни. Об этом свидетельствуют первые повествования о Церкви, изложенные в Книге Деяний Апостолов: "И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах" (Деян 2,42). Под "преломлением хлеба" имеется в виду Евхаристия. Спустя две тысячи лет мы продолжаем воплощать этот первозданный образ Церкви и, делая это в Евхаристической литургии, духовным взором обращаемся к Пасхальному Триденствию, к тому, что произошло вечером в Великий Четверг за Тайной Вечерей и после нее. Установление Евхаристии сакраментальным (таинственным) образом предвосхитило события, которые произошли в скором времени, начиная с борения в Гефсиманском саду. Мы вновь видим, как Иисус выходит из Сионской горницы, спускается с учениками в долину Кедрона и восходит на Масличную гору. В этом саду до сих пор сохранились древние оливковые деревья. Возможно, они были свидетелями того, что произошло в тот вечер в их тени, когда Иисус в молитве пережил смертельную агонию "и был пот Его, как капли крови, падающие на землю" (Лк 22,44). Кровь, которая незадолго до этого была дана Церкви как питие спасения в таинстве Евхаристии, начинает проливаться; ее излияние завершится позже на Голгофе, став средством нашего спасения: "Христос, Первосвященник будущих благ, не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление" (Евр 9,11-12).

4. Час нашего искупления. Несмотря на тяжелейшее испытания, Иисус не бежит от Своего "часа": "и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел!" (Ин 12,27). Он желает, чтобы ученики сопровождали Его, однако вместо этого Он должен испытать одиночество и чувство оставленности: "Так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение" (Мф 26,40-41). Лишь Иоанн останется под Крестом, подле Марии и других благочестивых жен. Агония в Гефсиманском саду стала пред начинанием к агонии на Кресте в Великую Пятницу. Святой час - час искупления мира. Когда совершается Евхаристия в Иерусалиме, у гроба Иисуса, особым образом повторяется Его "час" - час креста и прославления. Каждый священник, который совершает Божественную литургию вместе с христианской общиной, участвующей в ней, переносится в духе в то место и в то время.

"Был распят, умер и был погребен; сошел в ад; в третий день Воскрес из мертвых". Символу веры вторят слова созерцания и исповедания: "Ессе lignum crucis, in quo salus mundi pependit. Venite, adoremus" [Вот, древо креста, на котором был распят Спаситель мира. Придите, поклонимся]. С этим призывом Церковь обращается ко всем в вечерние часы Страстной Пятницы. Немного спустя, в навечерие Пасхи, она вновь вознесет песнь исповедания: "Surrexit Dominus de sepulcro qui pro nobis pependit in ligno. Alleluia" [воскрес из гроба Господь, распятый за нас на древе. Аллилуйя].

5. "Mysterium fidei! - Тайна веры!" Когда священник произносит или поет эти слова, собрание возглашает: "Смерть Твою возвещаем, Господи, и Воскресение Твое исповедуем, ожидая пришествия Твоего".

Этими либо подобными словами Церковь, указывая на Христа в тайне Его Страстей, одновременно открывает собственную тайну: Ecclesia de Eucharistia. Если даром Святого Духа в Пятидесятницу Церковь была рождена и вступила в мир, то решающим моментом ее рождения, безусловно, было установление Евхаристии в Сионской Горнице. Основание и источник Церкви - весь Triduum paschale [Пасхальное триденствие], однако она словно заключена, предвосхищена и навечно "завершена" в даре Евхаристии. В этом даре Иисус Христос поручил Церкви вечно совершать Пасхальную тайну. В нем Он установил скрытую "единовременность" между тем Triduum [Триденствием] и последующими столетиями.

Эта мысль наполняет нас чувством великого и благодарного изумления. Ибо пасхальное событие и Евхаристия, осуществляющая его в веках, заключают в себе всю историю, которой предназначена благодать искупления. Изумление от осознания этого должно наполнять. Церковь, собранную за Евхаристической Трапезой, особым образом оно должно быть присуще служителю Евхаристии. Именно он, благодаря власти, полученной в таинстве Священства, должен совершать освящение Евхаристических Даров. Именно он должен провозглашать властью, данной Самим Христом в Сионской Горнице, Его же слова: "Это есть Тело Мое, Которое за вас будет предано… Это есть чаша Крови Моей... Которая за вас... прольется... " Священник, произнося эти слова, предоставляет свои уста и голос в распоряжение Того, Кто произнес их в Сионской Горнице и пожелал, чтобы их повторяли из поколения в поколение те, кто в Церкви участвует посредством служения в Его священстве.

6. Я желаю вновь пробудить это евхаристическое «изумление» с помощью настоящей Энциклики, продолжая наследие Юбилейного года, которое я пожелал передать Церкви в Апостольском послании "Novo millennio ineunte" и в его "богородичном венце" - Послании "RosariumVirginis Mariae". Созерцать Лик Христа и созерцать Его вместе с Марией - вот "программа", которую я поставил перед Церковью на заре третьего тысячелетия, приглашая ее с воодушевлением новой евангелизации отплыть на глубину океана истории. Созерцать Христа - значит уметь узнавать Его повсюду, где Он являет Себя; видеть Иисуса в различных видах Его присутствия и, прежде всего, в Живом Таинстве Его Тела и Крови. Церковь живет Христом, сокрытым в Евхаристии, питается и просвещается Им. Евхаристия - тайна веры и, одновременно, "светлая тайна"3. Всякий раз, когда Церковь ее совершает, верующие могут в определенной мере заново пережить опыт двух учеников в Эммаусе: "открылись у них глаза, и они узнали Его" (Лк 24,31).

7. С тех пор, как я начал исполнять служение Преемника св. Петра, я всегда в знак особого внимания к Великому Четвергу, дню установления Евхаристии и Священства, направлял послание священникам всего мира. В этот, двадцать пятый год моего Понтификата, я желаю глубже погрузить всю Церковь в размышление о Евхаристии и возблагодарить тем самым Господа за дар Евхаристии и Священства: "Дар и тайну"4. Провозглашая Год Розария, я пожелал наполнить двадцать пятый год созерцанием Христа в школе Марии, и поэтому в Великий Четверг 2003 г. я не мог не остановиться перед "Евхаристическим Ликом" Христа и решительно не напомнить Церкви о том, что именно Евхаристия является ее сердцем. Церковь живет ею. Она питается "Живым Хлебом". Осознавая всю важность затронутой темы, разве можно было не призвать всех к постоянно обновляемому переживанию этого опыта?

8. Размышляя о Евхаристии, глядя на свою жизнь как священника, епископа, Преемника св. Петра, я невольно вспоминаю минуты и многочисленные места, где мне было дано ее совершать. Я вспоминаю приходской храм в Неговицах - первое место моего пастырского служения, коллегию св. Флориана в Кракове, Вавельский кафедральный собор, базилику св. Петра и многие, многие базилики и храмы Рима и всего мира. Я мог совершать мессу в часовнях, возведенных в горах, на берегах озер, на побережье моря; я совершал ее на алтарях, построенных на стадионах и городских площадях... Столь различные условия совершения Евхаристии помогли мне с силой пережить ее вселенский, можно сказать, космический характер. Да, космический! Ведь даже совершаемая на маленьком алтаре деревенской церквушки Евхаристия в определенном смысле всегда совершается на алтаре мира. Она соединяет небеса и землю, заключает в себе и пронизывает все творение. Сын Божий стал человеком, чтобы в высшем акте прославления возвратить творение к Тому, Кто вызвал его из небытия. Тем самым Он, Вечный Первосвященник, вступая посредством крови своего Креста в вечное святилище, возвращает Творцу и Отцу всякую искупленную тварь. Он делает это посредством служебного священства в Церкви, во славу Пресвятой Троицы. Поистине, в Евхаристии воплощается mysterium fidei: мир, вышедший из рук Бога-Творца, возвращается к Нему, искупленный Христом.

9. Евхаристия, спасительное присутствие Иисуса в общине верующих и ее духовная пища, - это самое драгоценное, что может быть у Церкви в ее странствии в истории. Таким образом объясняется усердное внимание, которое она всегда уделяла Евхаристической Тайне, - внимание, которое авторитетным образом проявляется в документах Соборов и трудах понтификов. Разве можно не восхищаться доктринальным содержанием Декретов о Пресвятой Евхаристии и Святейшей Жертве мессы, обнародованных Тридентским Собором? Эти страницы направляли в последующие столетия и богословие, и катехизацию; до сих пор они остаются отправными точками для догматики в процессе обновления и возрастания Народа Божия в вере и любви к Евхаристии. Из более близких к нам по времени Энциклик следует упомянуть: Энциклику "MiraeCaritatis" Льва XIII (28 марта 1902 г. )5, Энциклику "Mediator Dei" Пия XII (20 ноября 1947 г. )6 и Энциклику "Mysterium Fidei" Павла VI (3 сентября 1965 г.)7.

II Ватиканский Собор, хотя и не опубликовал специального документа, посвященного Евхаристической Тайне, тем не менее, описывает ее различные аспекты во всем своде документов, особенно в Догматической конституции о Церкви "Lumen gentium" и в Конституции о Священной Литургии "Sacrosanctum Concilium".

У меня самого в первые годы моего Апостольского служения на Престоле св. Петра была возможность обсудить в Апостольском послании "Dominicae Cenae" (24 февраля 1980 г.)8 некоторые аспекты Евхаристической Тайны и ее воздействие на жизнь того, кто является ее служителем. Теперь же я вновь приступаю к этой теме с сердцем в еще больше степени исполненным изумления и благодарности, вторящим словам Псалмопевца: "Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне? Чашу спасения прииму, и имя Господне призову (Пс 116(115). 12-13).

10. На это усердие Учительства в деле возвещения христианская община ответила духовным ростом. Без сомнений, литургическая реформа Собора в огромной мере способствовала более сознательному, активному и плодотворному участию верующих в святой Жертве алтаря. Во многих местах поклонению Пресвятым Дарам ежедневно уделяется много времени, что, тем самым становится неисчерпаемым источником святости. Благочестивое участие верующих в Евхаристической процессии в торжество Тела и Крови Христа - это благодать Господа, которая ежегодно наполняет радостью участвующих в ней. Можно перечислить и другие позитивные знамения веры и любви к Евхаристии.

Однако, наряду со светлыми сторонами, есть и темные. В некоторых местах отмечается практически полное пренебрежение поклонением Пресвятым Дарам. В различных условиях церковной жизни множатся злоупотребления, затмевающие прямую веру и католическое Учение о чудесном Таинстве. Порой появляется чрезмерно суженное понимание Евхаристической Тайны. Лишённая своего значения Жертвы, она воспринимается так, как будто её смысл и ценность заключается в братской встрече за совместной трапезой. Более того, нередко оказывается затемненной необходимость служебного священства, основанного на апостольском преемстве, а сакраментальность Евхаристии сводится лишь к успеху возвещения. Это ведет в ряде мест к появлению экуменических инициатив, которые, вдохновляясь благородными намерениями, одобряют Евхаристические практики, противоречащие Учению, выражающему веру Церкви. В связи со всем этим невозможно не выразить глубокого сожаления. Евхаристия - слишком великий дар, чтобы подвергать его двусмысленности и приуменьшать его значение.

Я надеюсь, что настоящая Энциклика поможет рассеять тени неприемлемых учений и практик, и Евхаристия, как и прежде, будет сиять во всем блеске своей тайны.

I. ТАЙНА ВЕРЫ

11. "Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был" (1Кор 11,23), установил Евхаристическое Таинство Своего Тела и Крови. Слова апостола Павла возвращают нас к драматическим обстоятельствам, в которых родилась Евхаристия. В ней заключено неизгладимое повествование о страстях и смерти Господа. Она - не просто воспоминание, но их сакраментальное осуществление. Евхаристия – это Крестная Жертва, длящаяся в веках.9. Эту истину хорошо выражают слова, которыми верующие латинского обряда отвечают на возглас священника "Тайна веры": "Смерть Твою возвещаем, Господи!".

Церковь получила Евхаристию от Христа, своего Господа, не как один дар среди многих, пусть драгоценнейший, но как дар по преимуществу, так как это дар Самого Себя – Своей личности в святой человечности и Своего дела спасения. Последнее не ограничивается прошлым, поскольку "все, что Он есть, и все, что Он сделал и выстрадал ради всех людей, участвует в Божественной вечности и покрывает собою все времена и эпохи"10.

Когда Церковь совершает Евхаристию, воспоминание смерти и Воскресения Своего Господа, центральное событие спасения действительно осуществляется и "совершается дело нашего искупления"11. Эта жертва имеет настолько решающее значение для спасения рода человеческого, что Иисус Христос исполнил ее и вернулся к Отцу только после того, как оставил нам средство приобщиться к ней, как если бы мы присутствовали при ее совершении. Итак, любой верующий может участвовать в жертве Спасителя и пользоваться ее бесчисленными плодами. Вот вера, которую исповедовали христиане во все времена. Учительство Церкви с радостной благодарностью неизменно подтверждало веру в этот бесценный дар12. Я желаю напомнить эту истину, склоняясь вместе с вами, возлюбленные братья и сестры, в поклонении перед Тайной: великой Тайной, Тайной милосердия. Что еще мог совершить ради нас Иисус? Воистину, в Евхаристии Он являет нам Свою любовь "до конца" (ср. Ин 13,1), любовь, не знающую меры.

12. Аспект вселенской любви, заключенной в Таинстве Евхаристии, основан на словах Самого Спасителя. Устанавливая его, Он сказал не только "Сие есть Тело Мое", "сие есть Кровь Моя", но и "которое за вас предается... которая за вас проливается" (ср. Лк 22,19-20). Он не только сказал, что дает вкушать Свою Плоть и пить Свою Кровь, но также открыл нам жертвенную ценность того что сакраментальным образом совершилось, ради спасения всех людей, несколько часов спустя на Кресте. "Месса есть одновременно и нераздельно жертвенная память, а которой постоянно осуществляется Крестная Жертва и священная Трапеза Причастия Телу и Крови Господней"13.

Церковь постоянно живет искупительной жертвой и приступает к ней не только благодаря воспоминанию, исполненному веры, но пребывает с ней в постоянной связи, поскольку эта жертва вновь и вновь сакраментально совершается в каждой общине руками священнослужителя. Тем самым Евхаристия приносит людям, живущим в наше время, примирение, некогда приобретенное Христом для всего человечества на все времена. Действительно, "жертва Христа и жертва Евхаристии - единое жертвоприношение"14. Об этом красноречиво говорил св. Иоанн Златоуст: "Мы всегда приносим того же Агнца, - не одного сегодня, а другого завтра, но всегда Одного, Того же. И ныне мы приносим жертву, которая уже была принесена и никогда не прекратится"15.

Месса осуществляет Крестную Жертву, ничего к ней не прибавляя и не умножая ее16. То, что повторяется это совершаемое “memoriale” (память), то есть "демонстрация воспоминания" (memorialis demonstratio)17 о ней, благодаря которому единая и окончательная спасительная Жертва Христа постоянно присутствует во времени. Жертвенная природа Евхаристической Тайны не может быть понята сама по себе, независимо от Креста или лишь при признании косвенной связи с Жертвой на Голгофе.

13. Благодаря своей тесной связи с Жертвой на Голгофе, Евхаристия является Жертвой в прямом, а не переносном значении слова, как если бы речь шла о том, что Христос дал верующим всего лишь духовную пищу. Воистину, дар Его любви и послушания вплоть до того, что Он отдал Свою жизнь (ср. Ин 10. 17-18), - это, в первую очередь дар, принесенный Им Своему Отцу. Безусловно, это дар, принесенный всему человечеству (см. Мф 26,28; Мк 14,24; Лк 22. 20;Ин 10,15), однако, это, прежде всего дар Отцу: "Жертва, которую Отец принял, возмещая полную самоотдачу Своего Сына, Который стал "послушным даже до смерти" (Флп 2,8) даром Самого Себя, т. е. даром новой бессмертной жизни в воскресении"18.

Вверив Церкви Свою Жертву, Христос также восхотел сделать Своей духовную жертву Церкви, призванной приносить себя в жертву вместе со Христом. Этому, обращаясь ко всем верующим, учит II Ватиканский Собор: "Участвуя в Евхаристической Жертве, источнике и вершине всей христианской жизни, они приносят Богу Божественную Жертву, а вместе с Нею - и самих себя"19.

14. Пасха Христова объемлет наряду со страстями и смертью Спасителя Его Воскресение. Об этом напоминает восклицание народа после пресуществления: "Воскресение Твое исповедуем". Действительно, в Евхаристической Жертве осуществляется не только тайна страстей и смерти Спасителя, но и тайна Воскресения, которой эта Жертва увенчана. Живущий и Воскресший Христос становится в Евхаристии "хлебом жизни" (ср. Ин 6,35:48), "хлебом живым" (ср. Ин 6,51). Св. Амвросий напоминал неофитам, что Евхаристия приносит в их жизнь событие Воскресения: "Если Христос в тебе сегодня, Он воскресает для тебя каждый день "20. Св. Кирилл Александрийский, в свою очередь, подчеркивал, что причащение Святых Тайн - "есть истинное исповедание и воспоминание о том, что Господь умер и возродился к жизни ради нас, из любви к нам"21.

15. Сакраментальное воспоминание в Божественной литургии Жертвы Христа, увенчанной Его Воскресением, заключает в себе особое присутствие, которое, как сказал Павел VI, "называют "реальным" не из соображений исключительности - как если бы любые другие формы присутствия не были "реальными", - но прежде всего потому, что оно сущностно и что через него Христос, Бог и Человек, присутствует полностью"22. Об этом напоминает неизменно актуальное учение Тридентского Собора: "освящением хлеба и вина совершается изменение всего существа хлеба в существо Тела Христа, Господа нашего, и всего существа вина - в существо Его Крови; это изменение Католическая Церковь справедливо и точно назвала пресуществлением"23. Воистину, Евхаристия - это mysterium fidei (тайна веры), тайна, превосходящая наше мышление; ее можно принять только верой, -неоднократно подчеркивается в наставлениях Отцов Церкви о божественном Таинстве. "Нельзя видеть, - призывал св. Кирилл Иерусалимский, - в хлебе и вине привычные и естественные вещества, ибо Господь однозначно назвал их Своими Телом и Кровью: пусть вера тебя убеждает в этом, хотя твои чувства и предполагают обратное"24.

"Adoro te devoto. latens Deitas" (Поклоняюсь Тебе благоговейно, сокровенное Божество), воспеваем мы вместе с Ангельским Доктором. Перед этой тайной любви человеческий разум чувствует себя абсолютно немощным, поэтому во все века эта истина пробуждала в богословах стремление глубже постичь ее.

Подобные усилия достойны похвалы, и чем более удается связать критическое мышление с "живой верой" Церкви, взращенной "достоверным даром истины" Учительства и "глубоким постижением духовной реальности"25, которого достигли, прежде всего, святые, тем более они оказываются полезными и проницательными. Тем не менее, остается предел, на который указывал еще Павел VI: "Любое богословское объяснение, стремящееся каким либо образом к разгадке этой тайны, должно, дабы не противоречить католической вере, твёрдо придерживаться того, что независимо от нашего ума, после освящения хлеб и вино перестают существовать в объективной реальности, поскольку с этого момента перед нами под сакраментальными видами хлеба и вина реально присутствуют Тело и Кровь Возлюбленного Господа Иисуса"26.

16. Во всей полноте спасительное действие Жертвы осуществляется, когда мы причащаемся Тела и Крови Господа. Евхаристическая Жертва сама по себе направлена на то, чтобы через Причастие теснее соединить нас, верующих, со Христом: мы получаем Того, Кто отдал Себя - ради нас; Его Тело, Которое Он предал ради нас на Кресте, Его Кровь, которую Он пролил "за многих во оставление грехов" (см. Мф 26,28). Мы помним Его слова: "Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною" (Ин 6,57). Сам Иисус заверяет нас, что такое единение – аналогично единению, присущему жизни Пресвятой Троицы – действительно осуществляется. Евхаристия - это истинная трапеза, на которой Христос дает Себя в пищу. Когда Иисус в первый раз предрек установление Святой Трапезы, пораженные слушатели пребывали в смятении. Это побудило Учителя настаивать на объективной правоте Своих слов: "Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни" (Ин 6,53). И это не метафора: "Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие" (Ин 6,55).

17. Через причастие к Своему Телу и Крови Христос дает нам также Своего Духа. Св. Ефрем пишет: "Он назвал хлеб Своим живым Телом, его же наполнил Он Самим Собою и Своим Духом. И тот, кто его с верой вкушает, вкушает Огонь и Дух. Приимите и ешьте от него все, и вкусите с ним Святого Духа. Истинно и непреложно сие есть Тело Мое, и кто вкушает его, будет жить вечно"27. В Евхаристическом эпиклесисе Церковь испрашивает этот божественный Дар, корень всех других дарований. Так, в Литургии св. Иоанна Златоуста мы читаем: "Просим и молимся и умоляем; ниспошли Духа Твоего Святого на нас и на предлежащие дары сии, дабы они были для причащающихся в трезвенность души, в оставление грехов, в общение Святого Твоего Духа"28. В Римской мессе предстоятель взывает: "Просим Тебя, чтобы, укрепленные Телом и Кровью Сына Твоего, исполненные Духа Его Святого, мы стали единым телом и единым духом во Христе"29. Так, даруя Свои Тело и Кровь, Христос умножает в нас дар Своего Духа, Который был излит на нас еще в Крещении и Которым мы были запечатлены в таинстве Миропомазания.

18. Возглашение, которое произносит собрание после освящения даров, не случайно завершается словами, указывающими на эсхатологическую направленность Евхаристической литургии (ср. 1Кор 11,26): "Ожидая пришествия Твоего". Евхаристия ведет человека к конечной цели бытия; дарует предвкушение полноты радости, обещанной Христом (ср. Ин 15,11), предвосхищение Рая, '"залог будущей славы"30. В Евхаристии выражено доверительное чаяние "исполнения блаженного упования и пришествия Спасителя нашего Иисуса Христа"31. Тот, кто питает себя Христом в Евхаристии, не должен ожидать, пока получит жизнь вечную свыше: он обладает ею уже на земле, как начатком грядущей полноты, которая относится ко всему существу человека. Действительно, в Евхаристии мы получаем залог телесного воскресения в конце времен; "Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день" (Ин 6,54). Гарантия будущего воскресения основывается на том, что плоть Сына Человеческого, данная в пищу, - это Его Преславное Воскресшее Тело. Можно сказать, что с Евхаристией усваивается "секрет" Воскресения, Поэтому св. Игнатий Антиохийский справедливо называл Евхаристический Хлеб "снадобьем бессмертия, противоядием от смерти"32.

19. Эсхатологическая направленность Евхаристии выражает и скрепляет общение с Небесной Церковью. Неслучайно и в восточных анафорах, и в латинских Евхаристических молитвах всегда с благоговением упоминаются Дева Мария, Матерь Господа нашего Иисуса Христа, ангелы, апостолы, славные мученики и все святые. Требует внимания еще один аспект Евхаристии: совершая Жертву Агнца, мы соединяемся с небесной литургией, вливаемся в многоголосный хор, возглашающий: "Спасение Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу!" (Откр 7,10). Воистину, Евхаристия - это частица неба, сходящая на землю, сияние славы Небесного Иерусалима, которое рассеивает мрак нашей истории и освещает наш путь.

20. Важным следствием эсхатологической направленности Евхаристии является также то, что она дает импульс нашему странствию в истории, зароняя семя живого упования в повседневные дела, поглощающие каждого из нас. Христианское видение, побуждая нас взирать на "новые небеса" и "новую землю" (ср. Откр 21,1) не ослабляет, но укрепляет наше чувство ответственности за земной миропорядок33. Я решительно настаиваю: на заре нового тысячелетия христиане должны ощущать себя более чем когда-либо обязанными не пренебрегать долгом, налагаемым "земным градом". Их обязанность - в свете Евангелия содействовать построению более человечного мира, в полной мере отвечающего замыслу Бога.

Немало трудностей омрачает горизонт нашей эпохи. Достаточно вспомнить насущную необходимость работать на благо мира, строить отношения между народами на крепком фундаменте справедливости и солидарности, защищать жизнь человека с зачатия до момента ее естественной кончины. А что же можно сказать о тысячах противоречий мира "глобализации", в котором, как кажется, самым слабым, малым и бедным вовсе не на что надеяться. Именно в этом мире должен засиять свет христианской надежды! Потому Господь пожелал остаться с нами в Евхаристии, делая залогом обновленного Его любовью человечества свое присутствие в Трапезе и Жертве. Символично, что Евангелист Иоанн, в отличие от Синоптиков, которые повествуют об установлении Евхаристии, предлагает нам, раскрывая таким образом её глубокое значение, сцену "омовения ног", в которой Иисус предстает Учителем единства и служения (см. Ин 13,1-20). Апостол Павел, в свою очередь, считает "недостойным" для христианской общины участвовать в Трапезе Господней, если в ней присутствуют разделения и безразличие к бедным (см. 1Кор 11,17-22. 27-34)34.

Провозглашение смерти Господа, "доколе Он придет" (1 Кор 11,26), возлагает на тех, кто участвует в Евхаристии, обязанность изменить свою жизнь с тем, чтобы она стала, в некотором смысле, полностью "Евхаристической". Именно плоды перемены бытия и участие в деле преобразования мира в духе Евангелия выражают эсхатологический аспект Евхаристической Жертвы и всей христианской жизни: "Ей, гряди, Господи Иисусе!" (Откр 22,20).

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница