Е. Т. Соколова, Е. П. Чечельницкая Психология нарциссизма




страница1/13
Дата12.06.2016
Размер0.97 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Е. Т. Соколова, Е. П. Чечельницкая

Психология нарциссизма

Введение


Антропологические, философские, культурологические и психологические исследования нарциссизма затрагивают одну дилемму: изоляция против общности. Термин «нарциссизм» стал настолько всеобъемлющим в «век нарциссизма» и при этом его содержание остается настолько размытым и противоречивым, что даже предлагается вообще отказаться от его употребления в психоаналитическом языке (Leavy S.A., 1996).

Под нарциссизмом понимаются одновременно сексуальная перверзия и самоуважение, помещение либидозной энергии в селф и тип межличностных отношений, стадия развития и клинический синдром. В связи с нарциссизмом дискутируется целый ряд вопросов. Подразумевается ли под ним чувство превосходства или неполноценности? Самовосхищение или самоненависть? Соотносится ли нарциссизм с переживанием пустоты или «раздутости»? Это нормальное, здоровое или патологическое состояние?

В рамках данной работы обсуждаются, главным образом, проблемы патологического нарциссизма, рассматриваемого клиницистами как нарциссическое расстройство личности. Психологические аспекты изучения патологического нарциссизма связаны с особенностями самосознания и самоидентичности, а также принципами психотерапии, которой отводится решающая роль в вопросах адаптации таких «трудных» для самих себя и окружающих личностей. В работе представлены психодинамически-ориентированные подходы к пониманию патологического нарциссизма. За рамками рассмотрения остаются наиболее общие экзистенциальные представления о нарциссическом субъекте постмодернистского общества, частные гештальтистские размышления о влиянии «эготизма» на прохождение «цикла опыта» и концептуализации о слиянии души и фальшивой «персоны», предлагаемые юнгианцами.

Основное внимание в работе уделяется структурно-динамическим характеристикам и феноменологии переживаний нарциссической личности; когнитивные особенности рассматриваются в связи с нарциссической «грандиозностью». Проводится анализ психотерапевтических установок и тактик психотерапевтического общения, свойственных различным подходам к патологическому нарциссизму и во многом зависящих от представлений о механизмах формирования и функциях Грандиозного Я.


1. Классические исследования нарциссизма в психоанализе

1.1. Базовые представления о нарциссизме


Термин «нарциссизм» З. Фрейд стал употреблять с 1905 года вслед за П. Неке и Х. Эллисом, использующих его при описании особого вида сексуальной перверзии. О заимствовании у Неке Фрейд пишет в работе «О нарциссизме» (1914); позднее, в примечании, добавленном к «Трем очеркам по теории сексуальности» в 1920 году, он утверждает, что термин был введен Эллисом. Фактически, как пишут Ж Лапланш и Ж.-Б. Понталис в «Словаре по психоанализу» (1996, с.246), понятие «нарциссизм» начал применять Неке, комментируя в 1899 году концепцию Эллиса, который первым в работе «Психологическое исследование автоэротизма» («Autoerotism, a psychological study», 1898) соотнес автоэротизм с чувством самовосхищения и мифом о Нарциссе.

В «Трех очерках по теории сексуальности» (1905) Фрейд считает «нарциссизмом» гомосексуальный выбор объекта, базирующийся на отношении любящей матери к Я. Нарциссизм рассматривается как сексуальная перверзия. В «Случае Шребера» (1911) нарциссизм начинает пониматься как особая стадия психосексуального развития, промежуточная между автоэротизмом и объектной любовью. На стадии нарциссизма, в отличие от автоэротизма, объектом любви уже становится Я как целое (как единый образ тела). Позднее, в «Я и Оно» (1923) различия между автоэротизмом и нарциссизмом не будут приниматься во внимание. В «Тотеме и Табу» (1912) представлена та же точка зрения, что и в «Случае Шребера»; утверждается, что на этой стадии развития ребенку свойственна вера во всевластие мыслей.

В 1914 году Фрейд посвящает нарциссизму отдельное исследование. В работе «О нарциссизме» новым, по сравнению с представлением о перверзии, является понимание нарциссизма как «либидозного вложения в Я». С опорой на принцип сохранения либидозной энергии постулируется равновесие между Я-либидо и объектным либидо: чем больше поглощает одно, тем сильнее истощается другое. Концентрация либидо на Я становится патогенной в случаях парафрении с бредом величия и ипохондрии. Фрейд разделяет идеи К.Абрахама о процессе востребования либидо субъектом, описанном им на примере «раннего слабоумия». Нарциссизм представляется либидозным дополнением к эгоизму инстинкта самосохранения: сильный эгоизм защищает от болезни, но в конце концов необходимо начать любить, чтобы не болеть. Выделяются два типа любви: с анаклитическим выбором объекта, когда любишь «вскармливающую женщину» или «защищающего мужчину», и с нарциссическим выбором объекта. Последний уже не трактуется как гомосексуальный, а понимается в более широком смысле: любишь то, что сам из себя представляешь, или то, чем прежде был, или то, чем хотел бы быть, или человека, который был частью тебя самого (нарциссическая любовь матери к ребенку).

Нарциссическая любовь нестабильна. Любые разочарования в совершенстве объекта любви (объекта идеализации) подвергают ее опасности, и привязанность сменяется нарциссизмом. Подчеркивается амбивалентность отношения к объекту, выбранному на нарциссической основе. В работе «Печаль и меланхолия» (1917) Фрейд объясняет меланхолию (в современном понимании — эндогенную депрессию) обращением ненависти на Я, которое идентифицировалось с объектом. Вслед за О. Ранком, Фрейд видит в замене любви к объекту идентификацией с объектом «значительный механизм в нарциссических заболеваниях». Нарциссическое заболевание, или «нарциссический невроз», в современном понимании есть психотическое заболевание. Фрейд считал, что психотическая патология представляет собой, по крайней мере частично, возврат к очень раннему уровню функционирования психики, когда способность относиться к окружающим и любить их, отделяя от собственной личности, еще не развилась. Он утверждал, что при «нарциссическом неврозе» больной неспособен к развитию перенесения, и поэтому психоаналитическое лечение невозможно. Как уже отмечалось, Фрейд, развивая свои представления о нарциссизме, принимал во внимание идеи К. Абрахама и О. Ранка. В 1919 году в работе «Особая форма невротического сопротивления аналитическому методу» («A particular form of neurotic resistance against the psychoanalytic method») К. Абрахам впервые описал нарциссическую форму сопротивления, когда пациент идентифицируется с врачом, и ведет себя как супераналитик. Таким образом, он избегает сближения с врачом и зависимости от него.

О. Ранк исследовал природу женского нарциссического тщеславия («Ein Beitrag zum Narzissmus» / «К вопросу о нарциссизме», 1911). Оно понималось им двояко: и как нормальная, естественная любовь женщины к своему телу (эту точку зрения разделял и Фрейд в упоминаемой ранее работе «О нарциссизме»), и как защита от «плохости мужчин», настолько неспособных к любви и пониманию красоты и ценности женщины, что она вынуждена возвратиться к нарциссическому состоянию самолюбви. Уже в 1913 году Э. Джонс в работе «Комплекс Бога» («The God complex») соотносил самообожествление с нарциссизмом. О. Ранк позднее («Will Therapy» / «Терапия воли», 1945) предложил динамическое объяснение тщеславия, самовосхищения и самовосхваления через самообожествление индивидуальной воли. Концепт творящего, всемогущего, всезнающего Бога интерпретируется им как проективная персонификация индивидуальной воли. Воля становится самообожествляющей тенденцией, с самонадеянным желанием быть не только как Бог, но самим Богом. Происходит самовольная переоценка Я таким образом, что понятия возраста, болезни и смерти перестают иметь отношение к Я.

Если в классическом психоанализе нарциссизм ассоциируется с самовлюбленностью, то неофрейдистами он понимается в первую очередь как самоненависть и самодеструктивность. Неофрейдисты критикуют концепцию нарциссизма за понятие фиксированного количества либидо. Они отмечают, что, согласно Фрейду, чем больше любви направлено на внешний мир, тем меньше остается самому себе, и наоборот. Э. Фромм («Man for Himself» / «Человек для себя», 1947) возражает против этой формулировки, так как она приводит к неприемлемой позиции: нарцисс представляется обогащенной личностью по сравнению с человеком, способным к любви. По мнению Фромма, в действительности человек, испытывая любовь к окружающим, не истощается, а обогащается.

К. Хорни систематизировала свои представления о нарциссизме и нарциссической личности к 1950 году («Neurosis and Human Growth» / «Неврозы и личностный рост»). Нарциссизм рассматривается как одно из направлений процесса патологического развития, как защита от тревожности через идентификацию с воображаемым «идеальным Я». «Реальное Я», средоточие сущностного конструктивного личностного потенциала, борется за выживание с таким безжалостным и неумолимым противником, как «идеальное Я». Невозможность самореализации ведет к деструкции индивидуальности. Автор считает, что нарцисс, любящий фантазийный идеальный образ, не способен к истинной заботе о себе.

В. Джоффе и Дж. Сэндлер (Joffe W., Sandier J., 1967) отвергли определение нарциссизма как либидозного вложения в Я или незрелого выбора объекта. Они связали понятие нарциссизма с самоуважением. В отличие от экономического тезиса, они утверждают, что личность с высоким самоуважением также уважает других, с низким — более заинтересована в себе.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница