Е. Г. Паркер профессор китаеведения Университета Виктория Манчестер, Англия Второе издание, переработанное Перевод с английского В. С. Мирзаянова 2 предисловие ко второму изданию данная скромная книга




страница1/18
Дата29.07.2016
Размер4.2 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
1

ТЫСЯЧА ЛЕТ ИЗ ИСТОРИИ

ТАТАР

Е. Г. ПАРКЕР

Профессор китаеведения Университета Виктория

Манчестер, Англия

Второе издание, переработанное

Перевод с английского В.С. Мирзаянова

2

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Данная скромная книга была написана в Хьюн-чжоу (остров Хайнань,

Южный Китай) в 1893-94 с помощью перфекта города, который предоставил мне

необходимые оригиналы материалов по истории Китая. Я навсегда покинул Китай

в 1894 г и тогдашний главный судья Шанхая м-р Джордж Джеймсон любезно

корректировал сигнальные экземпляры и следил за печатанием. Между тем русские

около Урги открыли трехязычную каменную надпись, китайский и сириакские

варианты которой в конечном счете привели к открытию, что язык третьето

варианта является тюркским. Профессор В.Томсен из Копенгагена был первым, кто

установил этот факт ( методом, аналогичным методу Розетта Стоун); доктор В.

Радлов из Петербурга в дальнейшем практически реконструировал весь тюркский

язык в виде, существовавшем 1 200 лет тому назад. Я уже в «China Review, vol. XX

» довольно долго доказывал, что гиен-ну, скифы, гунны и тюрки были различными

стадиями исторического развития одних и тех же племен; затем Шавань, Хирт и

другие авторы более детально исследовали данную проблему.

Е. Г. Паркер.

3

ПРЕДСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Следующие страницы имеют цель привести в доступной ( хочется

надеяться) форме все существенные китайские источники, рассказывающие о

кочевых татарах до периода завоеваний Чингиз-хана. Несомненно, специалисты и

критики найдут много такого, которое на первый взгляд потребует дальнеших

пояснений; однако, когда я расскажу о том, что слово в слово перевел всех

оригиналов китайских авторитетов, которые только смог найти, прилагаемые к

переводам пояснительные ссылки и заметки к рукописям превысили более семи

тысяч, то это будет неким поводом для принятия нового направления,

допускающего весь доказательный материал навсегда. Здесь нет никакого

исключения. Для того, чтобы рассказ делать более читаемым, я попытался по всему

тексту заменить татарские звуки китайскими транскрипциями; почти повсеместно

использовал современные названия местностей вместо названий, применявшихся в

описываемое время; полагал, что будет целесообразно размещать первоначальные

китайские озвучания на полях так, чтобы тот, кто способен обращаться с

оригиналами, смог производить поиск желаемых ссылок сам. Сделал это на

пекинском диалекте. Этот более испорченный татарским языком жаргон

стандартного китайского языка, возможно, является наиболее худшим выбором,

поскольку поиск любого сходства с татарским звучанием было намеренно

желательным; однако, этот диалект наиболее знаком тем исследователям в Китае,

кто более заинтересован в использовании ссылок. Возможно, кантонский диалект

был бы лучше чем другие, однако очень мало европейцев знают его. Для

разъяснения оснований, на которых я пришел к полученным выводам по этой

ожидаемой части, потребовался бы отдельный учебник. По этой причине я не

вступаю ни в какие оправдания. Вооруженный первоначальными источниками, я

готов дать удовлетворение всем тем, кто сможет показать, что заслуживает его.

Е.Г. Паркер.

4

СОДЕРЖАНИЕ

КНИГА I : ИМПЕРИЯ НАРОДА ГИЕН-НУ

Глава Стр.

I : Ранние письмена о народе гиен-ну 7

II : Царствование Багадура-завоевателя 14

III : Период борьбы за власть с Китаем 24

IV : Период поражения и упадка 34

V : Период полу-независимости 44

VI : Зависимость, распад и падение 63

VII : Авантюристы гиен-ну становятся императорами

Северного Китая 74

КНИГА II : ИМПЕРИЯ СИЕН-ПИ 81

I : Ву-хван и сиен-пи тунгусы 81

II : Империя завоевателя сиен-пи Дарджегве 87

III : Сиен-пи авантюристы становятся королями и императорами в

Северном Китае 95

IV : Туюгун или тукугун сиен-пи из Коко-нора 103

КНИГА III : ИМПЕРИЯ ЖУЕН-ЖУЕН ИЛИ ЖЕУ-ЖЕН 107

I : Их незаметное возвышение и падение 107

II : Их борьба с канкали. Описание Высоких Телег 114

КНИГА IV : ИМПЕРИЯ ТЮРКОВ ИЛИ СЕМЬЯ АССЕНА 118

I : Ранние письмена о тюрках : Период мира с Китаем 118

II : Период войн с Китаем и падение империи Гери 130

5

III : Рост и падение Империи Мерчё 140



IV : Воскресение и конечное падение 148

КНИГА V : ИМПЕРИЯ ЗАПАДНЫХ ТЮРКОВ 153

I : Временное процветание и окончательное исчезновение

семьи Ассена 153

II : Тургаш каганы Сужаба 161

III : Тюркские императоры Северного Китая 163

IV Киргизы 168

V Различные тюркские вассалы 173

КНИГА VI ИМПЕРИЯ УЙГУРОВ 174

I Рост и падение первого владения на севере 174

II Период странствий 185

III Последние западные уйгуры 187

КНИГА VII : ИМПЕРИЯ КАТАЙЦЕВ 194

I : Королевство Основателя Апаоки 194

II : Завоевание тюрко-китайской империи Катаем 204

III : Период относительного затишья 214

IV : Катай в 11 веке 223

V : Дерзость, тирания, восстание нюченов и распад

Индекс наименований 242

ПЕРЕЧЕНЬ ИЛЛЮСТРАЦИЙ

Карта, основанная на карте Азии Варти

Китайский текст надписи на Камне Куль Тегин

Тюркский текст Куль Тегин

Карта, основанная на карте проф. Е. Шавань «Западные тюрки»

Карта, основанная на карте Китая Его Превосходительства Ч. Вебера

Приложение: Перевод на русский язык текста Куль Тегин

6

7

КНИГА I



Империя Гиен-ну

ГЛАВА I


Ранние письмена о Гиен-ну

Действительная история кочевых народов Восточной Азии начинается с

того времени и во многом таким же образом, что и история северных народов

Европы. Китайская империя, подобно Римской Империи, начала свой путь с

открытий и завоеваний, приведших к тесному, частому контакту с различными

расами и их смешению, к незатихающим пограничным войнам, крушению империи

и основательному сдвигу политических центров; в смысле исторического опыта

Персия и Греция были более древними чем Китай и Рим; сведения о скифах,

оставленные Геродотом*, отличаются от последних китайских и римских

письменных свидетельств тем, что они дают скорее яркие картины жизни и

поведения, чем точную политическую историю. Следует отметить, что даже

сведения Геродота в подобном описании скифов мало отличаются от китайских

источников, описывающих людей гиен-ну, с одной стороны, и рассказами римлян о

гуннах, с другой стороны. На вопрос о том, являяются ли народы гиен-ну

этимологически связанными с ?d<<@ι, Hunnen и гуннами на западе, дать

однозначный ответ является весьма трудной задачей. Мы же ограничим себя лишь

приведением незамысловатыхсвидетельств, собранных из истории Китая и

оставлением права каждому читателю делать свои заключения, тем самым избегая

любых умозаключений до тех пор, пока не найдем приемлимого обоснования.

К тому времени, с которого мы начинаем свой рассказ, ничего не было

известно китайцам об японцах, бирманских, сиамских, индейских, туркестанских

расах или народах южных морей; им было весьма скудно известно о Корее,

тунгусских племенах, аннамезах, различных племенах к югу от Великой Реки или

Янцзы, тибетских кочевых людях и других. Китайские международные отношения

практически сводились к отношениям с конными грабителями севера. В древние

времена они были известны под различными именами или аналогично звучащим с

Hsieng-nu.

2

8



вышеупомянутым названием, знакомым нам из основ истории; тем не менее

является некорректным полагать, как это делают многие европейские

исследователи, что термин гиен-ну начинается только со второго века д.н.э.

Историк Ма Тван-лин*, умерший шесть столетий тому назад, оспаривает эту идею

и приводит два примера для доказательства не только того, что задолго до этого

времени данное национальное определение было уже в употреблении, но и также

для того, что под тем же названием этот народ приобрел существенное значение

для того, чтобы с ним считаться. Практически, всегда китайцы следят за

политическими начинаниями в соседних королевствах со стороны некоторых

ссыльных китайцев или авантюристов, которые, приспособливаясь к местным

обостоятельствам и несомненно приобретая известное влияние через свои

знакомства с наивысшим искусством письма, достигали значительных успехов в

сплочении ряда родственных племен в отдельную нацию. Подобное совершенно

однозначно известно по отношению к Кореи, Фу-Чоу, Кантона, Юнань, Кан Сю и

Формозы (Тайвань); если это действительно так, то есть прямой смысл не отвергать

такие традиции относительно кочевых народов Тибета, Монголии и Маньчжурии.

Китайцы сами по себе не сделали много относительно традиций гиен-ну ( хотя

такое влияние несомненно есть) до того, когда около 1200 года д.н.э. один из

королевского рода, который возможно был не в ладу с самим собой, сбежал к

кочевым народам севера и обосновал среди них подобие династии ( см. конец

книги I). Однако, хотя за многие столетия до 200 года д.н.э. северные провинции

Китайской Империи были озабочены этими кочевыми, не имеется никаких

письменных свидетельств о поколениях и наследственности последних и объем

знания о них сравним с описанием Геродота скифов. Даже ничего позитивного не

было известно китайцам о тунгусах или восточной ветви кочевых, с которыми они

не имели тесного контакта еще несколько столетий. Это был лишь великий и

превосходный кочевой народ гиен-ну, о котором они знали хорошо. В более

поздние времена слово «тюркский» или «тюрко-скифский» использовалось для

того, чтобы отличить различные однообразные племена, которые образовали

* Goodley, A.D., trans. Herodoutus. 4 vols. Loeb Classical Library. London: Heinsman,1921-24.

* Ma Twanlin (иногда Ma Dwanlin), Wenxian tongkao ( General history of institutions and critical

examination of documents and studies), 1224; Zhonghua, 1986.

Ch.un-wei.

3

9



империю гиен-ну; однако слово «тюрк» до 5 го столетия нашей эры было

совершенно неизвестно и поэтому было бы анахронизмом говорить «тюрки»

прежде времени. Так, со словом «татар» - которое достаточно единственно и

которое использовалось китайцами также неопределенно, как и нами; - это слово,

определенно известное истории в любой форме до второго столетия нашей эры и

даже после, как последующая форма слова «тюрк», первоначально обозначало

название малого племени. Так, чтобы мы не думали об идентичности между

словом гиен-ну* и словом гунн

*Различные имена, под которыми северные и восточные соседи Китая умпоминаются в

ранних периодах истории, являются вариантами транскрипции одного и того же имени гун или

гунну. Таким образом можно найти,что гун-юе, упоминаемого как племя на северной границе,

против которого император Хуан-ти воевал в 27-ом веке д.н.э. Имеются сведения, что этот народ

также называли в раннем Китае как си-юнь. Более позднее имя было гиен-юн, предназначенный для

названия народа, который затем в 3-ем веке д.н.э. получило имя гиен-ну. Корень гун или кун будет

появляться людям с живым воображением в различных именах для древних предшественников

народа короля Аттиллы, занимющих тогда территории на северных и западных границах Китая.

Причина, по которой китайцы сравнивают эти северные племена с «собаками»(кюань или кюунь)

может быть объяснена игрой слов. Еще в 689 году д.н.э. в «Весенних и Осенних Трудах» Конфуция

под именем Чун-цю мы можем читать, что «варварские собаки», по-китайски, куань-юунь,

потерпели поражение. Одно из этих племен, которому в 1138 г д..н.э. Вунь-ван нанес поражение,

носило имя куань, кун или гун и по сведениям китайских историков располагался южнее Ордоса.

Менсиус (372-289 д.н.э), последователь Конфуция ( благодарит Вунь-ваня за мудрость, с которой

он «служил» кун варварам. «Это требует действительно превосходно целомудренного принца»,

сказал он, «быть в состоянии с великой страной служить малой стране, как например, король Вонь

служил кун варварам. И также требуется мудрый принц, способный служить с малой страной

большой стране, как король Тай ( дед Вонь-ваня, 1327 год д..н.э.) слувероятножил гюн-юу.» Два

этнических имена, по всей сти, оба относятся гуннам. По мнению Ф.Хиртца, восхождение Ву-вана

обязано иностранной армии, состоящей кун варваров или гуннами, которые в 1138 г д.н.э. были

побеждены его отцом Вонь-ван.

Литература : J. Legge. The Chinese Classics : with a Translation, Critical and Exegetical Notes,

Prolegomena, and Copious Indexes. In seven volumes, Hongkong, 1861-1872.

J. Legge. Ch.un-tsi, p. 126; J.Legge. Mencius, p.p. 31, 52; J. Legge. Shu-king, Prologomena, p. 144.

F. Hirth. The Ancient History of China to the end of Chou Dinasty. New York. The Columbia University

Press. 1908. p. 70.

Ta-tun; Ta-ta;

Ta-tzŭ.


10

тем не менее достаточно ясно, что китайцы не имели другого названия для

ездящих на коне, едящих мясо и пьющих кумыс кочевых Северной Азии также, как

европейцы не знали другого имени для ездящих на коне, едящих мясо и пьющих

кумыс кочевых Северной Европы, которые появились здесь после того, как

правящие касты гиен-ну были вытеснены из Китая. Более того, скифы Геродота,

которые столкнулись с греками и персами, имели точно такие же черты поведения,

как и гиен-ну из Китая и гунны Европы. Так что мы, за исключением случайных

деталей, имеем достаточное основание придти к выводу, что каждый из этих трех

имеет ряд этнографических связей между собой.

Народ гиен-ну жил на коне; « их страной был хребет лошади». Они все

время передвигались из одного места в другое со своими стадами и табунами в

поисках свежих пастбищ. Лошади, крупный рогатый скот и овцы были их

обычными владениями; однако они временами имели также и верблюдов, ослов,

мулов и других выводков лошадиной семьи, которых теперь нам и трудно

идентифицировать; возможно одним из них был онагр из Ассирии и Центральной

Азии. Они не имели никаких городов или деревень любого вида; однако, их

пребывание на одном месте никогда не продолжалось долго, каждый род держал

для себя определенную территорию; и хотя они не имели никаких

сельскохозяйственных владений, однако каждая палатка или хижина имела свою

определенный участок для исключительно своего пользования. Они не имели

письменности и все распоряжения и админстративные акты издавались лишь в

устной форме. Будучи еще младенцами, они обучались ездить сначала на спине

овец и стрелять в крыс или птиц маленькими стрелами из маленьких луков;

становясь старше, они повышали свое мастерство стрельбой на лис и зайцев.

Каждый взрослый мужчина, способный натянуть обычный лук, считался бойцом.

Каждый с мала до велика питался мясом и молоком; в качестве одежды они

использовали шкуры забитых животных; в качестве покрытия такой одежды они

использовали войлок из шерсти. Действущий боец заслуживал всегда большего

ухода; старые и инвалиды презирались и должны были удовольствоваться

остатками. По всеобщему обычаю, который, как увидим дальше, поддерживался в

4

11



течение тысяч лет по всей Татарии, сын усопшего отца должен был взять себе его

жен ( за исключением своей кровной матери) и младший брат должен был взять

себе вдов усопших старших братьев. Не совсем ясно при этом, что сын или

младший брат имел право первого выбора : возможно, брат брал их только тогда,

когда не было сына : возможно наоборот. В мирное время, кроме откармливания

своих стад, они поддерживали боевую форму путем охоты и стрельбы; в другое

время каждый мужчина был готов для боя или похода. Отступать перед врагом не

считалось грехом : на деле, их система ведения войны включала внезапные

нескоординированные атаки, обманные маневры и засады. Согласно китайским

источникам, они были лишены какой-либо мысли о жалости или правосудии :

единственным законом была сила; и когда происходили рукопашные бои, они

использовали свои мечи и кинжалы также хорошо, как и луки. Некоторые старые

записи свидетельствуют, что в зимнее время среди них были также те, кто жил в

пещерах : однако, возможно, такие утверждения скорее относятся к тунгусским

татарам Востока. Здесь нет необходимости перейти к описаниям ранних татарских

войн с весьма неопределенными описаниями. Достаточно сказать, что с 1400 года

д.н.э. по 200 г н.э. имеются лаконичные записи о войнах китайцев с кочевыми, в

которых даны приблизительные их даты в каждом случае, так что все же их можно

воспринимать как историю; тем не менее следует напомнить, что китайская

история, датированная ежегодно, начинается лишь с 828 года д.н.э*. Северные

части провинций, известных ныне как Шень-си, Шань-си и Чи-ли, были тогда

владениями кочевых. В течение многих столетий, которые известны как «период

конфликтующего государства», власть кочевых господствовала на равне

китайской. Как император Китая, так и его неугомонные вассальные короли, в

различные времена устраивали брачные союзы с кочевыми государствами и по

меньшей мере один китайский король добровольно принял на себя татарские

* F. Hirth. The Ancient History of China to the end of the Chou Dinasty. New York. The

Columbia University Press. 1908. стр. 67 пишет, что Ву .вань, основатель династии Чоу, уже в

двенадцотом столетии д.н.э. взаимодействовал с народом гиен-ну . В.М.

Prince Wuling

of Chao.

Chan-kuo,

700-200 г.г.

д.н.э.


12

обычай и образ жизни*. Возникает другой этимологический вопрос о том, имеет ли

китайское слово тун-гу или « восточные татары» ( термин, который регулярно

относился к древним предшественникам катайцев или китайцев **, маньжурам и

корейцам также, как термин гиен-ну регулярно относился к предшественникам

тюрков, уйгуров, киргизов и др.) какую-либо этимологическую связь с

европейским словом тунгуз или тунгус. Я не располагаю средствами для

детального исследования данного вопроса, обсуждение которого будет дано в

книге II ; если слова ни каким образом этимологически не связаны, то этот случай

является заметным совпадением как в русском, так и китайском для обозначения

одной и той же идеи. Имеется другой упомянутый случай, обладающий тенденцией

показать, что пограничные государства Китая были глубоко пропитаны

традициями татар. Один из вассальных принцев имел кубок, сделанный из черепа

сатрапа-соперника, в противоположность к конфуцианской идее правильности,

однако в полном соответствии с обычаями гиен-ну и скифов. К концу третьего

столетия до н.э. и почти перед тем, как грозная западная держава Цинь преуспела

в разрушении старой феодальной системы и перевода всего Китая под прямое

имперское правление, вассальное государство, которое управляло северными

частями, как мы их теперь называем Шэн-си и Чих-ли, проводило

систематическую политику сопротивления, на фабиановских принципах***, к

вторжениям кочевых и в конце концов преуспело в заманивании татарского короля

на открытое поле, где тот полностью был разгромлен с потерей 100 000 человек.

После того, как династия Цинь проглотила это государство вместе с другими,

известный генерал Мен Тин во главе нескольких сотен тысяч человек был

направлен против татар; вся часть Желтой Реки была возвращена, включая часть

ныне известной как страна Ордос. Татары были отброшены к северу от Великой

Степи; бесчисленное количество преступников и несчастных людей были

направлены на север для того, чтобы там строить военную дорогу и выполнять

* Это есть король династии Чоу, который правил под1именем Ву-линь в 329-299 г.г. д.н.э. Он также в процесе

своей татаризации, как пишет Ф. Xиртц, впервые ввел кавалерию в китайские войска . В.М.

** не путать с коренным народом Китая из-за того, что русские ошибочно назвали его таким именем

. В.М.

Chao

Siang-tzŭ,



453 г

д.н.э.


Shen Si.

Генерал


Li Mu из

государства

Chao.

6

13



гарнизонные работы; более сорока крепостей или укрепленных городов были

построены вдоль границы; и, наконец, от моря до современного Лань-чоу Фу,

столицы провинции Кань-Сю, была построена так называемая Великая Стена. Эта

Великая Стена существует в более или менее завершенном состоянии полностью

вдоль своей протяженности; и как она обозначена во всех современных картах

Китая; читатель последующих страниц значительно облегчит свое чтение, если он

постоянно будет иметь в виду эту линию; это не только делает возможным

воспринимать многочисленные странные китайские названия местностей, но также

имен, которые часто варьируют в зависимости от месторасположения каждой

последующей династии, но и оживляет линию крови, вдоль которой лежат

миллионы скелетов, отбелеваясь без перерыва, как свидетельство тысячелетней

борьбы. Однако, будет справедливо отметить, что Мен Тин с его пол-миллиона

рабами не пошел дальше, чем улучшение и консолидация уже существующих

стен; нам рассказали, что китайский король, который принял татарские обычаи,

уже построил Великую Стену с северо-востока Шань-си к восточному выступу

страны . Петли (загиб Желтой Реки); также рассказали, что немного ранее

крепнущее государство династии Цинь построило другую стену, идущую далее на

запад. Наконец, к востоку, пограничное государство Йень, которое , грубо говоря,

может быть представлена как долина современного Пекина, построило Великую

Стену приблизительно на долготе Пекина до моря так, что является

свидетельством, мало оставляющим первенство Мен-тинь в строительстве стены,

который скорее улучшил и укрепил уже имеющиеся фортификации. В более

поздние времена различные северные династии добавили или удлинили

протяженность Великой Стены к востоку, именно около Пекина; так что

великолепная и почти прекрасная конструкция, которую посещают

приблизительно на 48-ом км от столицы современные туристы, весьма далека от

того, чтобы быть древней Великой Стеной, созданной две тысячи лет тому назад;

та, древняя, далеко на западе вашего путешествия, покоится в руинах.

*** Социалистическое сообщество, созданное в Лондоне в 1883-84 г.г. с целью установления

социалистического строя в Англии путем эволюционного развития. Членами сообщества были

Бернад Шоу, Сидней Вебб и др. известные интеллектуалы страны. . В.М.

Chao Wu-ling,

301 г д.н.э

7

14



ГЛАВА II

ЦАРСТВОВАНИЕ БАГАДУРА .ЗАВОЕВАТЕЛЯ

Как мы видели, гиен-ну были вынуждены отступить под натиском грозной

власти великого китайского императора, который был человеком с грандиозными и

бескомпромиссными идеями. Возможно, что его вечно проклинаемый акт

уничтожения всей литературы и образованных людей мог дать косвенным путем

эффект в другом направлении; действия с целью восстановления этой литературы

и приобретения некоторых более искуссных методов письменной коммуникации

для нужд правительства, возможно, стимулировали китайцев изобрести более

складную, чем старые бамбуковые дощечки, бамбуковые лаковые кисточки,

железная стиль, и потенциально быстрое письмо, чем неуклюжие старые

бесчисленные строки. Если даже это так, то Мен Тин имеет не только репутацию

первоначального строителя Великой Стены, но и незаслуженно приписываемого

ему авторства изобретения современной волосяной пишущей кисточки: однако

компетентные китайские критики доказывают по крайней мере то, что он сделал

при нехватке материалов, является улучшение бамбуковой или щетинной

кисточки, которая уже была в применении задолго до него. Гиен-ну вынужден был

соперничать с другой грозной силой также, как и с китайцами. Эта была кочевая

нация, известная китайцам как ю-чи и владеющая западной частью обширной

провинции, известной теперь как Кань-шу. Китайцы, по-видимому, полностью не

имели представления об этих людях до тех пор, пока феодальные государства не

были объединены под одной империей Цинь; действительно, это неудивительно;

прежде до этого важного события государство Цинь было единственным, которое

могло обычным образом иметь взаимоотношения с Западом. К тому времени гиен-

ну был вынужден смириться с всепроникающей силой Верховного Правителя,

Mao-tun или

Me-t.e

Ch.in Shih



Huang.

Yueh-chih

или

Ephthalites.



8

15

императора кочевых (или Жания, как он себя величал) по имени Думэн*, с



которого, можно сказать, начинается письменно зарегистрированная история

империй кочевых народов . Новая Китайская Небесная Империя после смерти ее

основателя в 210 г д.н.э., который помимо своего внебрачного происхождения, был

обязан объединящей деятельности своего прадеда, правившего в течение 56 лет и

практически бывшим его предшественником, распалась на куски; и в течение

четырех лет анархии, последовавшей распад, Думэн был в состоянии восстановить

и усиливать свою власть. Северный сосед неизбежно пренебрегался во время

смертельной схватки за власть, развернувшейся между соперничающими

китайскими военными авантюристами. Думэн постепенно двигался в южном

направлении из своей недоступной крепости на севере Пустыни и завершил свой

поход пересечением самой северной дуги Желтой Реки и овладением вновь

территории Ордос** и восстановлением бывших границ с Китаем : другими

словами, он еще раз завоевал восточную часть современной провинции Кэн Шу.

Думэн теперь стал старым человеком и к несчастью, полностью попал под влияние

молодой страстно любимой королевы. Слушаясь ее чарующего голоса, он позволил

себя уговорить, чтобы его наследником стал ее сын, в обход законного приемника,

способного военоначальника по имени Багадур. Для того, чтобы обойти возможное

противодействие Багадура, Думэн сослал его в качестве заложника в соседное

государство ю-чи и после этого атаковал эту страну с тем, чтобы в своем

возмущении правитель ю-чи убил его сына. Однако Багадур был слишком

бдителен для них и, заскочив на быстрейшего коня, он успешно возвратился домой.

Думэн настолько был поражен такой храбростью, что назначил своего сына-героя

во главе десяти тысяч солдат. Багадур, однако, совершенно не готовился простить

нежно любящего свою жену отца за проявление слабости и предательства; так он

тщательно подготовил план устранения Думэна. Прежде всего он изобрел новые

виды «поющей стрелы» - старое японское оружие нари-кабура - использование

одной из них против любой жертвы являлось сигналом для того, чтобы все

остальные немедленно стреляли в ту же цель. После того, как они напрасно

*Или Ту-мэн, означающий по-тюркски десять тысяч. Правил гуннскими племенами в 225-209 г.г.

д.н.э. .

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница