Двойка за вестибулярный аппарат




Скачать 70.18 Kb.
Дата29.07.2016
Размер70.18 Kb.

Двойка за вестибулярный аппарат


Виктория Ефимова ,
кандидат педагогических наук, руководитель центра «Логопрогноз»
Газета "Первое сентября"

Многие ученики, которых мы считаем неуспевающими, действительно не успевают. Только дело здесь в физиологии


«Что делает Кристофер Робин по утрам? Он учится. Он получает знания. Он ОБАЛДЕВАЕТ – по-моему, он употребил это слово, но может быть, я и заблуждаюсь. Он ОБАЛДЕВАЕТ ЗНАНИЯМИ». Нам, так же как и ослику Иа, неизвестно, хорошо ли учился Кристофер Робин. Возможно, он был одним из тех учеников, для которых успешное овладение школьной программой – непосильная задача. Ведь такие дети есть практически в каждом классе. По разным данным, до 40% учащихся начальной школы в Европе, в России и в США испытывают трудности в обучении. При этом с интеллектом у этих школьников, как правило, все в порядке. Кто же оказывается в рядах лентяев и двоечников?

Неврологические причины затруднений


Директор Института возрастной физиологии академик М.М.Безруких считает, что проблемы с учебой возникают, когда требования, предъявляемые ребенку в школе, не соответствуют его физиологическим возможностям. Именно поэтому к декабрю 60% первоклассников уже не хотят ходить в школу, хотя более 90% из них 1 сентября гордились тем, что стали школьниками, и были очень мотивированы.

Что самое обидное, часто к отличникам успехи приходят безо всяких усилий с их стороны. А что делать тем, кому не так повезло? Как правило, рецепт учителей прост: кто плохо читает, должен больше читать; тот, кто плохо пишет, – больше писать; кто не может спокойно сидеть, нужно научиться. Бесконечные упражнения в том, что очень тяжело делать, быстро приводят к снижению самооценки и отсутствию мотивации. Какие специалисты могут помочь таким детям? Логопед? Психолог?

Внимательные мамы, которые приводят детей в наш центр, часто говорят: «Мне кажется, что в мозгу моего ребенка какой-то блок, мешающий хорошо учиться». И они недалеки от истины. Расхождение между интеллектуальными способностями ребенка и его успехами в школе означает, что работа мозга ребенка по каким-то причинам дезорганизована.

Как показывают исследования, проведенные в Великобритании, Канаде, Австралии и США, у учебных затруднений всегда есть неврологические причины. Речь не о том, что все дети, которые плохо учатся, больны. Напротив, диагнозы, которыми их «награждают» (СДВГ, дисграфия, дислексия, дискалькулия), очень часто не имеют под собой достаточных оснований.

Мозг ребенка с учебными затруднениями по каким-то причинам не способен эффективно воспринимать и перерабатывать информацию. Иными словами, ребенок видит, слышит и воспринимает мир не совсем так, как другие, и эта особенность мешает ему учиться.

На самом деле эти проблемы, как правило, решаемы. Мозг можно тренировать так же, как мышцы. Изменения наступают благодаря нейропластичности – естественной и пожизненной способности мозга в ответ на опыт реорганизовывать свою работу, создавая новые внутренние связи.


В режиме борьбы за выживание


Чтобы учителя и родители могли помочь ребенку, важно понимать возможные нейрофизиологические механизмы возникновения проблем. Одна из распространенных причин – дисфункция вестибулярной системы и подкорковых отделов головного мозга. Если ребенок во время урока постоянно «ёрзает» и качается на стуле, это может быть признаком того, что мозг плохо перерабатывает вестибулярную информацию. Совершая дополнительные движения, ребенок интуитивно активизирует свою вялую, нечувствительную вестибулярную систему. Если такому ребенку запретить двигаться, его способность к восприятию информации на уроке заметно ухудшается.

Дети с низкой чувствительностью вестибулярной системы часто производят впечатление рассеянных, невнимательных. Во время чтения теряют строку или перескакивают через слово, так как в норме при чтении вестибулярная система работает в качестве «подставки» для зрительной системы.

Проблемы с тем, что ребенок невнимательно слушает, не запоминает длинные инструкции и вообще «считает ворон», также часто связаны с низкой чувствительностью вестибулярной системы. Нужно понимать, что в этом случае корень трудностей не в слухе. Работа слуха тесно связана с движением: мы поворачиваем голову к источнику звука, определяя, откуда идет звук, передвигаемся в пространстве – это позволяет мозгу получить более точную информацию.

Для создания полноценной картины мира мозгу всегда нужна информация одновременно от нескольких органов чувств. Информация только от слуха или только от зрения обычно недостаточна. Вспомните: вы с платформы смотрите на отъезжающий поезд. Иногда, если вы стоите совершенно неподвижно (то есть вестибулярная система неактивна), возникает ощущение, что движется платформа, а не поезд. Это пример того, как вестибулярное чувство может изменять нашу картину мира.

Вестибулярная система расположена во внутреннем ухе, и это первый пункт, куда поступает информация о том, что происходит с телом и что происходит вокруг. Однако, если вестибулярный вход работает плохо, может нарушаться и дальнейшая обработка информации от органов чувств. В результате ребенок не сразу реагирует, когда к нему обращается учитель или плохо воспринимает информацию на слух.

Часто нарушения затрагивают глубинные, подкорковые области головного мозга, которые оказывают поддержку высшим «мыслящим» центрам. При этом ребенку трудно удерживать внимание, выделять наиболее важную информацию в шуме (например, он слышит шепот соседа по парте, но не слышит громкий голос учителя).

В этом случае мозгу ребенка требуется больше времени для того, чтобы осознать сказанное. Такой ребенок часто говорит: «Что?», когда его о чем-то спрашивают. Но, как правило, слух у ребенка не снижен – если вы помедлите и не станете сразу повторять вопрос, ребенок скорее всего ответит адекватно. Не зря ведь тех, кто плохо учится, называют у нас «неуспевающими». Их мозг на самом деле не успевает перерабатывать информацию! Тем более что темп обучения постоянно увеличивается.

Важно понимать – мозг ребенка с учебными затруднениями постоянно работает в режиме «борьбы за выживание». Мало шансов, что в этом случае у мозга остаются ресурсы для того, чтобы вовремя вспомнить орфограмму, правило или генерировать креативные идеи на уроке.


Есть ли выход?


Сейчас активно развиваются «аппаратные» педагогические методики, основанные на нейропластичности. Программы Fast ForWord®, Interactive Metronome®, Tomatis®, Play Attention® широко используются в школах США, Канады, Южной Кореи, Таиланда, Сингапура, Польши и других стран. Они направлены на то, чтобы помочь мозгу создать новые прочные связи. Эти методики, уже доказавшие свою эффективность во всем мире, доступны теперь и в России.

Еще один очень простой и доступный метод помощи детям с трудностями в обучении придумал в середине 60-х гг. ХХ в. школьный учитель, работающий в «глубинке» США – Фрэнк Бельгау. Он заметил: если дети на переменах выполняют упражнения, связанные с развитием равновесия, их успеваемость на уроках математики и английского языка резко улучшается. Бельгау создал программу занятий, которая предполагает выполнение физических упражнений на специальной балансировочной доске – теперь она называется доской Бельгау. Программу назвали Learning Breakthrough (LBP), что переводится как «Прорыв в учебе».

Интересно, что многие тренинги, которые придуманы для космонавтов и летчиков, помогают неуспевающим школьникам. И наоборот. LBP была изучена специалистами НАСА. Исследования показали, что длительное выполнение этих простых упражнений приводит к образованию в мозге новых связей между нервными клетками, поэтому даже дети с нарушениями в работе мозга добиваются положительных результатов, которые сохраняются навсегда. Упражнения интегрируют работу слуховой, визуальной, тактильной систем, систему планирования движений, тем самым перестраивая функционирование мозга.

Однако эта программа предполагает выполнение упражнений по заданию учителя, а в идеале необходима организация обучения, дающая возможность ребенку по собственной инициативе двигаться во время урока столько, сколько ему необходимо. Это важно для всех детей, а не только для детей с трудностями в обучении.

Возможность двигаться во время урока позволяет ребенку точнее и быстрее воспринимать информацию. Обездвиженность, традиционная для нашей школы, приводит к тому, что многие дети, даже прикладывая огромные усилия, не могут сосредоточиться на том, что происходит на уроке.
Пример педагогической системы, отказавшейся от обездвиженного обучения еще 100 лет назад, – система Марии Монтессори. В начале ХХ в. она удивлялась, что позвоночник, вынесший за долгие годы развития человечества тяжелую физическую работу, борьбу со стихией и дикими зверями, согнулся, не выдержав сидения за школьной партой.

То есть эта проблема стояла уже тогда, и выходы из ситуации предлагались разные. Некоторые ученые – современники Монтессори – всерьез занялись разработкой специальных корсетов для учеников, которые должны были стать дополнением к школьным партам.

Примерно то же происходит с проблемой недостатка движений в школе и сейчас. Физкультминутка или динамическая пауза в середине урока – не выход, потому что важна спонтанная двигательная активность ребенка не только в перерывах, но и во время учебной деятельности. Ребенок должен одновременно слушать, думать и двигаться, причем не только по заданию учителя, но и спонтанно.

Физиологи специально изучали разницу между спонтанной двигательной активностью и организованной. Сначала эксперименты проводились на животных. Известно, что у животных есть потребность в двигательной активности. Ученые обратили внимание на то, что у здоровых животных эта активность примерно постоянна. Но если их заставлять двигаться в течение дня, то количество спонтанных движений (выполняемых добровольно) на следующий день уменьшается.

При чем тут животные? Еще в XIX в. известный американский психолог Гренвилл Стенли Холл писал о том, что «животные не только создания, родственные нам, но старшие и в некотором отношении годящиеся нам в учителя. И в этом можно найти источник новых педагогических возможностей». Это так, потому что исследование спонтанной двигательной активности людей продемонстрировало те же результаты, что и у животных.

Понятно, что глобальное изменение условий обучения в школе – только мечта. Что же можно делать прямо сейчас, в рамках классно-урочной системы?


В некоторых школах Сингапура дети сидят во время уроков на специальных стульях с сиденьями в виде больших мячей. Упругие мячи позволяют получить необходимую вестибулярную стимуляцию при минимальной амплитуде движений. Сейчас стулья-мячи можно купить и в России.

Американский педагог Дж. Дьюи в 1922 г. написал в своей книге «Школы будущего»: «…когда старшие пытаются привести ребенка к состоянию покоя, неподвижности, они вредят его здоровью, портят его жизнь, парализуют его способность приобретать знания».


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница