Доклада «Уроки Фукусимы»




Скачать 127.59 Kb.
Дата12.06.2016
Размер127.59 Kb.
Резюме доклада «Уроки Фукусимы»

Почти год прошел с момента аварии на АЭС «Фукусима-1». Мы помним, что трагедия началась с сильного землетрясения, за которым последовало цунами. Однако главной причиной ядерной катастрофы следует считать то, что руководство страны не обеспечило нужный контроль над ядерной индустрией. Неспособность ответственных лиц признать существующие риски и обеспечить адекватные меры безопасности в сфере атомной энергетики в конечном итоге обернулась неспособностью защитить население и окружающую среду от атомной угрозы.

В докладе, сделанном по заказу Гринпис Интернэшнл, идет речь о том, какие уроки мы можем извлечь из произошедшей трагедии. Спустя год после аварии на Фукусиме, мы имеем уникальную возможность спросить себя, чему научила нас трагедия, которая для сотен тысяч японцев не закончилась и по сей день. Вопрос, умеем ли мы учиться на собственных ошибках, также остается открытым.

Существует целый ряд проблем и насущных вопросов, которые заслуживают нашего пристального внимания:



  • Как случилось, что несмотря на все заверения ответственных лиц, крупнейшая атомная катастрофа, сравнимая по масштабам с Чернобыльской трагедией 1986 года, произошла в одной из самых промышленно развитых стран мира?

  • Почему план ликвидации аварии и план эвакуации не сработали и не смогли защитить людей от угрозы радиационного облучения? Почему до сих пор правительство не способно надежно защитить своих граждан от радиации?

  • Почему более 100 тысяч человек, наиболее пострадавших в результате аварии, не получили адекватной финансовой и социальной помощи, с тем чтобы они могли отстроить свои дома и восстановить привычный ход жизни?

Таковы основные вопросы, которые мы должны задать для того, чтобы уроки Фукусимы не прошли даром. И, ответив на них, мы можем сделать следующие выводы:

  1. Трагедия на атомной станции Фукусима обозначила конец парадигмы «безопасности атомной энергетики».

  2. Авария на Фукусиме выявила глубокие системные проблемы отрасли и неспособность ответственных за регулирование вопросов безопасности в атомной энергетике государственных институтов защитить людей от возможных катастроф.

Конец парадигмы «безопасности атомной энергетики»

Почему мы вообще говорим о конце этой парадигмы?

После аварии на Фукусиме стало очевидно, что не существует понятия «ядерная безопасность». Есть риски атомной энергетики, риски аварии, присущие каждому реактору, опасность, которую мы не можем спрогнозировать и последствия ошибок, которые мы не способны предотвратить. В любой момент на любом из существующих атомных реакторов комплекс технических неполадок, человеческих ошибок или стихийное бедствие могут привести к аналогичной трагедии.

Многочисленные системы защиты, установленные на АЭС Фукусима-1, которые должны были предотвратить попадание радиации в атмосферу, одна за другой оказывались неэффективными. Не прошло и 24-х часов после отключения систем охлаждения на первом реакторе Фукусимы, как разрушительный взрыв водорода уничтожил внешние барьеры реактора.

Но сторонники атомной индустрии продолжали утверждать, что вероятность крупной аварии, сравнимой по масштабам с Фукусимой, ничтожно мала. В мире в эксплуатации находятся порядка 400 атомных реакторов с общей вероятностью расплавления активной зоны на одном из них один раз в 250 лет. Как показывает опыт, эти расчеты неверны. На самом деле, наблюдаемая частота гораздо выше: одна крупная авария происходит в мире примерно раз в десятилетие.

Один из принципов современной науки состоит в том, что если наблюдения не соответствуют заранее сделанным прогнозам, то и модели расчета, и теорию следует пересмотреть. Тем не менее, атомная промышленность продолжает полагаться на старые модели прогнозирования рисков, с тем, чтобы оправдать дальнейшую эксплуатацию атомных реакторов, как в Японии, так и по всему миру.

Данный доклад раскрывает системные ошибки в секторе атомной энергетики, особое внимание уделяя следующим вопросам:


  • план ликвидации последствий аварии и эвакуации населения;

  • компенсация за нанесенный ущерб;

  • руководство ядерной отраслью.

Права человека

Во введении к докладу Тесса-Моррим Сузуки, профессор истории Японии Азиатско-Тихоокеанского колледжа при Австралийском национальном университете, член Международного Совета по вопросам политики в области прав человека (International Council on Human Rights Policy – ICHRP), обращает внимание читателя на проблемы соблюдения прав человека, возникшие в связи с трагедией на Фукусиме, не только в самой Японии, но и во всем мире.

Из ее доклада становится очевидно, что причиной ошибок в работе и управлении атомной энергетикой Японии были вовсе не «скрытые» недочеты системы. Напротив, ответственные лица отлично знали о проблемах на протяжении десятилетий. Всех их неоднократно предупреждали об этих проблемах, им предоставляли сведения о существующей угрозе.

Провал плана ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций

Автор первой части доклада – профессор Дэвид Бойли, глава французской неправительственной организации ACRO – объясняет, почему в Японии, одной из самых опытных и технически оснащенных стран, не сработал план действий при возникновении чрезвычайной ситуации на ядерном объекте. Японские власти не были готовы к эвакуации. В результате воздействию радиации подверглось неоправданно большое количество людей.

Более того, когда ситуация была критической, вместо того, чтобы сообщать людям о способах эвакуации и средствах защиты, правительство Японии неоднократно заверяло, что опасности радиационного заражения нет. Например, 12 марта 2011 года Генеральный секретарь кабинета министров уверял граждан, что утечки большого количества радиоактивных веществ из реактора не будет, и что люди, проживающие за пределами двадцатикилометрового радиуса, ничем не рискуют. Через две недели после этого заявления правительство попросило всех граждан проживающих в радиусе 20-30 километров от станции добровольно эвакуироваться. В конце апреля правительство расширило зону эвакуации до 50 километров. Летом правительство вновь попросило эвакуироваться людей из двадцатикилометровой зоны.

В опубликованных позже правительственных докладах содержалась информация о том, что в случае развития событий по наихудшему (возможному) сценарию, в зону эвакуации попали бы Токио и другие населенные пункты в радиусе 250 километров от эпицентра трагедии. Очевидно, что план, основанный на эвакуации людей из зоны диаметром всего в несколько километров, оказался недостаточным в случае серьезной аварии на атомной электростанции.

В ситуации, когда необходимо было принимать моментальные решения для урегулирования сложившейся ситуации, почему-то случались недоразумения с программой моделирования направления распространения радиации. Информация о возможных вариантах распространения радиоактивного облака вовремя не была предоставлена премьер-министру Японии Наото Кану. В результате людей иногда эвакуировали в районы не с меньшим, а большим уровнем радиационного загрязнения. Так, программа рассчитала, что одна из школ окажется на пути распространения радиоактивного шлейфа. Но, тем не менее, школа была использована под центр для временной эвакуации жителей района. Тысячи людей на протяжении нескольких дней оставались на территории, сильно загрязненной радионуклидами.

Эвакуация людей с ограниченными физическими возможностями также была провалена. В одном из госпиталей и доме для престарелых 45 пациентов из 440 погибли после того, как персонал сбежал, испугавшись радиации. В другом аналогичном случае более 90 пожилых людей остались без опеки врачей. Больницы в префектуре Фукусима приостановили свою работу только потому, что сотни врачей и медсестер уволились и бежали, спасаясь от радиации.

Авария на Фукусиме показала, что не работает и один из ключевых принципов борьбы с радиацией – не выходить из дома. Пребывание в закрытом помещении может помочь на короткий период времени, но не на десять дней – срок, который оказался необходимым для того, чтобы угроза облучения миновала. (Во время Чернобыльской катастрофы сильнейшие выбросы радиации продолжались на протяжении почти 2-х недель). Там, где люди оставались в своих домах продолжительное время, заканчивались еда и горючее, необходимое для эвакуации. Социальные работники, водители, врачи, пожарные – все оказались не готовы к работе в условиях радиационной опасности.

После аварии начались другие проблемы. Японские власти оказались не в состоянии предсказать масштабы загрязнения продуктов питания, сельскохозяйственных культур и почвы. Правительственных программ мониторинга уровня радиации недостаточно, это приводит к скандалам, которые лишь усиливают недоверие в обществе и лишают местных фермеров и рыбаков средств к существованию. Программы по обеззараживанию пострадавших территорий также вызывают множество вопросов касательно их эффективности, стоимости и отсутствия негативных побочных эффектов.



Недостаток ответственности

Вторая глава, написанная Дэвидом МакНэйлом (David McNeill), корреспондентом The Independent, Irish Times и японского издания The Chronicle of Higher Education, исследует самые трагичные последствия аварии на Фукусиме – человеческие жертвы. Более 150 тысяч человек были эвакуированы. Они потеряли почти все, а теперь им отказывают в компенсациях и финансовой помощи, необходимой, чтобы они смогли вернуться к нормальной жизни.

В большинстве стран ответственность компаний-операторов АЭС ограничивается весьма небольшими выплатами в случае чрезвычайной ситуации. Такое положение вещей позволяет им фактически избежать ответственности за возможный инцидент. Японское законодательство не предусматривает ограничений финансовой ответственности компании-оператора АЭС (в данном случае – компании TEPCO) перед пострадавшей стороной. Однако в законах нет детального руководства касательно процедур и сроков выплат. В законах ничего не говорится и о том, кто может рассчитывать на денежную компенсацию, а кто нет. Таким образом, возникает масса возможностей интерпретации правил.

До сих пор компании TEPCO удается избежать ответственности за нанесенный ущерб, ее представители не торопятся выплатить финансовые компенсации ни людям, ни предприятиям, которые пострадали из-за аварии на Фукусиме. Существующая схема компенсации исключает десятки тысяч людей, которые добровольно покинули свои дома. Некоторым пострадавшим были предложены единовременные выплаты в размере всего лишь 1043 долларов США. Адвокаты TEPCO настаивают на том, что финансовая ответственность за обеззараживание пострадавших территорий должна лечь на плечи собственников этих земель, а не на компанию.

Люди потеряли своих родственников, жилье, соседей, работу. В связи с этим траты многих семей возросли вдвое. Однако первая часть единовременных выплат пострадавшим в большинстве случаев ограничилась символической суммой в 13045 долларов США. Да и эти деньги люди получили лишь спустя несколько месяцев после переселения. Через шесть месяцев адвокаты ТЕРСО раздали семьям, претендующим на крупные выплаты, 60-страничные анкеты и 150-страничную инструкцию. Многие люди так и не сумели разобраться во всех юридических тонкостях этих документов и сдались, попросту решив забыть все как страшный сон и начать с чистого листа.

Важно отметить, что японское законодательство требует обязательной страховки компании ТЕРСО на сумму $1,6 млрд. Это означает, что если у компании возникнут неизбежные финансовые трудности и/или будет запущена процедура банкротства, то компании не придется выплачивать ничего сверх оговоренной в страховке суммы. На сегодняшний день компания ТЕРСО выплатила пострадавшим компенсации на сумму 3,81 млрд долларов США. Приблизительные подсчеты сумм ущерба составляют от 75 млрд до 260 млрд долларов США. По прогнозам специалистов, полная стоимость аварии на Фукусиме, включая выведение из эксплуатации шести реакторов, колеблется в пределах от 500 до 650 млрд долларов. Уже сейчас очевидно, что рано или поздно правительству придется вмешаться, чтобы спасти ТЕРСО. И большая часть выплат за нанесенный ущерб ляжет на плечи налогоплательщиков.

Поразительно насколько атомная индустрия преуспела в создании законодательной системы, при которой она может зарабатывать огромные деньги, а в случае экстренной ситуации бремя финансовых трат ложится на пострадавших граждан.

Системные сбои

Третья глава, автором которой является Арни Гундерсон – инженер-ядерщик с 39-летним стажем, специалист по вопросам вывода из эксплуатации атомных энергоблоков (имеющий допуск работы по управлению ядерным реактором), эксперт ассоциации Fairewinds, исследует вопрос, как такие аварии вообще возможны. Оказывается, между ТЕРСО и государственными учреждениями, отвечающими за безопасность граждан, существовали «отношения дозволенного обмана». Суть этих «отношений» состоит в том, что у компаний-операторов АЭС есть сильные рычаги давления на правительство в вопросах регулирования атомной индустрии, что позволяет им влиять на принятие выгодных им законов.

Например, даже когда проблемы, слабости и скандалы внутри ТЕРСО всплыли на поверхность, регулирующие организации не сделали ничего, что бы могло предотвратить повторение подобных инцидентов. В отдельных случаях, когда наблюдающие инстанции добивались внесения определенных изменений, допускались отсрочки выполнения требований на годы. Именно такой подход к делу и оказался фатальным в 2011 году.

Именно системные сбои общественных институтов в Японии привели к аварии на Фукусиме. Риски от землетрясений и цунами были известны задолго до трагедии. Компании-операторы АЭС и чиновники так долго уверяли народ в том, что реакторы выдержат любое стихийное бедствие, что сами поверили в это. Тесные взаимовыгодные связи между атомными компаниями и чиновниками, регулирующими их деятельность, в результате привели к катастрофе на Фукусиме.

Симптоматично, что первое, о чем стали беспокоиться многие чиновники и ответственные лица, – это «вернуть доверие общественности к атомной энергетике», а вовсе не разрешить проблему и помочь пострадавшим. Ровно также вели себя и представители МАГАТЭ, которые не смогли правильно расставить приоритеты и в момент аварии больше заботились о политических интересах японского правительства и собственных – в области продвижения атомной энергетики. После последней экспертизы МАГАТЭ на японских АЭС в 2007 и 2008 годах представители этой международной организации неоднократно заявляли, что органы контролирующие эксплуатацию атомных электростанций в Японии, работают превосходно и что японские АЭС готовы к любым катаклизмам.

Уроки Фукусимы

Системные сбои, свидетелями которых мы стали во время аварии на Фукусиме – это предупреждение всему миру. Подобные ошибки лежат в основе аварий на АЭС на Три-Майл-Айланд и в Чернобыле. Вообще аварии на Фукусиме и Чернобыльской АЭС имеют много общего: сравнимые объемы выброшенной радиации, количество эвакуированных людей, долгосрочное заражение обширных территорий вблизи АЭС. Главные причины обеих аварий тоже похожи: те, кто должен отвечать за безопасность атомной энергетики, систематически игнорировали существующие риски, ставили политическую и финансовую выгоду выше безопасности людей.

Правительство, чиновники, представители ядерной индустрии неоднократно заявляли, что учатся на ошибках прошлого. Тем не менее, раз за разом практика показывает обратное. Почему мы должны верить, что трагедии подобной аварии на Фукусиме больше не случится? Насколько можно доверять заверениям о безопасности, которые раздает МАГАТЭ?

У нас все еще есть выбор. Разнообразные безопасные и доступные источники энергииготовы прийти на смену опасной атомной энергетике. Установленная мощность ветровых и солнечных электростанций, построенных за период с 2008 по 2012 годы, в 26 раз превышает мощность введенных за тот же период АЭС. Отрадно, что эта тенденция набирает обороты, и возобновляемые источники энергии имеют все шансы в скором времени заменить опасную и грязную атомную энергетику.



«Для того, чтобы технология была успешной, необходимо, чтобы реальное положение вещей было важнее политических выгод т.к. природу нельзя обмануть». Эти слова были сказаны одним из ведущих физиков прошлого столетия, лауреатом Нобелевской Премии Ричардом Фенманом. В 1987 году он написал отчет для комиссии, ответственной за расследование аварии на шаттле Челленджер. Мысли, высказанные в его докладе, поразительным образом перекликаются с обсуждаемой нами темой. В докладе говорится об огромной пропасти, которая лежит между предсказаниями официальных лиц, сделанными под давлением целого ряда социо-экономических факторов и реальными расчетами ученых. Фенман отмечает, что если на протяжении длительного периода времени не происходит значительных происшествий, чиновники идут на большие риски и понижают стандарты безопасности. Помимо прочего автор также отмечает, что использование альтернативных технологий может изменить ситуацию к лучшему.

Потребовалось 2 катастрофы шаттлов, повлекших за собой человеческие жертвы, для того, чтобы постепенно свернуть программы их использования. Менее года назад мы пережили вторую крупнейшую аварию на АЭС в истории человечества. Наша задача – сделать все от нас зависящее, чтобы перейти на безопасные, доступные и возобновляемые источники энергии. Если взяться за дело сейчас, то все существующие в мире реакторы могут быть закрыты, без ущерба для экономики, в течение 20 лет.



Но пока этого не случилось, нам следует сделать главный вывод из трагедии на Фукусиме – атомная энергия не может быть безопасной. Если даже еще одной подобной катастрофе суждено случится, мы должны приложить усилия, чтобы люди, которых она коснётся, были лучше защищены. Для этого нужно возложить на атомную энергетику и регулирующие органы полную ответственность за последствия катастроф. Атомная энергетика должна находиться под постоянным общественным контролем и быть абсолютно открытой.

Главной же задачей должен стать постепенный, но скорый отказ от использования атомной энергии на планете в целом.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница