Доклад обзор национальной системы высшего образования




страница1/4
Дата08.06.2016
Размер0.68 Mb.
  1   2   3   4
Готовность высшего образования Беларуси к включению в ЕПВО (Европейское пространство высшего образования).

Альтернативный доклад

1. ОБЗОР НАЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

1. Пожалуйста, опишите национальную систему высшего образования, включая

а) основные нормативные документы б) механизмы управления системой (основные органы управления, их компетенции и взаимодействие) в) институциональную структуру, лежащую в основе национальной системы высшего образования (количество и типы учреждений, число студентов и структура академического персонала).

2. Пожалуйста, дайте описание стратегий, которые осуществляются в настоящее время в вашей стране в области высшего образования.

3. Какие партнерские отношения лежат в основе системы? Есть ли специфика в вашей

национальной системе высшего образования, которая нуждается в (дополнительном)

освещении?

4. Каковы основные проблемы, с которыми сталкивается национальная система высшего образования вашей страны?

5. Почему ваша страна желает присоединиться к ЕПВО?
С 1 сентября 2011 года правовое регулирование в системе высшего образования Беларуси осуществляется на основе Кодекса Республики Беларусь об образовании. Этот нормативный акт стал итогом кодификации того законодательства, которое легализировало печальную практику самоизоляции беларуского высшего образования от европейских процессов реформирования высшей школы.

Сегодня наша система высшего образования дальше от Европы, чем даже в 2004 году. Когда в начале двухтысячных была предпринята первая попытка включения Беларуси в Болонский процесс, под эту политику разрабатывалась соответствующая правовая база. В 2002 году удалось законодательно закрепить возможность перехода на болонскую модель «бакалавр – магистр» в новой редакции закона «Об образовании в Республике Беларусь». В этот период в Беларуси принимаются важные нормативные акты, способствующие интернационализации высшей школы: «Положение о ступенях высшего образования», утвержденное Постановлением Совета Министров Беларуси в 2002 году, Постановление Совета Министров №605 «Об утверждении концепции внедрения двухступенчатой системы подготовки специалистов с высшим образованием», опубликованное в мае 2004 года. Беларусь присоединяется к Лиссабонской конвенции о признании квалификаций, относящихся к высшему образованию. Палата представителей беларуского парламента 29 июня 2004 года одобрила в первом чтении Закон о высшем образовании, в котором закреплялись новые подходы к архитектуре высшего образования и хотя бы в минимальной степени обеспечивались фундаментальные для европейской традиции принципы университетской автономии и академической свободы. Начался эксперимент по переходу на Болонскую модель.

В 2004 году процессу сближения с Европой был противопоставлен процесс самоизоляции беларуского высшего образования. Это стало ответом на растущую оппозиционность студенчества, причиной которой было объявлено западное влияние. Процессы интернационализации и либерализации резко обрываются вместе с закрытием ряда учебных заведений, среди которых оказался и Европейский гуманитарный университет (ЕГУ), игравший важную роль в продвижении болонской модели в Беларуси. ЕГУ вынужден был переместиться в Литву, став, по-видимому, единственным университетом в изгнании в мирное время. По требованию президента был возвращен на доработку уже одобренный в первом чтении Закон о высшем образовании. А.Лукашенко заявил о возвращении к советской модели высшего образования. Свое законодательное закрепление эта политика нашла в Законе о высшем образовании, принятом 11 июля 2007 года, из текста которого, помимо других важных для процесса интернационализации высшего образования статей, были исключены статьи об академической свободе и университетской автономии. Кодекс об образовании, вступивший с силу в 2011 году, лишь продолжает эту линию.

Сама философия Образовательного кодекса не находится в русле европейских традиций образования. Авторы этого юридического документа заявили о претензиях на создание беларуской версии образовательного права. Но их постигла закономерная неудача по той же причине, по которой не могло существовать этой отрасли права в СССР. Как и в советское время, в Образовательном кодексе нет даже попытки вывести образование из сферы административно- властных отношений и перейти к признанию автономного, независимого статуса субъектов образовательного процесса. Авторы Образовательного кодекса и законодатель не только не имели намерения освобождать беларуское образование от государственного диктата, но скорее хотели бы избавиться от последних проявлений автономии участников образовательного процесса.

В Образовательном кодексе отсутствуют даже такие термины, как институциональная автономия и академическая свобода. Сравнивая беларускую версию статей об основах образовательной политики в этом кодексе с модельным кодексом, рекомендованным для СНГ в 1998 году, мы обнаружим, что беларуский законодатель решил избавиться от важнейшего достижения демократии – автономности образовательных учреждений и академических свобод. Причем потребность как можно скорее избавиться от этих императивов была так сильна, что, не дожидаясь, пока будет принят Образовательный кодекс, Палата представителей в ноябре 2009 года поспешила исключить из Закона об образовании 34 статью, которая была посвящена академическим свободам и университетской автономии. Этому закону, единственному правовому акту, в котором еще сохранялась ссылка на эти академические ценности, оставалось жить немногим более двух лет, да и слова о свободе никак не мешали произволу и репрессиям в вузах. Но поспешность, с какой власти искореняли последнее упоминание о фундаментальных ценностях академической культуры, выдает принципиальную несовместимость стратегии развития беларуского образования с европейской политикой строительства единого пространства высшего образования.

Раздел Образовательного кодекса, посвященный высшему образованию, лишает университетское сообщество каких-либо инструментов влияния на процесс управления вузом и демонстрирует приверженность законодателя к превращению университетов в структуры государственного аппарата. Ректоры, которым принадлежит вся полнота власти в вузе и которые по закону являются руководителями советов вузов, не выбираются советом университета или попечительским советом и не подотчетны академическому сообществу. Они назначаются на должность и освобождаются от нее президентом (в государственных вузах) или министром образования (в частных вузах). Но и самому ректору закон не гарантирует никакой защиты от произвола его начальства.

Отсутствие реальной университетской автономии облегчает инструментализацию вузов для политических целей, в том числе для целей преследования оппонентов власти и инакомыслящих. В этом плане реальное положение беларуских вузов вступает в явное противоречие с фундаментальными принципами Великой хартии европейских университетов. Magna Charta Universitatum, принятая в Болонье в 1988 году, ясно и недвусмысленно требует для университетов моральной и интеллектуальной независимости по отношению к любой политической и экономической власти. Это одна из принципиальных ценностей Болонского процесса, приверженности которой ожидают и от беларуских университетов. Однако наше высшее образование демонстрирует полное пренебрежение европейскими академическими императивами.

Закрепленный в Статье 2 Образовательного кодекса запрет на деятельность в учреждениях образования политических партий и иных общественных объединений, преследующих политические цели, в действительности означает реальную монополию провластных политических организаций: Белорусского республиканского союза молодежи (БРСМ) и Республиканского общественного объединения Белая Русь. БРСМ, копирующий советский комсомол, финансируется государством, практикует принудительное рекрутирование своих членов и претендует на полный контроль студенческой жизни. Нельзя признать соответствующей нормам университетской демократии ситуацию, когда Республиканский студенческий совет, который претендует на роль национального союза студентов, представляет собой подразделение БРСМ и объединяет только его первичные организации. РОО Белая Русь, находящаяся в состоянии преобразования в пропрезидентскую политическую партию, продолжает беспрепятственно действовать в вузах и обеспечивать массовость за счет административного принуждения педагогических работников к вступлению в эту организацию. Как правило, проректоры вузов возглавляют организации РОО Белая Русь в своих учебных заведениях.

Правозащитниками отмечается немало случаев, когда преподавателей, состоящих в оппозиционных партиях или в независимых НГО, под страхом увольнения принуждают к выходу из этих организаций. Преподавателей преследуют в их вузах за участие в акциях протеста против власти, публикации в независимых СМИ или участие в работе независимых общественных организаций.

Кодекс об Образовании, вступивший в силу с 1 сентября 2011 года, открывает новые возможности для преследования оппонентов режима и активистов НГО. Статья 51 вводит перечень ограничений для занятий преподавательской деятельностью, поражающий своей избыточностью. Можно понять желание оградить учащихся от жестокости и насилия со стороны педагогов с криминальными наклонностями. Но почему запрет на профессию должен распространяться не только на тех, кто лишен права заниматься преподавательской деятельностью по решению суда, но и на всех граждан, имеющих судимость? В условиях, когда даже принадлежность к незарегистрированной организации грозит ее членам уголовным преследованием по статье 193.1 Уголовного кодекса Беларуси, попасть в число тех, кому запрещено преподавать, легко могут активисты общественных организаций и инициатив, которым власти систематически отказывают в регистрации.

Характерной для высшего образования Беларуси остаётся практика административного давления со стороны руководства вузов в отношении тех студентов, которые участвуют в мирных акциях протеста, а также тех, кто является членом негосударственных молодёжных организаций, независимых студенческих союзов и других ассоциаций. Наиболее распространённым проявлением такого давления являются отчисления из вузов студентов, каким-либо образом проявляющих несанкционированную властью политическую или общественную активность. По информации правозащитных организаций, число студентов, обратившихся к белорусским правозащитникам с жалобами на угрозы отчисления только после событий 19 декабря 2010 г., когда властями был разогнан митинг протестующих против фальсификации выборов Президента, составило не менее 70 человек, большинство из которых отбыли административные аресты за участие в этих событиях. Всего же в течение года после событий декабря 2010 г. по политическим мотивам из вузов Беларуси было отчислено не менее 40 студентов и аспирантов, многие из которых решили продолжить образование в Польше по Программе им. К.Калиновского. Всего же в 2011 году на эту Программу, предназначенную для репрессированной белорусской молодёжи, было принято 149 человек. По причине такого преследования студентов пять ректоров беларуских вузов были включены в список лиц, которым запрещен въезд в страны ЕС.

Характерным примером политической инструментализации властью высшей школы является принуждение студентов к досрочному голосованию на выборах Президента. Платформа гражданского мониторинга за выборами, независимая пресса с 13 по 19 декабря 2010 года фиксировали многочисленные случаи принуждения к досрочному голосованию практически во всех беларуских вузах. Администрация высших учебных заведений под угрозой отчисления, лишения стипендий или места в общежитии требовала от студентов либо досрочно проголосовать, либо расписаться за получение бюллетеня для голосования. Такая практика широко использовалась и раньше. Однако надо отметить, что участие академического персонала и администрации вузов в политических репрессиях против оппонентов власти и инакомыслящих во многих случаях обусловлено их незащищенностью от административного произвола, отсутствием гарантий академической свободы и университетской автономии. Изменить существующее положение невозможно без существенного обновления Образовательного кодекса. В системе высшего образования должно быть обеспечено реальное общественное участие в управлении высшими учебными заведениями. Необходимой предпосылкой для начала вывода беларуских вузов из поля административно-властных отношений и освобождения их от бремени политической инструментализации в интересах власти мог бы стать процесс усиления реальной институциональной автономии и, в частности, восстановление выборности ректоров и их подотчетности академическому сообществу.

Вопреки постоянным заявлением власти о приоритетности развития образования в Беларуси, эта сфера является жертвой образовательной политики, направленной на минимизацию государственных расходов. В высшей школе стратегия перекладывания расходов по финансированию образования на население носит открытый характер. В значительной степени за счет платного образования удалось увеличить число студентов в Беларуси со 189 тыс. в 1989-90 учебном году до 442,9 тыс. в этом учебном году. В настоящее время уже 2/3 студентов должны платить за свое образование. Число студентов, обучающихся за счет бюджета, составляет 149 тыс., что заметно меньше, чем их было в конце советской эпохи, когда 189 тыс. студентов обучались бесплатно. При этом в нарушение конституционных принципов равенства форм собственности частные вузы дискриминируются, а их численность постоянно сокращается. С середины 90-х годов количество частных вузов уменьшилось более чем в два раза – с 22 до 10. Наращивание платного образования идет за счет сокращения доли бесплатного в государственных вузах. Изношенная материальная база, низкие зарплаты преподавателей, готовность жертвовать качеством образования ради привлечения любых внебюджетных средств – все это цена выживания вузов в условиях государственной экономии на высшей школе. При всем этом беларуские власти, снимая с себя ответственность за финансовую поддержку высшего образования, не желают отказываться от тотального контроля высшей школы и лишь усиливают централизацию и бюрократизацию управления высшим образованием. Такая политика очевидно противоречит ключевым принципам европейской повестки дня 2020 на новое десятилетие Болонского процесса, утвержденной в 2009 году. На своем саммите в Бельгии в 2009 году министры образования подтвердили, что государственное финансирование должно оставаться главным общественным приоритетом. Вместе с тем, требование финансовой траспарентности и ответственности вузов за использование средств не должно угрожать автономии университетов.

Заявленное беларускими властями намерение присоединиться к Болонскому процессу во многом мотивировано экономическими соображениями. Помимо глубокого системного экономического кризиса в стране, финансовое положение системы образования заметно осложняется тем, что Беларусь вступила в период долговременного сокращения численности населения, которое особенно сильно будет сказываться во втором - третьем десятилетиях этого века. Беларуское министерство образования имеет планы нейтрализовать некоторые негативные последствия демографической ситуации за счет наращивания импорта иностранных студентов. Для привлечения иностранных студентов минобр намерен без проведения реальных реформ создать видимость вступления Беларуси в Болонский процесс. Именно на таких условиях руководители отрасли получили согласие главы государства на подписание Болонской декларации. При этом власти убеждены, что вступление в Европейское пространство высшего образования не потребует ни существенного изменения структуры, ни содержания, ни идеологии образовательного процесса. Минобр считает, что подписание Болонской декларации не требует от Беларуси соблюдения всех принципов ЕПВО, поскольку, по мнению беларуского МИДа, декларация не создает международно-правовых обязательств для беларуской стороны http://edubelarus.info/uploads/ehea/Student_BP.pdf . Отсутствие каких-либо санкций или процедуры исключения из ЕПВО за нарушение обязательств позволяет беларускому министерству образования не обращать внимания на принципиальные расхождения беларуской модели высшего образования с целями, ценностями и основными направлениями политики ЕПВО. В лучшем случае беларуские власти готовы пойти на реформирование некоторых структурных или технических аспектов обучения, но не намерены пока перестраивать систему управления высшим образованием, расширять институциональную автономию, развивать академическую свободу и доступ студентов, работодателей, других социальных партнеров к управлению вузом. По мнению Минобра, косметические изменения в системе высшего образования вполне достаточны для приема в ЕПВО. Мы убеждены, что такой подход к вступлению в Болонский процесс не приведет к успеху. Он не позволит убедить партнеров по ЕПВО в том, что беларуское образование уже определилось с европейской стратегией развития высшей школы. Но, с другой стороны, и для самой системы высшего образования Беларуси отсутствие реальных реформ чревато дальнейшим углублением кризиса и все большей утратой способности адекватно реагировать на вызовы современной жизни. Однако не только власть, но и вузовское сообщество в нашей стране еще не готово консолидироваться на основе европейских академических ценностей.

Беларуское академическое сообщество связывает со вступлением в Болонский процесс, прежде всего, надежды на расширение доступа к финансовым ресурсам для поддержки научных проектов и большие масштабы академической мобильности. К сожалению, ни в обществе, ни у руководителей станы нет ясного понимания того, что присоединение к Болонскому процессу состоит не только в гармонизации стандартов и архитектуры образования или академической мобильности. Пока еще нет осознания того, в какой степени присоединение к ЕПВО означает возможность совместными усилиями найти ответ на потребность в новом качестве массового высшего образования для постиндустриальной эпохи. И что такой ответ неразрывно связан с развитием европейских ценностей университетской автономии и интеллектуальной свободы.

II.СТРУКТУРНЫЕ РЕФОРМЫ

Европейское пространство высшего образования (именно это название пришло в 2010 году на смену названию Болонский процесс) опирается на три главных компонента: структура образовательных уровней/ рамки квалификации, гарантия качества и признание квалификаций. Данная глава касается именно этих компонентов.

П.1. Структуры степеней / Рамки квалификаций / Возможность трудоустройства

Структура образовательных уровней / Рамки квалификации / Способность к трудоустройству

А. Пожалуйста, опишите структуру образовательных уровней/квалификационные рамки Вашей страны. Особое внимание уделите описанию того, каким образом это относится к общей рамке квалификаций Европейского пространства высшего образования (ЕПВО), которая была принята министрами в 2005 году, а также к более широким процедурам и планам самостоятельной сертификации вашей национальной рамки квалификации в сравнении с квалификационной рамкой Европейского пространства высшего образования. Описание должно выделить программы, которые являются исключением из трехуровневой системы, если такие существуют, и описать их место в системе высшего образования, а также показать пропорцию студентов, которые учатся на этих программах.

Страны Единого пространства высшего образования вводят трехуровневую систему высшего образования: первая ступень, во многих странах называемая бакалавриатом (3-4 года), вторая ступень, часто называемая магистратурой (1-2 года) и третья ступень, как правило, называемая докторантурой (3-4 года). С дипломом бакалавра выпускники должны иметь возможность устроиться на работу. Чтобы получить работу на более высоком уровне, нужно углублять знания на уровне магистратуры. А те выпускники, которые хотят заниматься научными исследованиями, продолжают образование в докторантуре.

Такая система позволяет, во-первых, раньше выйти на рынок труда тем из выпускников бакалавриата, которые получили достаточно знаний и умений для работы на тех должностях, которые они для себя выбрали. Во-вторых, студенты могут лучше сориентироваться с выбором будущей профессии: если человек не уверен в том, чем он хочет заниматься в будущем, он может поступить на бакалаврскую программу со сравнительно общим образованием, а к завершению учебы на этом уровне, когда появятся профессиональные планы и интересы, выбор магистратуры будет делаться с их учётом. При этом магистерскую программу можно выбирать не только в своём вузе.

В Беларуси искуственно создана двухступенчатая система высшего образования. Ступень, которая в течение длительного периода времени была единственной ступенью высшего образования, названа первой ступенью. Образование на первой ступени студенты получают от 4 до 6 лет в зависимости от сложности специальности. Второй ступенью назван уровень белорусской магистратуры, который перед вступлением в силу Кодекса об образовании 2011 года исполнял функцию первой ступени научной подготовки. Кодекс предусмотрел также профессиональный профиль магистратуры, однако квалификации, получаемые на этой ступени, не определены. Фактически существующая в Беларуси система ступеней образования искусственно подогнана к европейской структуре, не учитывая дифференциацию компетенций, принятую за основу Дублинских дескрипторов (Dublin Descriptors).

Первая, вторая и третья ступень, созданные в Болонском процессе, – ключевые элементы рамочного описания квалификаций для стран-участников. Эти рамочные описания можно легко понять, если обратиться к Дублинским дескрипторам, разработанным европейскими экспертами и получившим международное признание. Описания эти намеренно общие, что позволяет не только использовать их для широкого спектра дисциплин, но и учитывать особенности систем образования в разных странах. Эти описания показывают разницу в квалификациях каждой из трех ступеней. Кроме трех основных ступеней, Дублинские дескрипторы включают также дополнительный уровень, так называемый короткий цикл. Короткий цикл – это своего рода начальная часть первой ступени высшего образования (бакалавриата), которая короче по продолжительности и скромнее по уровню полученных выпускником такого цикла квалификациям. Тем не менее такой короткий цикл позволяет получать образование на уровне высшей школы студентам, не имеющим достаточных способностей либо не заинтересованным в получении высшего образования на полной первой ступени. Кроме того, короткий цикл часто помогает при создании совместных программ учреждениями среднего и высшего образования.

Описания квалификаций обычно создаются как общие формулировки типичных достижений студентов, которые получили квалификацию во время успешного завершения определенного уровня.



ДУБЛИНСКИЕ ДЕСКРИПТОРЫ ВЫСШЕГО ОБЬРАЗОВАНИЯ

КОРОТКИЙ ЦИКЛ

(часть первого цикла либо связанный с первым циклом)



ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ

ВТОРОЙ УРОВЕНЬ

ТРЕТИЙ УРОВЕНЬ

Квалификации, которые подтверждают окончание короткого цикла, присваиваются студентам, которые:

  • демонстрируют знания и понимание изучаемой области на уровне высшем, чем общее среднее образование и как правило основываясь на учебниках высшего уровня; такие знания дают основы профессии или занятия, персонального развития, и другие знания, необходимые для окончания первого уровня высшего образования;

  • могут применять свои знания и понимание в профессиональной среде;

  • умеют искать и использовать информацию, формулировать решения четко определенных конкретных или абстрактных проблем;

  • могут обсуждать свое видение проблемы, свои способности и деятельность с коллегами, руководителями и клиентами;

  • умеют учиться, получать дополнительные знания с определенной степенью самостоятельностьи.

Квалификации, которые подтверждают окончание первого цикла, присваиваются студентам, которые:

  • демонстрируют знания и понимание изучаемой области на уровне высшем, чем общее среднее образование, основываясь на учебниках высшего уровня, включая некоторые аспекты, являющиеся наиболее важными и новыми в изучаемой области знаний;

  • могут применить свои знания и понимание таким образом, который демонстрирует профессиональный подход к их занятию или профессии, и имеют компетенции, обычно проявляющиеся в выдвижении аргументов и доказательств и решении проблем в изучаемой области;

  • умеют собирать и интерпретировать важную информацию (как правило, в изучаемой области) для вынесения суждений, которые учитывают также значимые социальные, научные и этические вопросы;

  • умеют представить информацию, идеи, проблемы и решения как специалистам, так и неспециалистами в изучаемой области;

  • имеют развитые умения учиться, необходимые для получения дальнейшего образования с большой долей самостоятельности.

Квалификации, которые подтверждают окончание второго цикла, присваиваются студентам, которые:

- демонстрируют знания и понимание, которые являются более глубокими и/или широкими, чем те, которые обычно ассоциируются с первым циклом, и которые являются основой для оригинальности в разработке и/или применении идей, часто в исследовательском контексте;

- могут применять свои знания, понимание и умение решать проблемы в новых, незнакомых обстоятельствах в более широком (или мультидисциплинарном) контексте, связанным с изучаемой областью;

- умеют интегрировать знания и справляться со сложностями и выносить суждения на основе неполной или ограниченной информации, учитывать значимые вопросы социальной и этической ответственности, связанные с применением их знаний и суждений;

- умеют передать свои выводы, знания и рационально обоснованные тезисы как специалистам, так и неспециалистам четко и и непротиворечиво;

- обладают умением учиться, позволяющим продолжать образование в основном самостоятельно и автономно.



Квалификации, которые подтверждают окончание третьего цикла, присваиваются студентам, которые:

  • демонстрируют системное понимание изучаемой области и превосходные умения и методы исследований в данной области;

  • демонстрируют умения понимать, разрабатывать, внедрять и вести научный процесс с честностью, свойственной ученым;

  • вносят вклад благодаря оригинальным исследованиям, которые расширяют границы знания и оражены в публикациях, которые рецензируются в стране или за рубежом;

  • способны к критическому анализу, оценке и созданию новых и комплексных идей;

  • могут обсуждать со своими коллегами, а также с более широким национальным сообществом и обществом в целом вопросы своей экспертной области;

  • способны содействовать в рамках академических и профессиональных контекстов технологическому, социальньному и культурному развитию в интересах формирования общества, основанного на знании.
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница