Доклад Московской Хельсинкской группы об уголовном преследовании председателя Межрегиональной общественной организации содействия возрождению российской провинции «Народная инициатива» Колмакова А. Ю. (г. Тамбов)




Скачать 189.48 Kb.
Дата09.04.2016
Размер189.48 Kb.
Доклад

Московской Хельсинкской группы

об уголовном преследовании председателя Межрегиональной общественной организации содействия возрождению российской провинции «Народная инициатива» Колмакова А.Ю. (г. Тамбов)
Аннотация

Данное расследование, проведенное в рамках проекта «Независимое расследование массовых нарушений прав человека в России», вызвано тем, что в МХГ обратились ряд общественных и политических организаций Тамбовской области в связи с уголовным преследованием председателя Межрегиональной общественной организации содействия возрождению российской провинции «Народная инициатива» Колмакова А.Ю. По их мнению, привлечение к уголовной ответственности Колмакова А.Ю. тесно связано с его активной общественной деятельностью1.

Данное дело не носит характер массового нарушения, тем не менее, принимая решение о проведении расследования, группа по общественному расследованию исходила из того, что в настоящее время участились случаи уголовного преследования общественных активистов, или входящих в предвыборную команду кандидатов в выборные органы власти различного уровня (федерального, регионального или местного), или сами являющиеся кандидатами2. Сходство подобных дел заключается в том, что все такие кандидаты находятся в оппозиции к действующей власти. Для проверки возможности наличия фактов «политической ангажированности» в такой категории дел и было взято дело Колмакова.

Доклад подготовлен координатором проекта Н. Таганкиной. Расследование по материалам уголовного дела Колмакова проводил эксперт МХГ, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы Чернов Р.П., который выезжал в г. Тамбов, встречался с осужденным Колмаковым, беседовал со свидетелями, изучал материалы уголовного дела.


Некоторые сведения о личности А.Ю. Колмакова

Согласно имеющимся данным Колмаков А.Ю. 1970 г.р. ранее не судим, с 2001 года является председателем МОО «Народная инициатива», аспирант Российской академии государственной службы при Президенте РФ, эксперт правительственных организаций США, председатель «Партии зеленых», имеет высшее образование социолога ТГУ им. Державина, владелец РМЦ «Русская реклама», координатор воспитательной работы в ВУЗЕ. Неоднократно награждался различными должностными лицами области, номинант грантов, возглавлял в различное время другие общественные организации.

По характеру деятельности занимался организацией выборов губернатора Бетина О.И., возглавлял региональное движение «МАЙ», провел практически все избирательные кампании в Тамбовской области, большинство успешно. Среди правозащитного сообщества, представителей гражданского общества пользуется заслуженным авторитетом и уважением.

В настоящее время Колмаков осужден к 5 годам 6 месяцам лишения свободы3 по ч. 2 ст. 142 (подделка подписей избирателей в поддержку выдвижения кандидата), ч. 4 ст. 150 (вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления организованной группой), ст. 313 через ст. 30 ч. 3 (попытка побега из-под стражи) УК РФ.


Коротко об организации «Народная инициатива»

МОО «Народная инициатива», лидером которой является А. Колмаков, одна из немногих общественных местных организаций, которая в течение всего своего срока существования выступала в защиту интересов населения. В 2003 году представители организации выступили с инициативой о проведении регионального референдума по вопросам о запрете ввоза отработанного ядерного топлива и введению должности Уполномоченного по правам человека в Тамбовской области. В этой инициативе им было отказано. В период своей деятельности организация «Народная инициатива» и лично А. Колмаков неоднократно подвергались давлению.


Обстоятельства происшедшего4

По версии обвинения (а теперь уже и согласно вступившему в законную силу приговору суда) указанные выше преступления А. Колмаков совершил во время предвыборной кампании по выборам Президента РФ в январе 2004 года. Он руководил сбором подписей в поддержку кандидатов на пост Президента РФ Рыбкина, Глазьева и Хакамады.

В январе 2004 г. в помещении школы № 7 г. Тамбова были обнаружены ученики, занимающиеся фальсификацией подписных листов. С самого начала во время допросов они говорили о том, что к участию в подделке подписей их привлек такой же школьник, и что ни один из них никогда не встречался с А. Колмаковым и никаких прямых или косвенных указаний от него на совершение этих действий они не получали. В последствие же все они написали заявления с просьбой привлечь к уголовной ответственности А. Колмакова и А. Толмачева. В отношении этих школьников в ходе предварительного следствия уголовные дела были прекращены за деятельным раскаиванием. В ходе судебного разбирательства, по свидетельству лиц, присутствующих в зале суда, на вопрос, заданный школьникам, проходящим свидетелями по делу: «Что (или кто) побудило Вас написать заявление с просьбой привлечь к уголовной ответственности А. Колмакова, хотя он, по вашим же словам, никогда вас ни о чем не просил, никаких денег вам не передавал?», - все они «впадали в ступор» и не могли произнести ни единого слова.

Таким образом, обвинение А. Колмакова в вовлечении несовершеннолетних в совершение преступления, и тем более, организованной группой, по мнению общественных и политических организаций г. Тамбова, обратившихся в МХГ, ничем не подтверждено, поскольку квалификация деяния согласно ст. 150 УК РФ предполагает совершение активных действий по вовлечению несовершеннолетних путем обещаний, обмана, угроз или иным способом.

Более того, в штабе А. Колмакова понимали, что в ходе любой избирательной кампании находятся нечестные сборщики, которые подделывают подписи, поэтому была организована работа по проверке собранных подписей и, по возможности, отбраковывания подозрительных подписных листов (в ходе судебного следствия это было установлено). В протоколе обыска, проведенного в помещении организации «Народная инициатива», указано, что изымались именно забракованные подписные листы. А в последствии именно эти изъятые листы и были представлены на экспертизу и признаны фальсифицированными. В отношении части подписных листов, изъятых в Центральной избирательной комиссии, сотрудники организации «Народная инициатива» сообщили, что в конце подписной кампании, когда поток подписных листов достиг максимальной интенсивности, возможности проверить и оценить каждую подпись уже не было, поэтому они просто заверяли листы и отдавали их Колмакову для передачи в избирательные штабы кандидатов в Москве.

Отдельного упоминания требует обвинение Андрея Колмакова в попытке побега из-под стражи. 12 мая 2004 года суд вынес постановление об избрании в отношении Колмакова меры пресечения в виде заключения под стражу. После суда его отправили не в следственный изолятор, как того требует закон, а в Управление по борьбе с организованной преступностью ГУВД Тамбовской области, и два дня содержался в изоляторе временного содержания (ИВС). Не выдержав условий содержания и, в целом, всей ситуации он выпрыгнул с 3-его этажа здания (с высоты 12 метров). Это и послужило поводом для возбуждении уголовного дела по обвинению в попытке побега из-под стражи. При этом, помощник прокурора Ленинского района г. Тамбова дважды отказывал в дачи согласия на возбуждение уголовного дела, указывая, что после прыжка Колмаков просто лежал на земле, не делая никаких попыток скрыться. Кроме того, выпрыгнул он во внутренний двор здания УФСБ по Тамбовской области, который полностью огорожен, и скрыться из него, минуя КПП, невозможно. Отказ прокуратуры Ленинского района был обжалован следствием в областную прокуратуру, которая, не разбираясь с делом, дала согласие на возбуждение уголовного преследования.

Впоследствии изменить меру пресечения так и не удалось, несмотря на характеристики из Законодательного собрания Тамбовской области, Думы г. Тамбова, Тамбовской Епархии, на ходатайства защиты, доказывающей, что оснований, подтверждающих законность и обоснованность избрании меры пресечения, связанной с лишением свободы, не имеется.
Суд, признав Колмакова виновным, избрал ему меру наказания в виде реального лишения свободы сроком на 5 лет 6 месяцев. Следует заметить, что при рассмотрении дела в суде государственный обвинитель (представитель прокуратуры) просил суд избрать меру наказания в виде лишения свободы сроком на 7 лет. Даже за особо тяжкие преступления и то, часто, наказание бывает менее жестокое. Почему же в данном случае оно столь несоразмерно содеянному? По мнению общественных и политических организаций г. Тамбова, обратившихся в МХГ, дело Андрея Колмакова – это прямое предупреждение всем правозащитным и независимым организациям о том, что каждый из нас может ожидать расправы, в случае любой оппозиционной деятельности или оказания поддержки лицам, неугодным властям. Это попытка полностью парализовать работу общественности и гражданского общества в первую очередь там, где эти институты пытаются быть активными.
Из анализа материалов уголовного дела5

Источники информации

1. Материал, собранный экспертом во время командировки в г. Тамбов, а именно:

- конспект материалов уголовного дела по обвинению А.Ю. Колмакова в рамках объема предварительного следствия;

- объяснение А.Ю. Колмакова в порядке ст. 86 УПК РФ6, ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»7 на 5 листах;

- прочая документация.

2. Приговор Ленинского райсуда г. Тамбова от 19 декабря 2005г.

3. Протокол судебного заседания Ленинского райсуда г. Тамбова от 22 декабря 2005 г.

4. Кассационное определение Тамбовского областного по делу от 9 февраля 2006 г.

5. Прочая информация, полученная из разнородных источников в порядке ст. 86 УПК РФ8.
Выводы эксперта:

В результате общего анализа материалов уголовного дела, анализа судебных документов и прочих материалов эксперт сделал следующие выводы:



  • о незаконном привлечении к уголовной ответственности А.Ю. Колмакова на стадии предварительного следствия;

  • об обоснованности и законности приговора Ленинского райсуда от 19 декабря 2006г с формально юридической точки зрения.


Комментарии к выводам:

1. По делу допущены грубые процессуальные нарушения, которые не были выявлены ни в ходе прокурорского надзора в рамках предварительного расследования, ни в судебном заседании, по нижеизложенным законным основаниям.

В соответствии со ст. 140 УПК РФ9 уголовное дело возбуждается при наличии надлежащего повода и основания к возбуждению уголовного дела. Официально10 уголовное дело было возбуждено 31 января 2004 года заместителем прокурора Тамбовской области старшим советником юстиции А.К. Бобровским в отношении неустановленных лиц по факту совершения преступления, предусмотренного ст. ч. 2 ст. 142 УК РФ (подделка подписей избирателей в поддержку выдвижения кандидата). Поводом к возбуждению уголовного дела, согласно Постановлению о возбуждении уголовного дела, послужило заявление гр. Т.А. Шамовой, поступившее в УФСБ по Тамбовской области 29 января 2004 года, в котором она прямо указывала на лицо, совершившее преступление11. Об этом же свидетельствует и подписка заявительницы о предупреждении ее об уголовной ответственности за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ).

Возбуждение уголовного дела в отношении неустановленных лиц в случае, когда в самом заявлении Шамовой прямо указывается на конкретное лицо, совершившее преступление, является неправомерным, противоречащим духу и смыслу уголовно- процессуального закона РФ. В данном случае органы предварительного расследования должны были в незамедлительном порядке осуществлять уголовное преследование в отношении указанного в заявлении лица.

Помимо этого из материалов дела усматривается, что при возбуждении уголовного дела были нарушены требования полноты и объективности. Так, из материалов уголовного дела следует, что целый ряд оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) в отношении А.Ю. Колмакова осуществлялись ФСБ и прокуратурой еще до заявления Т.А. Шамовой, т.е., вообще, до возбуждения уголовного дела по факту подделки подписей избирателей. Такие согласованные действия нарушили право Колмакова на справедливое и объективное разбирательство и законное уголовное преследование. Дело расследовалось в отношении неустановленных лиц три с половиной месяца, при этом множество доказательств, полученных именно в данный период времени, свидетельствовало о том, что именно А.Ю. Колмаков совершил расследуемое преступление.

Доказательства по уголовному делу, полученные с нарушением порядка возбуждения уголовного дела являются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинения. Именно поэтому эксперт пришел к выводу о необоснованности привлечения Колмакова А.Ю. к уголовной ответственности в период предварительного расследования.12
Примечание автора доклада: исходя из собственной практики, хочу заметить, что шансы на отмену приговора в порядке надзора по данным основаниям минимальные.
2. В соответствии со ст. 15 ч.2, 3 УПК РФ13 суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Функция обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга. В соответствии с требованиями ст. 73 ч. 1 п. 5, 6, 7 УПК РФ14 реабилитирующие обстоятельства подлежат доказыванию при производстве по уголовному делу. Противоречие ст. 73 и ст. 14 УПК РФ15 регулируется правилом lex specialis, поэтому в правоприменительной практике коллизии не образует.

Приговор в отношении А.Ю. Колмакова постановлен судом на основе доказательств виновности, предоставленных органами прокуратуры РФ, допустимость и относимость которых не была оспорена стороной защиты ни в рамках ходатайств на предварительном слушании, ни в процессе производства предварительного следствия. Ст. 88 УПК РФ16 не содержит конкретизированного механизма исключения доказательств по инициативе суда. Вопрос правообязанности в теории права (как процессуального, так и административного) решен не четко.

С данной точки зрения приговор представляется законным и обоснованным. Так, причастность Колмакова к совершению преступления, предусмотренного ст. 142 ч. 2 УК РФ доказана в полном объеме следующими, собранными по делу доказательствами:

1. Стенограммами ФСБ, из которых усматривается, что А.Ю Колмаков осуществлял общее руководство производством фальсификации избирательных листов.

2. Результатом фоноскопической экспертизы.

3. Протоколом, с участием защитника, дополнительного допроса Колмакова, в котором последний признает вину в инкриминируемом деянии.

4. Показаниями соучастника Толмачева А.С., зафиксированными, как явкой с повинной, так и показаниями, данными в ходе предварительного следствия.

5. Показаниями прочих свидетелей и очевидцев совершения преступления (свыше 20 человек). При этом следует учитывать, что показания свидетеля отличаются от очевидца рамками диспозиции ст. 75 ч. 2 п. 2 УПК РФ17, для допустимости свидетельских показаний достаточно указать источник осведомленности.

Приложение № 1 к докладу
ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

г. Москва 26 мая 2006
Мне адвокату Адвокатской палаты г. Москвы, Чернову Р.П., имеющему регистрационный номер 77/7277 в Реестре адвокатов Главного управления г. Москвы, общий стаж работы по юридической специальности 9 лет, предложено высказать свое мнение о правомерности уголовного преследования и осуждения гр. КОЛМАКОВА АНДРЕЯ ЮРЬЕВИЧА.

Заключение дается в рамках договора об оказании юридической помощи Колмакову А.Ю. от 19 мая 2006 г, заказчик – РОО «МХГ».


Основа исследования.

1. Материал, собранный в рамках 3-х дневной командировки в г. Тамбов, а именно:

- конспект материалов уголовного дела по обвинению Колмакова А.Ю. в рамках объема предварительного следствия;

- объяснение Колмакова А.Ю. в порядке ст. 86 УПК РФ, ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» на 5 листах;

- прочая документация;

2. Протокол судебного заседания Ленинского райсуда г. Тамбова от 22 декабря 2005 г.

3. Приговор от 19 декабря 2005г.

4. Кассационное определение по делу от 9 февраля 2006г.

5. Прочая информация, полученная из разнородных источников в порядке ст. 86 УПК РФ.
Общая информация. Колмаков А.Ю. осужден к 5 годам 6 месяцам л.с. по ст. 142 ч. 2 , 150 ч. 4 , ст. 313 через ст. 30 ч. 3 УК РФ.
В результате общего анализа материалов уголовного дела, анализа судебных документов и прочих прихожу к выводу об обоснованности и законности приговора Ленинского райсуда от 19 декабря 2006г с формально юридической точки зрения и незаконном привлечении к уголовной ответственности Колмакова А.Ю. на стадии предварительного следствия.

I. В соответствии со ст. 15 ч.2, 3 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Функция обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга. В соответствии с требованиями ст. 73 ч. 1 п. 5, 6, 7 УПК РФ реабилитирующие обстоятельства подлежат доказыванию при производстве по уголовному делу. Противоречие ст. 73 и ст. 14 УПК РФ регулируется правилом lex specialis, поэтому в правоприменительной практике коллизии не образует.

Приговор в отношении Колмакова А.Ю. постановлен судом на основе доказательств виновности, предоставленных органами прокуратуры РФ, допустимость и относимость которых не была оспорена стороной защиты ни в рамках ходатайств на предварительном слушании, ни в процессе производства предварительного следствия. Ст. 88 УПК РФ не содержит конкретизированного механизма исключения доказательств по инициативе суда. Вопрос правообязанности в теории права (как процессуального, так и административного) решен не четко.

С данной точки зрения приговор представляется законным и обоснованным. Так, следующими, собранными по делу доказательствами причастность Колмакова А.Ю. к совершению преступления, предусмотренного ст. 142 ч. 2 УК РФ доказана в полном объеме:

1. Стенограммами ОТМ ОРЧ 3-го отдела ФСБ по ТО «Прослушивание телефонных переговоров» т. 1 л.д. 180 – 216, из которых усматривается, что Колмаков А.Ю. осуществлял общее руководство производством фальсификации избирательных листов.

2. Результатом фоноскопической экспертизы (т. 2 л.д. 172-232), при условии добровольности сбора образцов для сравнительного исследования (т. 2 л.д. 157).

3. Протоколом, с участием защитника, дополнительного допроса Колмакова А.Ю. от 13.05. 2004, в котором последний признает вину в инкриминируемом деянии.

4. Показаниями соучастника Толмачева А.С., зафиксированными, как явкой с повинной (т. 1 л.д. 131 - 133), так и показаниями, данными в ходе предварительного следствия.

5. Показаниями прочих свидетелей и очевидцев совершения преступления (свыше 20 человек). При этом следует учитывать, что показания свидетеля отличаются от очевидца рамками диспозиции ст. 75 ч. 2 п. 2 УПК РФ, для допустимости свидетельских показаний достаточно указать источник осведомленности.
II. Вместе с тем по делу допущены грубейшие процессуальные нарушения, которые не были выявлены ни в ходе прокурорского надзора в рамках предварительного расследования, ни в судебном заседании, по вышеизложенным законным основаниям.

1. В соответствии с ст. 140 УПК РФ уголовное дело возбуждается при наличии надлежащего повода и основания к возбуждению уголовного дела.

Официально уголовное дело было возбуждено 31 января 2004 зам. прокурора ТО ст. советником юстиции А.К. Бобровским в отношении неустановленных лиц по факту совершения преступления, предусмотренного ст. 142 ч. 2 УК РФ.

Поводом к возбуждению уголовного дела, согласно Постановлению о возбуждении уголовного дела послужило заявление гр. Шамовой Т.А., поступившее в УФСБ по ТО 29.01.2004 № ш-87 (принял дежурный оперативный сотрудник Стукалов А.Д.). В данном тексте заявления Шамовой Т.А. прямо указано на лицо совершившее преступление, об этом же свидетельствует подписка заявительницы о предупреждении об уголовной ответственности за заведомо ложный донос – ст. 306 УК РФ.

В соответствии с требованиями ст. 21 ч. 2 УПК РФ в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

Бездействие при непосредственном предписании закона является для органов предварительного расследования и органов дознания – недопустимым. При этом если орган дознания по своей природе, функциям и задачам должен пресекать преступную деятельность, гласно и негласно документируя и формализуя будущие доказательства, то органы предварительного расследования должны в незамедлительном порядке осуществлять уголовное преследование. Возбуждение уголовного дела при том, что в самом заявлении (или рапорте) прямо указывается на конкретное лицо, совершившее преступление, в отношении неустановленных лиц является неправомерным, противоречащим духу и смыслу уголовно- процессуального закона РФ.

Аналогичную позицию выразил и правоприменитель в лице Президиума ВС РФ по делу депутата Ульяновской областной думы Казберова А.А.

2. Помимо этого из материалов дела усматривается, что при возбуждении уголовного дела были нарушены требования полноты и объективности. Так в постановлении о возбуждении уголовного дела ничего не сказано о рапорте начальника ЭБ УФСБ по ТО С.Я. Поклад ( рег. № 3/1-741 нс от 31 января 2004), на имя начальника УФСБ по ТО Власенко М.В., в котором указано, что «в процессе осуществления ОРМ по обеспечению безопасности подготовки и проведения выборов Президента РФ Управлением получены данные о причастности жителя Тамбова – Колмакова А.Ю. 1972г.р. к организации за денежное вознаграждение массовой подделки подписей и фальсификации подписных листов». Таким образом, ОРМ в отношении Колмакова А.Ю. осуществлялись еще до заявления Шамовой Т.А, об этом же свидетельствует санкция на ОТМ Тамбовского областного суда от 15.01.2004. Согласованные действия ФСБ и прокуратуры в данном случае нарушили право Колмакова А.Ю. на справедливое и объективное разбирательство и законное уголовное преследование. Дело расследовалось в отношении неустановленных лиц по 13 мая 2004, при этом множество доказательств, полученных именно в данный период времени, свидетельствовало о том, что именно Колмаков А.Ю. совершил расследуемое преступление.


Доказательства по уголовному делу, полученные с нарушением порядка возбуждения уголовного дела являются недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинения. Именно поэтому прихожу к выводу о необоснованности привлечения Колмакова А.Ю. к уголовной ответственности в период предварительного расследования.

III. В отношении других составов преступлений, следует отметить, что позиция экспертизы носит аналогичный характер.


Из личной характеристики и прочие данные. По непроверенной информации привлечение к уголовной ответственности Колмакова А.Ю. тесно связано с его активной общественной деятельностью. Согласно имеющимся данным Колмаков А.Ю. 1970 г.р. ранее не судим, с 2001г является председателем МОО «Народная инициатива», аспирант Российской академии государственной службы при Президенте РФ (н.р. - Сулимова), эксперт правительственных организаций США, председатель «Партии зеленых», имеет высшее образование социолога ТГУ им. Державина, владелец РМЦ «Русская реклама», координатор воспитательной работы в ВУЗЕ. Неоднократно награжден различными должностными лицами области, номинант грантов, возглавлял в различное время другие общественные организации.

По характеру деятельности занимался организацией выборов губернатора Бетина О.И., возглавлял региональное движение «МАЙ», провел практически все избирательные кампании в тамбовской области, большинство успешно. Среди правозащитного сообщества, представителей гражданского общества пользуется заслуженным авторитетом и уважением.


Адвокат Р.П. Чернов



1 Обращение от В. Писаревой (Гринпис России) в адрес Л. М. Алексеевой.

2 Например, одно из последних дел – дело С.Ф. Борисова (сопредседатель Гражданского союза, директор Железногорского центра по правам человека,(поддерживал на выборах в Областную Думу Курской области в марте 2006 года кандидата Н.А. Карцева, председателя партии «Родина»), С.Ю. Никифорова (член компартии, кандидат в Областную Думу) и В.И. Никифоровой (жена и соратник С.Ю. Никифорова). Им предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 141 УК РФ: воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Сведения в МХГ предоставил правозащитник из г. Курска А. Грачев.

3 Приговор вступил в силу 9 февраля 2006 года.

4 При написании раздела использованы сведения из Заявления общественных и политических организаций «О попытке политической расправы с председателем Межрегиональной общественной организации содействия возрождению российской провинции «Народная инициатива» Колмаковым Андреем Юрьевичем», направленного в адрес МХГ.

5 По материалам Экспертного заключения адвоката П. Чернова (см. Приложение 1 к докладу).

6 Ч. 3 п. 2 ст. 86 « Защитник вправе собирать доказательства путем: … опроса лиц с их согласия…»

7 Ч. 3 п. 2 ст. 6 «Защитник вправе собирать доказательства путем: … опроса лиц с их согласия…».

8 Статья 86. Собирание доказательств 1. Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом. 2. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. 3. Защитник вправе собирать доказательства путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии».

9 Статья 140. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела 1. Поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. 2. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

10 По материалам уголовного дела (по сведениям П. Чернова).

11 Авторы доклада посчитали неэтичным называть ФИО этого лица, поскольку в отношении него уголовное дело не возбуждалось.

12 Р.П. Чернов. Экспертное заключение от 26.05.06 г.

13 Статья 15. Состязательность сторон… 2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. 3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

14 Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию 1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:…5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

15 Статья 14. Презумпция невиновности 1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. 2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. 3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. 4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

16 Статья 88. Правила оценки доказательств 1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. 2. В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым. 3. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт. 4. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса.

17 Ч. 2. ст. 75. Недопустимые доказательства …К недопустимым доказательствам относятся: …показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;…



База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница