Доклад: «Императорский Балтийский флот в Отечественной войне 1812 года и заграничном походе 1813-1814 годов»




Скачать 151.16 Kb.
Дата07.08.2016
Размер151.16 Kb.


Доклад: «Императорский Балтийский флот в Отечественной войне 1812 года и заграничном походе 1813-1814 годов»

Победное шествие по Европе вскружило голову Наполеону Бонапарту, лелеявшему мечту стать повелителем мира. Однако на пути к мировой короне пред ним предстала громадная, независимая Россия, и он решил ее сокрушить: «...Мы раздробим Россию на прежние удельные княжества и погрузим ее обратно во тьму феодальной Московии, чтоб Европа впредь брезгливо смотрела в сторону Востока». Первоначально Бонапарт планировал вторжение в нашу страну по трем направлениям: на Санкт-Петербург, Москву и Киев. Но главный удар он решил нанести на Москву и этим поразить Россию в сердце. В ночь на 24 июня 1812 г. (12 июня ст. ст.), Наполеон приказал начать переправу войск через пограничную реку Неман на русскую сторону.

Ни одной души на всем необозримом пространстве за Неманом до самого горизонта французы не увидели, после того как скрылись из виду еще утром 24 июня после короткой схватки сторожевые русские казаки. «Перед нами лежала пустыня, бурая, желтоватая земля с чахлой растительностью и далекими лесами на горизонте»,- вспоминает один из участников похода, и картина показалась уже тогда «зловещей». Так начался «великий поход» Наполеона в Россию.

В общем, из 685 тысяч человек, которыми располагал Наполеон для войны с Россией, 235 тысяч он должен был оставить пока во Франции и в вассальной Германии, а через границу переправил лишь 420 тысяч человек.



Военные действия для России начались в очень неблагоприятной обстановке. Русские войска были разбросаны на громадном пространстве, изолированы друг от друга и разделены на три армии. Поступило высочайшее предписание отходить от границы, ибо единственное средство к соединению наших армий состояло в неуклонном отступлении арьергардных частей русского войска.

1-й Западной русской армией командовал военный министр Михаил Богданович Барклай-де-Толли. Ее полки численностью 110 – 127 тысяч человек при 558 орудиях растянулось от Балтийского моря до Гродно более чем на 200 километров и должны были прикрывать Смоленское направление.

2-я Западная русская армия, возглавляемая князем Петром Ивановичем Багратионом, стояла у Белостока. Она насчитывала в своих рядах 45 – 48 тысяч воинов при 216 орудиях и охраняла юго-запад страны, общей протяженностью около 100 километров. В ее задачу входило атаковать фланги неприятеля и наносить удары по его тылам.

3-я Западная, так называемая «обсервационная», резервная русская армия под предводительством генерала от инфантерии Александра Петровича Тормасова стояла в окрестностях Луцка на Волыни и защищала Украину и Киев. Под ружьем здесь было 46 тысяч солдат и офицеров при 170 орудиях.

И, наконец, Дунайская армия адмирала П.В. Чичагова состояла из четырех пехотных корпусов и нескольких отрядов. Располагалась она в Молдавии (шла война с Турцией).

Французы почти в два раза превосходили числом русских. Великая армия развернулась на фронте в триста верст, а русская – более чем на шестьсот (1 верста=1.0668 км). Такое расположение давало Бонапарту значительное преимущество.

Решающая роль в разгроме наполеоновской армии в ходе Отечественной войны 1812 и заграничного похода в 1813-1814 годах при освобождении Западной Европы, конечно же, принадлежит русской армии, но и Российский корабельный флот, в том числе и гребной, внес свой вклад в эту победу. В Отечественной войне 1812 года и заграничном походе 1813-1814 годов принял то или иное участие весь наличный Балтийский флот. К началу 1812 года корабельный флот насчитывал до 70 вымпелов; в гребном флоте было до 500 вымпелов, из них половина — канонерские лодки.

Базировался Балтийский флот в основном на Кронштадт, Ревель, Либаву и в летнее время Свеаборг. В то время Кронштадт был главной базой Балтийского флота.

Отличительной особенностью той эпохи было то, что морские кампании флота проводились в замерзающих морях только в летний период, когда моря были свободны ото льда. В остальное время парусные корабли находились в портах постоянной приписки, а их экипажи были на берегу. Сами же корабли были разоружены.

Главные силы флота находились в Кронштадте, другие суда были разбросаны по разным портам, в том числе несколько судов и в Риге, и только 1-2 мелких судна зимовали в Либаве.

26 (14)-го марта поступило повеление возвратить во флот всех английских офицеров (списанных, в угоду На­полеону, после Тильзитского мира 1807 г. с русских кораблей и отправленных тогда же, частью в Москву, частью в Саратов, Псков, Кременчуг и другую российскую глушь. Список возглавленных в ссылку англичан возглавил адмирал Е.Е.Тет, служивший в русском флоте с 1770 г. Он был участником Чесменского боя с турецким флотом, а также в Гогландском, Эландском, Ревельском и Выборгском сражениях со шведами и награжден многими русскими орденами). Во исполнение этого повеления в течение марта – апреля все англичане покинули места ссылок и отбыли к местам службы, получив весьма высокие назначения.

2 апреля (21)-го марта министром морских сил России адмиралом маркизом И.И. де-Траверсе(француз) было предложено Адмиралтейств-Коллегии «учинить немедленное распоряжение, дабы стоящие во всех портах корабельные и гребного флота суда, к службе благо­надежные, были в совершенной готовности к плаванию ко времени ранней кампании».

Таким образом для защиты северо-западных границ России от нападения с моря в боевую готовность был приведен Балтийский флот. Его корабельные дозоры с началом войны были направлены в различные районы Финского залива и Балтийского моря с целью предупреждения от внезапного нападения противника.

Осведомленный о готовящемся со стороны русского флота отпоре, Наполеон отказался от мысли о поддержке армии эскадрой канонерских лодок и, вместе с тем, от предположенного первоначального движения на Петербург. Война началась по другому плану, в котором уже не французским, а русским морским силам пришлось выступить в роли на­падающей стороны.

Действия корабельного флота в 1812 году
Задачи, поставленные в самом начале войны Балтийскому флоту, были различны для корабельного и гребного флотов.

Задача, поставленная корабельному, флоту заключалась в том, чтобы, в случае вторжения Наполеона в Россию, произвести высадку союзного русско-шведского десанта (15 - 20 тысяч русских войск и 25 - 30 тысяч шведских) в тыл французам на немецких берегах Балтики. С русской стороны для этой цели были предназначены войска отдельного финляндского корпуса, находившиеся в Финляндии под командой генерал-лейтенан­та Штейнгеля Фаддея Федоровича. Они, в количестве 15.000, должны были быть в Свеаборге, Або и на Аланде, посажены на эскадру адмирала Тета Егора Егорьевича, назначенного командовать Балтийским флотом. Эскадра Е. Тета, выделенная для этой цели, состояла из: 8 линейных кораблей («Благодать» (130-пу. 1800 г.), «Храбрый» (120-пуш. 1808 г.), «Гавриил» (100-пуш. 1802 г.), «Смелый» (88-пуш. 1808 г.), «Борей» (74-пуш. 1807 г.), «Орёл» (74-пуш. 1807 г.), «Северная Звзда» (74-пуш. 1807 г.) и «Михаил Архистратиг» (72/64-пуш. 1800 г)),3 фрегата («Венера» (48/66-пуш. 1808 г.), «Быстрый» (44-пуш. 1807 г.) и «Свеаборг» (36-пуш. 1809 г.)),1 корвет «Гермион» (22-пуш. 1806 г.), 1 бриг «Гонец» (20-пуш. 1808 г.) и 1 люггер «Ящерица» (14-пуш. 1808 г.)). Всего 14 вымпелов на которых имелось 926 орудий. С открытием навигации эскадра перешла из Крон­штадта в Свеаборг.

В ожидании похода с весны 1812 года без­выходно стояли: в Свеаборге 38 разных судов, в Або 31 и на Аланде 39. Только 30 (18)-го августа высочайшим указом на имя Ф.Ф. Штейнгеля было разрешено назначенный корпус перевезти в Ригу на кораблях эскадры адмирала Е.Тета. По причине мелководья у берегов Риги корпус Ф.Ф. Штейнгеля в конце августа был перевезен на эскадре и транспортах в Ревель (ныне Таллин). Весь корпус состоял из 17.000 человек. Все они должны были соединиться в Риге.

Но потеря, на пе­реходе во во время шторма и неприбытие отряда генерал-майора Е. Горбунцева, уменьшили корпус Ф. Штейнгейля до 11.000 человек. 9 сентября (28-го авгу­ста) они уже все были высажены на берег, и пошли через Пернов, к Риге, куда прибыли 28 (16-го) сентября, значительно усилив 2-й корпус генерал-лейтенанта Петра Кирилловича Эссена 3-го (этот корпус состоял из 12 батальонов, 10 эскадронов, 2 казачьих полков и входил в состав Дунайской армии).

Перебросив через Финский залив корпус Ф. Штейнгеля в один из критических моментов войны, когда французский маршал Макдональд всеми своими силами готовился обрушиться на фланг графа Витгенштейна и тем пробить себе путь на Петербург, корабельный флот, несомненно, оказал армии значительную, хотя и косвенную, услугу.

Этим закончился первый период деятельности корабельного фло­та, и эскадра Е.Тета перешла в Кронштадт.



Действия гребного флота в 1812 году
Роль гребного флота яснее всего вы­ражена в высочайшем повелении, объявленном генерал-лейтенан­ту П.К.Эссену–3-му: «Отряды канонерских лодок, прибывших и следующих к Риге, составляют не только великое подкрепление и оборону для сей крепости, но, что еще важнее, могут всегда производить в разных местах по реке Двине сильную преграду и противодействие дальнейшим намерениям неприятельским».

Наполеон предполагал использовать отряд канонерских лодок для прикрытия левого фланга своей армии с моря, но превосходство русского флота на Балтийском море вынудило его отказаться от этого намерения.

Еще в половине июня (следовательно, до заключения мира между Россией и Англией 28 (16) июля 1812 года в шведском городе Эребро) генерал-лейтенант П. Эссен получил письмо от контр-адмирала Томаса Бима Мар­тина (один из флагманов стоявшей в датских водах английской эскадры), в котором тот предлагал ему свое содействие в защите Риги против общего неприятеля. Эссен ответил согласием принять его помощь, и 6 июля (24-го июня) Т. Мартин прибыль к Риге с 1 кораблём и несколькими мелкими судами.

До прибытия гребного флота главный командир рижского порта вице-адмирал Шешуков Николай Иванович расположил в устьях Двины имевшиеся там мелкие суда - наши (1 корвет, 11 транспортов и 3 вспомогательные судна 15 вымпелов) и английские (1 линейный корабль и 6 вспомогательных судов 7 вымпелов), пришедшие с Т. Мартином.

Между тем положение Риги значительно ухудшилось. Именно в это время в половине июля стал прибывать к Риге гребной флот - канонерские лодки с войсками, посаженными на них в Свеаборге и Роченсальме, а 12 августа (31-го июля) прибыл последний отряд - 30 канонерских лодок и других судов под начальством командующего гребным флотом, контр-адмирала Антона Васильевича фон Моллера (впоследствии 4-й морской министр). В результате Рига получила подкрепление до 137 канонерских лодок, а все эти отряды были расставлены по Двине между Ригой и Динамюнде. Попытка противника переправиться через Двину в ближайших окрестностях Риги была отражена судами.

28 (16-го) июля значительное количество неприятельской конницы и пе­хоты, показавшихся на левом берегу реки Западной Двины, были отражены и обращены в бегство огнём с канонерских лодок и 4 английских ботов. С прибытием новых отрядов действия флотилии еще больше усилились.

Наличие морских сил позволило разработать план тактического взаимодействия сухопутных сил и флотилии при захвате города Шлока (с 1917 г. Слок в Латвиив 32 км от Риги). Для операции были выделены: 6 английских вооруженных ботов под командой капитана Стуарта, 4 канонерские лодки и 3 бомбардирские лодки. 6 канонерских лодок было придано в резерв. На судах был размещен десант в 1000 человек. Наш вооруженный отряд в количестве 3000 человек начал наступление двумя колоннами: по берегу моря и по правому берегу реки Аа. Взаимодействие колон осуществляли суда флотилии. Чтобы ввести противника в заблуждение, была направлена колонна к Олаю (в Латвии). Несколько канонерских лодок угрожали Шлоку со стороны моря. С судов был высажен десант в районе Шлока. Прусаки в составе трех рот, несмотря на упорное сопротивление, были вытеснены из Шлока и, потеряв пленными одного офицера и 59 рядовых, отошли. Намерения противника переправиться через реку были отбиты нашими судами. Преследуемый судами отряд отошел. Шлок был занят нашим отрядом, а суда двинулись вверх по реке к Митаве (Елгава в Латвии). В Шлоке были оставлены 3 канонерские лодки. Получив указание генерал-лейтенанта Левиза Федора Федоровича о соединении с основными силами, 7 августа (26-го июля) 6 канонерских лодок, шедшие по реке Аа под командой капитана 1 ранга Развозова Егора Федоровича, у корчмы Дризен, где имелся паром через реку на митавской дороге, вступи­ли в сражение с неприятельскими батареями и войсками. Огнём канонерских лодок батареи были сбиты. Наши колонны соединились и, преодолевая сопротивление прусаков, двинулись вверх по реке. Суда поддерживали наши войска своим артиллерийским огнем. В сражении особенно отличи­лись капитан 1 ранга Е.Ф. Развозов, капитан-лейтенант Бирштет, лей­тенанты Рикорд и Станюкович, мичманы А.Я. Глотов и С.А. Борисов (все, кроме Развозова, были ранены), особенно Бирштет, дважды раненый, но не оставивший командования лодкой. В наградном листе говорилось: «Капитан 1 ранга Развозов, будучи на форпосте в 4 верстах от Митавы у деревни Дризино в ночь на 26 июля с 6-ю канонерскими лодками, был атакован неприятелем построенными им на берегу батареями, усиленными значительным корпусом. От пушечных и ружейных выстрелов лодки получили повреждение в корпусе и парусах. Личный состав понес потери 10 убитыми и 42 раненными. Капитан 1 ранга Развозов сбил все батареи и прорвался». Об этих же офицерах по поводу сражения 7 августа (26-го июля) П. Эссен писал маркизу де-Траверсе, что они, «при атаке левого неприятельского фланга, особенную оказали храбрость и расторопность».

В тот же день 7 августа (26-го) июля, при следовании капитан-лейтенанта Сеславина Николая Романовича с канонерскими лодками по реке Аа от Ворен-Круга к Шлоку, ему добровольно сдался неприятельский отряд в составе 1 офицера, 2-х унтер-офицеров и 50 рядовых. Это была первая крупная операция, в которой большую роль играл флот.

«Потом октября 6-го числа под командою г. генерал-лейтенан­та Бризимана фон Неттинга, отличился он, Развозов, с оным же отрядом (18 канонерских лодок) при нападении на неприятеля по реке Аа, где неприятель, быв в сильном укреплении с превосходными силами, напал на наш отряд, но капитан Развозов искусными своими распоряжениями, не дав ему себя вредить, отпаливаясь, благо­разумно отретировался без малейшего урона и сохранил войска на­ши, которые бы неприятель на берегу неминуемо захватил в плен, если бы капитан Развозов не успел взять их на лодки».

Действия корабельного флота в заграничном походе 1813-1814 гг.
К 13 (1) декабря эскадра Е.Тета благополучно прибыла к Англии. Состав эскадры, включая корабли вице-адмирала Р.Кроуна, контр-адмирала Коробки Максима Петровича, входили корабли капитан-командора Эллиота (англичанина). Всего 28 русских вымпелов включающих: 14 линейных корабля Храбрый, Смелый, Северная Звезда, Орёл, Борей, Чесма (74-пуш. 1811 г.), Мироносец (74-пуш. 1811 г.), Три Святителя (74-пуш. 1810 г.), Память Евстафия (74-пуш. 1810 г.), Юпитер (74-пуш. 1812 г.), Архистратиг Михаил, Святослав (74-пуш. 1809), Победоносец (64-пуш. 1809 г.), Три Иерарха (74-пуш. 1809 г.), Норд-Адлер (74-пуш. 1811г.) и Не тронь меня (74-пуш. 1809 г.); 6 фрегатов: Венера (48/56-пуш. 1808 г.), Быстрый (44-пуш. 1807 г.), Свеаборг (36-пуш. 1809 г.), Архипелаг (44-пуш. 1811 г.), Автроил (44-пуш. 1811 г.) и Кастор (36-пуш. 1807 г.), 2 корвета: Гермион (22-пуш. 1806 г.) и Мельпомена (22-пуш. 1806 г.), 1 бриг Гонец (20-пуш. 1808 г.), 1 люггер Ящерица (14-пуш. 1808 г.), 2-х шлюпов Соломбал (26-пуш. 1806 г.) и Кола (26-пуш. 1806 г.) и 1-го транспорта Иоган-Шарлотта на которых находилось 1428 орудий. К ним в Англии были присоединены еще два линейных корабля из стоявших там судов сенявинской эскадры (после окончания войны с Англией в 1812 г., на родину в 1813 году возвратились лишь два корабля: 74-х пушечный «Сильный» и 66-ти пушечный «Мощный». Остальные пять кораблей и фрегат, по ветхости были разобраны в Портсмуте. За них английское правительство заплатило России как за новые).

Всего 28 вымпелов, на которых находилось 1428 орудий. Эскадра базировалась на Блэкстекс (устье реки Медвей, близ Лондона), откуда с 1813 года отдельные отряды её выходили совместно с английским флотом для крейсерства к французским и голландским берегам а также высылали свои экипажи к неприятельским берегам в качестве десанта; англичане с самой высокой похвалой отзывались об участии наших сил в сражении при Флиссингене, при занятии островов Бевеленд и осаде крепостей французско-голландского побережья..

Так, в январе 1814 года, отряд (5 кораблей и 1 фрегат) под начальством вице-адмирала Р.Кроуна был послан в крейсерство к берегам Голландии под главным командованием английского адмирала Юнга. С остальных судов эскадры алмирала Е. Тета тогда же был сформирован отряд из 87-ми офицеров и 3.000 матросов для десанта на берега и острова Голландии. Этот десант в феврале был перевезён на английских транспортах к Голландии, где занял несколько островов, а в конце апреля посажен на суда крейсировавшего у голландских берогов отряда Кроуна и перевезён в Блекстекс.

Действия гребного флота в заграничном походе 1813-1814 гг.
Отдельным эпизодом в Отечественной войне стоит блокада и бомбардировка Данцига. По отношению к общему ходу войны блокада Дан­цига связана со следующими событиями: П. Эссен, с целью отвлечь подкрепления, направляемые к фран­цузской армии, послал к Данцигу эскадру гребных судов. Появление её заставило стянуть сюда французские войска из Пилау и Мемеля, после чего эскадра верну­лась под Ригу.

Гребной флот, пришедший 17 (5-го) ноля 1813 года, под командой капитана 1 ранга графа Гейдена Логина Петровича, к Данцигу и поступивший здесь в распоряжение руководившего осадой Данцига с моря контр-адмирала Алексея Самуиловича Грейга (27(15-го) марта 1813 г. контр-адмирал Грейг Алексей Самуилович был назначен командующим гребной флотилией, состоящей из 1-го люгера, 1 кутера и 26 канонерских лодок, с целью блокировки Данцига со стороны моря. Флотилия туда прибыла из Пиллау, куда была переведена из Риги), блокировал Данциг и оказывал содействие сухопутным войскам. Состав флота - свыше 70 канонерских и 2 бомбардирские лодки, фрегат «Амфитрида» (44 пуш. 1808 г.), 4 бомбардирских судна, несколько других мелких судов и транспортов. Содержа Данциг и устья Вислы в строгой блокаде, наши суда три раза, 2, 4 сентября (21 и 23 августа) и 4 сентября, подходили к крепости на самое близкое расстояние и производили бомбардировку.

Получив от командовавшего осадным корпусом герцога генерал-лейтенанта Евгения Виртембергского (двоюродный брат Александра I) приказание быть готовым к военным действиям, А. Грейг еще к 24 (12) августа привёл флотилию в полную готовность ата­ковать неприятельские батареи, но жестокий северо-восточный шквал, разметавший канонерские лодки и выбросивший несколько из них на берег, помешал этому

Бомбардировку, назначенную на 2 сентября (21-го августа), герцог отменил, но до флота отмена приказания не дошла, и ранним утром 2 се6нтября (21-го августа), став на указанные по диспозиции места, наши суда открыли по крепости огонь, продолжавшийся около 2-х часов, возобновленный и днём и вызвавший у неприятеля сильный взрыв на одной из бата­рей. 3 сентября (22-го) августа опять задул сильный северный ветер, заставивший А.Грейга при­казать флоту отойти, а к утру 4 сентября (23-го августа), когда ветер стих, суда снова расположились по диспозиции.

4 сентября (23-го августа) бомбардирские суда «Торнео» и «Перун» (24-пуш. на каждом, 1808 г.), подойдя на ближайшую дистанцию к крепости, открыли огонь по батареям. Канонерские лодки, приближаясь в это же время к крепости, были встре­чены сильным огнём батарей, но, не обращая внимания на неприятельские ядра, подошли на самое близкое расстояние, с какого изо всех орудий более 3 часов громили неприятельские укрепления. Нижние батареи, вынужденные умолкнуть, были оставлены неприятелем. Потери, понесённые на флоте в этом сражении, состояли из 1 офицера и 9 матросов убитыми и 37 ранеными. 7 лодок были пробиты в подводной части, а повреждения в корпусе, пушечных станках и парусах имелись на многих лодках.

О действиях канонерских лодок контр-адмирал А. Грейг доносил герцогу Е. Виртембергскому: «Ничто не могло превзойти рвения их, с коим они упорствовали приблизиться к батареям против сильнейшего течения из реки Вислы. Под жестоким огнём они заводили на гребных судах верпы и, подтягиваясь ближе, употребляли все средства вредить неприятелю».

После сражения 4 сентября (23-го) августа канонерские лодки для исправления повреждений отошли в ближайшую бухту и, как только позволил ветер, снова прибыли к Данцигу для участия в назначенной герцогом атаке. Борясь с сильнейшими шквалами, канонерские лодки только 16 (4-го) сентября подошли к батареям и в 6 часов утра с самого близкого расстояния открыли по укреплениям жестокую канонаду, продолжавшуюся непрерывно до 7 часа вечера, когда уже сумерки и сильный дождь вынудили прекратить обстрел.

В этом сражении калёным ядром, попавшим в крюйт-камеру одноа из лодок была взорвана, причем на ней погибли все, кроме командира и 3 матросов. Большинство лодок получили тяжёлые повреждения. Общее число убитых и раненых доходило до 300 человек.

Держаться гребному флоту на открытом Данцигском рейде становилось уже слишком опасным, и 5 октября (23-го сентября) он перешёл в Пилау, а 13 (1-го) октября в Кенигсберг, где и остался на зимовку. 28 (16-го) ноября Данциг сдался.

Как гребной флот, так и находившийся в осадном корпусе отряд из 32 морских офицеров и 745 матросов своими действиями, несомненно, приблизили срок этой сдачи.

По завершении заграничного похода русской армии, корабли Балтийского флота в 1814 г. обеспечили перевозку сухопутных войск и моряков из портов Франции в Россию.

Выводы:

Своим существованием Балтийский флот, еще до войны, заставил Наполеона отказаться от плана поддержки с моря левого фланга своей армии и установления коммуникации морем, что грозило опасностью Петербургу.

В войне флот оказал содействие нашим войскам, действовавшим против левого фланга армии Наполеона в результате чего была снята опасность наступления французов на столицу Российской империи.

Флот парализовал вместе с морскими силами Англии, возможность какого-либо выступления французского флота, имевшего в своем составе 39 линейных кораблей, простоявших в бездействии в своих базах.

В числе сил, в трудную для Отечества годину вставших на защиту России, флоту принадлежит свое почетное место.

Окончание борьбы с Наполеоном блистательным походом, сопровождавшимся множеством сражений, нашей армии в Париж, не может уменьшить роли в наполеоновских войнах нашего флота.



С.П.Сирый

Председатель военно-исторической секции

Дома ученых РАН,

историограф и председатель секции истории

Российского флота СПБ МС,

заслуженный работник высшей школы России

профессор капитан 1-го ранга в отставке



База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница