Дислексия и дисграфия Общее понятие дислексии и дисграфии


Оптическая дислексия и дисграфия



Скачать 484.96 Kb.
страница2/3
Дата14.08.2016
Размер484.96 Kb.
1   2   3

Оптическая дислексия и дисграфия

Чтобы научиться читать и писать, необходимо также зрение на буквы — буквенный гнозис. С тех пор, как человечество изобрело буквы, оно приобрело такую огромную значимость, что в мозге выделилась специальная область, отвечающая за букву. Эта область находится в левом — главном по речи — полушарии. Буква отличается от любого другого рисунка прежде всего своей условностью, т.к. сама по себе она никак не связана по смыслу с тем звуком, который обозначает.

Если буквенный гнозис сохранен, ребенок запоминает начертание букв без особого труда. Конечно, имеется в виду умственно полноценный ребенок, способный к усвоению символов, каковыми являются любые буквы. Если же буквенный гнозис страдает, то у ребенка появляются ошибки в чтении и письме. Дети, которым трудно запомнить букву зрительно, путают похожие по рисунку буквы («Р» и «Ь», «3» и «Э» и т.д.). Они могут перевернуть букву («N» и «И»), добавить лишний крючок («Ц» и «Щ»), повернуть ее в другую сторону («3» и «Е»). Такую дислексию и дисграфию называют оптической или зрительной (рис. VII).

Интересно отметить, что дети с зеркальным чтением и письмом, т.е. «оптические дисграфики и дислексики», часто способны к рисованию. По-видимому, это объясняется тем, что области


МОЗГОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ ОПТИЧЕСКОЙ ДИСЛЕКСИИ И ДИСГРАФИИ

ЛЕВАЯ ЗАТЫЛОЧНАЯ ЗОНА (ЗРИТЕЛЬНАЯ): ДИСКРЕТНОЕ ВОСПРИЯТИЕ НЕИКОНИЧЕСКИХ ЗНАКОВ, В ТОМ ЧИСЛЕ БУКВ, А ТАКЖЕ ЦЕЛОСТНОЕ ВОСПРИЯТИЕ СЛОВ (ГЛОБАЛЬНОЕ ЧТЕНИЕ) ПРАВАЯ ЗАТЫЛОЧНАЯ ЗОНА (ЗРИТЕЛЬНАЯ): ВОСПРИЯТИЕ ПРЕДМЕТОВ И ИКОНИЧЕСКИХ СИМВОЛОВ

Рис. VII

правого полушария, благодаря которым формируется предметный образ и символ, симметричны «буквенным» областям в левом, ведают зрительными образами предметов и являются более «старыми» и прочными. Говоря более конкретно, здесь имеет место замена одной способности — к букве, другой способностью — к рисунку, т.е. зрительному представлению предмета. Такая зависимость, однако, необязательна.

Остановимся подробнее на зеркальных переворотах букв. Зеркальное письмо, как правило, бывает у левшей, явных или скрытых. Гиперактивность правого полушария, нередко сопро­вождающая левшество, обусловливает то, что полушарный диалог задерживается, протекает напряженно. Правое полушарие включается в процесс овладения письмом и чтением, как бы подменяя левое — и «поворачивает» буквы, как ему удобно.

Правое полушарие доминантно в иероглифических видах письменности, где каждый иероглиф обозначает целое слово. Иероглифы — это, по существу, рисунки, а изобразительная деятельность находится в ведении именно правого полушария. У китайца, например, письмо и чтение пострадают, если нарушится функция определенных зон не левого, а правого полушария мозга. Проявится это в забывании иероглифов или их деталей, т.е. пострадает рисунок, картинка иероглифа. Если этот же китаец умел писать буквами на другом языке, то эта способность у него сохранится.



Кинетическая (моторная) дислексия и дисграфия

К этому виду нарушений письменной речи относят окуломоторную дислексию и моторную дисграфию. Окуломоторная дислексия связана с нарушением движения глаз. Перевод взора с буквы на букву, со слова на слово, со строки на строку и т.д. имеет свои закономерности, которыми необходимо овладеть, но не всем детям это удается сделать беспрепятственно. Моторная дисграфия обусловлена определенными требованиями к движениям руки. Если они не соблюдаются, то возникает так называемая кинетическая (моторная) дисграфия.



Вторичная (неспецифическая) дислексия и дисграфия

Описанные выше виды дисграфий являются первичными, т.к. обусловлены нарушением одной из базисных для письменной речи функций (предпосылок). Помимо этого имеются вторичные дисграфия и дислалия. К ним относятся, например, те, которые связаны с плохой слухо-речевой памятью, мешающей запомнить прочитанный или диктуемый текст и правильно воспроизвести его. Вторичными являются также дислексия и дисграфия, которые обусловлены непосильным для ребенка темпом деятельности. Их можно обозначить как «цейтнотные». В современной школе практикуются скоростное чтение и письмо, которое для целого ряда детей оборачивается катастрофой. Не успевая читать и писать согласно заданному темпу, дети не только теряют уверенность в своих способностях, но часто получают отвращение к русскому языку. Термины «дислексия» и «дисграфия» по отношению ко многим детям должен быть поставлен в этих случаях в кавычки. У детей, которые не успевают читать и писать с заданной скоростью, нет предпосылок для дислексической и дисграфической патологии. У них достаточно развит фонематический слух, они легко узнают буквы разных шрифтов, хорошо подбирают родственные слова и понимают словесные обобщения и понятия. Однако торопясь выполнить задание, они допускают самые разнообразные ошибки. Создается впечатление, что у них присутствуют все виды дислексии и дисграфий, хотя в условиях более медленного чтения и письма они достаточно хорошо читают и пишут.



Дислексия и дисграфия у взрослых

До сих пор речь шла о дислексии и дисграфий у детей, т.е. о трудностях обучения чтению и письму. Однако следует отметить, что чтение и письмо страдает также у взрослых, в частности, у больных с различными формами афазии. В этих случаях дислексия и дисграфия являются следствием уже сформированных ранее функций письма и чтения. При афазии они являются не самостоятельными нарушениями, а частью глобального синдрома, при котором затронуты внутриречевые процессы, а следовательно, и фонематическая система языка, являющаяся основным средством кодирования мысли в речи — и в устной, и в письменной. Таким образом, дислексия и дисграфия у взрослых является естественным следствием первичного дефекта. Вместе с тем, хотя и редко, могут иметь место и изолированные виды этих расстройств.



Нарушения письменной речи

Каждый участок мозга вносит свое специфическое в структуру протекания письма, и эта совместная деятельность представляет собой целостную функциональную систему, лежащую в основе письма. Поэтому нарушения письма, возникающие при поражении мозга, носят системный характер, хотя каждый раз будет нарушена работа одного какого-либо участка мозга, обеспечивающего одно условие (фактор в структуре письма), но оно будет нарушено целиком, как система.

Несформированность письма у детей (или трудности его формирования в начальной школе) носит также системный характер, но имеет свою специфику. У детей механизмы нарушения чаще всего комплексные и могут лежать они в сфере не только элементарных психических процессов (моторики, графо-моторных координаций, нарушение звукового анализа и синтеза и т.д.), но и в сфере высших психических функций — в нарушении общего поведения, внимания, несформированности личности и абстрактных форм мышления и др.

Письмо может нарушаться при поражении почти любого участка коры левого полушария мозга — заднелобных, нижнетеменных, височных и затылочных отделов. Каждая из упомянутых зон коры обеспечивает определенные условия, необходимые для протекания акта письма. Кроме этих зон, каждая из которых обеспечивает модально-специфические условия протекания письма, лобные доли мозга обеспечивают общую организацию письма как сложной речевой деятельности. Они создают условия для программирования, регуляции и контроля за протекающей деятельностью.

Нарушения письменной речи описываются терминами аграфия, дисграфия, дизорфография.

Нарушения письменной речи в клинике локальных поражений мозга описываются термином аграфия.



Аграфияэто сложное и неоднородное расстройство письма и письменной речи, и оно проявляется в разных формах, которые условно можно разделить на 2 группы, в основе которых лежат нарушения разного психологического содержания и разные механизмы:

  1. речевые аграфии, в основе которых лежат расстройства речи;

  2. гностические (неречевые) формы аграфии, в основе которых лежат расстройства разных видов гнозиса.

Первая группа аграфий протекает в синдромах различных форм афазии, вторая группа — в синдромах различных форм агнозии, где выделяются:

а) оптическая аграфия (симультанная и литеральная),

б) оптико-пространственная,

в) оптико-мнестическая.



Эфферентная кинетическая моторная аграфия

Поражение или дисфункция задних лобных отделов коры левого полушария мозга приводит к дефектам соблюдения нужной последовательности звуков при записи слова и представляет одну из самых существенных трудностей при первоначальном развитии навыка письма у детей. Процесс написания отдельных букв не представляет в этом случае никаких трудностей. В отличии от других форм нарушения письма трудности возникают при написании слога и слова. В основе этих дефектов лежит нарушение механизма переключения с одной буквы на другую (или со слога на слог, со слова на слово).

Центральным механизмом лежащего в основе эфферентной моторной аграфии, является нарушение кинетической организации моторной стороны устной речи и дефекты своевременной денервации предыдущего и иннервации последующего речевого акта или акта письма, что приводит к патологической инертности стереотипов в устной и письменной речи. Этот механизм ведет к дефектам переключения с одного звука (слова, предложения) на другой в процессе устной речи, и с одного знака на другой — в письменной речи. Таким образом, нарушение процесса переключения и является центральным дефектом в эфферентной моторной афазии. В клинической картине аграфии этот дефект проявляется в целом ряде ошибок при письме, в плоть до его грубого распада:


  • при сохранении способности к письму оно становится чрезвычайно замедленным и произвольным, изменяется почерк, буквы становятся угловатыми и части пишутся раздельно, нередко появляются макро- и микрографии;

  • в письме на уровне слова обнаруживаются персеверации предыдущих букв или слов;

  • перестановки букв в слове, пропуски букв обозначающих гласные звуки или согласные при их стечении, повторение одного и того же слова (слога);

  • недописывание слов, что связано с нарушением письма как сукцессивного процесса.

Эфферентная моторная аграфия протекает в нейропсихологическом синдроме эфферентной моторной афазии, нарушение динамического праксиса, дефектов процесса понимания речи, снижения понимания значения слов и дефекта понимания их смысла. Нарушение семантики устной речи отражается и на состоянии письменной речи, что является одним из видов трудности при восстановлении письма. Вторым видом трудностей, является грубое нарушение синтагматической стороны речи, структуры фразы и ее грамматики. Аграмматизм при этой форме афазии выступает в грубой форме, что также лежит в основе трудностей восстановления письменной речи. Для психологической картины нарушения письма характерным является нарушение внутренней схемы слова и предложения, осознание последовательности букв в слове (слов в предложении). Для этой формы аграфии специфическим является нарушение осознания сложных отношений слов внутри предложения, утрачивается осознание динамических отношения слов, благодаря которым не слово, а предложение становится единицей значения и смысла. В грубых случаях нарушений у больных отсутствует все виды письма за исключением идиограммного.

При обучении младших школьников письму дефекты переключения с одной буквы слога на другую нередко лежат в основе трудностей формирования письма.



Афферентная кинестетическая моторная аграфия

Это нарушение письма сопровождаются нередко моторной афазией. При афферентная моторной аграфии из-за нарушений речевых кинестезии теряются артикуляторные границы между звуками близкими по месту происхождения. Центральным механизмом нарушения письма при афферентной моторной аграфии являются дефекты кинестетических ощущений, которые приводят к нарушениям тонких артикуляторных движений и к невозможности четкого дифференцирования звуков по их кинестетическим основам, что и ведет к главному дефекту при письме, нарушению письма отдельных звуков близких по способу и месту образования (б/п/м, губно/губные и смычные).

Нарушение кинестетических механизмов речи ведут к дефектам в звене формирования артикулем. При попытке написать слово или звук нарушенные речевые кинестезии не дают возможности правильно повторить услышанный звук и поэтому в речи одни звуки замещаются другими. Это ведет к литеральным парафазиям в устной речи, а в письменной к литеральным параграфиям по афферентному моторному типу. В клинической картине этих нарушений письма обнаруживаются литеральные параграфии. Наиболее частыми ошибками являются:


  • замена одних звуков другими, близкими по месту происхождения;

  • пропуск согласных при стеченьях;

  • пропуск гласных в словах;

  • нередко встречается и пропуск целых слогов из середины слова.

В психологической картине обнаруживаются нарушения в звене звукоразличения из-за дефектов кинестетической основы письма. При этой форме аграфии нарушаются практически все виды письма, кроме списывания. Особенно грубо нарушается самостоятельное письмо и письмо на слух. Письмо протекает произвольно с обязательным включением проговаривания. Афферентная моторная аграфия протекает в синдроме афферентной моторной афазии, при которой нарушается устная экспрессивная речь по тем же механизмам, дефекты которой негативно влияют на письмо. Письмо становится дезавтоматизрованным процессом. Нарушение письма протекает совместно со снижением понимания написанного, но в этом случае остается более сохранной синтагма и грамматическая организация письменного предложения.

Сенсорные формы аграфии

В случае сенсорных форм аграфий нарушаются процессы акустического восприятия из-за дефектов фонематического слуха (сенсорная аграфия), снижение объема акустического восприятия и нарушения слухо-речевой памяти (акустико-мнестическая аграфия). В этих формах аграфии обнаруживаются и структурные нарушения, но в разных звеньях: в первом случае, в звене звукоразличения, во втором — в звене слухо-речевой памяти и в звене объема восприятия.



Сенсорная аграфия

Звуко-буквенный анализ осуществляется на основе сенсо-моторного механизма акустического восприятия речевых звуков. Правильное восприятие звука возможно лишь при сохранности (или полноценной сформированности у детей фонематического слуха). У бальных с данным нарушением затруднено восприятие и понимание фонем из-за разного их звучания в зависимости от позиционного положения в слове. Поэтому важным является сохранность у взрослых больных (и сформированность у детей) не просто восприятия фонем, но и их позиционных звучаний. нарушение фонематического слуха лежит в основе звукоразличения при сенсорной афазии и аграфии. В клинической картине сенсорной аграфии обнаруживается либо полностью распавшееся письмо либо грубое его нарушение. Может остаться сохранным идиограммное письмо, но и оно не всегда бывает доступным. В случае менее выраженной степени нарушения письмо изобилует литеральными параграфиями, и звуки заменяются по фонематическому признаку: заменой аппозиционных звуков (б/п, г/б, г/х); мягких звуков на твердые и близких гласных (о/у, а/ы). Центральным механизмом сенсорной аграфии является нарушение акустического восприятия речи, фонематического слуха. Центральным дефектом является практический распад всех видов письма и прежде всего письма на слух. В психологической структуре письма нарушается сенсомоторный уровень организации этого процесса в звене звукоразличения, и вторично нарушается лингвистический уровень, все его подуровни — звук, слово, предложение, текст. Сохранным остается психологический уровень организации и реализации письма (намерение, замысел, мотивы.

Контрольные функции за письмом также нарушаются, но не как целенаправленная деятельность, а вторично из-за дефектов фонематического слуха, а также из-за нарушения операций сопоставления звуков и букв.

Сенсорная аграфия протекает в синдроме сенсорной афазии, т.е. в синдроме нарушения устной экспрессивной и импрессивной речи. При сенсорной аграфии нарушаются: письмо на слух, самостоятельное письмо, списывание (оно относительно более сохранно, но нарушается: автоматизированный способ замещается осознанным процессом побуквенного списывания или просто копированием).



Неспецифические формы аграфии

Акустическо-мнестическая аграфия

Эта форма сенсорной аграфии недостаточно исследована. Многие исследователи отрицают наличие этой формы аграфии и афазии.

Акустическо-мнестическая аграфия возникает при поражении второй височной извилины коры левой височной зоны. Этот вид связан с особенностями морфо-физиологического строения этой зоны. При этой форме аграфии нарушается высший уровень в организации письма — уровень письменной речи, а не письма как навыка. В клинической картине этой аграфии — произвольность и осознанность акта письма, замедленность, дизавтоматизированность. У больных появляется субъективное ощущение неумения писать, Хотя нет моторных и сенсорных трудностей, сохранен аналитический подход к письму. Самостоятельное письмо полностью недоступно.

В нейропсихологической картине нарушений эта форма аграфии идет в синдроме акустическо-мнестическая афазии. Т.е. с симптомами нарушений объема акустического восприятия, с замещением симультанного восприятия сукцессивным, с нарушением называния предметов, с дефектами повторения речи и др.

В психологической картине выступает нарушение перцепторных образов и образов-представлений, а также образов символических знаков. Грубо нарушается и акустическое восприятия со стороны сужения его объема при сохранности других видов восприятия, внимания, целенаправленности и организации вербального и общего поведения мотивов к письменной речи.

Сам процесс письма характеризуется осознанностью, произвольностью, замедленностью и особого типа ошибками: а) незаконченность слов при их написании; б) замещении одной части слова другой. Все это протекает на фоне сохранности сенсомоторной организации письма, но с нарушением объема акустического восприятия. Центральным механизмом нарушения по указанию Л,С,Цветковой является нарушение объема восприятия, рассогласование знака и его значения, нарушение образа — представлений. Центральным дефектом является нарушение письменной речи как высшей формы письма.

Существует еще две формы аграфии, в которых письменная речь нарушается как средство выражения мысли и формируются эти аграфии при нарушении самых высших уровней в организации письменной речи.

1. Динамическая аграфия. Центральным механизмом является нарушение внутренней речи, общей и вербальной предикативности. Эти механизмы ведет к нарушению активности создания структуры, фразы, ее динамики, их взаимодействия в структуре текста. Нарушение письменной речи в этом случае выступает как часть синдрома общепсихологической двигательной и интеллектуальной инактивности, инактивности личности в целом — психологической деятельности.

Центральным дефектом является нарушение актуализации и построения структуры фразы, нарушение порядка управления согласованием слов внутри фразы и фраз внутри текста.

2. Семантическая аграфия. При этой форме аграфии нарушается высокий уровень организации письма: здесь возникают трудности употребления определенных сложных логико-грамматических конструкций (употребление предлогов, сравнительных конструкций, конструкций сложно подчиненных предложений).

Динамическая и семантическая формы аграфии, идущие в синдроме соответствующих форм афазии, не имею отношения к нарушению сенсомоторных или моторных механизмов письма.

Клиника аграфии выходит за пределы нарушения письма, связанных только с речевыми расстройствами. Аграфия распространяется на затылочные и теменно-затылочные системы левого полушария и входит в синдром уже не речевых расстройств, а оптических, оптико-мнестичских или пространственных нарушений.

Оптико-пространственная аграфия. Неречевые формы аграфии связаны с дефектом процесса восприятия разной модальности, зрительно-пространственного и зрительного. В клинике мозговых поражений эти виды аграфии протекают в синдроме различных форм агнозии. В основе этой формы аграфии лежит распад оптических оптико-пространственных схем букв. Оптические аграфии рассматриваются в синдроме гностических расстройств.

Наиболее часто в клинике оптических аграфии встречаются три типа нарушения письма: оптическая, оптико-пространственная, оптико-мнестическая. Четвертый тип — апракто-гностический — встречается редко. Сущность всех оптических аграфий в том, что графема нарушается в этом случае не как речевая единица, а как зрительный и зрительно-пространственный ее образ. Во всех формах оптических аграфий нарушается сложный процесс перешифровки звука в букву.

Поражение нижне-теменных отделов ведет к нарушениям актуализации зрительно-пространнственного образа и графемы — это и является центральным механизмом нарушения при оптико-пространственной аграфии. В этих случаях графический образ звука — графема сохраняется, но нарушается восприятие и актуализация пространственного расположения элементов буквы. особенные трудности испытываются при написании букв, имеющих четкую пространственную ориентацию (и-п, б-д) — это и является центральным дефектом при этой форме аграфии.

В клиническую картину выступает литеральные пространственные параграфии, поиски нужной буквы, либо осознанные поиски пространственного расположение нужного элемента в букве.

Оптическая аграфия. При этом виде аграфии теряется обобщенный оптический образ буквы, обозначающих конкретный звук: графема в этом случае перестает выполнять функцию обозначения определенного звука. Центральным механизмом оптической аграфии является нарушение константности и обобщенности буквы. Центральным дефектом является нарушение дифференцированности оптического образа буквы, замены одних букв другими, близкими по оптическому образу и конструкции (а-о, ш-и, х-с). В клинической картине обнаруживаются поиски нужной буквы, ошибки по типу замены одной буквы другой, сходной по рисунку, замедленность и произвольность письма.

В психологической картине нарушения для этой формы аграфии является характерным с одной стороны размытость образа буквы, дефекты вычленения ее существенных компонентов — микрознаков (и-й, н-п), а с другой — распад обобщенного образа буквы и замены его конкретным единичным и присущем только данному субъекту. Из-за дефекта обобщенности образа буквы эти больные испытывают трудности перехода от одного вида буквы к другой внутри одной графемы. При этой форме аграфии не редко остается более сохранным письмо каким-либо видом шрифта — рукописным либо печатным, с трудностями перехода от одного шрифта к другому. Этот вид аграфии идет в синдроме оптической предметной агнозии, акалькулии и алексии.

Оптико-мнестическая аграфия. В данной форме аграфии графический образ буквы и ее пространственное положение сохраняются, но исчезает ее значение. Часто обозначают правильно выделенные звуки несоответствующими буквами. Это нарушение имеет прямое отношение к патологии речевой организации оптического гнозиса. Эта форма аграфии находится на стыке речевых и оптических процессов и часто идет в синдроме амнестической афазии. В этом виде аграфии обнаруживается рассогласование речевых и перцепторных процессов в основе чего, как указано у Л.С.Цветковой, лежит нарушение межанализаторной связи, речедвигательного и зрительного анализатора. Она не редко протекает в синдроме амнестической афазии, при которой также нарушается называние, но не буквенных знаков, а предметов.

Апракто-агностическая форма оптической аграфии. При данной форме аграфии графема не нарушается, а нарушается лишь ее начертание, написание и происходит это из-за нарушения оптико-моторных связей. При письме букв у таких больных искажается лишь само начертание буквы, графема же остается сохранной.



Дисграфии как парциальные нарушения письма

В рамках данной работы рассматривается парциальное нарушение письма — дисграфия вне синдромов различных форм афазии и агнозий.

Причины внимания к данному нарушению письма подробно были рассмотрены в введении и, на мой взгляд, определяют в полной мере актуальность рассмотрения дисграфических нарушений.

Дисграфия — от греч. dis — приставка, означающая расстройство, grapho — пишу. Рассматривается в качестве симптома при алалии, при разных форм афазий, или при недоразвитии речи.

Симптоматика дисграфий проявляется в стойких и повторяющихся ошибках в процессе письма, которые можно сгруппировать следующим образом:


  • искажения и замены букв;

  • искажение звукослоговой структуры слова;

  • нарушение слитности написания отдельных слов в предложении;

  • аграмматизмы на письме.

Многие авторы ( Корнев А.Н., Исаев Д.Н.) определяют дисграфию как состояние, при котором у детей, несмотря на достаточный уровень интеллектуального и речевого развития, нарушается формирование навыков графической символизации речи в соответствии с фонематическим принципом написания и грамматическими правилами согласования слов в предложении. Систематика дисграфий разработана недостаточно и представлена преимущественно педагогическими ее вариантами (15).

Классифицируя специфические ошибки некоторые авторы выделяют 3 группы данных ошибок:



    • ошибки на уровне буквы и слога;

    • ошибки на уровне слова;

    • ошибки на уровне предложения ( словосочетания);

Ошибки на уровне буквы и слога

Это наиболее многочисленная и разнообразная по типам группа ошибок.

1. Первый тип выделяемый внутри данной группы — ошибки, отражающие трудности формирования фонематического (звукового) анализа.

Д.Б. Эльконин определял звуковой анализ как действие по установлению последовательности и количества звуков в составе слова. В.К. Орфинская выделяла простые и сложные формы фонематического анализа, среди которых — узнавание звука среди других фонем и вычленение его из слова в начальной позиции, а также полный звуковой анализ слов. Простые формы анализа формируются в норме спонтанно — до поступления ребенка в школу, а сложные — уже в процессе обучения грамоте. Несформированность действия звукового анализа проявляется в письме в виде следующих типов специфических ошибок: пропуск, перестановка, вставка букв либо слогов.



Пропуск свидетельствует о том, что ученик не вычленяет в составе слова всех его звуковых компонентов, например “снки” — санки, “кичат” — кричат. Пропуск нескольких букв в слове есть следствие более грубого нарушения звукового анализа, приводящего к искажению и упрощению структуры слова.

Пропуску буквы и слога до некоторой степени способствуют следующие позиционные условия:

а) встреча двух одноименных букв на стыке слов: “ста(л) лакать, прилетае(т) только зимой, живу(т) дружно”. В последнем случае по нормам орфоэпии произносится “живуд дружно”, т.е. имеет место регрессивная ассимиляция;

б) соседство слогов, включающих одинаковые буквы, обычно гласные, реже согласные: наста(ла), кузнечи(ки), ка(ра)ндаши, и т.д. Предположительно, что дети, сопровождая письмо проговариванием, не согласующимся с темпом письма, сбиваются с замысла, встретив в составе слова повторяющийся звук.

Перестановки букв и слогов являются выражением трудностей анализа последовательности звуков в слове. Слоговая структура слов при этом может сохраняться без искажений, например: чулан — чунал”, плюшевого — “плюшегово”, ковром — “корвом”, на лугах — “нагалух” и др. Более многочисленны перестановки, искажающие слоговую структуру слов. Так, односложные слова, состоящие из обратного слога, заменяются прямым слогом: он — “но”, от школы — “то школы”, из берегов — “зи берегов”. В двусложных словах, состоящих из прямых слогов, один из них заменяется обратным: зима — “зиам”, дети — “деит”. Наиболее часты перестановки в словах, имеющих стечение согласных: двор — “довр”, стёр — “сёрт, брат — “барт” и т.д.

Вставки гласных букв наблюдаются обычно при стечении согласных (особенно, когда один из них взрывной): “шекола”, “девочика”, “душиный”, “ноябарь”, “дружено”, “Александар”. Эти вставки можно объяснить призвуком, который неизбежно появляется при медленном проговаривании слова в ходе письма и который напоминает редуцированный гласный.

Внешне с этими вставками сходны нижеследующие примеры, однако в них отмечается одна особенность: “вставленной” оказывается гласная, уже имеющаяся в составе слова, например: “дуружно”, “в лесоко”, “на речуку”. В отдельных случаях подобное повторение происходит с согласной: “гулямем”, “сахахрный” и др. Подобная “вставка” есть, по нашему мнению, отражение колебаний школьника при передаче последовательности звуков в слове, когда в письме отразились одновременно и не замеченная ребенком ошибка, и правильное написание. На это указывает всегда симметричное расположение вставленной буквы: ярече, на речуку, сахахрный, деверь. Диктуемое слово звучит доли сукунды, ребенку сложно уловить мгновенное чередование фонем, их точную последовательность.

2. Ошибки фонематического восприятия — это второй тип ошибок на уровне слова и буквы.

В основе таких ошибок лежат трудности дифференциации фонем, имеющих акустико-артикуляционное сходство. В устной речи недифференцированность фонем ведет к заменам и смешениям звуков. Применительно к письму мы в подобных случаях обнаруживается смешение букв, но не замена, что означало бы полное исключение из письма одной из смешиваемых букв, чего не происходит. Смешение букв указывает на то, что пишущий выделил в составе слова определенный звук, но для его обозначения выбрал несоответствующую букву. Это может иметь место при:



  • нестойкости соотнесения фонемы с графемой, когда не упрочилась связь между значением и зрительным образом буквы;

  • нечетком различении звуков, имеющих акустико-артикуляционное сходство.

По акустико-артикуляционному сходству смешиваются обычно следующие фонемы: парные звонкие и глухие согласные; лабиелизованные гласные; сонорные; свистящие и шипящие; аффрикаты смешиваются как между собой, так и с любым из своих компонентов.

3. Смешение букв по кинетическому сходству — третья разновидность ошибок.

Эта группа была особо выделена у Садовниковой И.Н. наряду с группой оптически сходных букв славянской графики (их сходство особенно усиливается в условиях скорописи).

К группе букв рукописного шрифта , имеющих оптическое сходство, относятся замены: с-е, о-с, у-д-з, л-и, м-ш, в-д.

Смешения в письме букв по кинетическому сходству- о-а, б-д, и-у, п-т, л-м, х-ж, н-ю, иш, л-я, а-д.

В указанных заменах обращает на себя внимание совпадение начертания первого элемента взаимозаменяемых букв. Написав первый элемент, ребенок, вероятно, далее не дифференцирует тонкие движения руки в соответствии с замыслом: он либо неправильно передает количество однородных элементов (л — м, и — ш), либо ошибочно выбрает последующий элемент (у — и, б — д).

По-видимому, решающую роль играет тождество графо-моторных движений “на старте” каждой из смешиваемых букв.

Контроль за ходом двигательных актов во время письма осуществляется благодаря зрительному восприятию и костно- мышечным ощущениям (кинестезиям). Умение оценивать правильность начертания букв на основе кинестезий позволяет пишущему вносить поправки в движения еще до совершения ошибок. При несформированности кинетической и динамической стороны двигательного акта кинестезии не могут иметь направляющего значения, и тогда происходит смешение букв, начертание первого элемента которых требует тождественных движений. С переходом на стадию связного письма отмечается значительный рост числа таких ошибок, что связано с убыстрением темпа письма и увеличением объема письменных работ.



Каталог: files -> 2015
2015 -> Учебной работе проф. Гасанов М. М. «25» 08 2015 г. \ \ занятий для студентов по направлению «Журналистика»
2015 -> Демонстрационная версия контрольной работы за 2014/2015 учебный год 5 класс 3
2015 -> 22 января 2015 г. Задачи для самостоятельной работы №2 "Степень с натуральным показателем и её свойства"
2015 -> Территориальные участки
2015 -> Задание на неделю. Сделай фонетический анализ слов
2015 -> А. А. Власов родился 1 сентября 1901 года в Горьковской губернии. Отец крестьянин. Образование среднее. В 1919 году учился один год в Нижегородском университете. В 1920 году вступил в Красную Армию. 7 февраля 19


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница