Дестигматизация преступного поведения: экспериментальное исследование




Скачать 113.88 Kb.
Дата20.03.2016
Размер113.88 Kb.


Дестигматизация преступного поведения: экспериментальное исследование

З. Погосова, А. Белянин, А. Шестакова, В. Ключарев


В отличие от лабораторных условий, в реальном мире наказание, или государственное принуждение в отношении лица, признанного виновным в совершении преступления, применяется не только и не столько с целью возмездия за преступление, сколько с целью общей превенции. В данном исследовании будет изучена эффективность и механизмы социального контроля поведения индивидуума в прикладном контексте уголовного наказания. Реализация таких целей уголовного наказания, как восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений, напрямую зависит от технологичности и качества содержания уголовно-правовой нормы. Разработка предложений по изменению и/или дополнению уголовного закона обычно опирается на аргументы политического, юридико-технического, а также лингвистического толка. Редко в обоснование проекта по обновлению уголовного закона кладется экономический анализ той или иной действующей нормы, практики ее применения как правоохранительными органами, так и судами. Часто это заменяется на декларации о необходимости усиления борьбы с преступностью. Как указывается в литературе (А.Э. Жалинский 2008; А.В. Наумов 2010) аргументы для принятия новых запретов либо изменения действующего законодательства базируются в основном на субъективной экспертной оценке специалистов. Это в целом вызывается отсутствием широкого применения эмпирической информации о поведении человека, которая описывала бы механизмы принятия решений человеком о реализации запрещенного уголовным законом поведения, эффективности применения норм уголовного закона в отношении субъекта преступления, так как системы уголовного права традиционно опираются исключительно на такие институты, как упречность, наказуемость, свобода воли. Исследования в области нейробиологии опровергают представления о свободе воли, как основе фундаментального морального принципа наказания - принципа возмездия, обозначаемого философами уголовного права (J. Greene, J. Cohen 2004; D. Eagleman 2011).

Локальность модернизации норм уголовного закона в экономической сфере не отвечает современным потребностям и возможностям, которые предоставляют исследования мозга, его роли в принятии решений человеком. Мы исходим из необходимости программирования практики проектирования норм уголовного закона с учетом контекста и инфраструктуры реализации механизма принятия решения адресатом уголовного закона, переносимости объема и концентрации мер уголовно-правового характера, баланса эффективности, индивидуализации и полезности применения норм уголовного права. При проектировании норм уголовного законодательства в сфере экономики необходимо учитывать специфику поведения субъекта экономических отношений, которое не может быть описано исключительно его рациональностью.

В частности, в рамках гуманизации уголовного закона в отношении предприниателей в 2011 году была предложена новелла, согласно которой в отношении частей первых ряда статей главы 22 “Преступления в сфере экономической деятельности” УК РФ введено освобождение от уголовной ответственности в случае возмещения ущерба и уплаты денежного возмещения в пятикратном размере полученного дохода (ст. 76.1 УК РФ). С учетом сумм ущерба/дохода, установленного в примечании к ст. 169 УК РФ, такой способ освобождения от уголовной ответственности может быть реализован только при наличии реальной возможности уплатить дополнительную сумму в размере от 7,5 до 30 млн. рублей.

По мнению ряда экcпертов (Лопашенко Н.А.; Наумов А.В. 2012) эта норма нарушает такие принципы уголовного права, как равенство граждан, справедливость и гуманизм. Кроме этого некоторые авторы полагают, что данная норма означает то, что наказание лицу назначается не в зависимости от характера и тяжести совершенного им деяния и свойств личности нарушителя, а только на основании имущественного положения субъекта (Морщакова Т.Г. 2012). Лица, имеющие достаточный уровень имущественного состояния, будут освобождены от уголовной ответственности, связанной с лишением или ограничением свободы, за счет «денежного возмещения» вместо наказания. Так реализуется попытка включения в УК РФ идеи имущественного бремени за деяния в сфере экономической деятельности. Исходя из этого предлагается «денежное возмещение» как альтернатива лишению свободы или ограничению свободы.

Нерешенной проблемой является обоснованность и пределы суммы денежного возмещения при освобождении от уголовной ответственности, а также релевантность суммы такого возмещения уровню восприимчивости субъекта, впервые совершившего преступление в сфере экономической деятельности. Гипотеза о том, что и пятикратный размер денежного возмещения за впервые совершенное преступление в сфере экономической деятельности, и данная норма в принципе нарушает рациональную основу института освобождения от уголовной ответственности и размывает цель стигматизации субъектов экономического оборота, была проверена при помощи поведенческого эксперимента в лабораторных условиях.

Гипотезы


В соответствии с постановкой задачи, были выдвинуты две рабочие гипотезы:

  1. Публичное оглашение виновности одного из участников, негативно влияющая на дальнейшее отношение к нему со стороны других участников (стигматизация), вносит отрицательный вклад в его полезность, и имеет свою цену.

  2. Ценность возможности откупиться от наказания представляет собой величину, значительно более низкую, чем шестикратный размер ущерба.



Эксперимент


Для проверки этих гипотез был поставлен следующий лабораторный (поведенческий) анонимизированный эксперимент, который состоял из 20 периодов. В каждом из периодов участники разбивались по парам случайным образом (stranger matching), причем и играли каждый раз с новым партнером, не зная с кем именно, и не зная всей истории игры своего нынешнего партнера.

В качестве базовой использовалась модифицированная инвестиционная игра (Berg e.a., 1985). Первые игроки получали 100 единиц, и делили их в некоторой пропорции между собой и вторым игроком, при том дополнительном условии, что второй игрок должен был получить не менее половины (50 единиц, предложения меньше 50 блокировались компьютером), но мог получить и более. Это интерпретировалось как кредит игрока 1 игроку 2. Роли игроков оставались неизменными в течение всего эксперимента, т.е. первые игроки были всегда первыми, вторые – всегда вторыми, но пары игроков каждый раз были разными.

Сумма x, полученная вторым игроком, домножалась на некоторый фактор k, который определялся случайным образом из равномерного распределения от 1 до 4, т.е. минимум, который мог достаться игроку 2, составлял x, а максимум – 4x. Это интерпретировалось как предпринимательский доход игрока 2, который был известен ему (показывался на экране – см. снимки), но не был известен его партнеру (кредитору).

Игрок 2 возвращал игроку 1 некоторую сумму y из своего дохода kx. Рекомендованный размер этой возвращенной суммы составлял 50%, однако он мог быть как большим, так и меньшим, на усмотрение игрока 2. Игрок 1 видел (мог посчитать, вычтя из итогового выигрыша то что он передал игроку 2), сколько ему вернул игрок 2, однако не имел возможности понять, какую в точности долю от величины kx вернул ему его партнер, поскольку не знал k.

Возвраты сумм, меньших чем 50% от kx, наказывались организатором (Законом). С некоторой вероятностью (которая не объявлялась участникам, но составляла 85%), каждый игрок 2 независимо от остальных и от предыдущих периодов, проверялся на предмет того, какую долю он вернул. Если эта доля составляла менее 50%, он штрафовался на величину kx/2 – y, т.е. на величину недовозвращенного кредита. Эта сумма вычиталась из дохода игрока 2 в пользу организатора (штраф в пользу государства). У игроков, которые попадались на неполном возврате кредита, возникало предупреждение, что они будут оштрафованы и подвергнуты уголовному наказанию (в этих терминах, в явном виде). По итогам периода каждому из игроков 1 сообщалось, был ли его партнер честным или же попался на неполном возврате, а игрокам 2 – попались они или нет. Кроме того, в экспериментальном условии партнер игрока 2 в следующем периоде перед принятием своего решения о кредите получал на экране предупреждение, что его нынешний партнер (игрок 2) в предыдущем периоде либо не был пойман («ОК»), либо был подвергнут штрафу и уголовному наказанию («Нехороший человек»); размер недоплаты при этом не указывался, и история за предыдущие периоды также не показывалась (снятие судимости). В контрольном условии это последнее сообщение не показывалось, т.е. игроки 1 видели, был ли честным их партнер в текущем периоде (по его итогам), но не знали, был ли честным в предыдущем периоде тот игрок 2, который достался им в партнеры в следующем периоде.

У игроков 2, уличеных в неполном возврате, имеют возможность избежать штрафа и публичного обнародования их нарушения. После того как им сообщалось что они уличены, у них высвечивалось окошко, в котором можно вписать некоторую сумму, не превышающую шестикратного размера той величины, которую они недоплатили, и на которую должны быть оштрафованы (в соответствии с нормой шестикратного откупа от уголовного наказания). Когда они это делали, программа случайным образом генерировала одно число из равномерного распределения от 0 до этой шестикратной величины для каждого такого игрока. Если это выпавшее случайное число оказывалось меньшим или равным тому числу, которое написал игрок в окошке внизу, то он платил это выпавшее число (не штраф и не написанную им сумму!), и его будущие партнеры не видели, что он подвергался уголовному наказанию, т.е. для них он выглядел как честный гражданин («ОК»). Если же случайное число оказывалось больше того числа, которое написал игрок, то откупиться не получилось – к такому игроку применялся и штраф, и уголовное наказание. Этот механизм (Becker-DeGroot-Marschak, 1964), аналогичный аукциону второй цены, является одним из способов выявить истинную оценку данного блага: несложно показать, что слабо доминантной стратегией в данном случае является своя истинная оценка. Сравнение этой оценки для контрольной и экспериментальной групп позволяло оценить собственно ценность де-стигматизации, т.е. того факта, что нарушение не стало публично известным никому, кроме непосредственного потерпевшего от этого нарушения, при том что моральные издержки нарушения остаются теми же и в том и в другом случае.

Эксперименты проводились в лаборатории экспериментальной и поведенческой экономики НИУ ВШЭ в феврале-марте 2015 г. Участвовало 20 человек, средние вознаграждения составляли 312 руб. за час игры.

Снимки экранов игры представлены в приложении 1, инструкции к эксперименту – в приложении 2.


Результаты



Возвраты


В проведенных экспериментах использовался внутрисубъектный дизайн: одни испытуемые сначала участвовали в контрольной игре (вслепую), а в середине сессии переключались на экспериментальную игру (с обнародованием поведения партнера в предыдущем периоде); другие испытуемые проходили эти игры в обратной последовательности. Всего испытуемые участвовали в 400 играх (20 человек, 20 периодов), в т.ч. 170 контрольных (вслепую) и 230 экспериментальных (в открытую).

За эти периоды доля нечестных возвратов (менее 50% от того что им передали) составляла 35% (141 случай). Различия долей честных и нечестных возвратов по экспериментальным условиям не значимы Chi2=0.74,, p<0.38).

Средние доли возвратов по условиям отличаются: вслепую отдавали 0.35 полученной суммы kx, в открытую 0.40, при стандартных отклонениях в пределах 0.2. Различия эти достаточно значимы (t=1.75, p<0.08; WMW z=1.71, p<0.086), т.е. вслепую действительно люди вели себя менее честно, что подтверждает гипотезу 1.

retshar315.png

Рис.1 Распределение долей возвратов от величины kx




Готовность откупиться


Достоверные эквиваленты были получены в 78 случаях из 400 (для 19.5% интеракций), опять-таки без значимых различий для экспериментальных условий. Две меры достоверных эквивалентов (отношение достоверного эквивалента к размеру ожидаемого штрафа и к диапазону наказаний) говорят одно и то же, поэтому рассмотрим вторую. В контрольном условии средний размер откупа составил 0.897 от штрафа, в экспериментальном – 1.35, различие значимо (t=2.10, p<0.038; WMW z=2.24, p<0.025). Различие между этими величинами (примерно 0.45) можно считать нижней оценкой де-стигматизации, поскольку публичная огласка в реальной жизни создает негативную репутацию у более чем одного партнера. Однако эта величина, заметим, существенно ниже, чем шестикратный размер откупа, который, таким образом, существенно завышен. Соответственно, откуп от наказания по этим статьям может быть оправдан в двух случаях: 1) виновный дорожит своей репутацией существенно больше, чем в эксперименте – например, если планирует избираться или преподавать, на что не будет иметь права в случае уголовной ответственности, или 2) реальный размер доходов виновного таков, что шестикратный размер штрафа является для него пренебрежимо малой величиной, тогда как его реальные доходы (в т.ч., вероятно, нажитые не совсем легальным путем, раз он совершает правонарушения) существенно выше.

ceran.eps

Рис.2. Распределения достоверных эквивалентов относительно шестикратного интервала наказания


Откуп и уклонения


На следующей диаграмме представлено сопоставление достоверных эквивалентов и величин уклонения. Наблюдается ярко выраженная отрицательная зависимость: более нечестные уклонисты («рецидивисты»), как правило, готовы меньше заплатить за де-стигматизацию, хотя наблюдаются интересные серийные закономерности.

fine2ceran.eps

Выводы




Приложение 1. Снимки экранов

















Приложение2. Инструкции к игре

Правила игры


Вы участвуете в игре в паре с другим участником, который также находится в этой аудитории. Игра состоит из 20 одинаковых периодов. Кто именно из других участников окажется в паре с вами, определяется случайным образом в каждом следующем периоде. Один из игроков в каждом из периодов принимает решение первым. Второй игрок узнает это решение, после чего принимает свои. Роли игроков остаются неизменными от периода к периоду на протяжении всей игры.

В начале каждого периода первый игрок получает доход в размере 100, который он должен разделить на две части. Одну из них он оставляет себе, а другую передает второму игроку в качестве кредита, причем эта переданная часть не может быть меньше 50, т. е. у первого игрока не будет возможности передать меньше (но может быть больше – 55, 60, 70... 100). Согласовать размер кредита со вторым игроком нельзя.

Сумма, которую первый игрок передал второму, увеличивается в некоторое количество раз, причем эту величину будут видеть вторые игроки, но не будут видеть первые. Вторые игроки также должны разделить ее на две части. Одну из них они оставляют себе, а другую возвращают первому игроку, причем рекомендуется, чтобы эта переданная часть была не меньше 50% от того что досталось этому игроку (но может быть больше – 55%, 60%, 70%... 100%). Согласовать это решение с первым игроком также нельзя.

В отличие от первого, второй игрок будет иметь возможность вернуть первому и меньше 50%, причем так что первый игрок не будет знать, вернули ему меньше или больше половины. Однако за такое решение второго игрока могут подвергнуть уголовному наказанию и оштрафовать. Произойдет ли это, определяется в результате проверки, которая производится с некоторой экзогенной вероятностью, одинаковой в каждом периоде для каждого второго игрока, независимо от его поведения. Если окажется, что такой проверенный второй игрок возвратил первому игроку в своей паре менее 50% от того что у него образовалось после передачи первого игрока, второй игрок подлежит уголовной ответственности и штрафу. Размер штрафа равен разности между половиной от той суммы, которой располагает второй игрок, и той суммой, которую он вернул первому игроку. Этот штраф будет вычитаться из дохода второго игрока в пользу организаторов, т.е. не достается никому из игроков. Кроме того, в следующем периоде тот первый игрок, которому придется играть с этим вторым игроком, будет видеть, что его партнер подвергался уголовному наказанию и штрафу.



Вместе с тем, вторые игроки, уличенные в неполном возврате, имеют возможность избежать штрафа и публичного обнародования их нарушения. После того как им сообщено что они уличены, у них высветится окошко, в котором можно вписать некоторую сумму, не превышающую шестикратного размера той величины, которую они недоплатили, и на которую должны быть оштрафованы. Когда они это сделают, программа независимо от них сгенерирует одно число из равномерного распределения от 0 до этой шестикратной величины для каждого такого игрока. Если это выпавшее случайное число окажется меньшим или равным тому числу, которое написал игрок в окошке внизу, то он заплатит это выпавшее число (не штраф и не написанную им сумму!), и его будущие партнеры не будут видеть, что он подвергался уголовному наказанию. Если же случайное число окажется больше того числа, которое написал игрок, то откупиться не получилось – к игроку применяется и штраф, и уголовное наказание.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница