Давида и Н. Бурлюков, М. Ларионова, Н. Гончаровой, А. Экстер, Н. Кульбина и др



Скачать 65.04 Kb.
Дата02.04.2016
Размер65.04 Kb.
Футуризм в России

В России футуризм на первых порах проявился в живописи, а только потом – в литературе. Художественные поиски братьев Давида и Н. Бурлюков, М.Ларионова, Н.Гончаровой, А.Экстер, Н.Кульбина и др. стали предысторией русского футуризма (хотя само слово до 1911 по отношению к явлениям русского искусства не употреблялось).

В марте 1910 в сборнике Студия импрессионистов было напечатано стихотворение тогда почти никому не известного поэта В. Хлебникова «Заклятие смехом», впоследствии ставшее едва ли не визитной карточкой футуризма. Чуть позже вышел сборник «Садок судей». Среди авторов – Давид и Николай Бурлюки, Елена Гуро, В.Хлебников, В.Каменский. Авторы «расшифровывали» заглавие так: садок – клетка для содержания животных в неволе, поэты будущего пока загнаны в клетку (садок), но в будущем именно они станут законодателями (судьями) поэтического вкуса Книга была напечатана на оборотной стороне обоев. «Обойные поэты», «клоуны», «курам на смех» – так встретила сборник профессиональная критика. Но широкая публика сборника не заметила: он был издан мизерным тиражом, да к тому же не полностью выкуплен из типографии.

Кубофутуризм.

Программой российского футуризма, точнее той его группы, которая сначала называла себя «Гилея», а в историю литературы вошла как группа кубофутуристов (почти все поэты-гилейцы – в той или иной степени – были и живописцами, приверженцами кубизма) стали манифесты, опубликованные в сборнике Пощечина общественному вкусу (1912): и Садок судей II (1913)

Только мы – лицо нашего Времени…

Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода современности…»

(Из пощечины общественному вкусу)

«…Мы выдвинули впервые новые принципы творчества, кои нам ясны в следующем порядке:

Мы перестали рассматривать словопостроение и словопроизношение по грамматическим правилам, став видеть в буквах лишь направляющее речи. Мы расшатали синтаксис.

Мы стали придавать содержание словам по их начертательной и фонической характеристике.

Нами сокрушены ритмы. Хлебников выдвинул поэтический размер живого разговорного слова…

Мы во власти новых тем: ненужность, бессмысленность, тайна властной ничтожности воспеты нами….

Мы новые люди новой жизни».

(Из Садка судей II).

Каждый из подписавших эти манифесты так или иначе отражал их принципы в своем творчестве. А.Крученых писал такие стихи:

Та са мае

ха ра бау

Саем сию дуб

радуб мола

аль.


Легендарным стало его стихотворение:

Дыр бул щыл

убешщур

скум


вы со бу

р л эз


Суть этого произведения в использовании неблагозвучных шипящих и предпочтении, которое он отдает согласным звукам. В этом Крученых видел истинно национальные традиции. Но строки, конечно, вызвали бурную реакцию.

Он сам назвал язык своих стихов «заумным» (не вкладывая в это понятие никакого отрицательного оттенка). В.Каменский издавал «железобетонные поэмы» (стихокартины), где собственно живопись перемежалась с текстом, который также представлял собой некую художественную композицию (игра шрифтами, отсутствие фраз: только слова и словосочетания и пр. выдумки).

Появление в группе молодого поэта В. Маяковского сразу вызвало интерес. Маяковский «смазал карту будней» и стал едва ли не самой заметной фигурой русского футуризма.

Всю эту группу разношерстных поэтов и художников организовал и сплотил Д. Бурлюк.

Уже само название сборников демонстрировало нарочитый антиэстетизм (пренебрежение к традиционным культурным ценностям) их авторов и составителей. Это подчеркивалось и внешним видом книг. Так, на задней обложке литографированной книги А. Крученых и В. Хлебникова «Игра в аду» рисунок К. Малевича изображал черта с рогами и копытами.

Праславяно-«азийскую» тематика многих произведений В.Хлебникова, фольклорная окраску некоторых стихов А.Крученых, В.Каменского напоминали, что поэты искали истоки русского слова.

Русские футуристы, как и итальянцы, эпатировали публику не только своими произведениями, но и внешним видом, манерой держаться. Газета того времени описывала одно из выступлений футуристов: «Занавес раскрывается. На сцене сидят три «пророка» в шутовских нарядах. В середине Маяковский в желтой кофте, черном галстуке, с цветком в петлице. По одну сторону – Бурлюк – в грязно-сером сюртуке, щеки и лоб его расписаны синей и красной краской. По другую – Каменский, в черном плаще с блестящими звездами и аэропланом на лбу. Сим странным способом этот господин, очевидно, желает сообщить публике, что он не только сочиняет стихи, но и водит самолеты.

Крики, свист, аплодисменты».

Зимой 1913–1914 футуристы ездят с выступлениями по югу России, везде вызывая скандальный интерес. «Веселым годом» назвал впоследствии В.Маяковский это время в своей автобиографии Я сам. В результате этого турне группы футуристов появились во многих городах России.

Эго-футуризм. Игорь Северянин

Северянин первым в России, в 1911, назвал себя футуристом, прибавив к этому слову другое – «эго». Получилось – эгофутуризм. («Я-будущее» или «я в будущем»). В октябре 1911 в Петербурге был организован кружок Ego, в который, кроме Северянина, вошли Г. Иванов, К. Олимпов (К.Фофанов), Грааль – Арельский. В январе 1912 кружок был преобразован в «Академию Эго поэзии». Из-за внутренних распрей, главным образом между Северяниным и Олимповым, «Академия» в конце 1912 распалась. На страницах журнала «Гиперборей» Северянин объявил о своем выходе из всех групп: «…находя миссию моего Эго-Футуризма выполненной, я желаю быть одиноким, считаю себя только поэтом, и этому я солнечно рад».



«Эго» и «кубо» футуризм роднит прежде всего отношение к слову. «Мы перестали рассматривать словопостроение и словопроизношение по грамматическим правилам», – эти слова из манифеста кубофутуристов можно отнести и к Игорю Северянину. Не чурались эгофутуристы и эпатажа. (Я, гений Игорь-Северянин… – в 1912 это звучало эпатирующе). Однако в стихах Северянина было то, что отсутствовало у футуристов, – певучесть, изящество, тонкая ирония. В течение 1913—1914 гг. Северянин выступал со многими вечерами («поэзоконцертами») в Москве и Петербурге, встречая огромную популярность у публики и сочувственные отзывы критиков разной ориентации, в том числе скептически относившихся к футуризму. Для его лирики характерна смелая для тогдашнего вкуса (до грани пародийности) эстетизация образов салона, современного города («аэропланы», «шоффэры») и игра в романтический индивидуализм/ «Эго» Северянина чуждо «глумленью надо всем святым». Недаром первый сборник Северянина назывался Громокипящий кубок (слова Ф.Тютчева), и предисловие к нему написал символист Ф.Сологуб.

В истории литературы Игорь Северянин – вождь эгофутуризма. Но для читателей – «только поэт».

В 1918 г. Северянин был в Финляндии и невольно оказался в эмиграции. Поздняя лирика Северянина во многом отходит от его стиля 1910-х годов. Самые заметные его произведения этого периода — несколько получивших большую известность стихотворений: «Соловьи монастырского сада», «Классические розы» Умер поэт в Таллине, оккупированном немцами, похоронен на местном кладбище.

Другие группировки футуристов.

После «кубо» и «эго» возникли другие футуристические группировки. Наиболее известные из них – «Мезонин поэзии» (В.Шершеневич, Р.Ивнев, С.Третьяков, Б.Лавренев и др.) и «Центрифуга» (С.Бобров, Н.Асеев, Б.Пастернак, К.Большаков, Божидар (Б.Гордеев) и др.). Каждая из этих групп считала именно себя выразительницей «истинного» футуризма.

«Мезонин поэзии», вся история которого умещается в несколько месяцев зимы 1913–1914, даже не выпустил своего манифеста. Зак и В. Шершеневич предлагали: первый – «слово-запах», второй – «слово-образ», что предшествовало пониманию поэтического слова в имажинизме. Ни одного крупного таланта среди участников «Мезонина поэзии» не было. Интересна их судьба: Вадим Шершеневич и Рюрик Ивнев станут соратниками С. Есенина в эпоху имажинизма, Сергей Третьяков – в будущем теоретик и практик авангарда - будет расстрелян в тридцатые годы. Борис Лавренев станет советским писателем.

«Центрифуга», организованная С.Бобровым в 1914, просуществовала несколько лет. Книги «Центрифуги» оформляли «левые» художники (А.Экстер, А.Родченко, Эль Лисицкий – будущие теоретики и практики авангарда в Советской России.)



Борис Пастернак пойдет своим путем и станет одним из самых крупных поэтов 20 в. Николай Асеев – в будущем верный соратник Маяковского в ЛЕФе – Левом фронте искусств после революции, - известный советский поэт.

Впервые о смерти футуризма как направления заговорили уже в 1915: «… русского футуризма нет. Есть просто Игорь Северянин, Маяковский, Бурлюк, В.Каменский», – писал М.Горький.


Футуристы и русская революция

События 1917 г. поставили футуристов сразу в особое положение. Они приветствовали Октябрьскую революцию как разрушение старого мира и шаг к тому будущему, к которому они стремились. «Принимать или не принимать? Такого вопроса для меня (и для других москвичей-футуристов не было). Моя революция. Пришел в Смольный. Начал работать», – писал В.Маяковский в Автобиографии.

Футуристы активно участвовали в политически-агитационных начинаниях новой власти. В частности, в ленинском плане монументальной пропаганды, хотя не все их проекты были приняты, по причине «формализма». С декабря 1918 по апрель 1919 «боевым органом» футуристов стала петроградская газета «Искусство коммуны», на страницах которой выступал В.Маяковский. Именно здесь впервые появляются попытки совместить положения футуризма с требованиями, подсказанными новой действительностью. Газета постоянно приукрашивала и идеализировала теорию и практику дореволюционного футуризма и вела энергичную атаку на искусство прошлого, которое целиком объявлялось «буржуазным». Авторы «Искусства коммуны» (О. Брик, Н. Пунин, Н. Альтман и др.) мечтали о «прыжке» в будущее, рассматривая собственное творчество как единственно возможный трамплин для этого скачка. Футуризм провозглашался течением, наиболее близким пролетариату.

Но Ленин считал подобное искусство выражением анархического бунтарства и категорически возражал против предоставления футуристам особого положения.



История футуризма завершается в начале 1920-х, когда большинство его участников вошли в ЛЕФ. Отдельные тенденции футуризма были подхвачены новыми литературными группами (имажинистами, обэриутами и др.).





Каталог: files -> literatura
literatura -> Методическое пособие / А. А. Майер. М.: Тц сфера, 2012. 128 с
literatura -> Появление трагического и новая образность поэзии Есенина 1919 1921г «Кобыльи корабли»
literatura -> Ж. Рони-Старший. Борьба за огонь. Эрнест Д'Эрвильи. Приключения доисторического мальчика
literatura -> Учебное пособие по английскому языку. Москва: росноу, 2010
literatura -> Имажинизм (от фр и англ image образ) литературно-художественное течение, возникшее в России в первые послереволюционные годы на основе литературной практики футуризма
literatura -> А. С. Пушкин Что такое исторический роман
literatura -> Александров М. Н. Безопасность человека на море


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница