Д. В. Кузнецов невоенные методы преодоления «вьетнамского синдрома» в США в 1974-2009 гг



страница1/4
Дата24.07.2016
Размер0.73 Mb.
  1   2   3   4
Д.В. КУЗНЕЦОВ
НЕВОЕННЫЕ МЕТОДЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ

«ВЬЕТНАМСКОГО СИНДРОМА» В США В 1974-2009 ГГ.

После войны во Вьетнаме (1964-1973 гг.), в течение 1973-2009 гг., в США предпринимались попытки преодолеть «вьетнамский синдром» не только посредством активных внешнеполитических действий, в том числе в форме военных операций, как это неоднократно имело место в рамках многочисленных случаев использования военной силы при Дж. Форде и Дж. Картере, Р. Рейгане, Дж. Буше, Уильяме Дж. Клинтоне и Дж. Буше-младшем, хотя и с различными результатами. Речь также шла о других, не связанных с использованием военной силы, вариантах действий, предпринимавшихся руководством США в целях оставить в прошлом «наследие Вьетнама».

При этом важно подчеркнуть, что начало политике, связанной с попытками преодолеть «вьетнамский синдром» не только посредством активных внешнеполитических действий, в том числе в форме военных операций, но и с помощью невоенных методов было положено еще Президентом США Р. Никсоном, который в 1973 г. стал инициатором целого ряда мер, направленных на то, чтобы оставить в прошлом «наследие Вьетнама». К примеру, уже с 1973 г. были сделаны первые шаги на пути нормализации отношений между США и Вьетнамом. Конкретным их проявлением стал, например, визит государственного секретаря США Г. Киссинджера во Вьетнам в феврале 1973 г. Как в связи с этим 15 февраля 1973 г. писала The Christian Science Monitor, «быстрота, с которой США и Вьетнам – а ведь всего несколько недель назад они были врагами – развивают контакты, почти поразительна»1.

Далее представлена характеристика этих важнейших, с точки зрения руководства США, мер, некоторые из которых реализуются до сих пор.



Период президентства Дж. Форда и Дж. Картера (1974-1981 гг.)
В 1974-1981 гг. за реализацию задачи, связанной с попытками преодоления последствий «вьетнамского синдрома», взялись администрации Дж. Форда и Дж. Картера.

Юбилейные торжества по случаю 200-летия с момента образования США в качестве независимого государства.

Руководство США попыталось по максимуму использовать юбилейные торжества, проходившие в стране по случаю 200-летия с момента образования США в качестве независимого государства, подготовка к которым началась еще за 5 лет до официального дня торжеств (4 июля 1976 г.).

200-летие с момента образования США в качестве независимого государства официально праздновалось в День независимости 4 июля 1976 г. Тем не менее, торжества проходили в течение всего года. Миллионы людей участвовали в парадах, театрализованных представлениях на суше и воде, восстанавливавших различные исторические события, фейерверках, родео, концертах, церемониях, была также выпущена серия юбилейных монет2. На пожертвования частных компаний и граждан (всего на сумму более 5 млн. долларов) был создан «Поезд американской свободы» с передвижной выставкой «американы». В 1975 г. он отправился в 22-месячную поездку по городам страны и в результате побывал в 48 штатах (за исключением Аляски и Гавайских островов).

Одним из результатов праздника стало резкое повышение интереса американцев к ранней истории страны. К примеру, 4 июля 1976 г. около 1 млн. человек собрались в Филадельфии, чтобы наблюдать за инсценировкой подписания Декларации независимости. «200-летие США отмечалось в стране с большим размахом. Это был действительно народный праздник», – указывает в своих мемуарах бывший в то время послом СССР в США А.Ф. Добрынин3.

Учитывая сложившиеся тогда в Соединенных Штатах настроения, руководство страны пыталось, используя юбилейные торжества, вернуть американцам былую уверенность в «исключительность» Америки, которая была существенно поколеблена во время войны во Вьетнаме и, таким образом, попытаться преодолеть подобные, весьма неприятные, с точки зрения общего настроя в американском обществе, проявления «вьетнамского синдрома». «Несомненно, что с помощью пышных празднеств и интенсивной пропаганды вокруг двухсотлетия США, официальные круги будут пытаться заполнить тот болезненный духовный вакуум в американском народе, который образовался за последние десятилетия и который особенно остро стало ощущать новое поколение американцев», – подчеркивалось в материалах, подготовленных тогда сотрудниками Института США и Канады АН СССР специально для Секретариата ЦК КПСС4.

В результате, в преддверии 200-летия с момента провозглашения США в качестве независимого государства в стране развернулась широкая пропагандистская кампания, проходившая под лозунгом перманентного характера «американской революции».

Наряду с этим, была предпринята попытка придать американским достижениям универсальный характер. К этому моменту произошли трансформации в трактовке некоторых идейных установок. Так, например, концепция «американской исключительности» стала представлять собой сумму взглядов относительно роли США в современную эпоху, их «ответственности», наряду с другими развитыми капиталистическим странами за судьбы «Третьего мира», о том, что Америка – прообраз будущего постиндустриального или технотронного общества, якобы «социальная лаборатория, пионер и авангард» Человечества в эпоху научно-технической революции. Утверждалось, что США стали «всемирным факелом», «вершиной процесса модернизации», тем экономическим, социальным, а также моральным эталоном, к которому, хотят того или нет, неизбежно придут все остальные страны, ибо якобы здесь «магистральная дорога» развития Человечества. Также организаторы 200-летнего юбилея США утверждали, что «ни одно событие в истории Человечества не имело столь сильного и длительного воздействия на такую огромную часть населения мира, как Американская революция», что она стала «маяком для всех стран и народов, стремящихся к свободе», «символом освобождения Человечества». США же – это «предпочтительная модель», на которую должны равняться все страны и народы, борющиеся за национальное освобождение и революционное преобразование своих сообществ»5.

Таким образом, в ходе этой кампании основное внимание уделялось идеализации и романтизации истории США, возрождению традиционной веры в особую всемирно-историческую миссию США, их ведущую роль в развитии всего Человечества. Все это было рассчитано на идейно-психологическую компенсацию возникших в США после поражения во Вьетнамской войне болезненных чувств оскорблений «национальной гордости», «национального унижения», на перемещение этих чувств в русло национализма. «В момент, когда мы празднуем 200-летие революции, которая в отличие от некоторых других никогда не перестает прогрессировать, можно сказать, что на горизонте, видимо, появились признаки наступления новой эпохи созидательных усилий. И вспоминая сегодня о прошлом, которое может напомнить о себе в будущие годы, мы устремляем свои взоры в следующее столетие, на пороге которого сейчас стоим», – писала 4 июля 1976 г. The New York Times6.

Именно в этом ключе многими представителями руководства США были произнесены многочисленные речи, к примеру, одно из ключевых выступлений Президента США от 19 апреля 1975 г., т.е. в 200-летнюю годовщину со дня сражения при Лексингтоне, ознаменовавшего начало войны за независимость, проведены многочисленные мероприятия.

Однако, как оказалось, восстановить нарушенное спокойствие в обществе не удалось, хотя некоторые определенные позитивные по своему характеру трансформации все-таки наблюдались. Так, интенсивно проводимые опросы общественного мнения обнаружили очень важный факт: рядовые американцы с особым вниманием и ностальгическим чувством относились к материалам, в которых прославлялись провозглашенные 200 лет назад в Декларации независимости общедемократические лозунги прав человека. Этот факт был замечен представителями руководства США, и не случайно, что следующей кампанией, оказавшей особенно сильное влияние на внешнюю политику, стала кампания, призванная создать образ США как страны – защитницы демократии и прав и свобод человека во всем мире.



Пропагандистская кампания по защите прав и свобод человека в мире.

Представляется, что для Дж. Картера, в большей степени, чем для Дж. Форда оказалась характерна идеологизация внешней политики. Поскольку одной из задач было преодоление «вьетнамского синдрома», важнейшим проявлением которого стало ощущение вины США за то, что ранее произошло во Вьетнаме, во многом ее решение, администрация Дж. Картера, в отличие от администрации Дж. Форда, в целом не подвергавшей серьезным сомнениям вьетнамскую политику, видела через развертывание пропагандистской кампании по защите прав и свобод человека в мире. Именно поэтому США заявили о своем намерении судить о состоянии дел в этой области в других странах мира, рассматривая при этом «демократию по-американски» в качестве своеобразного эталона демократии вообще. В основном эта кампания была развернута против стран с авторитарными режимами, а также Советского государства, (в связи с гонениями на диссидентов).

Еще во время предвыборной кампании 1976 г., в рамках которой, будучи кандидатами на пост главы государства, столкнулись Дж. Форд и Дж. Картер, последний стремился использовать в своих интересах сложившиеся тогда в США настроения. Так, демократы критиковали республиканцев за то, что они «бросили Южный Вьетнам на произвол судьбы» и при этом уверяли, что у них есть средство избежать повторения «новых Вьетнамов».

На фоне Дж. Форда, Дж. Картер, будучи тогда губернатором штата Джорджия, не замеченный в политических скандалах, имел серьезные шансы на победу. Его предвыборная программа отличалась ясностью намерений. Он предлагал реорганизовать и уменьшить федеральный бюрократический аппарат, создать «открытое правительство», изменить налоговую систему, реформировать систему здравоохранения и образования, обещал остановить вызванный энергетическим кризисом рост безработицы и инфляции, в сфере внешней политики – сократить военное присутствие США в мире, выведя войска из Таиланда, Филиппин, Южной Кореи и Японии, а также уменьшить расходы на вооружения.

Одной из важнейших целей новой администрации, с точки зрения Дж. Картера, должна была стать защита прав и свобод человека во всем мире, что означало, в некотором роде, революцию в международных отношениях, разрыв с политикой предшественников, которые зачастую «закрывали глаза» на нарушения в области прав и свобод человека в отдельных государствах, являющихся союзниками США. Будущий глава государства писал: «Наша страна как член сообщества наций должна являть собой пример мужества, сострадания, чести и приверженности к основным правам и свободам человека». По мнению Дж. Картера, основной урок, который необходимо было извлечь из войны во Вьетнаме заключался в том, что США «не должны вмешиваться военными средствами в международные дела», поскольку «демократию нельзя навязать силой». Между тем, США, учитывая всю сложность связей в современном мире, а также тот факт, что они обладают серьезной военной, политической и экономической мощью, не могут просто так уйти от международных дел. Выход из этой ситуации заключается в том, чтобы опереться на традиционные американские ценности и не повторять действия, связанные с использованием военной силы.

В 1975 г. вышла его книга «А почему не самый достойный?», в которой содержались выступления в предшествующие годы. В ней автор обосновал необходимость опираться в действиях на моральные принципы, присущие простым американцам. Уотергейт и Вьетнам представлялись ему явлениями одного порядка, следствием отдаления правительства от народа и измены принципам американской демократии. Он считал, что государства подобны отдельным людям, и в политике следует придерживаться тех же моральных норм, что и в частной жизни: «Трагедия во Вьетнаме явилась шоком для американцев… но, ни Вьетнам, ни Уотергейт, ни кризисы в экономике не нарушают ценности человека и веру в идеалы». «Вся политика нашего правительства будет покоиться на обоснованной и свободно выраженной воле американского народа. Нам нет необходимости лгать. Нашим лучшим средством национальной обороны является правда», – заявлял он7.

В результате, пришедшая к власти в 1977 г. администрация Дж. Картера, в отличие от администрации Дж. Форда, придерживалась мысли о том, что традиционные военно-силовые средства с точки зрения морали не оправданы, не эффективны в плане противодействия возникающим в мире угрозам. При этом деятельность, направленная на защиту прав и свобод человека в мире во многом была нацелена на то, чтобы завоевать симпатии стран «Третьего мира», и тем самым подчеркнуть жизнеспособность и притягательность «американской модели». «Чтобы восстановить национальную репутацию в мире и создать новое единство внутри страны в поддержку своего руководства иностранными делами, г-н Картер стал подчеркивать ʺморальныеʺ – предположительно более популярные – аспекты внешней политики. Не отказываясь от традиционных союзников и целей…, он перенес акцент с угрозы коммунизма на провозглашение преобладающей преданности человеческим правам…», – писала 19 февраля 1978 г. The New York Times8.

Тем не менее, несмотря на все вышеуказанное, реальная отдача от пропагандистской кампании по защите прав и свобод человека в мире, в том числе с точки зрения преодоления «вьетнамского синдрома», оказалась невелика. На практике выяснилось, что руководство США, несмотря на ряд решительных шагов (сохранение санкций в отношении Южной Родезии, критика политики апартеида, осуществлявшейся правительством ЮАР, а также действий А. Стресснера в Парагвае и А. Пиночета в Чили), использовало политику «двойных стандартов», зачастую игнорируя серьезные нарушения прав и свобод граждан в пределах тех государств, которые расценивались в качестве стратегических союзников США на мировой арене. Самый яркий пример этого – ситуация в Центральной Америке, когда подвергнув критике политику руководства Никарагуа, аналогичную политику руководства Сальвадора администрация Дж. Картера фактически проигнорировала.



Нормализация двусторонних отношений США и СРВ и вопрос о судьбе пропавших без вести американских военнослужащих

Наряду с вышеуказанным, уже начиная с 1975 г. в США стали все чаще говорить о необходимости ускорения процесса нормализации двусторонних отношений США и СРВ, и конкретные действия, предпринимавшиеся в этих целях, причем не только на официальном уровне, на наш взгляд, следует также расценивать как весьма важный элемент в длительном процессе, связанном с преодолением «вьетнамского синдрома».

Примечательно, что уже в 1975 г., т.е. после падения Сайгона и захвата власти на территории всего Вьетнама коммунистами, в США, в ответ на поступившие предложения вьетнамской стороны, было высказано мнение о важности, в том числе и применительно к жизненно важным интересам США, нормализации двусторонних отношений между США и СРВ. Правда, на официальном уровне последовал отказ: руководство США пренебрегло призывами со стороны Вьетнама, высказав свои определенные условия, которые необходимо выполнить прежде, чем начать процесс нормализации двусторонних отношений.

В дальнейшем, эти действия приобрели уже более систематический характер и участие в них все чаще стали принимать политические деятели США. Так, в январе 1976 г. с визитом во Вьетнаме находился член Сената Конгресса США Дж. Макговерн, который в 1972 г. принимал участие в президентских выборах, что было расценено как важный шаг на этом пути. Как заявлял Дж. Макговерн, цель его поездки заключается в том, чтобы выяснить, существует ли возможность улучшения отношений между двумя странами9. По возвращении в США, Дж. Макговерн, выступая с докладом в Комитете по иностранных делам, призвал начать нормализацию отношений между США и СРВ10. И хотя, наблюдатели были единодушны во мнении, что Вьетнам, приглашая к себе политических деятелей США, стремился как можно быстрее предать прошлое забвению, нельзя исключать и желание США сделать то же самое. Кроме Дж. Макговерна, за нормализацию отношений между США и СРВ выступали М. Мэнсфилд и Э. Кеннеди11.

Одновременно с этим, так же начиная с 1975 г. в США активизировалась деятельность, связанная с поиском американских военнослужащих, пропавших без вести во время Вьетнамской войны. Уже через несколько недель после подписания Парижских соглашений, было осуществлено освобождение первой группы американских военнослужащих, попавших в плен. The New York Times 13 февраля 1973 г. писала в связи с этим следующее: «С освобождением сегодня во Вьетнаме первой группы военнопленных американцев Вашингтон и Ханой начали последний акт затянувшейся драмы, в которой пленные стали пешками в политической и военной игре. Очевидно, это драма, которую каждая сторона собирается играть, пока у нее есть хотя бы один человек…»12.

27 марта 1976 г. конгрессмен Д. Монтгомери, председатель Специальной комиссии по делам лиц, пропавших без вести в Юго-Восточной Азии добился рассмотрения этого вопроса на самом высоком уровне, после чего последовало заявление руководства США, в котором содержался призыв к вьетнамской стороне начать «предварительные переговоры» об улучшении отношений13.

Аналогичные настроения были в известной мере распространены и в среде американской общественности. 10 февраля 1977 г. с призывом к руководству США отказаться от политики бойкота Вьетнама и нормализовать отношения между США и СРВ обратилась широкая коалиция общественных организаций, созданная по инициативе «Комитета американских друзей на службе общества». На открывшейся в Вашингтоне национальной конференции, ее участники подчеркнули необходимость прямых переговоров между Вашингтоном и Ханоем, призвав руководство США поддержать принятие Вьетнама в ООН, установить с ним полные дипломатические отношения и отказаться от экономической блокады страны. Кроме того, они заявили о необходимости выполнения американской стороной принятых обязательств по частичной компенсации ущерба, нанесенного Вьетнаму в ходе боевых действий. Подготовленный документ «Призыв к примирению» был подписан более 100 тыс. американцами14.

Таким образом, все говорило о том, что в США многие были готовы к тому, чтобы начать процесс нормализации двусторонних отношений между США и СРВ, свидетельством чего являлась публично высказываемая поддержка.

Однако и Дж. Форд и Дж. Картер вовсе не считали необходимым идти на односторонние уступки и постоянно подчеркивали, что нормализации отношений между двумя странами должен предшествовать «Отчет о пропавших без вести». С другой стороны, определенные трудности в ходе процесса нормализации отношений между США и СРВ создавали консервативно настроенные круги, представители которых находились в Сенате и Палате представителей Конгресса США. «Кампанию непримиримости» в отношении Вьетнама возглавили тогда ряд политических деятелей (Р. Доул и др.), которые будучи по своим взглядам близкими к Р. Рейгану, обвиняли руководство США в «мягкости» по отношению к Вьетнаму.

С целью нагнетания антивьетнамских настроений в США был создан ряд организаций. Наиболее влиятельной из них стал основанный в 1977 г. «Национальный комитет против признания коммунистического Вьетнама». Участие в его деятельности приняли и представители эмиграции – лица, вынужденные бежать из Южного Вьетнама после падения Сайгона в 1975 г.

Тем не менее, на самом высоком уровне были сделаны некоторые шаги вперед на пути нормализации отношений между США и СРВ. 31 марта 1976 г. Согласительная комиссия Конгресса США проголосовала за отмену эмбарго на торговлю с Вьетнамом, которое было введено 16 мая 1975 г. после падения Сайгона, однако, при условии, что в течение шести месяцев вьетнамские власти сообщат данные об американских военнослужащих, которые числятся пропавшими без вести15.

Правда, американские СМИ попытались это интерпретировать по-иному. 25 апреля 1976 г. The New York Times в статье «Американские нефтяные кампании ведут переговоры с вьетнамцами» по поводу нормализации двусторонних отношений писала следующее: «Несмотря на сохраняющийся холодок в политических отношениях между Ханоем и Вашингтоном, Вьетнам втихомолку предложил нескольким американским нефтяным компаниям внести предложения касательно возобновления разведки нефти на прибрежном шельфе, которая прекратилась, когда год тому назад Южный Вьетнам оказался в руках коммунистов… По контрасту с этой сердечностью, неуклонно проявлявшейся в отношении американских нефтяных компаний…, отношения между правительствами оставались неровными. Сейчас эти отношения отмечены знаком полемики, и нет никаких признаков скорой оттепели»16.

Другая причина, которая, по мнению американских СМИ, вынуждала Вьетнам идти на сближение, была связана с его желанием стать полноправным членом ООН, чего настойчиво добивалось его руководство, начиная с 1975 г. Однако, при обсуждении этого вопроса в Совете Безопасности ООН 14 сентября 1976 г. США вновь, как и в августе 1975 г. пытались наложить veto на это решение, но при участии других постоянных членов Совета Безопасности ООН рассмотрение вопроса было перенесено.

12 ноября 1976 г. в Париже начались предварительные переговоры о возможности установления нормальных отношений между США и СРВ. Это был первый случай, когда обе стороны установили контакт друг с другом со времени подписания в январе 1973 г. Парижских соглашений. 15 ноября 1976 г. представитель США на заседании Совета Безопасности ООН при обсуждении вопроса о вступлении в ООН Вьетнама вновь использовал право veto, после чего, The New York Times 21 ноября 1976 г. в статье «Непреклонная позиция США в вопросе о военнослужащих, пропавших без вести», заявила: «…Соединенные Штаты будут по-прежнему настаивать на предоставлении им "исчерпывающих сведений" об американцах, все еще официально значащихся пропавшими без вести во время войны во Вьетнаме, прежде чем станут обсуждать вопрос об установлении дипломатических отношений с Вьетнамом»17.

В 1977 г. усилились призывы американских СМИ к нормализации отношений между США и СРВ. Э. Кеннеди – член Сената Конгресса США от штата Массачусетс, подчеркивал, что политика нормализации отношений между США и СРВ послужит не только урегулированию многих проблем, стоящих между двумя странами, но и делу мирного развития всей Юго-Восточной Азии18.

В марте 1977 г. «Специальная президентская комиссия по пропавшим без вести в Юго-Восточной Азии» в составе пяти человек во главе с профсоюзным лидером Л. Вудкоком прибыла во Вьетнам, где провела переговоры о судьбе около 2500 американских военнослужащих, пропавших без вести во время войны во Вьетнаме в надежде ускорить нормализацию двусторонних отношений между США и СРВ19. Вернувшись в США 21 марта 1977 г. американская делегация привезла на Родину останки 12 американских военнослужащих, погибших во Вьетнаме – пилотов, самолеты, которых были сбиты во время военных действий20.

В результате, это заложило основу для переговоров между представителями США и СРВ, которые проходили в дальнейшем (к примеру, следующие их туры состоялись в мае, июне и декабре 1977 г. в Париже, и в ходе первого из них делегация США, возглавляемая Р. Холбруком, приняла решение снять свои возражения против принятия Вьетнама в ООН)21, а также в том, что касалось преодоления «вьетнамского синдрома». 20 июля 1977 г. во время голосования в Совете Безопасности ООН представитель США снял свои возражения по поводу вступления в ООН Вьетнама. «Это еще один шаг к тому, чтобы война во Вьетнаме осталась в прошлом», – заявил тогда один американский представитель в штаб-квартире ООН22.

На фоне переговоров в Париже, американские СМИ высказали мнение, что «прорыв» в процессе нормализации двусторонних отношений между США и СРВ весьма близок, однако, атмосфера нормализации неоднократно нарушалась острейшими разногласиями, возникшими между США и СРВ в связи отказом первых от оказания финансовой помощи Вьетнаму в его послевоенном восстановлении, что было обещано еще Р. Никсоном в письме премьер-министру ДРВ датированному 1 февраля 1973 г. и обнародованному вьетнамской стороной (речь, в частности, шла о более чем 3 млрд. долларов на срок пять лет) 6 мая 1977 г. Конгресс США проголосовал за то, чтобы запретить даже обсуждение этого вопроса23.

Причем в США многие выступали против оказания финансовой помощи Вьетнаму. К примеру, бывший уже к тому моменту государственный секретарь США Г. Киссинджер высказал мнение, что «это означало бы доводить мазохизм до крайности». Выступая во время слушаний в Конгрессе США, он опроверг утверждение о том, что бывший Президент США Р. Никсон заключил секретное соглашение об оказании Вьетнаму финансовой помощи в восстановлении страны, которое США якобы не выполнили. «Соединенные Штаты никогда не давали Вьетнаму твердых обязательств о послевоенной помощи, – заявил он, а те предложения, которые они выдвинули, потеряли силу в результате допущенных Вьетнамом нарушений Парижских соглашений о мире. Ввиду многочисленных случаев нарушения Вьетнамом Парижского соглашения о прекращении огня от 1973 года, со стороны Соединенных Штатов было бы абсурдно признавать, что на них до сих пор лежат какие-то обязательства. Мы ничего им не должны!»24.

В результате, хотя контакты продолжались, настоящий «прорыв» отсутствовал. Более того, отдельные факты даже свидетельствовали скорее об ухудшении ситуации. Так, 31 января 1978 г. был осуществлен арест сотрудника ЮСИА Д. Хэмфри, который совместно с вьетнамским эмигрантом Чыонг Динь Хунгу передавал секретную информацию постоянному представителю СРВ в ООН Динь Ба Тхи. Речь, в частности, шла о письмах, которые высокопоставленные американские дипломаты, находившиеся в Юго-Восточной Азии, отправляли в США. Эти материалы, согласно заявлению Государственного департамента США, давали возможность подробно узнать мнение американцев по широкому кругу военных и политических вопросов. Результатом стал отзыв Динь Ба Тхи из постоянного представительства ООН в Нью-Йорке25. «Осведомленные наблюдатели говорят, что контакты между США и СРВ в целях нормализации дипломатических отношений полностью прекратились. Контактов между представителями двух стран, ни письменных, ни устных не было после последней официальной встречи, состоявшейся в Париже в декабре прошлого года», – писала 6 июня 1978 г. The Christian Science Monitor26.

В августе 1978 г. Вьетнам по инициативе Э. Кеннеди посетила делегация организации «Комитет американских друзей на службе общества» – квакерская организация. Во главе делегации находился Дж. Маколифф, который встретился с заместителем МИД СРВ и главным редактором официальной газеты «Нян зан» Хоанг Тунгом27. Посредством этих посредников в США был отправлен сигнал о возобновлении процесса нормализации двусторонних отношений и важнейшим обстоятельством тогда стало то, что вьетнамская сторона отказалась от выдвигавшегося ранее обязательного предварительного условия – оказания финансовой помощи в послевоенном восстановлении страны. Теперь этот вопрос напрямую не связывался с процессом нормализации двусторонних отношений и рассматривался отдельно.

Тогда в пользу установления официальных отношений между США и СРВ выступил профессор Стэнфордского университета Ф. Уэйнстейн. В статье, опубликованной в июле-сентябре 1978 г. в Foreign Affairs, обосновывая целесообразность этого шага, он писал: «Установление отношений между США и СРВ не следует рассматривать как последний бой в войне, которую кое-кто продолжает вести в собственном уме. В нем скорее следует видеть важный первый шаг на пути к созданию новой системы безопасности в Юго-Восточной Азии, основанной на концепции многослойных отношений…»28.

Вскоре, после серии официальных заявлений, последовавших со стороны представителей руководства Вьетнама, ситуация действительно изменилась, поскольку вьетнамская сторона сняла те требования, который она ранее выдвигала в обмен на свое согласие нормализовать отношения.

14 сентября 1978 г., однако, эмбарго было продлено. И значительную роль в этом сыграл Зб. Бжезинский, занимавший тогда ярко выраженную антивьетнамскую позицию и столкнувшийся в связи с этим с сопротивлением со стороны Р. Холбрука, помощника государственного секретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана. Влияние, которое Зб. Бжезинский имел на Президента США, привело к тому, что именно его точка зрения относительно будущего взаимоотношений США и СРВ одержала верх29.

Правда, одновременно с этим, уже в сентябре 1978 г. состоялись очередные контакты официальных представителей США и СРВ30. «Переговоры между США и СРВ об установлении дипломатических отношений достигли такого этапа, на котором главными вопроса обсуждения являются сроки и методы перехода к нормальным отношениям, – писала в связи с этим 26 октября 1978 г. The New York Times. – Поскольку Соединенные Штаты одновременно участвуют в процессе установления полных дипломатических отношений с Китаем в момент, когда усиливается враждебность между Пекином и Ханоем, официальное сближение между США и СРВ представляется довольно щекотливым делом»31.

В связи с началом военных действий Вьетнама против Камбоджи в декабре 1978 г. ситуация ухудшилась. После того, как Вьетнам начал полномасштабное вторжение в Камбоджу с целью свержения режима «красных кхмеров», когда уже 7 января 1979 г. был взят Пномпень, действия Вьетнама, расценивавшиеся в США как агрессия, не могли способствовать процессу нормализации двусторонних отношений между США и СРВ32.

Таким образом, трудности, с которыми Дж. Форд и Дж. Картер столкнулись в процессе нормализации двусторонних отношений между США и СРВ свидетельствуют насколько тяжелым тогда оказалось преодоление «вьетнамского синдрома».

Решение вопроса о судьбах ветеранов войны во Вьетнаме.

Одним из способов уйти от «вьетнамского синдрома» стали также социальные меры, действие которых распространялось на ветеранов войны во Вьетнаме. Призывая «забыть прошлое», Дж. Форд и Дж. Картер высказывались в пользу усиления внимания государства по отношению к бывшим военнослужащим, принимавшим участие в боевых действиях во Вьетнаме.

Уже 19 августа 1974 г. впервые по этому вопросу выступил тогдашний Президент США, который заявил, что он не будет «безразличным к любой дискриминации ветеранов, особенно тех, кто служил с честью в войне во Вьетнаме», высказав также озабоченность по поводу растущих социальных проблем среди этой категории граждан США.

В результате, и Дж. Форд и Дж. Картер, называя ветеранов войны во Вьетнаме «национальными героями», публично провозглашали необходимость вмешательства государства в вопросы, связанные с их судьбами. Речь в частности шла о попытках решить некоторые острейшие по своему характеру социальные проблемы, например, проблему безработицы, уровень которой среди участников войны во Вьетнаме был исключительно высоким. Однако на практике оказалось, что их решение было сопряжено с серьезными трудностями. Затянувшийся экономический кризис, приведший к обострению проблемы дефицита государственного бюджета, препятствовал выделению необходимых средств. В большей степени это удалось скорее Дж. Картеру, чем Дж. Форду.

Так, уже 27 января 1977 г. была выдвинута программа борьбы с безработицей среди ветеранов войны во Вьетнаме, которая предусматривала выделение дополнительных рабочих мест, в том числе инвалидам, в рамках Программы по профессиональной переподготовке и помощи безработным.

В марте 1977 г. было заявлено о новом проекте, который предусматривал увеличение квоты и срока действия до десяти лет программы получения образования в соответствии с «Биллем о льготах для военнослужащих».

Выдвинутая 8 октября 1977 г. «Программа по индексации специальных пособий» впервые уравнивала всех ветеранов «и пред-вьетнамской, и пост-вьетнамской, и вьетнамской эры».

Что касается инвалидов, то применительно к ним была разработана специальная «Программа реабилитации недееспособных ветеранов», провозглашенная 10 октября 1978 г., в соответствии с которой было выделено несколько тысяч рабочих мест для тех ветеранов войны во Вьетнаме, которые в результате своего участия в военных действиях получили инвалидность.

Наконец, отдельно решались вопросы, касающиеся тех, кто столкнулся с серьезными психологическими проблемами и находился на излечении в психиатрических больницах. Для решения этой проблемы предполагалось оказывать всестороннюю поддержку не только больных, но и их семей. Национальный психиатрический институт в сотрудничестве с Администрацией ветеранов по предложению правительства изучил проблему и предоставил свои рекомендации.

При этом постоянно говорилось о том, что нация в долгу перед ветеранами войны во Вьетнаме. «Это чрезвычайно трудно – бороться в непопулярной войне, – заявил Президент США 24 октября 1977 г., когда так необходима поддержка нации… Сейчас ветераны сталкиваются с безразличием, а порой и презрением в своей стране». Пытаясь воздействовать на эмоции граждан, глава государства обратился к собственному опыту: «Я вернулся с войны как один из героев, хотя я не был героем, мой сын (который служил во Вьетнаме) вернулся неоцененный, иногда презираемый своими ровесниками, кто не участвовал в конфликте». Между тем, ветераны войны во Вьетнаме находятся «в более трудном положении, чем ветераны предыдущих войн… Я, как президент, чувствую ответственность перед ними».

В декабре 1979 г. Министерство по делам ветеранов открыло первый так называемый Vet Center, который представлял собой центр по оказанию психологической помощи ветеранам войны во Вьетнаме, способствуя также решению наиболее острых социальных проблем. Спустя пять лет в США действовало уже более сотни таких центров, которые смогли оказать различную помощь более чем 200 тыс. участникам войны во Вьетнаме33.

Все вышеуказанное внесло довольно значительный вклад в решение самых острых социальных проблем, с которыми после своего возвращения на родину столкнулись участники войны во Вьетнаме и, как представляется, сыграло определенную роль в преодолении последствий «вьетнамского синдрома», в особенности, тех его последствий, проявление которых наблюдалось на индивидуальном уровне.



Амнистия в отношении уклонистов от службы в вооруженных силах.

Представляется, что помилование тех лиц, которые во время войны во Вьетнаме уклонялись от службы в вооруженных силах, также можно расценивать как своеобразный «уход» американцев от «прошлого Вьетнама». Эта идея получала поддержку среди представителей высшего руководства США, Дж. Форда и Дж. Картера34.

К этому шагу руководство США американские СМИ призывали начиная с 1975 г., но, особенно с 1977 г., когда к власти пришла новая администрация. Еще 17 декабря 1975 г. Дж. Рестон, выступая на страницах The New York Times, в статье «Рождественская амнистия?» писал: «Неужели нельзя еще до того, как кончится старый год и мы вступим в новый 1976-й, когда нам предстоит отметить 200-ю годовщину со дня провозглашения нашей независимости, хотя бы задуматься о разумности объявления безусловной рождественской амнистии тем. Кто отказался участвовать во Вьетнамской войне и вынужден сейчас оставаться за границей?»35.

Несколько иным, однако, оказалось отношение к этой идее со стороны американцев. К примеру, как свидетельствует опрос общественного мнения от 10-12 января 1977 г., результаты которого были опубликованы 22 января 1977 г. на страницах The New York Daily News, большинство опрошенных лиц (49 % против 39 % при 12 % выбравших ответ «Затрудняюсь ответить») высказалось против помилования тех, кто во время Вьетнамской войны уклонялся от призыва в вооруженные силы США. Критически респонденты (54 % против 31 % при 15 % выбравших ответ «Затрудняюсь ответить») отнеслись и к идее распространения амнистии также на тех, кто осуществил акт дезертирства в ходе боевых действий в Юго-Восточной Азии36.

Только участники антивоенного движения, а также некоторые, радикально настроенные ветераны Вьетнама, высказывались в пользу этой идеи. В начале февраля 1977 г. они даже провели демонстрацию в поддержку безоговорочной амнистии всем, кто в той или иной мере пострадал за отказ участвовать в войне во Вьетнаме37.

Тем не менее, 21 января 1977 г. была осуществлена амнистия в отношении всех осужденных военнослужащих, находившихся на службе в вооруженных силах США с 4 августа 1964 г. по 28 марта 1973 г. Ранее, были сняты обвинения с молодых людей, которые протестовали против эскалации войны во Вьетнаме. В результате, это стало еще одним важным шагом на пути преодоления «вьетнамского синдрома».


Каталог: publications
publications -> Названия: танг-ку, танг-кун, сдрес-дуг, лча-ргод, дри-мчхог-ргйал-по-танг-ку и другие. Ти-му-са: вид лекарственной травы; вкус горький; после усвоения- прохладное. Свойства: устраняет „ргйу-гсер”
publications -> Требования к статье объем до 15000 знаков
publications -> Инструментальный анализ фонетического строя исчезающего языка1
publications -> Исследование фразовой интонации при кодовом переключении
publications -> Кудрявцева Е. Л
publications -> Исследование актуальных социально-гигиенических проблем здоровья на севере // Экология человека. 1997. №


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница