Церковь о добрачных связях и абортах Благословение Элладской Церкви




страница1/4
Дата09.07.2016
Размер0.57 Mb.
  1   2   3   4
c:\users\777\desktop\single-page-portfolio\single-page portfolio\html\semya\--\cerkov-o-dobrachnyx-svyazyax-i-abortax.files\cover.jpg

Церковь о добрачных связях и абортах

Благословение Элладской Церкви
Перевод с новогреческого А.Севериненко


ОГЛАВЛЕНИЕ 

Предисловие  


Брак - это святое таинство, не оскверняй его внебрачными связями
До брака и после брака, или о "смешных" вещах
Подстрекательство к убийству, или еще раз о "смешных" вещах
Супружество во Христе
Дети - дар Божий, не отвергай его
Аборты и позиция Церкви
Аборты и общество
Почему бы тебе не убить одного из тех, кто уже есть?
Смертная казнь и аборты
Еще несколько слов об абортах
Вы не можете убить моего ребенка
Человеческий эмбрион получает душу в момент зачатия или позже?

Предисловие

 

Статьи, вошедшие в этот сборник, первоначально были опубликованы в афинской церковной газете "Ортодоксос типос" ("Православная печать"). Тогда эти статьи вызвали в церковной, да и в светской общественности Греции отклик, превзошедший всякие ожидания. Автор - о. архимандрит Епифаний Феодоропулос - был завален письмами от клириков и мирян с просьбами и предложениями опубликовать свои статьи отдельной брошюрой, которую всегда можно было бы иметь под рукой. Некоторые (в том числе и архиереи Элладской Церкви) даже предлагали осуществить издание за свой счет.



Впервые брошюра была издана в Афинах в 1992 году. Однако и в наши дни она ничуть не устарела, так как вопросы, рассматриваемые в ней, продолжают волновать совесть как церковных, так и не церковных людей как в Греции, так и в нашей стране. В русское издание вошли статьи, касающиеся двух тем: добрачных связей и абортов. О.Епифаний говорит со своим читателем простым, понятным языком, прив΀?дит примеры из повседневной жизни, ссылается на Священное Писание и отцов Церкви.

Автор в точности следует учению Православной Церкви, ни на волос не отклоняясь от святоотеческого Предания, в то же время открыто и безбоязненно вступает в дискуссию с современным внецерковным миром, не боясь говорить с этим миром на его языке.

Надеемся, что русское издание статей о.Епифания поможет заблуждающимся обратиться на путь истины, колеблющимся и сомневающимся - утвердиться на этом пути, а держащимся церковного учения - низлагать лукавые хитросплетения врагов истины.

Брак - это святое таинство,


не оскверняй его внебрачными связями

 

До брака и после брака, или о "смешных" вещах



 

Господин главный редактор!

Некий известный богослов, преподаватель института, путешествующий сейчас по Кипру, в одной из публичных бесед высказал, помимо прочего, такие мысли:

"Брак не является Таинством в том смысле, что занятие любовью за пять минут до свадьбы - грех, а спустя пять минут оно вполне законно. Это смешно!"

Слова "это смешно!" он повторил трижды! И продолжил:

"Брак является Таинством не в том смысле, что он узаконивает связь двух людей, но в том смысле, что эти двое принимаются в церковную общину как супруги".

Поскольку эти взгляды явились для многих соблазном, я очень прошу редакцию "Ортодоксос типос" просветить нас по этому вопросу.

С любовью о Господе,
Кипрский богослов.


Прим. ред.: Настоящее письмо мы передали архимандриту Епифанию (Феодоропулосу) и попросили его взять на себя труд ответить его автору. Он направил нам публикуемое ниже ответное послание, которое расставляет все по порядку и за которое мы его благодарим.

 

Господин главный редактор!



В ответ на Вашу просьбу направляю Вам следующее письмо. Однако сначала я заявляю, что не несу никакой ответственности за точность сведений, содержащихся в письме, отправленном Вам кипрским богословом. Я пишу, принимая a priori, что письмо точно передает слова, сказанные в ходе публичного выступления.

Итак:


1. Если, как было провозглашено перед аудиторией, "Брак является Таинством не в том смысле, что он узаконивает связь двух людей, но в том смысле, что эти двое принимаются в церковную общину как супруги" (!!!), то, ни много ни мало, он вообще не является Таинством! Это - всего лишь церковное чинопоследование, как, например, хиротесия пресвитера в протоиерея или возведение нового епископа на кафедру, то есть его интронизация в кафедральном соборе. (Разумеется, предполагается, что епископ принимает свою кафедру, будучи первоначально рукоположен на другую, как бывает в случае перемещения архиерея или назначения на кафедру епископа, пребывающего на покое). Зачем нужно Таинство, то есть получение особого дара Святого Духа, когда речь идет о таком простом деле, как прием в церковную общину "двух людей как супругов"? Было бы достаточно обычного бюрократического акта (например, записи в приходской книге). Пусть даже какого-нибудь чинопоследования. Но зачем призывать Духа Святого? Если, как было сказано выше, новый епископ - отец и глава церковной общины - принимается в нее не через Таинство, а через простой чин, то зачем требуется совершение Таинства для того, чтобы принять в нее как супругов двух простых мирян? Вот это действительно "смешно"!

2. Если "Брак является таинством не в том смысле, что он узаконивает связь двух людей, но в том смысле, что эти двое принимаются в церковную общину как супруги", то он не обязателен для супругов. Раз они уже являются членами церковной общины как частные лица, по отдельности, что за необходимость принимать их вместе "как супругов"? Я не говорю, что это плохо. Это хорошо, но в этом нет необходимости. В таком случае решение о том, будут ли супруги "официально числиться" в церковной общине по отдельности или как "супружеский союз", оставляется на их собственный суд... Таким образом, совершение Таинства брака зависит от выбора самих супругов!

3. Если "Брак является таинством не в том смысле, что он узаконивает связь двух людей, но в том смысле, что эти двое принимаются в церковную общину как супруги", то нет никакой причины связывать его по времени с совместной жизнью супругов, а не совершать через 3, 5 или 10 лет. Последний случай был бы даже более предпочтителен, по двум причинам. Во-первых, в случае развода было бы гораздо ΀?еньше проблем. Во-вторых, вместо того, чтобы быть принятыми в церковную общину как "супруги", они могли бы быть приняты как "семья", а ведь это было бы еще более впечатляюще и торжественно. Представляете себе брак, когда вслед за новобрачными вокруг аналогия идут со свечами трое, четверо или восемь одетых в белое детей? Прекрасное зрелище! Итак, к чему спешить? Однако пора оставить эти поистине "смешные" рассуждения и порассуждать более серьезно, или, лучше, более церковно и богословски. Итак.

4. Именно такова природа, сила и ценность Таинств, что они претворяют и изменяют состояние, преображают события, вместо греха даруют святость, вместо запретного - благословенное, возвышают земное на Небеса. Да, "за пять минут" до брака плотское соединение мужчины и женщины - грех; а "спустя пять минут" - нет. "За пять минут" до священнического благословения на святом престоле находятсπ? "хлебушек" и "винцо"; "спустя пять минут (а на самом деле спустя секунду)" - это уже обоженные Тело и Кровь Господня! "За пять минут" до крещения преподание крещаемому святой Евхаристии - тягчайший грех; "спустя пять минут" - это необходимое и святое действие. "За пять минут" до епископской хиротонии нареченный во епископа - простой пресвитер, который не может рукополагать клириков; "спустя пять минут" в ходе божественной литургии он уже рукополагает пресвитера и дьякона. Но можно и не углубляться в Божественное и сверхъестественное, то есть в церковные Таинства, и в житейских делах действуют подобные законы. "За пять минут" до подписания договора и приложения печати это не договор, а простая бумажка; "спустя пять минут" - это официальный документ, создающий опред΀?ленные правовые последствия (права и обязанности). "За пять минут" до подписания завещания оно ничем не отличается от оберточной бумаги; "спустя пять минут" оно определяет судьбу имущества, оценивающегося в сотни миллионов. "За пять минут" до принесения присяги президент - обычный гражданин, не имеющий никакой особенной власти; "спустя пять минут" он может отправить в отставку правительство и распустить парламент...

5. Если мужчина и женщина могут, не опасаясь греха, иметь плотское общение до брака, в то время как по причине разногласий дело может вообще не дойти до свадьбы (не раз уже обрученные люди расставались, когда уже были разосланы приглашения на свадьбу!), то что из этого выйдет? Наверное, и тот, и другая будут искать новых "супругов". А если и в этом случае повторится все то же самое (плотπ?кая связь, ссоры, развод до брака), неужели они всю жизнь будут оставаться безбрачными? Конечно, нет. Оба они снова будут искать очередного сожителя. А если несчастье повторится... в третий раз, что не так уж невероятно, то они вновь выйдут на поиски "супруга". Но чем же такое положение дел отличается от так называемой "свободной любви"? Мы еще можем говорить о браке "во Христе" или мы имеем дело с обычным плотоугодием, или, если хотите, с "бесплатной проституцией"?

6. А тем временем Церковь официально и недвусмысленно выразила свою точку зрения. И она ясно и категорично заявила, что плотское общение мужчины и женщины "за пять минут" до брака - не простой, а великий грех. Настолько великий, что он является препятствием к священству! (Известно, что так называемые "мелкие" грехи не являются такими препятствиями - иначе вообще никто не стал бы священником). Утвержденное Трулльским Вселенским Собором 69-е правило Василия Великого гласит: "Чтец, аще прежде брака смесится с своею обручницею, по отлучении на едино лето от служения, приимется в чтеца, wo да пребудет без производства в высшие степени", то есть, чтец, имевший плотское общение со своей невестой до брака, остается в звании чтеца (после годичной епитимий, разумеется), но в высшие степени он уже не допускается, то есть он уже не может стать ни дьяконом, ни священником! Так учит и так узаконивает водимая Духом Святым Церковь! А мы смеем называть "смешными" ее боговдохновенные заповеди! Неужели мы не чувствуем, что сами смешны, противопоставляя наши собственные "чревовдохновенные" теории ее опыту в Духе Святом (было бы еще не так страшно просто выглядеть смешными); не рискуем ли мы угодить в число богоборцев?

С уважением и любовью о Господе Иисусе,
Архимандрит Епифаний (Феодоропулос).

"Ортодоксос типос", 8 февраля 1985 г.

 

Подстрекательство к убийству, или еще раз о "смешных" вещах...



 

Господин главный редактор!

В выпуске вашей газеты от 8 февраля сего года было опубликовано мое критическое письмо по поводу высказанного неким преподавателем богословия мнения, согласно которому мужчина и женщина могут иметь плотскую связь до брака, и это не будет грехом. В этом моем письме должно было быть семь пунктов вместо шести. Однако поскольку седьмой пункт был бы весьма пространным и поэтому резк΀? выделялся бы среди прочих, я счел целесообразным опубликовать его отдельно. Я делаю это теперь. Не стоит и говорить, что мнение о допустимости добрачных связей высказывалось не только тем богословом, на которого ссылался наш автор с Кипра (если, конечно, его письмо точно передает ситуацию), но и некоторыми другими богословами и небогословами. Я прошу всех их немного прислушаться к нижеследующим словам.

"Трудна юность, ибо она удобопрельщаема, удобопоползновенна и весьма нуждается в узде; это некий огонь... легко и быстро разгорающийся", - говорит святой Иоанн Златоуст (PG 49, 21). Это касается не только нецерковной молодежи, но и церковной. И она, то есть верующая и живущая во Христе молодежь, обладает вышеупомянутыми свойствами, и в особенности удобопоползновенностью. Однако страх Божий (или, если угодно, любовь Божия) - сильное лекарство, и он в большей или меньшей степени, хотя и не всегда, удерживает молодых людей от тяжелых падений. А что касается плотских грехов, то верующие юноши и девушки, зная, что добрачные связи - грех, подвизаются и в этом направлении и по благодати Божией им удается - хотя, конечно, и не всем - достичь брака в чистоте и достойно получить венцы. В журнале "Три святителя" несколько лет назад (в мае 1973 г.) было опубликовано очень характерное письмо некой верующей девушки. Позволим себе опубликовать его и мы. Оно ярчайшим образом выражает позицию всех верующих молодых людей по данному вопросу.

 

Супружество во Христе



  (Журналист г-н Д. Псафас в одной из своих статей рассказал об одной девушке, которая хотела бы оставаться в чистоте до брака, однако находилась в недоумении по поводу того, как этого достичь, поскольку все молодые люди, с которыми она знакомилась, уже после второго свидания требовали связи с ней. Некая читательница нашего журнала прислала нам ответное письмо, адресованное г-ну Псаπ?асу. Мы публикуем его ниже).

 

"Досточтимый г-н Псафас!



Я прочла вашу статью под названием "Чистота", опубликованную в номере от 31 числа этого месяца (марта). Мне доставило большую радость услышать о принципах написавшей Вам девушки, решившей оставаться в чистоте до брака. Однако ее ошибка заключается в том, что она ищет "дружбы" с молодыми людьми и к тому же, как явствует из ее письма, с молодыми людьми "современных" взглядов... Я опишу Ва΀? мою собственную историю. Быть может, она будет интересна для этой девушки.

Мне 26 лет, я закончила университет. В детстве мой отец умер, и мне было непросто учиться, так как наша семья переживала немалые материальные трудности. С помощью Божией я держалась рядом с Богом и Его Церковью и успешно противостояла тем опасностям для нравственности, которые подстерегают человека в юности. Я не водила компаний с молодыми людьми. Мою компанию составляли нескольк΀? подруг одного со мною образа мыслей. Вопрос устройства своей жизни я предала Отеческому Промыслу Божию с несомненной верой. И результат последовал быстро. Один юноша, друг моего брата, (мой брат придерживается тех же принципов, что и я),-выпускник политехнического института, старше меня на три года, сделал мне предложение. Мы обручились. Из-за материальных причин наша свадьба оче΀?ь затянулась. Однако с помощью Божией и Церковных Таинств мы оба сохранили чистоту, И так мы дошли до брака. Конечно, для обоих нас это был великий труд, но именно этот труд возвысил каждого из нас в глазах другого, в своих глазах и перед очами Божиими. Теперь вот уже два года, как мы муж и жена. У нас есть благословенное дитя, мы ждем второго, а там - как Бог даст... Мы не хотим "запланированной" семьи. (Сейчас в этой семье 6 детей - прим. авт.). Мы с мужем живем в ненарушимой гармонии. Нас связывает и глубокая человеческая любовь, и силπ?ная привязанность, но главное - нас связывает Христос и Его Церковь, сознательными членами которой мы стараемся быть. И так наш союз приобретает силу. У нас не бывает ссор...

Что же касается нашего "досуга", то я не знаю, возвращаются ли другие пары такими радостными, такими умиротворенными, такими "переполненными" со "всенощной" вечеринки, как мы, например, с вечерни в маленькой церквушке, куда мы ходим вместе с семьями наших друзей, которые живут так же, как и мы. Наша жизнь течет тихо и мирно среди благодати и любви Божией. И мой муж, и я стараемся стать лучшими и несомненно верим, что будем вместе не только в этой, но и в будущей жизни, в нескончаемом Царствии Божием. Химеры и фантазии? Для других - может быть. Для нас же это живая реальность. Те, кто живут со Христом и с Его Церковью, уже в этой жизни предвкушают блаженство Царствия Христова...

Я прошу Вас не называть мое имя. Но если Вам позвонит девушка, написавшая Вам письмо, дайте ей мой телефон.

С исключительным уважением и великим почтением, поскольку по возрасту я гожусь Вам в дочери,

К. П.".


 

Вот так подвизаются верующие молодые люди. Однако если мы убедим их, что добрачные связи не составляют греха, то они, естественно, оставят этот подвиг, который очень труден. И что же тогда будет? То, что уже происходит со всеми молодыми людьми, имеющими добрачные связи. Известно, что они, за редкими исключениями, стараются избегать "нежелательных последствий" этих связей. Однако также известно, что, несмотря на все предохранительные меры, определенная часть этих связей ведет к зачатию, поскольку эффективного на 100% противозачаточного средства не существует! Что же бывает в этом случае? Опыт говорит нам, что перед парой встают три выхода. Первый: преодолевая или презирая все препятствия и все трудности, они срочно женятся, так что ребенок рождается хотя и "досрочно", то есть через семь, пять или три месяца после свадьбы, но все же не незаконнорожденным, а в подготовленном семейном "гнезде". Второй: когда существуют непреодолимые препятст΀?ия к браку (например, отказ юноши, будь то по причине того, что он еще не думает о девушке как о своей будущей жене, или из-за противодействия родителей, или из-за материальной неустроенности, или... или... или...), а беременная не соглашается на убийство своего ребенка, то рождается внебрачный ребенок. В этом случае тоже есть много вариантов. Юноша может удариться в бега, оставив мать ребенка на произвол судьбы,- а здесь могут начаться и судебные тяжбы, а может и остаться с ней и жениться позже, усыновив внебрачного ребенка (или детей). В том случае, если отец ребенка бросит женщину, она может "скрыться" тем или иным способом (например, переехав в город, где ее никто не знает), а когда ребенок родится, отдать его третьим лицам для усыновления; а может и принять все посл΀?дствия своего поведения и стать матерью-одиночкой и т.д. и т.п. А вот третий выход, к сожалению, самый легкий и потому самый распространенный: аборт, то есть убийство невинного создания! Опыт духовников печален: число женщин, имевших добрачные связи, пусть даже со своими будущими супругами, и не прибегавших к абортам, ничтожно. Большая часть из них совершала аборт, и даже не один раз. (Ведь на исповедь приходят не только сознательные верующие.).

Итак, то, что происходит сегодня с религиозно безразличной (сознательных безбожников не так уж много) или с малоцерковной молодежью, завтра непременно произойдет и с сознательными верующими - ведь мы знаем, как больна и подвержена стороннему влиянию человеческая природа, особенно в юном возрасте. Это значит, что часть молодых людей будет срочно устраивать брак, когда появятся признаки беременности, другая - заводить внебрачных детей (одного или нескольких), а третья (малая? большая?- Бог знает!), будучи охвачена паникой от тех про΀?лем, которые будут вызваны нежданным, то есть добрачным, появлением ребенка, и которые дьявол представит колоссальными и непреодолимыми, несмотря на все увещания и запреты, прибегнет к аборту.

А кто же подстрекатели к этому преступлению? Без сомнения, это те, кто унижают, ценность и извращают смысл Таинства брака; те, кто учат молодежь, что добрачные связи - не грех. Их вина велика и тяжка! В день Суда от них будет потребован ответ не только за плотской грех увлеченных в добрачную связь верующих юношей и девушек, но и за кровь невинных созданий, котораянепременно будет пролита, в большем или меньшем количестве. Братья! "Станем добре! Станем со страхом!" Не будем играть с огнем. Не будем касаться оскверненными руками священного. Не будем шутить над серьезнейшими вещами. Не будем бросать "разжженные стрелы" в лес во время засухи и сильных ветров. Не будем подкладывать дрова в уже разгоревшийся костер. Скажем: "Юность - это некий огонь, легко и быстро разгорающийся".

С любовью о Господе,
Архимандрит Епифаний (Феодоропулос).

"Ортодоксос типос",


22 февраля 1985 г.

 

Дети - дар Божий, не отвергай его



 

Аборты и позиция Церкви


(ответ г.Спиридону Алексиу)

 

В газете "Кафимерини" за 19 число этого месяца была опубликована статья г. Спиридона Алексиу, озаглавленная "Больница или тюрьма?", касающаяся позиции Церкви относительно возможной отмены уголовного наказания за аборты, выступающей против этой отмены. Эта статья, в которой автор, между прочим, ссылается и на нашу публикацию (см. газету "Ортодоксос типос" за 9 октября 1981г.), не оправдывает аборты. Напротив, автор рассматривает



умерщвление эмбриона как "деяние, принижающее человеческое существование и ставящее человека на одну из низших ступеней в шкале ценностей". Однако он продолжает: "Вопрос в другом: законны или противозаконны аборты? Здесь у нас появляются разногласия, так как мы утверждаем, что Церковь не должна выступать за сохранение уголовной ответственности за аборты. Церковь не должен занимать вопрос о том, что сделает или не сделает государство, будут подлежать аборты строгому запрету или нет. Церковь делает ошибку, вмешиваясь в политику..."

Да позволит мне зело возлюбленный - несмотря на все наши разногласия - автор сказать, что это он делает ошибку, а не Церковь. Церковь совершенно права, когда выступает против легализации абортов. Защитница высшего нравственного закона не может бесстрастно смотреть на то, как узакониваются преступления. Хранительница завещанной основавшим ее Богочеловеком истины, что человек - вπ?сочайшая ценность во всем материальном мире, не может взирать без протеста на поощрение (ибо это и означает отмена наказания) уничтожения тысяч невинных созданий, обладающих неотъемлемым правом на высшее и богодарованное благо - жизнь. Конечно, у нее нет (и не должно быть!) материальных сил, чтобы противостоять государству, но во имя какой нравственности или логики мы отказываем ΀?й даже в праве на протест? У всех есть свое мнение по нравственным и общественным вопросам. Не только ученые или профсоюзы, но каждый грек может свободно выражать свое мнение по любому вопросу, если, разумеется, у него есть хоть какие-нибудь знания в этой области. Почему Церковь должна молчать о важнейших нравственных, общественных и национальных вопросах (а вопрос об абортах, нес΀?мненно, таков) и почему она не может обратиться к преступающему пределы дозволенного государству хотя бы со словами: "не подобает..."? Конечно, было бы неверно или, вернее, немыслимо, если бы Церковь выступала за то, чтобы государственная власть наказывала не ходящих в церковь, не исповедующихся, не соблюдающих посты или еретиков и неверующих. Вера, благочестие, религиозность не воспитываются насильно. Свобода совести не должна нарушаться. Сам Основатель Церкви провозгласил: "Если кто хочет идти за Мной" (Лк. 9, 23). Однако существует множество вопросов, которые, хотя и не имеют ярко выраженного религиозного характера, в то же время относятся к нравственной, социальной, национальной области. И что же, Церковь должна молчать по этим вопросам и быть безразличной к пагубным для нравственности, общества и нации последствиям, которые будут вызваны неверным решением этих вопросов? Что же, ΀?ерковь должна молчать, когда государство узаконивает аборты, когда оно подкапывает основы семьи, когда оно предоставляет юридические права антихристианской секте иеговистов, когда оно безумно подчиняет вопросы языка и образования своим политическим целям и превращает греческий язык в какое-то варварское наречие, когда оно позволяет нудистам открывать свои лагеря, когда оно π?истематически назначает приемные испытания для служащих министерств и других государственных учреждений на воскресное утро, когда оно покрывает завесой закона различные тайные организации, как, например, масонские ложи, или если оно вдруг (представим себе) узаконит продажу и употребление наркотиков, гомосексуальные "браки" или не знаю что еще? Обо всем этом она должна молчать? Но тогда тысячу раз прав тот политический деятель, который недавно заявил, что "дело Церкви - отпевать покойников"! Без сомнения, г. Алексиу никогда не мог себе представить, что именно таково назначение Церкви.

Но есть и другой момент. Кто такие правители нашей страны - и теперешние, и вчерашние, и древние? Быть может, они - сознательные неверы? Они - убежденные безбожники? Нет! Они никогда не заявляли чего-либо подобного. Все они выставляют себя православными христианами, членами Элладской Православной Церкви. Без сомнения, за редкими исключениями, это малоцерковные люди и их связь с Церк΀?вью носит эпизодический и поверхностный характер. Но несмотря на это, они являются членами Церкви, поскольку ни они сами не отрекались от нее, ни она не отлучала их от своего тела. Так что Церковь имеет право обратиться к ним - ее чадам и заявить, что аборт - это тягчайшее преступление, а преступления не могут быть узаконены правительством, состоящим из православных христиан. Это ее священный долг и обязанность. Разве у нее нет права или, лучше сказать, обязанности, показать правительству противоречие между неприятием смертной казни, к которой присуждают злодеев, и безразличием по отношению к убийству миллионо΀? невинных существ? И вот еще что: разве не должна наша Церковь, на протяжении веков бывшая любящей кормилицей и спасительным прибежищем нашего народа, потребовать от правительства взглянуть на значение этого вопроса для нации и любым способом и любыми жертвами не допустить узаконения абортов, чтобы наш мученический народ не вымер окончательно? Правительства, партии, политические блоки приходят и уходят. Но Церковь остается. Церковь существовала, когда не было никаких партий, и она их переживет. И наш народ существовал до партий и целые века жил без них. Но не знаю, выжил ли бы он без Матери-Церкви... Так чего мы добиваемся? Мы хотим отодвинуть Церковь на задворки жизни нации и общества? Сделать из нее музейный экспонат или украшение официальных мероприятий - присяги государственных служащих, панихид и молебнов по случаю праздников?

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница