Целью слушаний стало обсуждение и доработка Доктрины жизнеобустройства среднего класса России




страница7/10
Дата13.08.2016
Размер1.1 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Журавлев Сергей Евгеньевич

Руководитель проекта "Российский Дом Будущего", член Экспертного совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия", заместитель руководителя Комитета "Новая жилищная политика".
Здравствуйте. Огромное спасибо Общественной палате, что поддержала наши инициативы и предоставила нам возможность рассказать о нашем проекте. Хотя я считаю, что проект не столько наш, сколько общий. И задача наша соотносится с задачами Общественной палаты. Для того, чтобы понять ход наших мыслей, скажу короткую предысторию. Когда мы начинали проект «Российский дом будущего», мы исходили из доктринальной статьи журнала «Эксперт» о домах будущего, городах будущего, магистралях будущего. И нам казалось, что «Российский дом будущего» - это скорее технологическая, экономическая задачка, которую надо будет порешать. И, описав решение и предложение, мы получим ответ на жилищные вопросы. Не получилось. В ходе реализации проекта, а он уже реализуется полтора года, мы перешли, скорее, к гуманитарной задаче, к цивилизационной задаче. И вывод из наших мыслей – это документ, который вам роздан, называется он «Российский дом будущего» к доктрине жизни обустройства среднего класса».

Теперь, собственно, к докладу, который мне очень сильно облегчил Валерий. И это сожмет мое время и позволит другим высказаться более широко. Знаем ли мы, что такое современное жилье? Я имею в виду не узкий круг специалистов, которые между собой вечно спорят и считают, что именно их мнение отражает целостное восприятие жилья. Я имею в виду широчайший круг потребителей, девелоперов, разного рода специалистов в области социологии, психологии, футурологии, политиков и, в первую очередь, местных политиков. И мой ответ – скорее нет, чем да. По очень простой причине. Для того, чтобы говорить о таком знании, надо иметь хотя бы некий общественный консенсус, общее представление о том, каким должно быть жилье в обозримой перспективе, какое жилье мы хотим для своих детей. Для того, чтобы такой консенсус возник, необходима единица, которая бы путем сложения формировала общественное мнение по поводу требований к девелоперам и политикам. Эта единица – жилец, которого в стране тоже нет. По советской традиции и идеологическим причинами наш жилец, скорее, называется квартиросъемщиком. Мы сегодня строим для человека, во имя человека, но не по воле и желанию человека. Мы заботимся о нем, и это реликто-распределительная советская система. Хотя сам человек имеет гораздо больше прав, возможностей и, самое главное, содержательного восприятия того, как он хочет жить. Поэтому наша задача с вами - вернуть практику самообустройства жизни, обустройство людей в систему проектирования и территориального планирования. Это проблема огромная, требующая, по сути дела, революционного пересмотра приоритетов. Наша традиция выросла из советской. Я имею в виду постсоветскую традицию. Мы проектируем и планируем так, как было заложено в СНиПах, в программных целях партии и народа. Мы до сих пор не очень-то спрашиваем потребителя, как надо поступать. И задача по формированию квалифицированного жилья столь велика и комплексна, что обойтись здесь только волею государства или бизнеса невозможно. Практика конфигурирования такого жильца должна быть гораздо более масштабной и многосложной. Откуда же этому жильцу взяться? Мы сначала считали, что нужно расписать по всем категориям жильца стандарты жилища. И таким образом мы каждому воздадим должное. И этот каждый будет требовать своего. Не получается. Надо выбрать целевую аудиторию, которая стала наиболее требовательной к качеству своей жизни. И мы считаем, что такой аудиторией может быть только средний класс. Причем, средний класс не в современном представлении о его доходах, а средний класс, исходя из качества людей, которые могут считаться представителями среднего класса. Для того чтобы такой средний класс создать, не обязательно только повышать доходы. Можно добиваться этого и путем снижения издержек. И первая главная издержка представителя, потенциального представителя среднего класса – это расходы на жилье. И жилье не столько на покупку, хотя и эта цена сегодня настолько велика, что не позволяет среднему классу фактически сформироваться сверх того объема, который уже сложился. Но, в первую очередь, по эксплуатационным издержкам. Мы сегодня имеем среднюю норму эксплуатационных расходов на жилье в пределах тридцати рублей. По сути дела, мы покупаем товар втридорога, и не только в момент покупки, но и в период всей эксплуатации. Мы не закладываем туда долгосрочную экономическую эффективность, в том числе ремонтопригодность. Мы не имеем сегодня резервов на капитальные ремонты. И сами технологии воспроизводят жилье, которое через пять-десять лет фактически превращается в рухлядь. Значит, нам необходимо сформулировать, во-первых, стандарты жилья, изменив существенно представление о жилье, как о каморке, камере. По сути дела, ячейке, в которой человек проводит восемь часов своего времени, и после этого ему очень сильно хочется из этого жилища сбежать. Мы должны говорить о жилищных стандартах, как идеологических, технологических, социально-культурных, и этот комплекс стандартов объявить всем и постараться создать институты общественной экспертизы, которые бы начали договариваться с властями, бизнесом о том, чтобы производство жилья впредь производилось согласно этим стандартам.

Мы говорим о среднем классе не только с точки зрения его условий заработка и расходов, мы, в первую очередь, подразумеваем под средним классом активную часть населения, которая может и имеет полное право двигаться по стране за лучшим местом жизни и работы. Значит, сам жилищный рынок, стандарты жилья, технологические решения и государственная и местная политика должны такое право человеку обеспечить. Поэтому вопрос состоит сегодня не столько о том, чтобы создать рынок арендного жилья, сколько о пересмотре вообще приоритетов государственной политики на жизнеобеспечение, жизнеобустройство. Мобильность жилья – это комплекс арендного жилья, возможности трансформации жилья, как говорит Вячеслав Глазычев, «гардеробности жилья». Очень мобильного рынка, способного быстро поглощать имеющееся жилье и предлагать человеку адекватное жилье в собственность. Для того, чтобы такую мобильность рынка обеспечить, необходимо добиться нового технологического решения. Это решение должно быть массовым, многообразным, позволяющим очень быстро строить качественное разнообразное жилье. Речь идет о новой производственной политике и новом государственном стимулировании производства массового жилья, жилья для среднего класса, жилья экономического класса. О технологических коридорах Валерий говорил, я повторять не буду, скажу лишь то, что запустить это без государственного участия, без государственного отбора таких технологических коридоров невозможно. Сегодня в стране построено порядка пятидесяти производств малоэтажного домостроения, фактически все они недогружены. Фактически 90% технологий, применяемых в этих заводах, являются устаревшими по меркам западной индустрии. Значит, брать их за пример нельзя. Без ноу-хау, без государственной поддержки внедрение этих ноу-хау запустить новую индустрию невозможно. Другой вопрос, нельзя запускать ее через институты только государственные, надо создавать государственно-частное партнерство в этой области и максимально стимулировать бизнес на то, чтобы такие внедренческие решения применялись повсеместно.



Я понимаю, что говорю, в общем-то, почти стандартные, банальные вещи. Но без того, как мы эти решения, предложения внедряем, популяризируем, невозможно добиться их повсеместного использования. Для этого надо включать машину пропаганды, и не надо стесняться этого слова, потому что мы много говорим о том, что государство не вправе вмешиваться в дела людей и бизнеса. Неправда, вправе, по той простой причине, что государство – единственный институт, который может задавать долгосрочные тренды, обеспечивать бизнесу гарантии для того, чтобы их средства, их инвестиции действовали долго и приносили им прибыль. Более того, за счет долгосрочности государственных гарантий, бизнес сможет себе позволить невысокую рентабельность. Сегодня мы живем одним днем, и любой бизнесмен стремится из этого дня вычерпать максимум. Отсюда все удорожания, в первую очередь, на жилищном рынке. Мы, как проект, продолжаем свою работу. Наше предложение к доктрине жизнеобустройства среднего класса является промежуточным. Мы продолжаем его совершенствовать. Приглашаем всех к этой работе. Но для того, чтобы не быть голословными, популистами, мы запускаем так называемые полигоны проекта. Два полигона я сегодня уже могу объявить – это полигон «Никольское» в районе деревни Мансурово по Новорижскому шоссе. И полигон в Воронежской области. Мы разворачиваем сегодня наши подразделения в регионах страны, уже создана инициативная группа проекта «Сибирский дом будущего», завтра, я надеюсь, такая же группа будет создана по Уральскому региону. И мы готовы разворачивать нашу работу, мы готовы делиться своими мыслями, но, в первую очередь, через демонстрацию наших мыслей в конкретных прототипах жилья, домов и поселений. Мы очень верим в то, что Россия может стать страной передового качества жизни. Мы понимаем, что экономика становится инновационной, и скорость внедрения инноваций столь велика, что перестраивать имеющиеся производства под инновации, скорее, невозможно. Значит, надо внедрять передовые решения. И для этого у нас есть все возможности. И главное наше достоинство в том, что у нас разрушена строительная индустрия, и мы можем на этой свежей почве взращивать совершенно новую жилищную сферу. Спасибо.
Фадеев Валерий Александрович
Спасибо. Хочу расставить несколько акцентов. Первое: стандарты жилья должны быть приняты законодательно, законы должны быть стандарты, архитектурные, технологические и социальные, это очень важно. Единица учета не квадратные метры, а единица собственности жилья, квартира или дом. Необходимо стимулировать мобильность населения, потому что у страны огромные задачи, и в стране будет мощнейший экономический рост. И население должно иметь возможность перемещаться по стране свободно. Нужно задавать технологические коридоры. Это тоже вопрос законов, принятия сначала осмысленных решений, и потом вопрос законов, чтобы загонять промышленность в эти технологические коридоры, медленно загонять, без насилия над бизнесом, что тоже очень важно. Наконец, нужны новые образовательные центры, которые, с одной стороны, учили бы тем профессиям, которых у нас недостает. А, с другой стороны, занимались бы образованием и просвещением жильцов. Вот несколько аспектов, я еще раз делаю на них акцент. Пожалуйста, вопросы или высказывания по теме. Пожалуйста.
Вопрос из зала
Вопроса два. Первый – учитываете ли вы в вашем проекте то, что рынок строительных материалов практически во всех регионах монополизирован, и сама технология достаточно устаревшая. Это себестоимость высокая. Раз. И второе: земельные кадастры в регионах, потому что себестоимость жилья и вообще стоимость жилья не может не отталкиваться от стоимости земли. А, кадастры, насколько я понимаю, это тоже проблема. Спасибо.
Журавлев Сергей Евгеньевич
Проблема монополизации, конечно, известна. Она сформировалась не сейчас, это задавалось еще в советское время через формирование домостроительной индустрии на ДСК. Через некоторое время монополизация произошла из-за того, в первую очередь, что муниципалитеты и власти были экономически слабыми и, по сути, продавались. Таким образом, бороться здесь надо не только с монополизацией, сколько за внедрение инноваций. Есть версия о том, что американский ипотечный кризис вызван тем, что у некой лоббистской группы было желание произвести технологическую революцию и, таким образом, сместить с рынка путем снижения цены устаревшие производства. Таким образом, чем больше мы будем внедрять на федеральном уровне, задавая технологические коридоры, тем меньше возможности для монополизации и защиты не конкурирующих производителей будет у властей местного масштаба. По поводу земельных кадастров, я считаю так, и мы это обсуждали, что способ простого распределения земли путем распродажи их на аукционах, на самом деле недостаточно эффективен, я бы сказал. И причина здесь не столько в том, что муниципалитеты не могут выделять землю, сколько в желании муниципалитетов дороже ее продать. Это главная проблема, с которой мы сейчас сталкиваемся. Ведь на самом деле будь муниципалитеты более ресурсными институтами, они бы имели волю запускать некоммерческие проекты. А для социального жилья и для среднего класса земля должна быть если не бесплатной, то достаточно дешевой.
Фадеев Валерий Александрович
Спасибо. Еще вопросы.
Апрелев Константин Николаевич

Вице-президент Российской гильдии риэлторов, Генеральный директор агентства недвижимости "САВВА".
У меня вопрос следующего характера. Вот вы говорите о том, что нужно законодательно, и достаточно быстро закрепить стандарты. Для того, чтобы их законодательно закрепить, нужно их создать. Вопрос создания стандартов – это, насколько я понимаю, достаточно длительный процесс, потому что иначе будут приняты законодательно такие стандарты, которые никого не устроят. Даже тех профессионалов, которые уже сейчас работают и их внедряют. Я считаю, что стандарты – это достаточно эволюционный процесс, и призыв к тому, что давайте стандарты неминуемо сегодня закрепим законодательно – это утопия. И где эти стандарты, чтобы их закрепить законодательно? Можете ответить, на какой базе вы их будете создавать. Спасибо.
Фадеев Валерий Александрович
Я с вами совершенно согласен. Может быть, я неправильно выразился. Надо выработать стандарты, которые позволили бы строить комфортные и удобные для жизни города. Поскольку их нет, пока закреплять нечего. Но мы даже их не вырабатываем, строим дома, как попало, что даже парковаться негде. Мы загнали себя в тупик, сами себя сделали дураками. Конечно, надо как можно быстрее разработать стандарты, но они должны быть разумными.
Журавлев Сергей Евгеньевич
Я бы добавил, что на самом деле, стандарты – это, скорее, продукт общественного консенсуса. И понятно, что эволюция их должна быть постоянной. Но мы сегодня настолько отстали от общепринятого стандарта развитых стран, что впору вводить новый стандарт благоустройства. Помните, в хрущевские времена такой стандарт был введен. Мы сегодня не имеем реального требования по системам жизнеобеспечения в доме, климат-контроль, общее место в мире сегодня для нас еще нонсенс. И так далее. Программы перехода на энергоэффективность у нас нет, аналогично автомобильной. И так далее. Есть часть стандартов, которые необходимо утверждать законодательно, вводить программу поэтапного перехода к этим стандартам и к запрету производства жилья по устаревшим нормам.
Фадеев Валерий Александрович
Спасибо, еще вопросы. Еще один вопрос, и двинемся дальше. Пожалуйста.
Канестри Янис Альдович

Начальник Управления Ипотечных продуктов АКБ "РОСБАНК".
Как бороться с такой проблемой, что в нашей стране жилье, помимо функции жилья, выполняет функцию пополнения сокровищ и обеспечение пенсионного содержания? В том числе среди большой части населения, которая думает о будущем. И это оказывает огромное влияние, естественно, на цену.
Журавлев Сергей Евгеньевич
Давайте я буду отвечать, потому что мне кажется, что я понял ваш вопрос, чтобы не задерживаться на трибуне. На самом деле в большинстве своем жилье в России не несет эту функцию. Сегодня оно не является капиталом, потому что оно разрушается гораздо быстрее, чем та стоимость, которая закладывается в момент ее приватизации. Или покупки. Поэтому говорить о выполнении функции капитала жилья невозможно. И если об этом говорить, то надо создавать совершенно другие механизмы, о которых я бы сейчас не стал распространяться. Почитайте нашу доктрину, варианты, и мы готовы в других дискуссиях обсуждать это более предметно.
Фадеев Валерий Александрович
Пожалуйста.
Вопрос из зала
Вице-президент Ассоциации строителей России. Я хотел бы задать вот какой вопрос и дать некоторый комментарий. Я все-таки считал, что поскольку мы говорим о среднем классе, мы говорим о некой рыночной экономике и рыночных законах. В то же время и в вашем выступлении, Валерий Александрович, и Сережи все время звучат слова: надо внедрить. Слово «внедрение» - это из советской экономики. Если в Москве железобетон продается по пять тысяч долларов США, что является недоступным ни для какого среднего класса, бессмысленно говорить о внедрении какой-то культуры. Я только что вернулся из Хакассии, из Сибири. Врачи и учителя живут в общежитии, они мечтают о каком-нибудь квадратном метре. Они не могут себе позволить купить квартиру, они живут в общежитии, у них дети. Понимаете? Это очень нереалистичный взгляд. Я понимаю, что когда у нас будет не дефицитная экономика, когда мы будем строить массово жилье, тогда можно говорить о культуре и воспитании. Но сегодня надо решить важнейшую проблему для 80% населения страны.
Фадеев Валерий Александрович
Я выскажу свое мнение: это глубоко порочный подход. Если думать только вчерашним днем, будущее никогда не наступит. Вот я в пятницу был в городе Токио один день, в конференции участвовал, прилетел и улетел. Вы когда-нибудь были в Токио? Вот эти огромные мосты через проливы, порты огромные, небоскребы. Все это было построено в 70-х годах, когда Япония была чуть-чуть мощнее на душу населения, чем Россия сегодня. Чуть-чуть, может быть в полтора раза. И они это сделали тогда. Если мы будем думать и ждать, когда мы разбогатеем, и тогда мы начнем обустраивать наши города, к этому моменту наши города превратятся в невыносимые площадки для жизни. Спасибо. Вот это предмет дискуссии.
Реплика без микрофона
Сергей Журавлев: Валерий Александрович, можно последнюю реплику.
Широков Андрей Вячеславович

Первый заместитель Комитета по предпринимательству в сфере строительства и жилищно-коммунального хозяйства Торгово-Промышленной палаты Российской Федерации.
Можно вопрос задать еще?
Фадеев Валерий Александрович
Последний вопрос. И дальше двинемся.
Широков Андрей Вячеславович
Широков, ТПП. У меня вопрос очень простой. У вас средний класс – это качество, а не доход. Качество – это не экономическая категория в данном случае. Какой вы вообще видите структуру хотя бы профессий, которые должны входить в средний класс. Потому что ни учитель, ни инженер, ни средний менеджер в средний класс сегодня не подпадает. А это основная группа людей, которая будет приобретать ваше жилье, а она не способна это сделать. Расшифруйте средний класс.
Фадеев Валерий Александрович
В чем вопрос?
Журавлев Сергей Евгеньевич
Я не буду расшифровывать, скажу лишь одно, на самом деле то, что учителя и доктора не входят в средний класс, это вина государства. И только. Они имеют на это право, и должны входить по своему статусу. Это вопрос о качестве. А термин «внедрение» - это термин инновационной экономики. Спасибо.
Фадеев Валерий Александрович
Спасибо. Двинулись дальше. Кстати, по поводу врачей, далеко не все врачи не входят в средний класс. Если говорить о частном секторе, то довольно многие врачи входят в средний класс. Почти все стоматологи, извиняюсь, входят в средний класс. Как они преуспевали в советское время, так и сейчас преуспевают. Гинекологи, знаете, очень хорошо преуспевают. По-разному. У бюджетников ситуация хуже. Спасибо. Переходим к следующей части. Пожалуйста, Вячеслав Леонидович Глазычев, председатель комиссии Общественной палаты по вопросам регионального развития и местного самоуправления, профессор Московского архитектурного института.
Глазычев Вячеслав Леонидович

Председатель Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по региональному развитию, Профессор кафедры теории и истории архитектуры МАРХИ.
Добрый день, уважаемые коллеги, конечно, если трактовать культуру очень широко, то я бы согласился с Валерием Александровичем. Но я подозреваю, что мы имеем дело, прежде всего, со сферой политики. А сфера политики в нашей замечательной стране имеет очень малое отношение к законодательству. Поэтому законы законами, а практика практикой. И поэтому есть три пункта, на которых я хотел бы остановиться. Первое: мощное лобби, представляющее собой подпитанное особыми московскими условиями наследие советских домостроительных комбинатов, ведет наступление на Россию. Наступление чрезвычайно мощное, которое, если ему не противопоставить другой логики, способно 44-й или какой-нибудь другой серией покрыть всю территорию Отечества. Проблем никаких для этого нет, кроме цены цемента, но тут возможны сложные соглашения. В связи с этим возникает простейший вопрос. Не буду вдаваться в понимание среднего класса, примерно понятно, о чем речь, только скажу, что учитель, как правило, сюда не попадает. Если только он не ведет пятнадцать дополнительных учеников. Мы исследовали это дело. И доходы учителя в глубинке могут быть достаточно высокими. Давайте не зарплаты считать, а реальность. Полукрестьяне какого-нибудь Верхнекамского района Кировской области на грибах и ягодах зарабатывают за три месяца столько, что вполне могут быть отнесены по нашей градации к среднему классу. Никто серьезного исследования еще не делал, не заказывал, не финансировал. И мы находимся в сфере точечного знания, полузнания, или четверти знания. Тем не менее, прослойка такая есть, сегодняшним а-ля-московским рынкам эта прослойка дискредитирована, выброшена с рынка. Отсюда, как вы знаете, колоссальный спрос на автомобили, паче из отчаяния. Возникает вопрос: если нужно жилье для среднего класса, то где соответствующий среднему классу средний бизнес, который должен войти на рынок жилья и строить не в масштабе сотен и тысяч квартир, а в масштабе двадцати, тридцати односемейных домов или нескольких таунхаусов. Он при этом зарабатывает приличную дельту на труде, экономя на бухгалтерских и маркетинговых и прочих делах. То есть, то, что и создает основной массив жилья для среднего и нижнесреднего класса. Это политическая задача, и я отвечаю на вопрос уважаемого мною друга, невозможно обойтись сегодня без серьезного участия государства. Не как строителя, не дай Бог, плохо строит государство, но в схеме создания условий для снижения кредитных ставок для того среднего бизнеса, который готов осваивать местные месторождения местных материалов. Они часто слишком малы для крупного бизнеса, он туда вообще не войдет. Но какие-нибудь уральские минералы, позволяющие делать бесцементные вспененные бетоны, существуют. Технологии эти запатентованы, проверены, себестоимость пристойная, но без оборотного капитала, без заемного капитала все эти люди развить это производство не в состоянии. Без поддержки через косвенные инструменты, мы их с вами все знаем, эта задача не решаема. В Астрахани, например, пытаются возродить советскую, очень недурственную в свое время традицию камышита, то только на новых технологиях – с гипсом, еще с чем-то. И экологически чисто, и камыша много. Без специальной поддержки в данном случае губернии, это маленькая задача не решается. Таким образом, средний бизнес – это малые объемы, штучно, но гигантские объемы в большом количестве. Значит, или включение среднего бизнеса, или СУ-155 на все времена. Эта развилка, с которой надо иметь дело в политическом пространстве, оно же культурное, никуда не денешься.

Каждый из нас как-то еще зарабатывает на жизнь, кроме общественной деятельности и педагогической. Я тоже занят консалтингом в маленькой фирме. Девелоперы научились понимать, что не всегда знают ответ на свой вопрос, но мы имеем дело с таким анархическим размахом землепользования, аналога которому я, честно говоря, найти пока не сумел. Потому что какие-то правила игры задавались и раньше, а здесь их нет. И я уж не говорю о Подмосковье, это самоочевидная штука, хотя тоже меры перехватывания случайных полей у случайных колхозов, продавцов, создание генпланов под каждый из этих участков. Соседи не видят друг друга. Мало что в Москве сносить придется, так и здесь происходит Бог знает что. Можно ли справиться сегодня с этим без политической воли нормального задания планировочных структур и правил игры? Невозможно. Муниципалитеты лишены финансовой возможности и, следовательно, через две ступеньки мы выходим в необходимость корректировки самой бюджетной и налоговой политики, а вовсе не только ведем разговоры о жилье. Это вторая, очень важная позиция. Мои коллеги и я пытаемся в этом отношении продвигаться. Число союзников медленно, но растет, но это задача еще чрезвычайно серьезная. И сегодняшние ожидания, что, якобы, к 2010 году у нас будут качественные генпланы для всех поселений, конечно, звучит красиво, но любой профессионал понимает, что это ложь, это туфта, говоря грубым словом. Не будет этого. Вопрос о пилотных проектах, то, о чем говорили коллеги, о том, что может вызывать подражание той незначительной, но существенной части управленцев губернского и муниципального уровня, которые готовы подхватить, иногда находят ресурсы, чтобы это делать и под Новосибирском, и под Хабаровском. Мы примерно знаем эту географию. Это вопрос, который сегодня требует простой политической поддержки, что это надо делать.

Ровно год назад мы вместе с Валерием Александровичем проводили первый конкурс студенческих работ по теме «Доступное и комфортное жилье». Несмотря на безумные сроки, мы получили 126 проектов, из которых дюжина была пригодна для технологической, проектной, содержательной доработки. При мне нынешний президент обращался к главе Госстроя: возьмите это в разработку. Это было запротоколировано. Было взято? Нет. А зачем брать? Потому как удобно СУ-155 навеки. В данном случае, я использую символ, а вовсе не конкретную компанию. Пакет проектов беден, невероятно беден. Все, что строилось в виде частного, якобы, элитного жилья, это были, в основном, ворованные проекты ГипроНИИсельхоза, которые я помню еще с молодости. Их разодрали на листы и только добавляли башенки. Значит, реального набора проектных решений, в которых слово «комфорт» было бы переведено на проектный технологический язык, это еще задача, к которой мы только начинаем подбираться. Увы, архитектурная школа, где я преподаю, в этом отношении пока не сделала ничего. Установка на проектирование под условно элитные или под условную массовку. Средний потребитель, как раз средний класс, оказывается, не осмыслен профессиональным цехом. А отсюда не достает и предложения в проектном языке. Это вопрос, который политически не решаем, вот это решаемо культурно – давлением потребителя. Где взять потребителя? Да сегодня только тот, кто покупает второе жилье, в чем-то уже ориентируется. Это фокус-группа. Работали с этой фокус-группой серьезно? Я не знаю таких работ. Может быть, работали, но это действительно первая экспертная прослойка, с которой это можно обсуждать. Потому что люди, о которых шла речь, вылезающие из крошечной квартирки или еще из комнаты в общежитии, ни малейшего представления о своих потребностях через два года не имеют и иметь не могут. И социология с ними не работает. С теми, кто имеет опыт, - сработает. Значит, это не вопрос политики, это вопрос культуры. Ну, и давление на бизнес, чтобы такие исследования были заказаны.

И, наконец, был начат разговор о том, что и средний класс вообще-то в мире является собственником жилья лишь на 40-42, 45 где-то процентов, остальное – это найм. Коммерческий найм. Он может быть градуирован по системе участия муниципальных и прочих бюджетов, это другой разговор. Но представление о жилье под найм не тождественно представлению о жилье под собственность. Разведение этого проектного задания, этого ТЗ на проектирование тоже не осуществлено. И как здесь добиться комфорта, не только в рамках отдельно взятой квартиры, который кончается на входной двери, а в рамках жилого образования. И каково в нашей сегодняшней культуре, какова масштабность этого жилого образования, чтобы она была комфортной не в «элитной» группе, мы спускаемся здесь всерьез. Я не говорю о том, что мой друг Миша Белов построил для «Монолита» по Новорижскому шоссе. Нравится это или не нравится, но можно играть, что называется, за такие деньги. Мы говорим о другом. И эта культура взаимодействия между архитектором, технологом, заказчиком, социологом и группой – это и есть та машина, которую нам надо отстроить, а вовсе не просто нормативную или, не дай Бог, государственного определения стандарта. Сегодня эта задача относится к классу решаемых, трудно, но решаемых. Потому что действительные доходы населения, как все профессионалы знают, в среднем в 2-2,5 раза превышают то, что фигурирует в государственной статистике. Мы это отслеживаем на системе трат. И это достаточно легко ловится. Сегодня в результате неконтролируемой игры на спекулятивное жилищное строительство, цены вышли, выбили прослойку, способную покупать, с рынка. Значит, перед нами стоит задача – вернуть эту прослойку на рынок. Вернуть ее старыми проектами и старыми технологиями не удастся. Вот это мне хотелось сказать. Спасибо.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница