Борис Юрьевич Хигир Психологический анализ в большом футболе




страница6/18
Дата06.06.2016
Размер3.38 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Схема 1 (самая сложная)

Главный тренер Владимир Дмитриевич (декабрь). Характер непростой, упрямый, сильно зависящий от сиюминутного настроения. Может быть вежливым и участливым, а может быть и резким, раздражительным. Упрямство проявляет нередко там, где нужно было бы прислушаться к чужому мнению. Полагается на себя и во многом проигрывает. Если другие тренеры после разбора предыдущих матчей говорят, что того или иного игрока не следует ставить в следующей игре, он вопреки всем ставит его. Он может со всеми соглашаться, но всегда поступает по своему усмотрению. Всегда стоит на своем, из-за чего сам страдает.

Тренер Игорь Вячеславович (январь). Характер более спокойный, знает, как говорить со спортсменами перед игрой, как настроить их на победу. Строгий в поддержании дисциплины, строго наказывает за опоздание. Компетентен во всех вопросах, всегда готов ответить главному тренеру, в каком состоянии команда, какой психологический настрой у каждого игрока. Если заметил что-то неладное в физическом состоянии отдельного игрока на тренировке, старается не ставить его в игру. Подробно обосновывает, почему игрока нужно поберечь, дать ему отдохнуть. Не любит лжи, сам правдив и открыт для всех. С главным тренером могут быть трения из-за недоверия последнего. Он считает, что ему что-то недоговаривают.

Тренер Эдуард Константинович (декабрь). Человек вспыльчивый, бывает резким в высказываниях, но быстро отходит, не помнит зла. Справедливый, честный. Хороший специалист в своем деле. Умеет одинаково хорошо руководить и подчиняться, способен выполнять обязанности главного тренера. Неплохой психолог, все тщательно продумывает до мелочей. Долго терпит, но если взорвется, достается всем. Советуется с тренерами, с главным тренером работает в плотном контакте. Хотя отношения его с главным тренером складываются непросто. Могут поспорить и долгое время не разговаривать, кроме как на служебные темы.

Такой союз будет сложным. Главному тренеру нужно знать, что такая схема взаимоотношений – неустойчивая: если что-то не будет получаться, он может сорваться на крик, может произойти разрыв, и это будет отражаться на команде, возникнет психологическая несовместимость. Главный тренер должен быть осторожен в общении со спортсменами, резкие высказывания, а тем более оскорбления недопустимы! Высококвалифицированный наставник не должен устраивать разнос, когда команда проиграла. Сначала он сам должен досконально разобрать игру и понять, в чем причина неудачи.

Любому тренеру нельзя бросать команду после ее грандиозного поражения. Это неэтично, не по-человечески. Команда переживает трудные минуты, и ей необходима поддержка того тренера, который готовил ее к играм. Примеры Газзаева и Ярцева показывают, что они не смогли признать свои ошибки,оставили команды в неподходящий момент. Ни один тренер в зарубежных командах не бросает игроков в таких ситуациях. Они винят себя в проигрышах команд и стараются что-то изменить, вывести команду на более высокий уровень.

Рассмотрим вторую схему.
Схема 2

Главный тренер Станислав Васильевич (ноябрь). Вспыльчивый, на тренировках эмоционально делает замечания спортсменам, злится, если его не понимают с первого раза. Готов выслушать мнение подопечных, не отказывает в помощи. Щадит спортсменов, если кто-то получил травму, выбирает к нему индивидуальный подход, более слабые нагрузки до полного выздоровления. Идет на уступки подопечным, если возникают сложности в их личной жизни. В принципиальных вопросах он строг и непреклонен. Строго наказывает за нарушение дисциплины, может поставить спортсмена в запас, чтобы тот подумал, как вести себя в дальнейшем. Во время матчей к бровке поля не подходит, но с места эмоционально реагирует на промахи игроков, подсказывает, что нужно делать.

Тренер Михаил Андреевич (март). Характер покладистый, спокойный. Старается не спорить с главным тренером, не доказывает свою правоту, но всегда делает по-своему. Молчит до поры до времени. Имеет свое мнение, так как долго играл сам. Внимательный, участливый к игрокам, не терпит лжи, и обмануть его невозможно. Внимательно следит за игрой подопечных, анализирует во время игры, а потом делает замечания. Работать с главным тренером ему сложно, но он терпелив, знает, что на нем лежит большая ответственность за команду. После каждой игры делает подробный разбор со всеми игроками. Указывает на ошибки, строго спрашивает впоследствии.

Тренер Игорь Олегович (декабрь). Характеры его и главного тренера несовместимы в тесном сотрудничестве. Между ними постоянно недопонимание, нежелание уступать друг другу, прислушиваться к мнению друг друга. Хороший специалист, внимательный на тренировках спортсменов. При обсуждении матча выслушивает мнение игроков, объясняет свою позицию. Постоянные споры с главным тренером по поводу физической подготовки игроков раздражают Игоря Олеговича. У них частая несостыковка в работе с главным тренером. «Ноябрьские и декабрьские» тренеры расходятся в своем понимании подготовки спортсменов. В конце сезона Игорь Олегович может расстаться с главным тренером, даже в ущерб себе.

В схеме 2 подбор главного тренера и двух его помощников более удачный. Во-первых, главный тренер более спокойный, не взрывной, всегда делится со своими помощниками, говорит спокойно, не кричит. Его соображения всегда будут услышаны игроками и коллегами по тренерскому цеху. Схема более положительна, чем первая. Второй тренер по своему характеру терпимее и чувствительнее. Третий тренер вспыльчивый, проявляет упрямство, может спорить по пустякам, что мешает работе.

А самый хороший и дружный коллектив в такой схеме:


Схема 3

Главный тренер Дмитрий Владимирович (декабрь). Эмоциональный, упрямый, восприимчивый к малейшим неудачам. Долго помнит проигрыши, плохо спит, сильно переживает. Во время игры эмоционально реагирует на промахи игроков, бегает у бровки поля, кричит, подсказывает, злится, что все его указания во время тренировок не выполняются игроками. Всегда стоит на защите своих подопечных, отстаивает интересы команды. Спорит с другими тренерами, если те указывают на леность игроков, на нежелание быстро передвигаться на поле. Но игрокам дает взбучку, когда нет посторонних наблюдателей. Талантливый, опытный тренер. Знает, как с каким соперником нужно играть, болеет за свое дело.

Тренер Олег Константинович (август). Характер вспыльчивый, но быстро отходит. По окончании эмоциональных выбросов старается быстро все забыть. На тренировках старается не повышать голос, говорит спокойно, но с нажимом на основном. Объясняет подопечным, как надо играть, но злится, если его не понимают с первого раза. Раздражается, если игрок не успевает к посланному ему пасу, опаздывает с вступлением в борьбу. Требует внимательности и точности в игре. С главным тренером могут быть трения, недопонимание. Но работают они слаженно, вместе разрабатывают схему будущей игры, анализируют возможности, хитрости будущего противника. Выстраивают игроков так, чтобы защита была непробиваемая. Поскольку сам Олег Константинович был задним защитником, много ценного может передать подопечным.

Тренер Виктор Николаевич (сентябрь). Характер неровный, вспыльчивый. Если игроки не выполняют его требования, если вратарь не в форме, он реагирует с раздражением, может повышать голос. Заменяет заболевших тренеров, умеет создать благоприятную обстановку в коллективе. С главным тренером работают слаженно; когда главный разбирает прошедший матч и дает указания игрокам, внимательно следит за реакцией спортсменов. Игрокам может делать замечания, но без посторонних взглядов. Если не согласен с главным тренером, высказывает ему свое несогласие сразу же, не пасует перед начальством. Скандалов не терпит, избегает конфликтов любого рода. Иногда резко выскажется в адрес игрока, который плохо играл в матче. В целом подбор команды хороший, и в таком составе команда способна выигрывать в серьезных матчах.

Схема № 3 самая удачная для тренеров. В такой связке они могут долго, а главное, спокойно работать.

Очевидно, что работа главного тренера очень ответственна. Под его началом трудятся врач, массажист, тренер-селекционер и наставник вратарей. И хотя руководить таким коллективом непросто, избежать конфликтов удается.

Атмосфера в команде во многом зависит от главного тренера: если спортсмены его не воспринимают, тренировочный процесс им неинтересен и они не выкладываются на поле. Порой сами игроки чувствуют, что наставник их не воспринимает. Поэтому главному тренеру очень важно найти с каждым игроком психологическую связь. Этому способствует и объективная оценка вклада каждого игрока. Если команда проиграла, то нежелательно тренерам сразу заходить в раздевалку и общаться с футболистами. Это может обернуться скандалом. Пусть игроки в своем кругу выплеснут первые эмоции. И только спустя 15–20 мин их посетит представитель тренерского штаба. При этом рекомендуется просто поблагодарить за игру, тем более если команда выложилась полностью, но объективно была слабее соперника. После жестоких поражений даже психолог не должен заходить в раздевалку, не говоря уже о тренере. Каждый проигрыш у многих спортсменов находится на уровне подсознания в течение несколько дней, и некоторые очень переживают по этому поводу. Хочу обратить внимание на то, что перед выходом в день игры спортсменов желательно не трогать, они должны сами настраиваться и думать, как им играть. Но за день-два обязательно и желательно проводить теоретические занятия, на которых всесторонне проанализировать сильные и слабые стороны соперника, его тактические построения. Главный тренер обязан знать противника в совершенстве – это всегда поможет лучше подготовиться к матчу. Рекомендуется проводить несколько таких занятий, это лучше психологически. За день до игры нужно и важно, чтобы тренерский штаб оповещал футболистов, кто из них выйдет в основном составе. А правильно сориентироваться помогут психологические карточки на каждого спортсмена.

Только главный тренер может наказать игрока за нарушение дисциплины в команде, другие члены тренерского штаба это право иметь не должны. И, конечно же, в коллективе очень важно, кто занимает должности начальника команды и спортивного директора. Они должны быть коммуникабельными и ответственными людьми.

Еще раз остановлюсь на роли психолога в команде. Последние исследования показали, что психолог в футболе нужен обязательно!

Вот пример из печати. Клуб датской суперлиги «Мидтьюлланд» принял на работу психолога, чтобы тот присутствовал на переговорах с игроками – кандидатами в состав команды. Это, по словам директора клуба Йенса Оргарда, позволит точнее определять психологическую устойчивость футболистов, их способность противостоять искушениям, окружающим профессиональный спорт.

– Отчет психолога будет играть едва ли не главную роль в нашем решении приобрести того или иного спортсмена, – подчеркнул Оргард. – Мы хотим, чтобы наши игроки были сконцентрированы исключительно на футболе, а не бегали днями напролет за смазливыми девочками.

Резонен вопрос: а как раньше обходились без психолога? Ответ прост – раньше нервные и физические нагрузки были неизмеримо легче. Например, как должен вести себя главный тренер, когда идет физподготовка футболистов? Нужно внимательно наблюдать за спортсменами. «Декабрьские», «февральские» бывают очень возбуждены, им не нравится, когда их физически нагружают. Например, у Сергея Дмитриевича, Игоря Станиславовича может произойти срыв.

С психологической точки зрения важно правильное поведение тренерского штаба во время матча, воздействие тренерских окриков на игроков. Автор, будучи психологом, уверен, что тренерские окрики на футболистов действуют отрицательно. В перерыве такой тренер растратил свое спокойствие и ничего не может сказать команде, что делать, дабы не проиграть. Например, в ранних командах Валерия Газзаева, где бы он ни работал, всегда было много карточек, свидетельствующих о нервном настрое игроков. Болельщикам хорошо знакомы тренеры, спокойно сидящие на скамейке и наблюдающие за игрой своих подопечных.

Считаю необходимым подробнее остановиться на взаимоотношениях главного тренера и психолога, рассмотреть конкретный пример деятельности современных наставников российских команд.

У каждого из современных российских тренеров в той или иной степени сложилась собственная система общения с игроками: в ходе подготовительного периода в межсезонье, когда в команде много новичков, одна; в еженедельном тренировочном цикле чемпиона страны – другая; непосредственно на стадионе и в раздевалке во время матчей – третья. И хорошо, если наставник обладает профессиональными педагогическими знаниями, а не только навыками интуитивной или эмпирической психологии общения. Ведь каждый из упомянутых временных отрезков требует различной организации дела и разнообразия в стиле общения главного тренера с игроками основного состава, с потенциальными новичками, их агентами и клубными селекционерами. И здесь незаменима помощь профессионального психолога. Ведь не секрет, что зачастую психологический настрой перед играми, особенно решающими, создается привычными ритуалами (например, очередностью посадки команды в автобус или установленным порядком шнуровки бутс), выбором якобы счастливой амуниции (например, вратарских перчаток или шапочки тренера) и прочими атрибутами удачи. Тогда как штатный психолог в клубе мог бы дать реальные и эффективные рекомендации по волевому настрою команды в целом, рассказать тренеру о настроении капитана, дать информацию о психологическом состоянии игроков запаса, указав на тех, кто лучше готов выйти на замену в ходе матча.

Психологические рекомендации, как правило, реализуются тренером в процессе тактической учебы и тренировочных занятий, в налаживании собственного контакта с ними, управлении влияниями ветеранов и новичков команды друг на друга. На этом этапе психолог обычно фиксирует реакцию и настроение футболистов, помогает тренерскому штабу своевременно вносить нужные коррективы, чтобы воздействия тренера в тренировочном процессе были эффективны и понятны как отдельным игрокам, так и команде в целом. И здесь особенно важна каждодневная работа психолога, который наблюдает за тренировками, беседует со спортсменами, улавливая едва заметные изменения в их настроении, активности. В качестве иллюстрации к сказанному уместно привести пример типичного, на мой взгляд, конфликта.

Это случилось осенью 1991 г. в Самаре, где столичные автозаводцы сражались в кубковом матче с местными «Крылышками», после которого многие игроки «Торпедо» отправились в бар отмечать 21-й день рождения своего товарища. Похожие «разгрузочные вечера» проходили уже не впервые, и потому утром тренер Валентин Иванов распорядился отчислить инициаторов – Максима Чельцова и Сергея Шустикова. Коллективная попытка вступиться за них, дескать, вся команда выпивала и наказывать тогда нужно всех скопом, ни к чему не привела – Валентин Козьмич стоял на своем. Вряд ли Иванов действительно хотел избавиться от своих талантливых подопечных, очевидно, хотел их припугнуть. Однако еще на борту авиалайнера по дороге в Москву недовольные футболисты решили, как говорится, свергнуть главного тренера. Вдохновлял же заговорщиков известный вратарь и капитан команды Валерий Сарычев. У него были свои счеты с В.К. Ивановым: после прихода в команду другого голкипера – Александра Подшивалова – Валерий надолго сел на скамейку запасных. Из аэропорта заговорщики отправились на базу в Мячково и, пригрозив бойкотировать ближайшую встречу первенства страны, выдвинули ультиматум президенту клуба: или мы, или Иванов. Сначала Валентин Козьмич хотел выгнать полкоманды, но потом передумал. Дала знать о себе усталость, да и подвернулось предложение поработать за границей.

«Время показало, кто из нас был прав, – пояснил спустя много лет В.К. Иванов на страницах “Спорт-экспресса”. – Игроки быстро пожалели, что заварили ту кашу. При встрече они сами мне не раз об этом говорили. Из той компании заиграл, пожалуй, только один Чугайнов. А где остальные – Ульянов, Шустиков, Тишков, Кузьмичев, Чельцов?.. А каким они потенциалом обладали! За Шустикова, помню, один испанский клуб не раздумывая миллион долларов давал. Когда в 94-м я вновь принял “Торпедо”, Шустиков наконец-то взялся за ум, стал здорово играть, однако вскоре с ним опять начались проблемы, и мы с трудом продали его за полмиллиона долларов в “Расинг”... Провожая Шустикова в Испанию, я ему прямо сказал: “Серега, ну потерпи ты, не срывайся.

Ведь миллионером станешь, а дальше можешь делать все, что захочешь”. Увы, не прислушался парень. И уже через пять матчей испанцы решили его отправить назад в Россию».

Та давняя история поставила крест на карьере целого поколения молодых торпедовцев, которые, как резюмировал «Спорт-экспресс», «почувствовав обманчивый воздух свободы, пустили свой талант на ветер, а Иванов оказался отлучен от родной команды на долгих три года».

Вот почему так важна непривычная пока в России должность клубного психолога. Ведь именно он занимается индивидуально с игроками, снимает возможные стрессы, помогает в реабилитации и восстановлении травмированных спортсменов.

Индивидуальная работа с игроками направлена на решение совершенно конкретных задач. Сюда входят:

– коррекция установок и отношений спортсменов (формирование адекватной самооценки и уверенности в себе; контроль их игровой активности);

– контроль за взаимоотношениями спортсмена и тренера, что позволяет ощутить эффект изменившегося отношения к игроку и внести поправки в поведение обоих;

– разработка перспективных планов эмоционально-волевой подготовки игроков с учетом их учебных и жизненных планов, задач совершенствования их мастерства, подключения в состав.

Важна и психотерапевтическая работа – снятие остаточных болевых ощущений после травм, изменение отношения самих футболистов, особенно возрастных, к травмам; ускорение восстановительных процессов после повышенных физических нагрузок и игр, нормализация сна, снятие неуверенности, страхов. Из применяемой методики чаще всего используется психотерапия, гипноз, внушенный сон-отдых, аутогенная и психорегулирующая тренировки. Индивидуальная психологическая и психотерапевтическая работа обычно ведется с двумя группами игроков: с теми, кто в ней нуждается (молодые, новые, запасные, травмированные и др.), а также с лидерами и ветеранами команды, поведение и самочувствие которых определяют общую психологическую атмосферу. У этой работы, несомненно, есть своя специфика. Она включает постоянные контакты со старожилами с целью постоянного контроля их настроения, реакции на происходящее в клубе, как в процессе тренировок, так и в ходе турнира. Все это позволяет психологу прогнозировать изменения микроклимата в команде, поскольку именно группа ветеранов задает тон. Исчерпывающая информация об их настрое на работу необходима при планировании мероприятий в команде и путей реализации новых идей тренерского штаба.

Непосредственно в играх чемпионата (предыгровые дни и в день игры) психологическая помощь сводится к текущему контролю за психологическим состоянием и уровнем эмоционального возбуждения игроков. Около 80 % всех травм у футболистов приходится на разрывы мышц и повреждение связок. Своевременная врачебная помощь помогает игроку закончить матч, быстро вернуться в строй после временного освобождения от игры или тренировок по индивидуальному плану. Однако в ряде случаев даже относительно легкие травмы могут стать причиной длительных, функциональных хронических нарушений. Здесь очень важно отношение футболиста к травме, его субъективный прогноз своего выздоровления, активное стремление вернуться к полноценной игре с полной отдачей.

Очень важен хороший контакт психотерапевта с клубным массажистом. В этом случае при проведении восстановительных мероприятий можно эффективнее осуществлять психотерапевтические воздействия. Начиная свою работу в команде, психологу следует присмотреться к характеру массажиста, врача и особенностям их общения с футболистами.

Нужно обращать внимание на отношения спортсменов между собой – это дело психолога в команде. Мои наблюдения подсказывают, что в команде нет мелочей. Команда – это творческий коллектив, а поле – это арена, на которой происходят действия двух разных коллективов, и кто лучше подготовился как физически, так и особенно психологически, тот более вынослив, умеет бороться и добиваться победы.

В работе главного тренера очень важно уделять внимание команде дублеров. Там, где это происходит, нет проблем в замене.

Прежде чем приглашать в команду ведущего игрока, надо обязательно узнать его физические и психологические данные. Если он раньше забивал голы, ему нужно адаптироваться в новой команде. Чтобы команда его приняла, должен поработать психолог, который потом расскажет свои впечатления тренерскому штабу.

Наставник не должен бояться правильной критики. Многие тренеры не любят, когда им говорят правду. И поэтому они неохотно идут на контакты с журналистами, которые могли бы помочь им в работе.

При подготовке к ответственным матчам очень важно не переборщить с нагрузками на спортсменов, это с точки зрения психологии может помешать выступить хорошо. Клубный психолог обязан всегда говорить, что спортсмен должен уважать противника, быть аккуратным, не проявлять жестокости во время игры. Специально не бить противника по ногам. Нужно, чтобы главный тренер наказывал своего спортсмена за это. При каждой встрече наставник должен напоминать спортсмену об умении управлять своими эмоциями и действиями: во время тренировки учиться владеть психологическим состоянием, обладать навыками мгновенной концентрации и переключения своего внимания на партнеров в игре.

2.8. Когда в команде иностранцы
В предыдущем разделе были даны самые общие представления о межличностном общении, его видах, функциях и значении для повышения эффективности взаимодействия. Теперь же основное внимание мы уделим анализу психологических характеристик общения взаимодействующих партнеров, главным образом в условиях спортивно-игровой деятельности. Тренеру важно знать, как реально протекает процесс общения в условиях тренировочной и соревновательной деятельности, каковы средства общения и содержание общений, направленность межличностных контактов и критерий их продуктивности или непродуктивности. Без этого невозможно разобраться в проблемах, которые возникают при работе с командой.

Вот что думает по этому поводу главный тренер «Зенита» (Санкт-Петербург) Дик Адвокат: «Главная сложность – в общении. Очень трудно работать в команде, где играют представители восьми различных национальностей. К сожалению, не каждый говорит на английском. Нам пришлось прибегнуть к помощи переводчика, а это отнимает время и энергию. Постоянно надо что-то повторять, ждать, пока переведут мои слова... А для тренера необходимо общаться со своими подопечными напрямую, чтобы знать, кто как себя чувствует, или банально объяснить, как ты смотришь на ту или иную ситуацию. Все это чрезвычайно важно. Из-за сложностей общения теряются эмоции, и, скажу вам откровенно, я не был к этому готов» («Спорт-экспресс», 2007, 1 августа).

Первый вопрос, который следует задать, прежде чем пытаться детально анализировать особенности межличностного общения спортсменов, заключается в том, какой вид их непосредственных контактов надо изучать.

Во-вторых – это последовательная реализация принципа развития с акцентом на динамическом характере формирующихся в коллективе отношений и выделением уровня развития коллектива.

И, наконец, третий, наиболее перспективный подход, тесно связанный с идеей нормативной и деятельной обусловленности межличностных влияний членов групп различного уровня развития, представлен теорией деятельностного опосредования. Это специальная социально-психологическая теория коллектива и способ нетрадиционного объяснения и предсказания ряда социально-психологических явлений без обращения к непосредственному чувственному опыту.

Различаются взаимоотношения, основанные на непосредственных чувствах людей друг к другу и характерные главным образом для диффузных групп, и взаимоотношения, опосредованные целями, задачами и ценностями совместной деятельности, которые являются определяющими для коллектива.

Можно выделить по крайней мере еще два момента, имеющих принципиальное значение.

Во-первых, это идея активности личности, включенной в совместную деятельность и внутриколлективные связи, в которых реализуются иерархизованные отношения «субъект – субъект». В большинстве зарубежных социально-психологических исследований член малой группы в явном или в неявном виде выступает главным образом как объект межличностных или микросредовых воздействий, подчиняющийся или не подчиняющийся этим влияниям.

Широкий набор средств общения взаимодействующих партнеров отражает условия деятельности, задачи взаимодействия и подтверждает положение о том, что межличностное общение – это важный компонент групповой взаимосвязанной деятельности, которую оно обслуживает.

Условно можно выделить две большие группы средств общения: речевые и неречевые. В процессе взаимодействия различные виды средств общения применяются как самостоятельно (например, только речевое или жестовое общение), так и комплексно. Особенности комплексного воздействия и относительной информативной значимости тех или иных средств общения представляют специальный интерес и требуют более обстоятельных исследований. Тренер, работающий с конкретной командой в определенном виде спорта, познакомившись с достаточно подробной характеристикой средств общения в условиях спортивно-игровой деятельности, сталкивается со следующими вопросами, которые мы рассмотрим ниже.



Какие средства общения наиболее целесообразны для данных вида спорта и команды?

Для многих психологов в футбольных командах существуют определенные трудности, связанные с привлечением зарубежных игроков, а сейчас это часто практикуется. У иностранных футболистов совершенно другая психология, другая школа и воспитание. «Легионеры ни в одной стране мира не переживают за свой клуб, как местные игроки, – уверен знаменитый форвард столичного “Спартака” 1970–80-х гг. Юрий Гаврилов. – У них нет традиций, они не знают истории, у них один показатель – счет в банке». Психологу следует чаще общаться с такими спортсменами один на один, чтобы понять психологию игрока, иметь возможность помочь всей команде.



Существуют ли речевые (жестикулярно-мимические и моторные) сигналы, которые особенно желательны, но не применяются в команде?

В командах, где играют зарубежные футболисты, вначале объяснение на поле происходит с помощью жестикуляции. Но бывает, что игрок показывает, куда дать пас, а сам мчится в другую сторону. Такие моменты должны отрабатываться на тренировках. Со временем у футболистов налаживается психологическая связь на поле. Психолог должен все подмечать, чтобы вместе с тренером делать выводы.

Характер у иностранных футболистов бывает агрессивным, поэтому очень уместна будет помощь психолога. Агрессия на поле может закончиться непредсказуемо, нельзя допускать потасовок, драк. Например Лима, экс-футболист «Локомотива» и полузащитник из Аргентины Пабло Барьентос (ФК «Москва») – очень жесткие на поле, поэтому обязательно нужно проводить с ними беседы, – к таким игрокам требуется повышенное внимание. Форвард сборной Бразилии, выступающий за ЦСКА, Вагнер Лав в интервью журналу «Ньюсуик» поделился секретом о том, что бразильские армейцы придумали Валерию Газзаеву прозвище: «Он не знает, наверное, но бразильцы в ЦСКА придумали ему прозвище Bigode (Усы). И так называют между собой. То есть он слышал, конечно, как мы это слово произносим по-португальски, но что оно означает, не спрашивал. Вот теперь он узнает, наверное».

«Ну, за определенные рамки наших отношений никогда не выходили, – сказал нападающий об известных хороших отношениях с главным тренером. – Многим людям кажется, что я использую эти отношения в своих интересах – пусть так думают. Газзаев – очень жесткий тренер, но это в работе. А так – доброй души человек».



Каковы наиболее эффективные средства общения для конкретных спортсменов при взаимодействии друг с другом и при воздействиях тренера?

Когда и какие сигналы следует вводить при разучивании и совершенствовании совместных действий в команде?

Одной из важнейших психологических характеристик любого межличностного контакта является содержание общений. Именно анализ содержания внутригруппового общения наряду с анализом других его особенностей позволяет лучше организовать совместную деятельность, разобраться в причинах рассогласования взаимодействия, межличностных конфликтов и т. д.

Когда команда проигрывает, после игры устраивается аналитический просмотр матча, но этого мало. Тренер должен обязательно комментировать, обращать внимание игроков, чего нельзя повторять. Потом на тренировках нужно обыгрывать те ситуации, когда футболисты забили голы в игре с серьезным соперником, потому что все ситуации очень быстро забываются. Следует систематически наблюдать за общением спортсменов в игре и анализировать это общение с точки зрения того, насколько оно соответствует или не соответствует задачам деятельности, логике совместных действий. Это особенно характерно для ситуаций напряженных совместных действий, развертывающихся в быстром темпе и требующих нередко мгновенной реакции («короткую», «я», «сразу», «ход», жесты и т. п.).

Предпосылкой и необходимым условием реализации «принципа экономичности» является общий контекст, ситуация взаимодействия, общий код, известный практический опыт и стаж совместной деятельности. Объективные условия требуют экономии энергетических и нервно-психических затрат, способствуют уменьшению всех усилий, особенно косвенно связанных с решением основной задачи.



«Принцип избыточности» вытекает из необходимости обеспечивать точную и надежную передачу сообщений при возникновении различного рода помех, шума. Избыточность сообщений, простое их повторение или одновременное использование различных кодов – конкретное проявление влияния особенностей деятельности на структуру и специфику средств коммуникации. Избыточность чаще всего рассматривают на двух уровнях: на синтаксическом с точки зрения требований, предъявляемых к языку (здесь речь идет главным образом о дополнениях и наслоениях, применении дополнительных средств общения, повторениях и т. д.), и на семантическом, на котором в основном анализируются адекватные способы точной передачи смысла и значения сообщения. Эти вопросы обычно рассматриваются в рамках психолингвистических исследований. Наименее изучен собственно-психологический аспект коммуникации (прагматический уровень в семиотике), и в частности, вопрос о соотношении экономичности и избыточности общений с точки зрения их воздействия на состояние и поведение адресата.

Наблюдение подобных ситуаций при общении спортсменов между собой и тренера с ними позволяет говорить о психологической (субъективной) избыточности и экономичности (достаточности, адекватности, оптимальности) в содержании и интенсивности обращений.

Критерием такой избыточности обращения должен быть результат его воздействия на состояние и поведение игрока: насколько оптимально оно для успешного осуществления деятельности. Этот вопрос также нужно изучить.

После того как мы рассмотрели специфику применяемых в спортивно-игровой деятельность средств общения, можно отметить следующее.

Применение неречевых форм общения, главным образом жестикулярно-мимических, определяется условиями (необходимостью скрытой передачи информации в условиях непосредственного контакта с противником, при сильном шуме, невозможности подойти к партнеру ближе и др.) и требованиями деятельности и свидетельствует о тесной связи между особенностями деятельности и структурой внутригрупповой коммуникации. Как же соотносятся речевые и неречевые средства общения в спортивно-игровой деятельности? Речевые формы общения являются ведущими, основными в совместных коллективных действиях, особенно при планировании предстоящих действий и оценке полученных результатов.

Выборочное наблюдение показывает, что внутригрупповое общение протекает главным образом в речевой форме, на жестовую коммуникацию в командах приходится меньший процент. Неодинаковый процент общения объясняется особенностями спортивно-игровой деятельности.

Игроки следят главным образом за полетом мяча и лишь «чувствуют», где находятся их партнеры. Возникает объективная необходимость сообщить партнеру о своем местоположении, о своей готовности или намерении выполнить определенное действие, о том, что игрок, как и партнер, правильно воспринял ситуацию, о необходимости определенного действия со стороны партнера. Обращения к партнерам могут быть предназначены и для введения противника в заблуждение. Например, вспомогательный нападающий проходящий игрок возгласом «дай сюда!» (передачу) и движением на удар отвлекает блокирующих игроков противника, облегчая действия своим партнерам. Часто применяют речевую форму общения, чтобы привлечь внимание партнера, который переходит в другую часть площадки или готовится к приему мяча. Когда партнеры находятся в противоположных зонах площадки, более удобными оказываются неречевые формы общения – они обеспечивают необходимую быстроту, точность и скрытность передачи информации через все поле, чтобы отрезать противника и дать возможность нападающему забить гол. Этот жест отрабатывается на тренировках.

Напротив, процент жестовой коммуникации обусловлен контактом с противниками и необходимостью скрывать нападающие действия (например, при быстром прорыве). В защитных действиях футболиста применяют исключительно речевую форму общения. Игроки следят за действиями и взаимным расположением друг друга, противников и стараются не смотреть на мяч. Слово, жест партнеров показывают спортсмену, что партнер (или партнеры) готов или намерен действовать определенным образом и требует от него также определенных действий.

Преобладание речевых форм общения в спортивно-игровой деятельности подтвердили наблюдения за формами общения игроков и опрос тренеров. Словесные сигналы применяются при общении как между взаимодействующими игроками, так и между тренером и игроками: 17 тренеров из 21 предпочли речевые формы общения игроков между собой, а 16 из 24 отметили эту же особенность, характеризуя межличностные контакты тренера со спортсменами именно в футболе.

Беседы со спортсменами показывают, что предпочтение формы общения в процессе деятельности существенно зависит и от индивидуальных психологических особенностей конкретного игрока, его возраста. В лабораторных условиях было показано, что как на детские, так и на молодежные команды сильнее действуют неречевые стимулы. Это совпадает с нашими наблюдениями, однако для их подтверждения в естественных условиях взаимной деятельности, участники которой хорошо знают друг друга и находятся в определенных отношениях, необходимы специальные исследования.

Обобщая основные характеристики речевых и неречевых средств общения, применяемых в футболе, можно сказать: если играют новички или иностранцы в команде, им легче показывать жестами, чем говорить. Внутригрупповая коммуникация подчиняется двум основным принципам: принципу экономичности и принципу избыточности. Оба они были описаны в рамках формальной теории связи при статическом анализе абстрактных языков и письменных текстов, главным образом на уровне синтаксиса.

Как уже отмечалось, спортсмены могут общаться и в ходе совместной деятельности (тренировочной и соревновательной), и вне ее, с товарищами по команде, с непосредственными партнерами, с тренером, с членами других групп и коллективов, с соперниками, судьями и т. д. Каждый из этих видов общения имеет особое значение для спортсмена, является составной частью той микросреды, в условиях которой формируется его личность, накапливается опыт взаимодействия с другими людьми. Так как систематические исследования общения в спорте только начинаются, развернутая характеристика всех межличностных контактов спортсмена как члена спортивного коллектива – видимо, задача будущего. Однако уже сейчас мы можем рассмотреть особенности межличностного общения спортсменов в «стандартных ситуациях» совместной деятельности.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница