Бог, который слышит Бингем Хантер




страница2/15
Дата13.08.2016
Размер1.76 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Святой: Как приблизиться к нему?



Неожиданно изображение исчезло, и мы увидели абсолютно белый экран. Это продолжалось секунд пять-шесть. Был 1970 год. Я сидел в кинотеатре и смотрел фильм, но мои мысли постоянно возвращались к событию, заснятому сверх- чувствительными камерами, находящимися под защитой бетонного бункера и свинцового стекла. За какие-то доли секунды до этого в лагуне кораллового атолла Бикини стояли корабли. А теперь только ослепительный свет. Большая часть кораблей, часть моря и один из маленьких островков полностью испарились при этой вспышке. Этот фильм был снят в 1954 году во время первого испытания водородной бомбы в южной части Тихого океана. Некоторые из вас готовы спросить: "А какое это имеет отношение к молитве?" Я привел этот пример, потому что абсолютно белый экран в моем понимании лучше всего отображает то, как библейские авторы описывали святость Божью: Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы (1 Ин. 1:5). Блаженный и единый сильный Царь царствующих и Господь господствующих, единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете. Которого никто из человеков не видел и видеть не может... (1 Тим. 6:15-16).
Потому что Бог наш есть огонь поядающий (Евр. 12:29).
Моральная чистота Бога - Его неотъемлемая личная праведность и святость - в Писании ассоциируется со светом: ослепительным, бесконечным, не тускнеющим, поразительной белизны. Даже младенец во Христе читал в 1 Ин. 1:5, что с при- ходом Господа Иисуса свет Божий воссиял во тьме на острове в этом пространстве, именуемом миром. Но лишь немногие задумываются о влиянии света Божьего на человеческую святость. Но, как написано в Ин. 1:5, "тьма не объяла (не поняла) его". Осознать святость трудно: при этом меняется жизнь. Поэтому христиане разработали способы держаться на безопасном расстоянии.
Святой хиляк
Бытует мнение о том, что святость - это отсутствие моральной тьмы, зла, т.е. нарушений и греха. Услышав, что идея библейской святости исходит от понятия "быть отделенным", мы сразу же представляем себе святошу, отделенного от всего не- правильного, т.е. "не курящего, не танцующего, не выпивающего, не переедающего, не гуляющего с девушками, нюхающими клей". А поскольку в христианской среде стандарт поведения неотрывно связан с частицей "не", то святость приобретает негативный оттенок. Мы сразу же понимаем (и это прекрасно известно любому карикатуристу), что этот довольно худой (возможно, излишне скромный, но всегда безупречно выглядящий) человек в черном костюме и есть олицетворение безликого существования, именуемого у нас моральной чистотой. А какой "Бог" избрал его? Бог, радующийся при виде подобного существа, - древний, завядший, неземной зануда. Придираясь по поводу и без повода, Он наблюдает за миром, выискивая, на кого бы прикрикнуть: "Эй, ты, ты, который копается в коробке с печеньем... Ты чего это вздумал? Руки прочь. Сейчас же. Даже и думать об этом забудь. ПОНЯЛ?".
Это все равно что поехать в Индию. Там вам разъяснят, что факир на ложе из гвоздей - "очень святой человек"... Одного поля ягоды. Святость должна быть болезненной; она делает вас отличным от других и совсем непривлекательным.
В таком контексте слова "Будьте святы, потому что Я свят" (1 Пет. 1:16) уже не кажутся Благой вестью. Святость - это бремя негативизма, вполне оправдывающего самые худшие подозрения: "нет; Нет; НЕТ!". Так естественно, не правда ли?
А почему бы и нет?
Почему же святость дается так нелегко? Почему гимны типа "Будьте святы" кажутся такими отдаленными от жизни?
Решающим фактором в этом вопросе является наша готовность принять несбалансированное, довольно мрачное понимание святости. Святость перестает быть "отделением от мира". Теперь это уже отделение от всего радостного. Но Бог - не брюзжащий самоправедный зануда, довольный лишь тогда, когда никто не делает ничего плохого. Он - живое, динамичное Существо, занятое превращением зла в добро. Он - искрящийся свет. Святость - это положительная концепция, подразумевающая помощь израненным людям. Сатана намного больше боится Мать Терезу в Калькутте, чем тысячу расфуфыренных лицемеров. Бесы понимают святость Божью - и трепещут (Иак. 2:19). А дети света лишь пожимают плечами и идут своей дорогой.
Другая причина, по которой нам так трудно осмыслить святость, состоит в том, что христиане, как рыбы, живут в "жидкой" среде (в обществе), которое стало настолько морально "мутным", что "свет" уже кажется ненормальным. Мы родились в грязной воде и привыкли к ней. Грязь и ил - норма жизни; чистота и свет нас пугают. Мы видим, что на дне все разлагается, но надеемся, что сможем избежать подобной участи, если не будем останавливаться. И, кроме того, мы все равно плаваем (по кругу) в верхних слоях. Мы привыкли к отсутствию святости, и вокруг нас полно таких же, как и мы, со значками
Заключительным и наиболее важным фактором является повсеместная утрата людьми святого страха. Христианская благодарность за неописуемый дар Божьей любви, прощения и примирения во Христе затмила реальность Его абсолютной святости. Бог стал нашим "приятелем". Мы уже не понимаем, как мог Исаия написать: "Иди в скалу, и сокройся в землю от страха Господа и от славы величия Его" (Ис, 2:10).Мы превратили утверждение о неограниченной свободе говорить в молитве все, что угодно (Новый Завет это называет "уверенностью"), в дозволенность непочтительности, а стихи о привилегии прихода к Богу во Христе (Новый Завет это называет "дерзновением") - в повод к упрямой назойливости. При этом мы забыли, что Тот же Самый Иисус, учивший нас называть Бога "Авва" (дорогой Отец), в молитве также называл Его Святым Отцом, Праведным Отцом и Господом неба и земли (см. Мк. 14:36; Ин. 17:11 и Лк. 10:21).
Реальность страха
Поскольку неестественные страхи ("фобии") оказывают разрушающее влияние на человеческую жизнь, то трудно представить себе страх Господень как нечто благое. Но большинство аргументов против святого страха основывается на шатких теологических системах ("пугающий" образ Бога относится к диспенсации Закона"), неверной экзегетике ("Бог не дал нам духа боязни") или набирающей популярность психопатологии ("не- которые христиане страдают "фобией Бога"). Но я настаиваю на том, что без понимания совершенной святости Божьей и вытекающего из него "страха" не может быть библейской религии ни в его положительном ("Начало мудрости - страх Господень" - Пс. 110:10), ни в отрицательном ("Нечестие беззаконного говорит в сердце моем: нет страха Божия пред глазами его" - Пс. 35:2) смысле слова. Динамику страха Божьего доступно объясняет Роберт Морозко: Высший объект страха - это то, что человек почитает превыше всего остального в жизни... Это положение должно при- надлежать лишь Творцу твари, хотя в действительности зачастую все бывает совсем не так. Высший объект человеческого страха требует полного уважения и почтения...
Именно значение "почтения" или "уважения" подразумевали авторы Писания (говоря о "страхе Божием")... В теологии слово "страх" значит, скорее, не "ужас" или "антипатию" по отношению к самому объекту страха, но "полное подчинение" (Божьей) власти. Таким образом, страх Божий - не что-то ненормальное. Более того, это единственный путь христианина. Ненормально как раз отсутствие этого страха. Оно заставляет нас отрицать реальность Божьей святости, силы и присутствия. Морозко совершенно прав: Жизнь предстает в истинных тонах лишь в страхе Иеговы. Для того, чтобы заменить Бога на какой-либо иной объект страха (страх неудачи, страх других людей и т.д.), требуется изменить реальность (т.е. не принимать во внимание характер живого Бога).
Тот, кто не боится Бога в библейском смысле слова, не понимает или сознательно отвергает факты бытия. А подобные грезы приводят к двоякому противоречию истине. Они отвергают неограниченность Бога и ограниченность человека. Наиболее удачно это последнее (и довольно распространенное) заблуждение в его связи с человеческой греховностью описал Гэрри Бламирс: Людей с отсутствием всякого интереса к религии объединяет непонимание ограниченности ограниченного, особенно своего собственного статуса, которое породило моральное зло и интеллектуальное смятение. Все формы морального зла зарождаются в тактическом отвержении человеческой ограниченности - частично или полностью зависимой природы человеческого бытия...
Человек ведет себя, как независимое существо с ограниченным и временным существованием в ограниченной и временной вселенной. Жадность и жажда власти отражают вызывающее поведение ограниченного существа. Жадность подразумевает, что смысл жизни заключается в накоплении земных богатств, что владение в ограниченном измерении является источником удовлетворенности. Но это полная бессмыслица. Владение в ограниченной среде не приносит ни стабильности, ни безопасности, поскольку смерть или несчастный случай могут причинить непоправимый ущерб или даже убить. Жажда власти называет источником удовлетворенности временное влияние и владычество: (но) ограниченность препятствует установлению подобного удовлетворения на своей территории... В этих устремлениях, как и во множестве других, человек не принимает во внимание тот факт, что ограниченность подразумевает неизбежный конец всякого рода деятельности на временном уровне.
Тот, кто не боится Бога как высшего, святого и всемогущего Творца, заменяет Его силу и власть или самим собой, или чем- то материальным. "Они заменили истину Божию ложью и поклонялись и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки" (Рим. 1:25). Не приходится удивляться, почему их мало заботит исполнение воли Божьей. Не будут они и молиться о ней. Ведь эти люди отвергли реальность как божествен ной, так и человеческой природы.
Потребовались десятилетия дисциплины и страданий, прежде чем Израиль стал относиться к заповеди "Будьте святы, ибо Я свят" (Лев. 11:44) достаточно серьезно для того, чтобы бояться и призывать имя Святого Бога в чистоте сердца. Иногда я задумываюсь: сколько же можно ждать? Обходных путей нет: "Но мы знаем, что грешников Бог не слушает, но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает" (Ин. 9:31).
К личной честности
Недвусмысленные заявления о Божьей святости встречаются по всему тексту Писания. Ветхозаветные пророки особенно подчеркивали, что в Своей всеобъемлющей святости Бог не может положительно относиться к отсутствию святости у Его творения:
Чистым очам Твоим не свойственно глядеть на злодеяния, и смотреть на притеснение Ты не можешь (Авв. 1:13).
Ибо мерзок пред Господом, Богом твоим, всякий делающий неправду (Втор. 25:16).
Мерзость пред Господом помышления злых (Пр. 15:26).
Из подобных стихов мы видим, что Бог не прикасается ни к внутреннему (помыслы), ни к внешнему (дела) проявлению не- справедливости и зла. Это напрямую сказывается на молитвах не святых людей:
Жертва нечестивых - мерзость пред Господом, а молитва праведных благоугодна Ему (Пр. 15:8).
Если бы я видел беззаконие в сердце моем, то не услышал бы меня Господь (Пс. 65:18).
Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление (Гал. 6:7-8).
Вестминстерский Катехизис дает следующее определение греха: "Всякий недостаток соответствия - или нарушение - ЗАКОНУ БОЖЬЕМУ". Можно пойти еще дальше: грех - это несоответствие требованиям святости Божьей. Библия это несоответствие определяет следующим образом:

предательство беззаконие нарушение


ошибка бесчестие бунт
лишение промах неправедность

Но Библия также утверждает, что не делать добро - не менее грешно в глазах Бога (см. Рим. 3:12). Павел утверждает, что причина греха - заключается в не совершении добра или в совершении неправедности - состоит в том, что "нет страха Божия пред глазами их" (Рим. 3:18). При этом христиане абсолютно уверены в том, что все эти описания греха относятся к тем, кто еще не приняли Христа как личного Спасителя. Мы читаем Рим. 1:18-3:18 и соглашаемся: "Правда, Павел, они действительно такие. Давай, проповедуй им". Но грех продолжает жить в христианине, как это написано в 1 Ин. 1:8 и 10: "Если говорим, что не имеем греха, - обманываем самих себя, и истины нет в нас... Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас". 1 Послание Иоанна бесспорно предназначено для верующих христиан: "дети Божий" (3:1). Почему-то внимание, уделяемое правовому оправданию верующих в глазах Бога - во Христе Бог видит нас с Его святостью (2 Кор. 5:21), - затмило не менее важную реальность того, что все христиане продолжают ежедневную борьбу с грехом до тех пор, пока их тела не будут прославлены. Но Иоанн утверждает, что христиане, "позиционно" святые по благодати Божьей во Христе, должны признать реальность греха в своей жизни и перестать обманываться.


Практические и теологические ошибки
Существует множество причин, по которым христиане про- должают жить в личном и общем грехе. Во-первых, мы на самом деле не понимаем природу святости Божьей. Иов ее понял, и за этим последовало покаяние: "Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле" (Иов. 42:5-6). Падение ниц пред святостью Божьей, как это описывается в Ис. 6:1-6, Иез. 1:25-28 и Отк. 4:8-10, незнакомо нашему эго. Далее, поскольку кто-то другой умер за наши грехи (Рим. 3:25; 1 Ин. 2:1-2), мы не осознаем, насколько разрушителен грех и неизбежно наказание. Мы действительно не верим, что суд (возможно, следует сказать "наказание") "начнется с дома Божьего" (1 Пет. 4:17). Несколько тысячелетий тому назад Израиль был захвачен в плен. Все приговоры современности при- водятся в исполнение за тысячи километров от нас. А то, что Бог медлит с наказанием, мы принимаем за Его не заинтересованность в наших беззакониях. Но в Рим. 2:4 Павел спрашивает: "Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?". Ссылаясь на любовь Божью, мы легкомысленно относимся к уверенности в нашем вечном прославлении. Не сомневаясь в том, что ничто не может отлучить нас от любви Божьей во Христе (Рим. 8:39), мы абсолютно ничего не делаем в рамках личной святости. Мы утратили понимание покаяния и раскаяния - краеугольных камней истинного исповедания, - ведущих к прощению и очищению. Нам абсолютно не известно рыдание над своим грехом ни в личной молитве (Мф. 5:4), ни в общей (Ездр. 10:1).
И, наконец, Божий дар ежедневного очищения (1 Ин. 1:9; 2:1- 2) превратился в заезженную, механическую рутину. Иисус действительно умер на кресте за наши грехи (за ваши и за мои). Но мы не видим на своих руках пятен крови: крови Иисуса, единственного фактора, делающего отрывок 1 Ин. 1:9 "действенным" орудием: "Без пролития крови не бывает прощения" (Евр. 9:22).
Нет, я не предлагаю забыть о прощении Божьем. Но мы не должны забывать астрономическую цену, которую Богу при- шлось заплатить за наше прощение: Но Он изъявлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились...
Господь возложил на Него грехи всех нас (Ис. 53:5-6).
Чем больше мы размышляем над тем, через что прошел Христос, чтобы мы могли быть святыми, тем большее отвращение у нас должно вызывать беззаконие. Джон Оуэн пишет: Принеси похоть свою к Евангелию - не для облегчения, но для дальнейшего обличения в ее вине; посмотри на изъязвляемого и наполнись горечью. Скажи душе своей: "Что наделал я? Что за любовь, что за милость, что за кровь, что за благодать отверг и попрал я! Так я отплатил Отцу за любовь, Сыну за кровь и Святому Духу за благодать!".
Нет другого основания для личной святости христианина. Проще говоря, грех ранит и оскорбляет Бога, возлюбившего нас и умершего за нас же.
Мы должны - если у нас осталось хоть немного рассудка - всем своим существом ответить Искупившему нас повиновением любви. Мне кажется, что легкомысленное отношение к личной святости - плевок в лицо Богу, висящему на кресте, в агонии умирающему за мой грех. Неудивительно, что грех оскорбляет живущего в нас Святого Духа (Еф. 5:30). Удивительно то, что нас этот грех не беспокоит вообще. Да поможет нам Бог увидеть святость такой, как она есть ("глазной мазью помажь глаза твои, чтобы видеть" - Отк. 3:18), и понять, что грех делает нас жалкими, нищими, слепыми и нагими (Отк. 3:17).
Голос совести
Хотя далее в этой главе и содержатся некоторые предложения, я не вижу быстрого решения данной проблемы, В одном я уверен: перед тем, как христианин сможет эффективно молиться, ему придется уделить значительное время чтению отрывков Слова Божьего, в которых речь идет о Его святости. Об этом много написано в книгах пророков - Исаии, Иеремии и Иезекииля - и в Псалмах.
После этого молитвы псалмопевца должны стать нашими:
Искуси меня. Господи, и испытай меня; расплавь внутренности мои и сердце мое (25:2).
Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня, и узнай помышления мои, и зри, не на опасном ли я пути (138:23-24).
И, наконец, нам следует взять слова раскаяния Давида и попросить Духа вложить их в наши уста:
Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои.
Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня,
Ибо беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда предо мною.
Тебе, Тебе единому согрешил я, и лукавое пред очами Твоими сделал, так что Ты праведен в приговоре Твоем и чист в су- де Твоем.
Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя.
Вот, Ты возлюбил истину в сердце, и внутрь меня явил мне мудрость.
Окропи меня иссопом' и буду чист; омой меня, и буду белее снега.
Дай мне услышать радость и веселие, - и возрадуются кости, Тобою сокрушенные.
Отврати лице Твое от грехов моих, и изгладь все беззакония мои.
Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня.
Не отвергни меня от лица Твоего, и Духа Твоего Святого не отними от меня.
Возврати мне радость спасения Твоего, и Духом владычественным утверди меня (Пс. 50:3-14).
Когда мы сделаем это, то поймем цену прощения. Лишь чистые сердцем и плачущие над грехом своим узрят Бога. Молитвенное зрение Бога неизвестно очам, не знающим этих слез. Эффективная молитва начинается с исповедания, исходящего из раскаивающегося сердца. Иного пути нет. "Так говорит Господь, Бог Давида, отца твоего: Я услышал молитву твою, увидел слезы твои. Вот, Я исцелю тебя" (4 Цар. 20:5).
А чего-нибудь положительного не мог сказать?
Святость позитивна. А позитивная святость имеет прямое от- ношение к молитве: в Иак. 5:16 написано, что именно молитва праведного человека может многое. У христиан есть заповедь быть святыми, но этого нельзя добиться лишь простым отделением от беззакония. Об этом говорит даже наше спасение: лишь то, что за грехи заплачено, а гнев Божий удовлетворен кровью Христа, еще не означает, что мы можем попасть на небеса. Бог "вложил" в верующих позитивную праведность и святость Христа. Поэтому христиане именуются святыми (позитивно), а не просто прощеными "морально нейтральными".
Именно поэтому Павел дал положительное описание цели существования христианина: "Ибо мы - Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять" (Еф. 2:10). А Иисус подчеркивал положительную черту христиан заповедью любить друг друга точно так же, как Он Сам возлюбил нас (Ин. 13:34-35).
Я никогда не сомневался в том, что Иисус был привлекательным, способным и сильным человеком, знавшим, куда и зачем идет. Проще говоря, Он обладал всеми качествами величия, обычно ассоциирующимися с образом "победителя". Скорее всего, Ему не предложили бы сниматься в ролике с рекламой шампуня, но Его личная сила смогла объединить две таких противоположности, как Матфей-мытарь и Симон - зилот.
Но почему-то зачастую христиане пытаются выставить Господа в образе чудесного хиляка - чего не сделал бы никто, выиграй Он на Олимпийских играх золотую медаль. В результате образ святости является поруганием всего того, ради чего жил и умирал Христос. Воплощение святости - Сам Господь Иисус - позитивно и привлекательно, и следование за ним всегда требует всех стараний и усилий, на которые Способны мужчина или женщина. Мы забываем о том, что Его последние слова (Ин. 16:33) перед тем, как Он сделал то, чего не смог сделать никто другой, были: "Мужайтесь: Я победил мир!" А мы бледнеем от одной мысли о том, чтобы выступить за правду перед лицом зла, словно бы не написано: "Тот, кто в вас, больше того, кто в мире" (1 Ин.4:4).Попросите Бога показать вам позитивный образ святости и ее абсолютно уверенную победу над злом. Мы становимся такой легкой добычей бесов частично из-за того, что состояние мира и наше собственное духовное положение указывают на то, что все усилия, затраченные на святость, вылетают в "черную дыру". Деморализованного духовно человека можно легко деморализовать в любой другой сфере. Задумайтесь над реалистичным библейским подходом апостола к святости: Говорю так не потому, чтобы я уже достиг, или усовершенствовался но стремлюсь, не достигну ли и я, как достиг меня Христос Иисус. Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия по Христе Иисусе (Флп. 3:12-14). Пыл жизни и ревность по святости идут рука об руку. И из самой глубины ада пришла ложь о том, что святость каким-то образом связана с посредственностью. Иисус сказал: "Я пришел для того, чтоб имели жизнь и имели с избытком" (Ин. 10:10). Поступайте достойно звания святого, которое Бог дал вам во Христе. Топчась на одном месте, невозможно испытать святость и эффективную молитву. Вперед! "Держись правды, веры, любви, мира со всеми, призывающими Господа от чистого сердца" (2 Тим. 2:22).
Резюме
Я не сомневаюсь в том, что большинство читателей хочет молиться с большим жаром. Тем не менее, мне ничего не известно о пробуждениях, которым не предшествовали бы:
(1) растущее понимание ослепительной белизны Божьей святости;
(2) вытекающее из него желание детей Божьих покаяться и исповедовать грехи;
(3) твердое решение держаться (с Божьей помощью и поддержкой Тела Христова) праведности, веры, любви и мира. Именно это характеризует тех, кто от чистого сердца призывает Бога.
Зачем писать все это о святости в книге, посвященной предмету молитвы? Затем, что Бог свят. Человек, молящийся, не настроившись на Его волну, кричащий в телефонную трубку, из которой слышатся только шумы, не сможет связаться с Ним: он не поймет Его слов.
Вопросы для размышления и обсуждения:

1. Приведите пример, подтверждающий или опровергающий идею автора, что в большинстве своем христиане рассматривают святость с негативной точки зрения, считая, что не нужно быть плохим, вместо того, чтобы смотреть на нее положительно, а именно, что нужно быть хорошим.


2. Почему люди сторонятся "святых" христиан?
3. Как вы понимаете тот факт, что Иисус, будучи святым, дружил с пьяницами, гуляками и проститутками?
4. Автор считает, что черный костюм и кислое выражение лица не самым лучшим образом описывают святость. А что вы думаете по этому поводу? Имеет ли одежда или выражение лица какое-нибудь отношение к святости? Почему?
5. Знакомы ли вы с действительно святым человеком? Опишите его. Доводилось ли ему пережить страдания? Считаете ли вы его жизнь привлекательной?
6. С какими побуждениями к беззаконию вам приходится сталкиваться в повседневной жизни? Как христиане могут помочь друг другу жить в святости?
7. Что вы думаете о словах Джона Оуэна?
8. Почему так тяжело каяться в грехах?
9. Почему Бог хочет, чтобы вы были святы?
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница