Бизнес-образование для будущего




Скачать 130.61 Kb.
Дата14.07.2016
Размер130.61 Kb.
О.Шендеров
Бизнес-образование для будущего
В данной статье мы будем исходить из положения о том, что менеджер, получивший степень бакалавра, МБА или иную степень, формирует и создает будущее.

В любой бизнес-деятельности на первом месте по значимости стоит стратегия, т.к. в отсутствии видения будущего и представления о миссии компании, ни одна фирма не может достичь результата.

Таким образом, менеджер, пусть даже «свежеиспеченный» выпускник, становится участником организационных команд, работающих на будущее, создающих будущее.

При этом становится очевидным следующий парадокс.

Все системы бизнес-образования построены на прошлых достижениях, на прошлом опыте. Эти достижения в течение 5-7 лет часто превращаются в негативные образцы, достаточно вспомнить корпоративные скандалы, связанные с лучшими американскими компаниями.

Исходя из вышесказанного, встает вопрос о том, каким должно быть бизнес-образование, чтобы соответствовать поставленному нами вызову.

Для начала, зафиксируем основные элементы ситуации вокруг и внутри образовательной сферы.


  1. Предметная организация знания о «научном менеджменте»

То, что сделал Тейлор, когда ввел в оборот выражение научный менеджмент, на мой взгляд, являлось продолжением его инженерных разработок. По характеру мышления он был инженером. Это означает, что любой материал, в т.ч. «человеческий», рассматривался им исключительно с точки зрения пригодности для выполнения задач индустриального производства, промышленной революции. Для Тейлора не было принципиальной разницы между обработкой металла и обработкой «человеческого материала».

Соответственно, научный менеджмент занял свое место в ряду понятий: сопротивление материалов, обработка металла и прочих частей инженерного знания, разделенного в соответствии с принципами системного подхода: от отдельных единиц к общим структурам и обобщающим выводам.

Позднее научный менеджмент стал объектом притязаний новых «наук о человеке» - психологии, социологии, науки о поведении, системного анализа и многих других. Каждая наука порождала целый набор теоретических дисциплин, которые превращали «общее поле менеджмента» в мелко нарезанную баранину «научных школ».[2]

Сфера управления получила огромный набор «систем знаний», где одни и те же ситуации описывались часто прямо противоположным образом. Для того, чтобы с ними разобраться, нужно разделить несколько аспектов «знания» как такового.



  1. Формы существования «знания вообще»

Первая форма. Знание, полученное в ходе научного исследования. То есть исследование, единственной целью которого является истина и только истина, ничего кроме истинного знания об объекте исследования. Это непредвзятое теоретическое знание, которое превращает любую ситуацию в абстрактный объект, что собственно и позволяет делать с ним любые научные манипуляции, которые с реальным объектом проделать невозможно. Так как появление исследователя в ситуации человеческого общения приводит к изменению самой ситуации, а, следовательно, и к исчезновению «объекта исследования».

В результате таких научных исследований появляется набор знаний, которые обычно обозначаются словами как - теория, концепция, система научного знания, а обобщающее понятие - научная картина мира.



Вторая форма. Знание, полученное на основе решения той или иной инженерной задачи. Собственно Тейлор решал инженерную задачу: как сделать так, чтобы люди стали только «живым автоматом», прилагаемым к «инструменту», «орудию». Позднее задачу точного наведения ракет решал Винер и знание, полученное им в ходе решения этой задачи, так же было названо наукой об управлении – кибернетикой. С точностью до решаемых инженерных задач, например, по управляемому изменению внутриорганизационных отношений между людьми, возникали «организационное развитие», «организационное поведение», «организационная культура» и пр.

Третья форма. «Популярное знание» или «Знание, с помощью которого можно обучать». Научная и инженерная формы знания не удовлетворительны с точки зрения передачи знания подрастающему поколению или просто сотрудникам организации, которые впервые занимают руководящие посты. Встает, с одной стороны, инженерно-педагогическая задача: на основе имеющихся представлений об обучающихся, создать адекватную им интерпретацию старых форм знания. С другой стороны, сугубо технологическая задача: новое знание должно легко делиться на фрагменты таким образом, чтобы преподавание его было предельно простым и точно оцениваемым.

Последний момент становится доминирующим, в связи с огромным ростом технологий в последние 50 лет, и, самое главное, технологизации жизни.

Рациональное представление о жизни неявно предполагает, что весь окружающий нас мир устроен «счетным» образом: все шаги и действия можно просчитать и вычислить. Если же это не удается, нужно просто усилить математический аппарат, увеличить количество переменных в функциях, ввести теорию вероятностей, дисконтирование и прочее. Все, что с точки зрения теории не укладывается «ни в какие ворота», называется «случайностью», на которую, с «точки зрения» теории, не нужно обращать никакого внимания.

Классическим примером такого знания является обучение методом «case-study». Ситуация реального предприятия (в определенный промежуток времени) описывается в словах и цифрах, и на основании такого описания предлагается принять решение, разработать программу действий, оценить правильность действий основных участников и т.п. При этом полностью игнорируются эмоциональная и экзистенциальная (в смысле переживаемого личного опыта) составляющие. Более того, опыт многих компаний и стран, описанный как успешный, по прошествии нескольких нет оказывается негативным (достаточно вспомнить Enron, Arthur Andersen, экономический кризис «азиатских тигров», Мексиканский финансовый кризис и т.д.). Эти и подобные им кризисы особенно резко высветили, что «case-study» , по сути своей, есть набор «сказок для взрослых». Просто в силу серьезности, с которой взрослые люди относятся к своей жизни, они не воспринимают обычные детские сказки в качестве тех же самых «case-study».

Но за счет данного метода студенты обучаются «применять» теорию к практике, и у них создается иллюзия того, что они теперь ( по изучении нескольких сотен бизнес-ситуаций) «знают» как устроен «бизнес в реальности». Они имеют огромный арсенал разного рода ситуаций и управленческих действий, который можно использовать в повседневной деятельности. При этом, как я уже отмечал выше, предполагается, что между описанием ситуации и реальной ситуацией нет никакой разницы. Описание только зеркально отражает реальность.

Четвертая форма существования знания – это информация. Набор символов, передаваемых с помощью «двоичной системы 0-1» или ( что то же самое) алгоритма формально логических операций «да-нет»: если «да», то…; если «нет», то… и т.д.

На 90% информация есть «зеленый шум», рождающийся в головах граждан и благодаря развитию современных технологий, превращаемый в символы пригодные для чтения и обсуждения. Информатизация создает еще одну форму внутри себя – это знание об организации информации, ее хранении и передачи. Возникает огромная отрасль, соединяющая в себе твердые и мягкие1 технологии с «головами» людей.

Технологии передачи информации доводят представление о рациональном устройстве мира до последнего предела: все есть только причина и следствие, все можно описать через двоичный код и оператор «если, то».

Однако здесь возникает из небытия новая форма, которой когда-то занималась герменевтика – интерпретация и понимание информации и текстов. Знание о том, как можно интерпретировать и понять конкретный текст, каковы последствия этого понимания, становится самостоятельным и важным.

Можно сказать, что сама форма на сегодня еще до конца не оформилась, а возможно, что не оформиться никогда ( да простят мне такой каламбур). Больше того, это скорее уже не знание, а практический навык. Примерно как навык игры на музыкальном инструменте: либо играешь по правилам, либо обсуждать нечего.

Рефлексивная форма знания, т.е. знание о том, как пользоваться знанием в ситуации его «употребления». Это заведомо «одноразовое» знание, используемое с точностью до «ситуации употребления».

Все эти формы знаний, так или иначе, представлены в профессиональной системе образования через «набор учебных предметов». Причем необходимо отметить, что современные американские стандарты бизнес-образования на 70% ориентированы на «понимание» [4], а российские на репродуктивное воспроизведение «остаточных» знаний.


  1. Специфическая черта российского бизнеса

Есть ключевой момент, на котором держится российский бизнес и который нисколько не меняется со временем. Это его принципиальная «атехнологичность». Или «отсутствие формы» [1] мышления, мысли.

Бесформенность «предпринимательского мышления» делает его универсально мобильным и лабильным, с одной стороны, а с другой стороны не пригодным для технологических сред современного западного бизнеса.

Эта специфическая черта, определяет свои требования со стороны бизнес-сообщества к выпускникам высших учебных заведений. Предельно упрощенно они выглядят следующим образом.

Выпускник должен знать технологию (не имеет значения какую именно производственную или документооборот), знать что такое технологии в принципе и уметь ее воспроизводить. При этом еще он должен уметь переделывать эту технологию под имеющиеся возможности, ресурсы и средства. Т.е. дайте нам такого специалиста, который может очень быстро переделать технологию на новую (такую какую надо, в силу конъюнктурных или иных условий).

Итак, представители бизнес-сообщества не понимают, что создание технологий задача нескольких лет, а иногда и десятилетий. Над ней работают большие коллективы научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро, либо как в Японии, десятки тысяч рядовых сотрудников корпораций.

Отсутствие ориентации внимания на исполнение точной логики технологических процессов ведет к сравнительно большим издержкам, а значит, и к потере конкурентоспособности, и, в конечном счете, к сворачиванию бизнеса.

Но сама потребность бизнес-сообщества понятна: с одной стороны необходимо соответствовать современной информационной и технологизированной формам организации бизнеса, а с другой стороны делать это «приходиться» в условиях России. Например, в условиях больших расстояний, холодного климата, резких перепадов температур, отсутствия инфраструктур, непредсказуемости политических решений.

Эта потребность вытекает из желания получать «быструю» прибыль, не вкладываться в долгосрочные, инфраструктурные проекты. Нужно ли системе образования ориентироваться на потребности бизнес-сообщества? Нет не нужно, т.к. на это работает рынок труда.

Тогда что выбрать в качестве ориентира, к чему готовить людей? Для ответа на этот вопрос необходимо задать вопрос: Каким будет бизнес завтра?


  1. Бизнес новой эры

Собственно все уже известно. Образцы отношений, складывающихся в бизнесе, новой эры уже построены в Силиконовой долине, в техно-парках и свободных экономических зонах Америки, Азии и Европы.

Они характеризуются:

- мобильностью агентов бизнеса;

- творческой атмосферой, способствующей свободному распространению информации;

- долгосрочными целями.

Информационные технологии в этом бизнесе не самоцель, а только инструмент, ускоряющий движение идей, их реализацию, и получение результата.

Именно под этот образец имеет смысл готовить людей в системе бизнес-образования.

5. Скрытые рассогласования в Российском образовании

а) Дети. Детьми в России считаются молодые девушки и юноши вплоть до окончания ВУЗа (3), то есть до возраста 22-25 лет. При этом все учащиеся в возрасте от 6 до 25 лет «по умолчанию» считаются не доделанными людьми, т.е. как бы люди, но не знают жизни, ничего сами делать не умеют. А мальчиков-тинейджеров, за их поведение называют просто: придурки.

Педагоги исходят из того, что сознание учащихся чистая доска, а светлая головушка ученика – это резервуар, который необходимо до краев наполнить огромным количеством рациональных знаний.

Б) Рациональные знания ( математика, информатика, естественные науки).

Эти знания придумывают взрослые «дяди и тети», которые перерабатывают миллионы тонн научной литературы, а затем «популяризируют» ее, искренне веря, что это строго научное, сугубо правильное и «популярное» знание будет интересно детям. Программы учебных предметов очень долго разрабатываются, апробируются, утверждаются и к моменту их принятия, оказываются не только не интересными детям, но и не соответствующими последним открытиям, достижениям и результатам научных исследований. Это программы «вчерашнего дня», они собирают «прошлогодний снег».

В) Субъкультура.

Никто не учитывает бурных изменений, происходящих в подростковой субъкультуре: SMS-сообщения, ЖЖ-сообщества, разного рода флэш-моб-активность, собственный нелитературный язык («аффтар жжот», «исчо» и т.п.), сотни подростковых печатных журналов и др..

Программы учебных предметов не только не пересекаются с подростковой «ориентацией сознания», но еще и не адекватны энергетике и динамике развития детей и подростков разного возраста. Сидение по 6-92 часов в душных аудиториях считается самым главным государственным стандартом. Уровень образования определяется не столько обязательностью предметов Госстандарта, сколько общим количеством «отсиженных» часов.3



6. Методика введения в менеджмент

Исходя из всего вышеперечисленного, для того, чтобы осуществить введение в профессию менеджера, необходимо, во-первых, создать определенные условия для учащихся.

Важное условие – создание общего для преподавателя и студентов «поля смыслов».

Введение в профессию для людей, не имеющих хотя бы 2-3-летнего опыта практической4 работы, будет пустым звуком, белым шумом, если отсутствует личная заинтересованность, личная включенность в процесс обсуждения.

Это достигается за счет создания «общего смыслового поля». Его основные компоненты:

- обсуждение и описание происходящих с каждым учащимся повседневных событий, выполняемых рутинных дел, в которые вплетены процессы «принятия решения», «постановки задачи», «владение собой», « расчет бюджета семьи» и др. элементарных действий, составляющих «тело» управленческой и организационной деятельности;

- описание, анализ и «проигрывание» ситуаций, когда возникают труднодостижимые и не всегда выполнимые (с точки зрения учащихся) задачи. При этом анализируются и в форме игры имитируются возможные варианты действий, и их ближайшие последствия.

- видео просмотры и анализ фильмов, имеющих «внутреннюю интригу», либо просто притягивающих любопытство и интерес;

- «понимательная» работа с общими для всех учащихся текстами, аналитическая работа на понимание различения понятий и явлений;

- разного рода «захватывающие» внимание и создающие азарт деловые имитационные тренажеры и игры, как компенсаторы серьезности и нудности ( для учащихся) аналитической работы с текстами.

Таким образом, создается своего рода «история отношений» с профессией, общий для обсуждения и понимания «плацдарм», в котором любое теоретическое понятие соотносится с происходившими (по ходу такого рода учебы) событиями. Возникает «смысловое поле», позволяющее вместе двигаться и производить результативное «Введение в менеджмент , как профессию».

7. Международные тенденции в бизнес-образовании

Бизнес-образование в рамках области управления, организации и предпринимательства имеет набор хорошо регламентированных систем международных стандартов, объединенных под эгидой нескольких ассоциаций. При этом ключевыми факторами, определяющими высокий уровень стандартов, являются совсем не часы преподавания, не обеспеченность компьютерами на каждого студента и не перечень обязательных к изучению предметов. По этой причине ни одна из российских бизнес-школ не может претендовать на высокое место в международном рейтинге.

Бизнес-школы за рубежом, несмотря на внешнюю «зарегламентированность» их деятельности, имеют большую свободу для разработки своих собственных учебных программ, предметов и методик. Достаточно назвать метод «case-study» Гарвардской школы бизнеса и метод «проектов и проектных команд», реализуемый Стенфордской бизнес-школой. Кроме этих, существуют и другие образовательные инициативы, хорошо известные на региональных уровнях, но пока не достигшие «мощности» сопоставимой с разработками известных бизнес-школ.

Например, набирают силу инициативы создания новых программ, специально ориентированных на предпринимателей и предпринимательскую деятельность. Долгое время считалось, что предпринимательство не имеет своей четко локализованной профессиональной области. И действительно, предпринимателю все равно в какой отрасли создавать предприятие, куда направить инициативу, главное возможность реализовать свои планы и получить прибыль.

В последние 15-20 лет появление Интернета и высокий уровень обеспечения инфраструктурами связи открыли принципиально новое пространство для предпринимательства. Виртуальное пространство, которое ни кем абсолютно не занято, и, главное, с ростом технических возможностей, все более и более расширяющее свои границы.

Предпринимательство в Интернете и с помощью Интернета является, на наш взгляд, той областью, которая в ближайшем будущем будет нуждаться в новых менеджерах, способных быстро избавляться от старых знаний, быстро осваивать новые, умеющих создавать «ноу-хау».



8. Интернет, виртуальные миры и образование

Помимо уже указанных нами расширяющихся пространств, Интернет имеет еще ряд характеристик, затягивающих в эти пространства все большее и большее число людей.

Виртуальное пространство не может ни с чем сравниться по возможностям, которое оно дает человеку для создания своего собственного личного Мира. Мира, который создается отдельным человеком или в сообществе с другими, в соответствии с самыми дерзкими фантазиями и планами. Мир, который позволяет человеку ощутить самореализованность, увидеть результат своих усилий в сравнительно короткие сроки.

Во многом, это еще не исследованная область жизни и работы «бизнеса новой эры».

Самое главное, что, несмотря на «нематериальность» Интернет-миров, все человеческие отношения, эмоции, желания и страсти сюда переносятся и развиваются в абсолютно новых и непредсказуемых направлениях.

Виртуальные миры становятся предметом бизнеса, люди торгуют виртуальной землей, виртуальным оружием, персонажами, отношениями и многим другим, чего они никогда не смогут подержать в руках или хотя бы прикоснуться.

Соответственно принципиально меняется образование: наличие личной предпринимательской инициативы становится главным условием обучения студента. Вот тут и возникает тема обучения через любопытство и личную актуальность: предприниматель движется только в те области, где ему интересно ( и не важно какой именно интерес им движет). Персональный интерес освоения и создания нового имеется у каждого человека, наша задача состоит в том, чтобы «разбудить» его, поддержать и направить, - дальше он все сделает сам.
Список использованных источников и литературы


1.

Мамардашвили М. Формы и содержание мышления. (К критике гегелевского

учения о формах познания). – М.: Высшая школа, 1968.



2.

Минцберг Г Альстрэнд Б., Лэмпел Дж. Школы стратегий. – СПб.: Питер, 2001. – 336 с.

3.

Интервью Т.Шанина в «Российской газете» - http://www.msses.ru/shanin/shanin-rg-070206.html

4.

Стандарты компании «McRel» - http://www/mcrel.org



1 Hard and soft –калька с англоязычной терминологии.

2 Например, государственным стандартом определено, что «рабочая» неделя студента не должна быть более 54 часов, а это по 9 часов шесть дней в неделю.

3 Например, Государственные требования к подготовке менеджеров по программам «Мастер делового администрирования»: «Общая длительность программы МВА должна составлять не менее 1 000 аудиторных часов». А для уровня «специалиста» - 840 часов!


4 т.е. не учебной и не научно-исследовательской, не замкнутой на абстрактные предметы и знания.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница