Биография Беллы в изложении Леонида Лейтеса




Скачать 106.43 Kb.
Дата20.03.2016
Размер106.43 Kb.
Биография Беллы

В изложении Леонида Лейтеса

Белла Михайловна Рыженская родилась 2 марта 1940 года в Москве.

В 1957 году окончила школу, в 1963 – электромеханический факультет Московского энергетического института (ЭМФ МЭИ).

Работала 6 лет (1963-68) во Всесоюзном электротехническом институте (ВЭИ) и 26 лет (1968-94) в институте электромеханики (ВНИИЭМ).

В 1980 году защитила в МЭИ кандидатскую диссертацию по надёжности электромашинных преобразователей.

Последняя должность во ВНИИЭМ – ведущий научный сотрудник. Последние почти 9 лет исполняла также обязанности Ученого секретаря ученого совета при институте, принимавшем к защите и докторские диссертации, 4 года – и Ученого секретаря института.

Имела 3 неудачных брака (1969-77 – Гарбер, ~1978-~79 – Семён..?.(документы не найдены), ~1982-~84 – Иоффе). В первом браке в 1973 году родила дочь Анну.

В 1987 году вышла замуж за Леонида Лейтеса. В 1995 году эмигрировали в США. Жили в Нью-Йорке.

В 2001 году сменила трудно произносимую американцами фамилию Рыженская на фамилию мужа Лейтес.

21 апреля 2012 года скончалась от рака.


Отец Самуил (Михаил) Борисович Рыженский (8 марта 1913 – 13 июня 1995) родился в деревне Милославичи Климовичского района Могилевской губернии,

Женился в 1939, развёлся 28 окт.1940 в Москве.

Участник войны. Работал директором кинотеатра в Могилеве до пенсии (до ~ 1975).

С ~1945 г. был в браке с Тамарой Ароновной (Аркадьевной) Кугель (7 нояб.1912 – авг. 1993). Имели сына Александра, родившегося 12 мая 1952 г., инвалида (полиомиелит?), работавшего библиотекарем в школе в Пушкино до 2014 г.

С 1970 года Белла помогала им. С ~1978 г. жили в г. Пушкино Московской области. Похороны Тамары и Михаила организовывал зять Беллы Илья. Белла помогала Александру и из Америки.
Мать Дина Исаковна Друкарова (1 авг.1910 – 21 авг.1994) родилась в Симферополе, с 1920 жила в Мстиславле, с 1928 в Москве, похоронена на Востряковском кладбище (уч.36).

В Москве, работая каменщиком, окончила станкоинструментальный институт. Более 30 лет (~1935 – 68) работала на Московском трансформаторном заводе (МТЗ, с 1960 г. стал электрозаводом – МЭЗ) инженером, в эвакуации в Баранче начальником цеха, директором филиала техникума им. Красина на МТЗ, инженером бюро технической информации отдела главного конструктора (БТИ ОГК), где ведала информацией и повышением квалификации инженерно-технических работников (ИТР), а также экскурсиями на завод.

Одна вырастила дочь.

Помогала молодым инженерам советами, давала им подработку – проведение экскурсий. Особенно симпатизировала Саше Бернштейну и Лёне Лейтесу, настоятельно предлагала рекомендацию в партию, считая это очень важным для карьерного роста. Лёню инициировала на подготовку двух первых книг (1966 и 1968 г.) и активно помогла в их продвижении в издательстве Информстандартэлектро.

Была заместителем председателя Совета научно-технического общества (НТО) завода, организовала невероятную серию экскурсий группы ИТР ок. 30 чел. (до половины – евреи): в Обниск и Протвино (АЭС и ускоритель) – 1965; Харьков (2 завода), Запорожье (4 завода и ГРЭС) и Киев (город и 1 завод) – 1965; Чехословакия (страна и 4 трансформаторных завода) – 1966; Югославия и Венгрия (2 страны и 4 трансформаторных завода) – 1967.

С 1968 г. на пенсии. Вырастила внучку.

Была членом КПСС более 50 лет, в 1990 г. вышла из партии.

Хотела уехать в Америку.


В 1994 году в ревизских сказках Еврейскаго общества г.Мстиславля Могилёвской губернии от 1834, 1850 и 1858 годов, хранящихся в Историческом архиве Белоруссии, мы нашли 5 поколений предков Дины Друкаровой (фамилия на языке Идиш означает Печатник):

(1 – пра-пра-пра-прадед) Друкарев Янкель;

(2 – пра-пра-прадед) Лейба 1749 – 1822;

(3 – пра-прадед) Иосиль р. в 1796, жена Хана Беркова (вероятно, отчество, а не фамилия) р.1804;

(4 – прадед) Элия р.1822, жена Рахиль Абрамова (вероятно, отчество, а не фамилия) р.1823;

(5 – дед) Друкаров Янкель, р.1850. (Далее знали сами): -умер ~1915, учитель и редактор, жена Хая-Лея р.~1850.

(6 – отец) Исаак (Ицка, Иче-Бера), ~1872 – 1920 (умер в Симферополе, куда переехал в ~1906 из-за туберкулёза), учитель, первая жена Дора Исаевна Симина, ~1877 – 1906, в браке с1891;

(вторая жена Исаака – мать Дины) Соша Исаевна Симина, 1879 – февр.1956, (сестра первой жены) в браке с 1907, похоронена на Востряковском кладб., уч.43.


Беллу растила мать одна. Жили в небольшой комнате коммунальной квартиры в полуподвале дома 31/33 по Большой Семёновской улице вблизи метро Электрозаводская до ~1968 года, причём до 1956 г.– втроём с бабушкой Беллы Сошей.

С осени 1941 по 1944 были в эвакуации в посёлке Баранчинский Свердловской области. Там, чтобы подкармливать Беллу молоком, купили козу, которую бабушка с Беллой пасли в лесу. Однажды заблудились, хотели пойти не в ту сторону, но коза не пошла, а вывела их домой.

В Москве к возвращению из эвакуации все вещи были разворованы.

Белла окончила школу с золотой медалью.

С 1957 г. дружила с однокурсницей Ангелиной Голубович (с 1995 – по переписке и телефону).

14 февраля 1963 г. по окончании МЭИ Белле присвоена квалификация инженера-электромеханика по специальности «Электрические машины и аппараты».

С 11 марта 1963 г. работала в лаборатории изоляции трансформаторов ВЭИ (инженером, с 1 сент. 1966 г. старшим инженером, с 8 февр.1967 г. – в лаб. газовой изоляции ст.инж. до 1 нояб.1968.

В ВЭИ была в комитете комсомола культоргом, организовывала хорошие вечера в Большом актовом зале, например, привезла тогда ещё малоизвестных молодых Никитиных.

В 1965 поступила и в 1967 г. окончила двухгодичное отделение философского факультета Университета марксизма-ленинизма, получила высшее политическое образование (диплом от 9 июня 1967 г.). Закончила обучение по программе повышения квалификации при МЭИ по электрическим машинам 19 апр. 1971 г. и по планированию эксперимента 11 февр. 1975 г. С 1970 по 1972 г. прослушала курс 128 часов по факультету электромеханики московского народного университета техники и экономики (свидетельство от12 мая 1972 г.).

В 1968 г. перешла на работу во ВНИИЭМ (институт электромеханики), в котором проработала почти 26 лет в группе (лаборатории, КБ) Надежды Петровны Трифоновой (1930 – 2007), занималась надёжностью электрических машин. Занимала должности: с 13 нояб.1968 – ст. инж. в отделе 11, с 1 окт.1973 ведущий инж., с 1 янв.1980 исполняющая обязанности ст. научного сотрудника, 15 окт.1980 избрана по конкурсу ст.н.с., 12 июля 1985 избрана на новый срок, с около 1992 ведущий н.с., уволена 1 июля 1994 г.

В трудовой книжке отмечены благодарности 8 марта 1965 г., 28 апр.1978, 30 апр. 1980, 28 апр.1984, 10 апр.1987, 26 февр. 1990. Награждена медалью «Ветеран труда» 30 авг.1985 г.

Активно участвовала в работе секции надёжности научно-технического совета министерства электротехнической промышленности (НТС МЭТП), которую создал Оскар Давидович Гольдберг (р.1926), продолжавший работать заведующим кафедрой электрических машин Всесоюзного заочного политехнического института (ВЗПИ) до 2014 г.

Под научным руководством Гольдберга Белла окончила заочную аспирантуру и 10 окт. 1980 г. защитила кандидатскую диссертацию (диплом Высшей аттестационной комиссии (ВАК) о присуждении учёной степени кандидата технических наук от11 марта 1981 г.).

Решением ВАК от 28 дек.1988 г.присвоено учёное звание старшего научного сотрудника.

Список научных трудов для ВАК в 1988 г. содержал 29 пунктов, позже вышли ещё 2 статьи.
7 февраля 1969 г. Белла вступила в брак с Борисом Нисоновичем Гарбером (р. 26 или 28 марта 1938 г. в Москве, умер в 2000 г., инж.-механик) и сменила фамилию. 1 марта 1973 г. родилась дочь Анна. 10 фев 1977 брак расторгнут, вернула фамилию. Примерно в 1982 г. вступила в брак с Львом Мееровичем Иоффе (р.7 июня 1937 г.), брак расторгнут 29 сент.1987 г. (фактически в 1984 или ещё раньше).
Встреча с Лёней произошла 27 ноября 1986 г. В зале учебной лаборатории электрических машин МЭИ напротив входа Белла готовились с Ангелиной Голубович к выступлению на юбилее Д.Э.Брускина. Подошел Лёня Лейтес, которого не видела 18 лет. – «Здравствуйте, Белла. Я развёлся и больше никогда не женюсь. Как Дина Исаковна?» – «Болеет.» – «Я никуда не хожу (ремонт квартиры и подготовка к защите диссертации), но первый мой визит будет к ней». И пошел к И.П.Копылову. Ангелина сказала Белле: – «Это твой человек». Лёня пришел к Д.И. в Новогиреево примерно 27 февраля 1987, посидели допоздна, Лёне явно не хотелось уходить. Когда ушёл, мама спросила: – «Так к кому же он приходил?». Судя по стихотворениям Беллы от 1985 и 1986 годов (с.11 и 12 книги её стихов), она ждала и опасалась любви. Лёня стал приходить. Вскоре четырнадцатилетняя дочь Аня по своей инициативе сказала Белле, что она не против Лёни в качестве отчима.

25 мая первый поцелуй. Затем Лёня принёс Белле записку с перечнем своих болезней и недостатков. С 1 июня 1987 г., после возвращения Лёни из командировки (на несколько дней в Минск), стали жить вместе, поочередно у Красных ворот, в Новогиреево и Кратове. За последующие почти 25 лет не было ни одной серьёзной ссоры. Очень быстро друзья и родственники Лёни стали друзьями Беллы.

Однако, мать Лёни Сима (Софья) Израилевна Плисецкая очень опасалась несуществующих меркантильных целей Беллы (что Белла хочет хорошую квартиру для дочери) и мести Гали Каган (Лейтес) – первой жены Лёни. Лёня очень боялся, что любая кляуза Гали сорвёт его докторскую защиту, и полтора года (до получения решения ВАК) старательно скрывал свой фактический гражданский брак с Беллой, чтобы не раздражать Галю, имевшую контакты со многими однокурсниками и коллегами. Это очень обижало Беллу. Кроме того, Лёня считал (и сейчас считает), основываясь на ряде примеров, что законный брак, связанный с трудностями расторжения, бывает менее счастливым и прочным, чем неформальный. Поэтому предложил регистрацию брака лишь через 5 лет, когда это потребовалось для подачи документов на выезд. Кстати, считает, что чем пышнее свадьба, тем хуже брак. Белла всё это перетерпела, и в конце жизни С.И. просила именно Беллу, а не Лёню, ухаживать за ней.
Белла чрезвычайно помогала Лёне в подготовке к защите, сделала красивые плакаты, отработала доклад. Когда выяснилось, что на защите, назначенной на 22 января 1988 года (каникулы) не будет кворума, причем следующее место есть почти через год, и Лёня сник, Белла не опустила руки. Она с огромным трудом выяснила, где кто из членов Совета отдыхает, и буквально заставила Лёню весь последний месяц ездить по Подмосковью и уговаривать членов Совета приехать на заседание. И Лёня ездил вместо «выбивания» отзывов и подготовки их сводки и ответов на замечания.

В 1990 – 94 годах Белла бесподобно принимала группы ежегодно приезжавших американских родственников Лёни. Гости хотели посетить всех московских родственников, иногда было по 2 визита в день. Белла заранее месяцами собирала продукты, брала отпуск, готовила, и, когда мы с американцами приезжали в гости, как скатерть-самобранка, за минуты раскладывала скатерть, вино, закуски, еду и десерт.

Когда Дина Исаковна сломала шейку бедра, Белла беззаветно ухаживала за ней, несколько месяцев спала по 3-4 часа в сутки. Аналогично было и при других болезнях Д.И. Впоследствии, через 17 лет, Аня так же беззаветно ухаживала за Беллой. Кстати, в 1994 г. американские кузены пригласили Лёню и Беллу в гости на 40 дней. Беременная Аня настояла, чтобы Белла и Лёня ехали, и переселилась на это время в Новогиреево, оттуда ездила на занятия в МГУ. Поездка была замечательная – познакомились с женой Гриши (сына Лёни) и её родителями, с дважды троюродными братьями Лёни Плезентами и их семьями, со старшим из кузенов-Лейтесов Джорджем, семьями других кузенов, повидали эмигрантов-однокурсников и Нату Гиллер с мужем, Лёня сделал доклад в Северной Каролине, посмотрели Лос-Анджелес, Чикаго, Рочестер, Кингстон, Филадельфию и Нью-Йорк.

Белла помогала Лёне и С.И. во всём, включая родословную, ездила с Лёней в Белорусский архив, а при распродаже имущества к эмиграции была основной движущей силой. В последние 6 дней перед отъездом взяла на себя всю работу по сборам, освободив Лёню для прощальных обзвона и встреч, подготовила материальное обеспечение (вино, закуску, десерт) для этих встреч на Электрозаводе (~30 чел.), в ВЭИ (~40 чел.) и дома (более 100 чел.). Дело было в том, что у Ани кончался седьмой месяц беременности, в который ещё брали на самолёт, а паспорт Ани взамен украденного не был готов. При задержке пришлось бы год заново оформлять документы на эмиграцию с новорожденным ребёнком. Поэтому, когда внезапно Аня получила паспорт, то взяли билеты на ближайший доступный рейс, который был через 5 дней (2 ноября 1995 г.). Из них полный один день ушёл на сдачу багажа. Аня была готова ехать одна с полуторагодовалой дочкой (муж Ани Илья тогда должен был оформить обмен и перевезти свою маму на другую квартиру).


Первые месяцы в США для Беллы были особенно тяжелыми. Кроме оформления документов, обустройства и занятий в Наяне 5 дней в неделю (дорога 1,5 - 2 часа, в том числе час или более в поезде метро, утром - стоя) Белла покупала продукты, готовила, обихаживала С.И. и 2-3 раза в неделю ездила помогать Ане с детьми (13 декабря родилась вторая внучка). Белла с Лёней и С.И. сняли квартиру рядом с Гришей, где рос внук Филлип, родившийся 29 сентября, а Аня – в хорошем районе рядом с парком и с большой еврейской общиной. Дорога к ней от нас занимала от 55 до 90 мин, обычно 75 мин, в том числе 30 мин пешком. 23 марта 1996 г. приехал Илья, за месяц нашёл работу – стало немного легче. Вскоре кончились курсы в Наяне, поступили на гораздо более лёгкие вечерние курсы английского языка (с 3 июня по 8 авг., по 3 часа в день с 17 ч.) недалеко от дома. Лёне подарили компьютер, но через 3 недели испортился, его отправили обратно. Купили другой 26 августа. 24 сентября 1996 г. купили автомобиль – стало ещё легче. Но часто, жалея Лёню, Белла не вызывала его, чтобы привезти её домой от Ани, и плелась на метро.

Много принимали гостей из СНГ и Израиля, общались с друзьями и родственниками, бывали на собраниях, концертах, экскурсиях, прогулках и т.п.

Один из эпизодов Белла записала: «<…> поехали с Людой ((Левинской)) на Манхеттен в ресторан «Русский самовар», чтобы послушать Беллу Ахмадулину. Поскольку приехали рано, прошлись чуть-чуть по Манхеттену. Красиво, людно, оживлённо! Как давно я там не была. Как будто меня вытащили из подземелья наружу, и слепит глаза и чуть покачивает. Пришли в ресторан, нас усадили необыкновенно удачно. Во-первых, просто рядом с Беллой, во-вторых, прямо против того места, где она читала. А читала она прекрасно, завывает теперь меньше, содержание богатейшее. Жаль, что мало. <…> У меня была с собой книжица её стихов ((Ахмадулина И.А. Сад. Новые стихи. – М.: Советский писатель, 1987. – 160 с.)), и я подошла к ней за автографом. Говорю: «Белла, мне очень нравятся ваши стихи и меня тоже зовут Беллой и меня всегда называли Беллой Ахмадулиной, так как я всегда писала стихи». Она говорит: «А как ваша фамилия?» Я удивилась и сказала: «Рыженская». Она говорит: «Сейчас я Вас насмешу. Как-то я выкрасилась в рыжий цвет (хной) и меня звали Рыжей, порыженской, рыженской». И написала: «Дорогой Белле Рыженской (˶Ахмадулиной˝) от Беллы Ахмадулиной (˶Рыженской˝) 5 июня 1997 года в Нью-Йорке (˶Самовар˝)». Кажется, замечательно! <…>».

Чаще стали бывать ухудшения состояния С.И, она стала чаще и на большее время попадать в больницу, а 3 декабря 1998 года скончалась.

Белла сдала с первой попытки теоретический экзамен на права и начала учиться вождению.
Летом 1999 года заболела раком внучка Эстер, главным стало её лечение и помощь семье, 4-5 дней в неделю ночевали у них. Убедившись в нереальности арендовать квартиру вблизи них, в январе 2002 года Майзели купили квартиру для нас, и мы начали ремонт. В конце марта переехали, 29 апреля закончили ремонт.

4 декабря 2002 года поехала в Израиль сопровождать Лёню на работу на трансформаторном заводе и встречи с родственниками и друзьями. Напряженный график. Множество интересных встреч. 20 декабря запись в дневнике Беллы: «что я здесь делаю. Захотелось домой». 22 декабря, воскресенье, в течение дня Белла несколько раз говорила, что должна уехать. В дневнике 23 дек.: «0 часов. Я весь день как на иголках. Лёня стал перекладывать свои бумаги. Я хочу и боюсь ((подчёркнуто)) позвонить в Н-Й. Чувствую что-то плохое. В 2 ч. ночи звоним… Эстик умерла сегодня. Сердце упало … Я не плачу, я окаменела. Мой родной Эстик! Хоть я и чувствовала… Ужас, ужас… Я решаю уехать. Лёня пусть продолжает. Многие его ждут и ещё работа. А мне здесь больше делать нечего… Голос Авигайль звучит в ушах: Бабушка, приезжай». Утром: «Созвонились с Борей Розенвальдом ((друг Ильи)). Он обещал поменять билет. И поменял на 25 дек. У меня ещё 2 дня в Израиле. Что делать? На похороны я не успеваю всё равно. Едем на экскурсию по Иерусалиму. Пойду к стене плача. Я плачу… Мне не о чем больше просить всевышнего… Эстик! Мой милый Эстик… Экскурсия не трогает, даже Яд-Вашем… Поразили русские антисемитские морды в группе».


Была еще одна поездка в Израиль с Лёней (2007). Много раз ездили в Пенсильванию, по 3 раза в Бостон и в Вашингтон. Съездили в Калифорнию на трансформаторные заводы, экскурсии и к Руфе Манькиной-Лейтес (июль-авг. 1999); на Кейп-Код к Алану Латиесу с Виктором, Лёвой Фокиным и другими родственниками (июль 2000); в горы Вирджинии, Ниагару и Анн-Арбор с Мишей и Лёлей Ломизе (авг.-сент. 2003); в Солт-Лейк-Сити на экскурсию по пяти штатам с Миллерами (авг. 2004); во Флориду купаться и гулять с Тозони (нояб. 2008). Без Лёни была лишь поездка по Средиземному морю – Италия, Греция, Турция – с Ветой Данюшевской, Мальвиной Тозони и Женей Каценелинбойген (4 дамы без мужей).


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница