Библейские истоки естественного права: взгляды иудейских мыслителей




Скачать 115.46 Kb.
Дата28.07.2016
Размер115.46 Kb.
Каневский А.А.1

Библейские истоки естественного права:

взгляды иудейских мыслителей


  1. В основе теории естественного права лежит утверждение, что не все правила поведения порождены человеческим разумом, некоторые нормы действительны независимо от него, но могут быть им постигнуты2. Соответственно основным философским вопросом, ответ на который непосредственно определяет содержание той или иной теории естественного права, является вопрос о соотношении человеческого разума и объективной истины, пределах и возможностях ее постижения. В терминологии религиозной философии, это проблема соотношения человеческого и божественного разума. Переломный момент в отношении к этой проблеме связывается с опубликованием ряда трудов в раннее Новое время. Этот период в развитии философии пристально исследуется новым научным направлением «Political Hebraism», которое занимается переосмыслением обращений философов XVI-начала XVIII веков к ветхозаветным и в целом к иудейским источникам.

    1. Возникновению постсхоластической теории естественного права предшествовал поиск нового правдоподобного контекста для библейского текста, что и вызвало интенсивное обращение к иудейским источникам.

      1. Для Гуго Гроция, выстраивавшего новую теорию естественного права, принципиальное значение имело ознакомление с трудами Филона, произошедшее до написания им труда «О праве войны и мира» (о чем свидетельствует отсутствие обращений к Филону в ранних произведениях философа)3.

      2. Дж. Локк разрабатывал свой собственный, отличный от насаждаемого церковью, подход к чтению священного писания, стремясь проанализировать суть содержащихся там идей и сопоставить их с плодом своих размышлений. Локк, указывая на трудность понимания многих частей Библии, считал необходимым восстановить истинный контекст и смысл высказываний, исходя из здравого смысла при неоднократном чтении и сопоставлении различных фрагментов Писания. Показательно, что в “Двух трактатах о правлении” Локк множество раз упоминает именно ветхозаветные фигуры4. Явно или неявно подвергая сомнению те или иные догматы, сковывавшие, по его мнению восприятие, он стремился воссоздать целостное описание моральной и интеллектуальной природы человека.

      3. Сами по себе этот предмет и метод исследования вряд ли устарели. Тем не менее С.Л. Стоун справедливо отмечает следующий парадокс: «Библия общепризнанно является одним из главных оснований западной мысли эпохи Просвещения, однако мало кто в академическом мире пытается «думать вместе с» Библией. Вместо этого, Библия отнесена к истории: ее упоминают в курсах по истории политической или юридической мысли… Она рассматривается к формальный источник идей, а не ресурс для их генерации (source of, not a resource for, new ideas)».

    2. В современной ситуации поиск «этического минимума» в праве вряд ли возможен без сопоставления различных религиозно-правовых и философских традиций. Негласной целью таких сопоставлений по-прежнему остается создание правдоподобной гуманистической концепции, по возможности универсальной. Осмысление иудейского понимания природы человека может вновь обогатить современную философию права, как это произошло несколько веков назад.

      1. Ярким примером продолжающегося восприятия идей иудаизма в западной культуре является концепция «семь заповедей сынов Ноаха (Ноя)»; в европейских языках используются термины «Кодекс сыновей Ноя», «Ноахические законы». Согласно еврейской традиции, Ной и его дети знали о содержании этих повелений, и на всех5 впоследствии появившихся на свет людей распространяется обязанность их соблюдать6. Влиянию этого учения на христианских авторов на различных исторических этапах посвящено вышедшее около двух десятилетий назад подробное исследование.7 Гуго Гроций неоднократно ссылается на эту идею8. Cогласно преамбуле к закону США 1991 г., провозглашающем очередной «День образования», Ноахические законы «стали колыбелью человеческого общежития на заре цивилизации», отход от них грозит вновь ввергнуть мир в хаос9. С точки зрения современного иудейского мыслителя М.М. Шнеерсона, назначение этих законов – служить основой для нравственного совершенствования человечества, «повышения моральных стандартов человеческого общежития»10.

  2. В период с XVI по первую половину XVIII веков два фактора препятствовали более глубокому знакомству европейских мыслителей с иудейской философией. Во-первых, иудейская философия как письменный жанр только зарождалась. Во-вторых, лишь малая часть правовых и философских произведений была переведена с иврита. Тем не менее конструктивное использование доступных иудейских источников даже в таких условиях не оспаривается.

    1. Сопоставление существующих в иудейской философии идей с современными теориями права может по-новому помочь раскрыть гуманистический смысл совмещения элементов позитивизма и юснатурализма.

      1. Сами по себе термины «юснатурализм» и позитивизм, являясь производными иной культуры, не вполне подходят для анализа воззрений иудейских мыслителей, но проблема, стоящая за этим противопоставлением, – проблема соотношения постигаемой оптимальной меры поведения, обнаруживаемой в живом поиске, с фиксированным изложением правил, – широко обсуждается в трудах философов, анализирующих нормативную сущность иудаизма. Идея выражения Божественного разума в полученной людьми Торе является концептуальной основой рассуждений этих философов о соотношении человеческого разума и истины.

      2. Согласно принципам иудаизма, логика применима при толковании Божественного закона, но с определенными ограничениями. Воззрения иудейских мыслителей на рассматриваемую тему, выраженные как в ранних источниках, так и в новейших богословско-юридических трудах, излагаются в форме интерпретации различных библейских стихов.

      3. Наибольшее значение для освещения вопроса о том, следовать ли разуму или букве закона, имеют слова «не на небесах она <т.е. Тора>»11 и «следуй за большинством»12. Базой для раскрытия идей, заложенных в этих стихах является классический талмудический фрагмент13, в котором повествуется об одном из споров толкователей закона: мудрец, оставшийся в ходе дискуссии в меньшинстве, заявил, что сейчас «прозвучит голос с небес и подтвердит его правоту», что и произошло. Аргумент не был принят оппонентами, указавшими на возможность не соглашаться с мнением Всевышнего. В обоснование своей позиции, они сослались на два вышеупомянутых библейских стиха: «не на небесах она [Тора]»14, и поэтому, с момента сообщения Торы Моисею, смысл ее повелений определяется тем, как ее толкуют на земле; и «следуй за большинством»15 - в случае если мнения толкователей разделились. По приводимым в том же фрагменте словам пророка Илии, Творец, слышавший это, улыбался и говорил: «Дети мои победили меня, дети мои победили меня».

    2. Обоснованность тезиса (2.1) может быть проиллюстрирована материалами конференции, где Р. Дворкину предложили прокомментировать ряд талмудических фрагментов и он охарактеризовал приведенный выше текст (2.1.3), посвященный природе права, как прекрасную иллюстрацию а) к его идее о том, что теоретически на любой правовой вопрос существует один верный ответ и, б) к принципу действительности решения суда, т.е. что решение суда обладает юридической действительностью (legal validity), даже если не совпадает с тем самым верным ответом16.

      1. Магараль17 предостерегает от прочтения этого талмудического текста с точки зрения человеческой логики, в отрыве от религиозного дискурса18. Он разрабатывает учение о роли ограниченного человеческого разума в реализации абсолютной справедливости. Детали этого учения могут позволить переосмыслить идеи Р. Дворкина.

      2. Установление процедурного закона согласно земным правилам вытекает из принципиально необъяснимого, по мнению иудейских мыслителей, желания Бога, которое состоит в том, чтобы Закон исполняли именно в материальном мире (и с участием человека происходило превращение материального мира в место, в полной мере «пригодное для пребывания в нем Всевышнего»19).

    3. Для юснатурализма характерен взгляд на право, как на выражение универсальных рациональных принципов20. Согласно приводимому ниже фрагменту (2.3.1), принципиальное значение в рамках галахического подхода имеет точное обоснование соблюдения норм, даже данных свыше. Человеческий разум (или моральная интуиция) не может быть самостоятельным источником права.

      1. Ключевым источником, позволяющим соотнести галахическое мировоззрение с идеями юснатурализма, являются слова Маймонида: «Всякий, кто принял семь заповедей и аккуратно их исполняет, относится к праведникам народов мира; и есть у него удел в будущем мире; имеется в виду тот, кто принял их к исполнению в силу того, что Святой, благословен Он, заповедал их в Торе, и сообщил нам через Моисея, учителя нашего, что ранее они были заповеданы детям Ноя; но если [человек] исполняет их вследствие логического заключения– он не гер тошав21 и не относится [ни] к праведникам народов мира, ни к их мудрецам [курсив мой – А.К.]»22.

    4. Некоторые современные ученые считают возможным провести аналогию между естественно-правовыми взглядами и галахическими концепциями. Любопытно, что свою точку зрения они обосновывают рукописью того же фрагмента Маймонида (2.3.1), отличающейся от наиболее распространенной редакции на одну букву. Согласно общепринятой редакции человек, исполняющий заповеди Ноя вследствие логического заключения, не относится «ни к праведникам народов мира, ни к мудрецам их». Согласно рукописи, хранящейся в Оксфорде, такой человек относится не к праведникам, а к мудрецам23. (Подобная фраза с диаметрально противоположным смыслом прямо называет сторонника доктрины естественного права мудрецом и легитимирует концепцию, аналогичную юснатурализму в рамках галахического мировоззрения24

    5. Сам факт того, что и позитивистская, и естественно-правовая философии находят себе близкие по содержанию аналогии в трудах иудейских мыслителей от древности до сегодняшнего дня, обогащает представление о возможностях сосуществования этих двух подходов в рамках единого мировоззрения.

  3. Современный, во многом бесперспективный методологический плюрализм, может быть обращен во благо, как этап, позволяющий, отбросив предубеждения, заново обратиться к тексту, лежащему в основе западной цивилизации и исследовать его интерпретацию, внутренне логичную и цельную, но непривычную для европейской культуры. Если в начале Нового Времени европейская философия была оплодотворена обращением к Ветхому Завету в подлиннике, при этом объективно отсутствовала возможность для детального изучения широкого корпуса иудейской философии, то к настоящему моменту накоплен потенциал для более глубокого взаимообогащения двух столь

  4. На фоне разнообразия мировых культур, в условиях поиска близких, универсальных ценностей, научный анализ иудейской философии может способствовать выработке нормативных условий для нравственного совершенствования человечества и «повышения моральных стандартов человеческого общежития» 25.




1 К.ю.н., преподаватель кафедры иудаики ИСАА МГУ.

2 Jurisprudence: The Philosophy of Law. 2nd ed. / Doherty M., ed. London. Old Bailey Press, 2001. P.144.

3 Jones M. Philo Judaeus and Hugo Grotius’s Modern Natural Law // Journal of the History of Ideas. 2013. Vol. 74. No. 3. P. 347.

4Oz-Salzberger F. The Political Thought of John Locke and the Significance of Political Hebraism // Hebraic Political Studies. 2006. Vol 1. № 5. P. 568.

5 В отношении евреев «Ноахический кодекс» действует в несколько измененном виде, поскольку законы, полученные этим народом после выхода из Египта, выступают как специальная норма, ограничивающая применение общей. (Аналогия с поздней нормой, ограничивающей или отменяющей раннюю, более дискуссионна).

6 Согласно трактату Вавилонского Талмуда «Сангедрин» (Синедрион), уже на Адама распространялись шесть из тех семи заповедей, которые до сегодняшнего дня обязательны к соблюдению каждым человеком (Быт. 2:16, Сангедрин 56б). К ним относилась и заповедь «диним» (суды) – обязанность установить систему правосудия. Седьмая заповедь была получена Ноем, согласно библейскому рассказу, после Всемирного потопа (Быт. 9:4).


7 Muller K. Tora fur die Volker: die noachidischen Gebote und Ansatze zu ihrer Rezeption im Christentum. Berlin, 1994.

8 См.: О праве войны и мира 1.1.16, 1.2.5, и др

9 Joint Resolution to designate March 26, 1991, as "Education Day, U.S.A.", Pub. L. No. 102-14, 105 Stat. 44 (1991).

10 Письмо М.М. Шнеерсона Р.Рейгану от 6 сентября 1987 г.

(http://www.chabad.org/therebbe/article_cdo/aid/142535/jewish/The-Rebbe-and-President-Reagan.htm)



Ср. мнение известного законоучитель конца XIX – начала ХХ веков раввина Двинска (Даугавпилс) Меира Симхи: требования к человечеству в целом сводится к установлению порядка «близкого к общепринятым правилам поведения». (Коган М.С. Мешех Хохма. Рига, 1927. С. 422)

11 Втор. 30:12.

12 Исх. 23:2.

13 Вавилонский талмуд. Трактат «Бава Меция» («Средние врата»). Л. 59а-б. См.: The Cambridge companion to comparative law. // Bussani M., Mattei U. ed., Cambridge University Press, 2012. PP. 278-279; Примаков Д. Я. Сущность и границы принципа еврейского права "Не на небесах она". // Религиоведение. 2010. No. 1. С. 136-143.

14 Втор. 30:12.

15 Исх. 23:2.

16 Материалы семинара, организованного С.Стоун, на котором он это говорил, находятся в библиотеке Школы права им. Кардозо (Йешива Университет) в Нью-Йорке. (Law’s Empire and the Sea of the Talmud: Ronald Dworkin on Jewish Law and Interpretation. December 7, 2005 г. The Center for Jewish History).

17 Магараль - аббревиатура имени Иегуда-Лива бен рав Бецалель (1520–1609). Один из наиболее авторитетных иудейских философов, теологов; раввин Праги, широко известный по рассказам о созданном им големе.

18 Мгаараль. Беер га-гола (Источник изгнания). 4:4.

19 См.: Мидраш Танхума. Бемидбар. Насо. 16. (Ср.: Танхума Бубер, Бемидбар, Насо. 24).

20 Лапаева В.В. Типы правопонимания: правовая теория и практика. М., 2012. С. 37. Finnis J. Natural Law Theories. // The Stanford Encyclopedia of Philosophy (Fall 2011 Edition) / Zalta E.N. ed. Section 1.1.1. URL =

http://plato.stanford.edu/archives/fall2011/entries/natural-law-theories/ (Дата обращения: 01.08.2014).

21 Определение статуса гер тошав, в буквальном переводе «поселившийся пришелец» дается Рамбамом в предыдущем параграфе: «принявший их [заповеди сынов Ноя] называется гер тошав во всяком месте и [он] должен принять [эти заповеди] перед тремя судьями». Необходимость принять заповеди перед тремя судьями связана с субъективным статусом отдельного человека, а не с юридической силой норм. Подробнее см.: Вавилонский талмуд. Трактат «Авода Зара» («Идолопоклонство») 64б; Шнеерсон М.-М., Ликутей Сихот. Бруклин, 2013. Т. 26. СС. 157-160.

22 Рамбам, Мишне Тора, Книга Шофтим («Судьи»). Гилхот млахим у-милхамотейгем («Законы о царях и их войнах») 8:11.

23 На языке оригинала, отличие этой редакции сводится к разнице между написанием «эла» и «вело».) Подробный разбор и философское осмысление этих двух вариантов см.: Шнеерсон М.-М., Хидушим у-биурим бе-шас убе-рамбам. Бруклин, 5745. Т. 2. С. 324. Bleich J.D. Judaism and natural law // The Jewish Law Annual. 1988. V. 7. P. 8-10, 19, 20.

24 Kук А.И. Иггерот Реийа. Т. 1. Иерусалим, 5766 (2006) С. 99-100. Этот же подход развивается в готовящейся к публикации работе Н. Раковера «Этика и еврейское право».

25 Письмо М.М. Шнеерсона Р.Рейгану от 6 сентября 1987 г. См. выше п. 1.2.1.





База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница