Березняк М. В. взаимосвязь языка




Скачать 80.21 Kb.
Дата14.07.2016
Размер80.21 Kb.




Березняк М.В.

взаимосвязь ЯЗЫКа И МЫШЛЕНИЯ

(на примере китайского языка)

Язык не мыслим в отдельности от культуры того народа, который на нем говорит, от мировосприятия людей, привыкших выражать свои мысли на данном языке. Одной из первых продуманных и законченных гипотез о влиянии языка на мышление его носителей была гипотеза лингвистической относительности Сепира и Уорфа. Данная гипотеза неоднократно опровергалась и в наше время имеет мало последователей. Однако исследования взаимосвязи языка и мышления не только не прекратились, но и приобрели особую актуальность. Необходимость межкультурного общения, сопровождающая процесс глобализации, побуждает изучать не только языки других народов, но и особенности их мышления и менталитета. Наиболее интересным и актуальным сейчас мне представляется изучение взаимовлияния китайского языка и мышления его носителей. При этом благодаря новейшим компьютерным технологиям и современным способам исследований, стало возможным экспериментально проверить воздействие языка на мышление, и даже измерить и выразить в количественных показателях степень этого воздействия. Целью данного исследования было проследить воздействие китайского языка на вербальное и образное мышление его носителей, а также формирование определенных когнитивных способностей под влиянием китайского языка.

Вопрос о степени влияния языка (родного и иностранного) на мышление был поставлен в трех экспериментах, описанных американским когнитивным психологом Л.Бородитски в статье «Формирует ли язык мышление? Концепции времени у китайско- и англо-говорящих людей»1. В экспериментах участвовали носители китайского и английского языков. Исследование было сосредоточено на выявлении воздействия особенностей языка на восприятие его носителями времени. Оно отталкивалось от известного факта, что английский и китайский языки имеют разные способы репрезентации временных отношений – английский язык в основном репрезентирует время, как что-то «горизонтальное» (при описании последовательности промежутков времени или событий в нем преобладают «горизонтальные» пространственные метафоры, как, например, «next time», «the day after tomorrow»), в то время как китайский язык обычно описывает время как нечто «вертикальное» (верхний месяц (прошлый), нижний раз (следующий)).

Л.Бородитски предположила, что если родной язык действительно оказывает долгосрочное воздействие на то, как воспринимается время, то носители китайского языка должны отвечать на чисто временные целевые вопросы (например, «март прибывает ранее, чем апрель») на фоне решения «вертикальных» пространственных задач быстрее, тогда как носители английского языка, напротив, должны мыслить быстрее при решении «горизонтальных» задач, потому что «горизонтальные» метафоры для описания времени в английском языке используются чаще. Поскольку задания для обеих групп давались на английском языке, то оказывалась весьма эффективной проверка влияния языка на мышление. Если носители китайского языка действительно проявляют склонность к «вертикальному» мышлению о времени, даже когда они «думают по-английски», то язык действительно играет важную роль в формировании интеллектуальных привычек говорящих на нем.2

Во всех трех экспериментах испытуемым предлагался ряд заданий, состоящий из пространственных изображений (вертикальных или горизонтальных), вопросов об этих изображениях и целевых вопросов о времени. Изображения были пространственными сценариями, сопровождаемыми описательным предложением, и были либо «горизонтальными» (белый червяк перед черным), либо «вертикальными» (белый мяч над черным). Целевыми вопросами были утверждения о времени: либо утверждения типа перед/после (например, «март стоит перед апрелем») или типа раньше/позже (например, «март приходит раньше, чем апрель»). После описания каждого эксперимента автор статьи представил результаты, выраженные в цифрах (скорость ответа участников в мс).

В первом из экспериментов носители китайского языка имели тенденцию думать о времени как вертикально движущемся, даже когда они думали на английском языке (они быстрее соображали, что март приходит раньше, чем апрель, если они видели вертикальный ряд, чем если видели горизонтальный, и обратное было верно для носителей английского языка). Другой эксперимент показал, что степень, до которой англо-китайско-говорящие билингвы думают о времени вертикально, зависело от того, в каком возрасте они начали изучать второй язык. «Возраст Приобретения» английского языка был прямо пропорционален склонности к «вертикальному» восприятию времени. В третьем эксперименте участников, для которых английский является родным языком, обучили говорить о времени, используя вертикальные пространственные понятия таким образом, как это делают китайцы. В последующем тесте эта группа показала ту же склонность к вертикальному представлению о времени, какая была замечена у носителей китайского.3

На основании проведенных экспериментов автор статьи делает следующие выводы: (1) язык – мощный инструмент в формировании представлений об абстрактном, и (2) родной язык играет важную роль в формировании бытового мышления (например, как человек склонен думать о времени), но он полностью не определяет мышление в сильном смысле Уорфа.4

Но как язык влияет на мышление? Как метафоры, обозначающие пространственно-временные понятия, затрагивают способ мышления о времени? Пространственные метафоры могут переноситься на те аспекты времени, которые выходят за пределы бытового перцептивного опыта. «В случае пространства и времени, - считает Л. Бородитски, - использование пространственных метафор для описания времени приводит к структурному соответствию между этими двумя областями и может стать причиной переноса относительной структуры из области пространства в область времени. Существующие в языке разграничения между пространством и временем начинают действовать в области времени. Следовательно, когда пространственно-временные метафоры различаются, то же самое может происходить с представлениями о времени у носителей соответствующих языков».5 Таким образом, язык может быть мощным орудием формирования абстрактного мышления. Когда сенсорная информация оказывается недостаточной или неубедительной (как с направлением движения времени), языки могут играть самую важную роль в формировании мышления их носителей.6

Представляется достаточно очевидным влияние языковых особенностей как факторов окружающей среды и на эволюцию определенных когнитивных способностей.


Как известно, основное отличие алфавитного языка от иероглифического кроется в самом принципе письменного выражения мысли. Каждый иероглиф китайского языка – это обозначение смысла какого-либо перцептивного образа с помощью «картинки» (ср. иероглиф «ритуал» - это изображение человека, преклоненного перед стоящим на алтаре жертвенным сосудом7). При чтении иероглифов смыслы, которые они репрезентируют, воспринимаются мгновенно и целостно. Слова же алфавитных языков раскрывают свой смысл только после прочтения всех букв, из которых они состоят, по порядку их написания. Можно смело говорить о том, что при чтении (и написании) китайского текста активно задействуется правополушарное пространственно-образное мышление, с его холистической стратегией обработки информации: ведь иероглиф репрезентирует смысл только как целая картинка, его смысловое значение не всегда можно вывести из аналитически расчлененной совокупности черт или графем, из которых он состоит. Напротив, при чтении, скажем, русского текста, работает левополушарное логико-вербальное мышление. Вербальная информация обрабатывается последовательно, по мере ее поступления. Возможно, этим объясняется такой факт, что иероглифы в зеркальном отражении воспринимаются почти так же легко, как реальные, а чтобы прочитать перевернутое задом наперед слово, времени понадобится больше. Благодаря такой особенности языка китайцы читают свои книги гораздо быстрее, чем кто-либо другой: отсутствие связей между изображением понятия и его фонетическим выражением позволяет не проговаривать про себя каждое слово, что значительно ускоряет процесс чтения. «Китайский» способ чтения текстов используется в других странах при обучении скорочтению: люди тренируются воспринимать слова алфавитного языка (а позже и предложения и целые абзацы текста), как целостные образы, не вглядываясь в отдельные буквы, и не проговаривая слова про себя. Это достигается путем чтения книги с одновременным произнесением вслух числового ряда или алфавита, что «отвлекает» левое полушарие от чтения и заставляет подключаться к этому процессу правое полушарие. В подтверждение усиленной работы правого полушария у китайцев при чтении и написании их текстов можно привести данные о других «образных» языках: когда у глухонемого человека страдает левое полушарие мозга, правое сохраняет язык жестов (каждый из которых передает особое значение как отдельное слово), а способность пользоваться пальцевой азбукой (в которой каждый знак соответствует букве письменного языка) и устным языком, которому обучен глухонемой, теряется. Из этого видно, что в правом полушарии смысл слов хранится в такой форме, которая не зависит, от их звуковой оболочки. Этот вывод подтверждается и результатами исследований поражения левого полушария у японцев. Грамотные японцы пользуются одновременно иероглификой (понятийным письмом, в котором каждый смысл передается особым иероглифом) и слоговой азбукой, записывающей звучание слов, но не репрезентирующей их смысл. При поражении левого полушария у японцев страдает слоговое письмо (хирагана и катакана), но не иероглифика8.

Обратим внимание еще на одну специфическую когнитивную способность любого китайца – почти абсолютный музыкальный слух. Вероятно, эта когнитивная способность сформировалась в ходе когнитивной эволюции как адаптация к особенностям своего языка. Сильная ограниченность звукового состава китайского языка (в разных диалектах насчитывается от 420 до 900 звуковых комплексов) преодолевается тонированием – произнесением слога тем или иным тоном (их насчитывается от 4 до 9 в разных диалектах), который неразрывно связан со словом как таковым. К примеру, слог li, произнесенный вторым, третьим или четвертым тоном, означает соответственно груша, слива или плоды каштана. Человеку, не привыкшему различать тонированные слова, во фразе «Я ем li» будет трудно понять на слух, какой именно из трех названных плодов ест говорящий. По всей видимости, у китайцев, которые растут в среде «музыкального» языка и с детства привыкают слушать и воспроизводить сложные интонационно-звуковые комбинации, по необходимости развивается правое полушарие, и формируется способность к восприятию тоновых слов. Таким музыкальным слухом обладает практически любой китаец, а также вьетнамцы, тоже говорящие на тоновом языке.


Таким образом, рассмотрев китайский язык в качестве примера, мы можем с уверенностью утверждать, что мышление всегда вынуждено адаптироваться к особенностям языка, являющегося постоянно действующим фактором социокультурной среды. Описанный эксперимент показал, что в некоторых случаях язык может играть решающую роль в формировании образного мышления, но это справедливо только для той области, которая выходит за пределы бытового перцептивного опыта. Другими словами, язык оказывает влияние на формирование мышления, оперирующего абстрактными концептами. К тому же было выяснено, что под влиянием языка (в данном случае китайского) у его носителей формируются определенные когнитивные способности, такие как хороший музыкальный слух и развитое пространственно-образное (правополушарное) мышление.

Ясно, однако, что нельзя утверждать, будто от языка исходит единственное влияние на весь образ мышления его носителей, что изучения языка как такового достаточно, чтобы обеспечивать общий характер их мышления, и что существует принудительное влияние языка на мышление.





1 Boroditsky L., Does Language Shape Thought?: Mandarin and English Speakers’ Conceptions of Time//Cognitive Psychology, 43, 1, pp. 1-22 (Academic Press, 2001)

2 Ibid., pp. 4-7

3 Ibid., pp. 8-18

4 Ibid., p. 1

5 Ibid., p. 20

6 Ibid.

7 Малявин В.В. Китайская цивилизация. М., 2000. С.379-380.


8 Иванов Вяч.Всев. Чет и нечет. Асимметрия мозга и знаковых систем. М, 1978. С.22-23.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница