Ассорти-41 Различные статьи последних лет




страница7/13
Дата12.07.2016
Размер2.92 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13

Площадь посевов в пяти волостях Мензелинского уезда в 1910 г. (десятины)

Волости

По сведениям волостных

правлений



По исследованию

уездной управы



Разница,

в %


Ирехтинская

8 546

12 298

+44

Поисевская

10 267

17 956

+75

Семиостровская

10 123

10 713

+6

Токмакская

5 436

7 157

+32

Актанышевская

4 704

5 866

+25

Всего

39 076

53 990

+38

Источник: Отчет о деятельности статистического отделения уфимской губернской земской управы с 1-го ноября 1909 г. по 1-е ноября 1910 г. Уфа, 1910.



VIII.

Опубликовано: Роднов М.И. Массовые источники по истории Мензелинского уезда рубежа XIX–XX вв. // Научный Татарстан. Гуманитарные науки (Казань). 2013. № 1. С. 66–77.


М.И. Роднов
Массовые источники по истории Мензелинского уезда

рубежа XIX – XX вв.
Во второй половине XIX в. возникновение земского самоуправления, быстрое социально-экономическое развитие России, требовавшее оперативной информации о текущем состоянии общества, технологический прогресс полиграфической промышленности привели к появлению новых исторических источников. Началось регулярное издание всевозможных справочных или памятных книжек, адрес-календарей, хозяйственно-статистических обзоров, в том числе периодически выпускались списки населённых мест. С 1860-х гг. в регионах начали проводиться многочисленные исследования сельского и городского населения, а максимально возможная точность (и достоверность) данных достигалась в ходе подворного опроса, когда сведения сообщал лично глава семьи – домохозяин.

Однако подобные исследования создали новую проблему. После проведения переписи возникал огромный массив документации (сотни пудов), для хранения которого в плохо оборудованных провинциальных архивах просто не имелось помещений. Поэтому обычно после окончания подсчётов и подведения итогов первичная документация (подворные карточки и др.) уничтожалась (продавалась старьёвщикам и т. д.). Но в опубликованные итоговые данные чаще всего попадала не вся информация, поэтому первоисточник – сама подворная карточка сельскохозяйственных переписей – вызывает большой интерес у историков, любителей генеалогии, краеведов.

Далеко не все архивы России хранят в своих фондах материалы подворных переписей, которые уничтожались из-за нехватки площадей, в советское время отправлялись на переработку как макулатура. Дополнительным негативным фактором стало изменение административных границ регионов в СССР. Перечисление территории приводило к тому, что большое количество исторических источников оставалось в архиве бывшего губернского центра, что до сих пор создает проблемы краеведам и историкам западной части Оренбургской области (бывшая Самарская губерния) или горнозаводским районам Челябинской области (бывшая Уфимская губерния).

Когда в 1920 г. большевики приняли решение отдать Мензелинский уезд Уфимской губернии в новообразованную Татарскую советскую республику, в начале 1920-х гг. из Уфы в казанский архив отправили большую партию документов, которые там, по всей видимости, затем… сдали в макулатуру. У полумиллионного населения Мензелинского уезда просто стёрли историческую память. Среди отправленных из Уфы в Казань архивных материалов находились подворные карточки сельскохозяйственных переписей 1917 и 1920 гг. Сравнение с близкими по числу жителей Белебеевским и Бирским уездами свидетельствует, что из Уфы на погибель вывезли несколько сотен увесистых связок подворных карточек общим весом в несколько сотен пудов. Правда, есть одно исключение. В Муслюмовском районе РТ находится село Новые Усы. До советской эпохи оно числилось в Нагайбакской волости Белебеевского уезда Уфимской губернии. И карточки с богатейшей информацией на каждую семью жителей Ново-Усов (209 семей крещёных татар, 83 русских, 30 мари в 1917 г.) хранятся в Уфе, как и материалы переписи 1920 г. (223 двора кряшен, 86 русских, 33 мари и один татарский)1.

В Уфе же, в немалой степени благодаря политике директоров архива (сейчас ЦИА РБ – Центральный исторический архив Республики Башкортостан), не позволявших уничтожать массовые источники, сохранились уникальные коллекции подворных карточек (аналогичные собрания есть в Самаре и Пензе), которые сейчас активнейшим образом используются при генеалогических, исторических, краеведческих изысканиях. Автор этих строк совместно с сотрудниками уфимского архива Г.Ш. Габ и С.Н. Грищенко обработал подворные карточки сельскохозяйственной переписи 1917 г.2, которые ныне разложены по каждому населённому пункту (пользователь просто указывает название селения), и буквально нет ни одного рабочего дня, когда бы посетители читального зала архива не изучали подворные карточки переписи 1917 г. в поисках своих предков или с другими целями.

Во время сплошного просмотра всей коллекции карточек переписи 1917 г. было обнаружено незначительное количество документации и по Мензелинскому уезду, видимо, случайно оказавшейся в других уездах. Так, среди материалов по Шаранской волости Белебеевского уезда есть данные по землевладению 4 волостей Мензелинского уезда3. В числе карточек Богородской волости Уфимского уезда отложились 4 карточки по Ахметьевской волости Мензелинского уезда на жителей хуторов и кордонов при разных деревнях: одна семья русская (2 чел.) и три крещёных татар (18 чел.)1.

Но внутри Уфимского уезда находится и небольшое отдельное дело по Мензелинскому уезду2. Здесь содержатся разрозненные карточки на хутора, мельницы, лесные кордоны, частновладельческие хозяйства по различным волостям (всего примерно немногим более 200 штук). Наибольшее количество – по Токмакской, Мензелинской, Троицкой, Старо-Кашировской, Матвеевской, Бишинды-Останковской, Александро-Карамалинской и Старо-Мелькенской волостях. Например, по Ирехтинской волости находятся 2 карточки на крестьянские хозяйства (русские – 1 чел., вторая пустая), 3 подворки на семьи дворян башкир (Фатыма Султанова – 1 чел., Султановы – 8 чел., Султановы – 5 чел.), карточка на дворян-татар (7 чел.), на хутор (вотчинник башкир, 2 чел., 4 рабочих лошади, 36,5 дес. посева). Здесь же лежат 7 карточек, датируемых 1913 г., они составлялись на частновладельцев во время переписи 1912–1913 гг. Кроме того, среди мельниц есть карточки на семьи крестьянина тептяря (5 чел.), припущенника башкира (2 чел.), мещанина русского (6 чел.). Несмотря на малое количество и отрывочность этих данных, они представляют интерес для историков, особенно кто изучает помещичье хозяйство. Например, по Александро-Карамалинской волости уцелели карточки на владения татар Мусиных, где под посевом в 1917 г. было 26,12; 67 и 14,87 дес., у купца Кукаркина засеяли 123 дес., у другого Кукаркина – 50, татарин Ахтямов имел лишь 11,12 дес. посева, зато Тохтамышев – целых 183,82 дес. Сословие у Тохтамышева записано башкир, национальность – татарин. Башкирская идентичность сохранялась в 1920 г. Рядом лежат карточки на дворянские имения Пальчиковых (225 и 152,25 дес. посева).

А летом 1920 г. в Уфимской губернии прошла очередная, уже советская, сельскохозяйственная перепись, подворные карточки которой благополучно хранятся в Уфе. Но можно обрадовать и жителей Нижнекамского района РТ. Каким-то чудом, случайно, по недосмотру не отправили в Казань одну волость Мензелинского уезда – Сухаревскую.

Сохранились три тома (дела) подворных карточек примерно на 2700 хозяйств3. Помимо генеалогических сведений, которые вызывают наибольший интерес, в карточке есть богатейшая информация об экономическом положении двора – количество скота, земли, посева, инвентаря и пр. Фактически это единственный источник, по которому можно восстановить положение крестьянства Сухаревской волости. Изучение карточек переписи 1920 г. по этой волости даёт неожиданную информацию. Среди подворок по селу Сухарево (часть Мусино-Пушкино) найдена одна карточка тоже по Сухарево и тоже по Мусино-Пушкинской части, но… переписи 1917 г. – на русскую крестьянку 50 лет Биряльцеву Анисью Фокеевну (в семье ещё был сын 15 лет). Я обработал сотни тысяч карточек переписи 1920 г. по Бирскому, Белебеевскому, Златоустовскому уездам и нигде и никогда не встречал среди них карточек переписи 1917 г. Карточки этих двух переписей не смешивались, они проводились в разное время и лежат отдельными коллекциями. Сам факт присутствия карточки переписи 1917 г. в стопке карточек переписи 1920 г. может означать только одно, документы готовились к отправке в Казань, их сортировали, материалы по Мензелинскому уезду складывали вместе, видимо, тогда одна карточка случайно и оказалась не в своей стопке.

Кроме того, на карточках Сухаревской волости можно видеть одно отличие от остальных уездов Уфимской губернии. На лицевой стороне подворной карточке, где отмечался семейный состав двора, сверху и снизу карандашом проставлялось общее количество мужчин и женщин, а затем слева на полях указывалась итоговая цифра – сколько всего человек в семье. Эти записи делались при обработке карточек и, скорее всего, уже в Уфе, куда свозили подворные карточки из уездов. Но на подворках по Сухаревской волости подобных отметок нет, лишь в некоторых селениях количество мужчин и женщин суммировалось, но итоговой цифры слева на полях нет нигде. Это может означать, что подворные карточки переписи 1920 г. по Мензелинскому уезду в Уфе не обрабатывали. Вероятно, уже было известно, что эти архивные материалы отправятся в Казань в связи с передачей в Татреспублику Мензелинского уезда, почему губернские статистики и не стали делать лишнюю работу по «чужой» территории. Действительно, Татарская социалистическая советская республика была образована большевиками постановлением от 27 мая 1920 г., а перепись проводилась летом (скорее всего с июня) 1920 г. То есть, едва было закончено обследование Мензелинского уезда, как стало известно о передаче его соседнему региону. Вероятно, поэтому в Уфе и не стали тратить силы и время на обработку подворных карточек Мензелинского уезда. В январе 1921 г. Казанский губернский архивный фонд преобразуется в Центральный архив ТАССР, который стал из соседних губерний получать документацию по уездам, вошедшим в советскую Татарию. Видимо, в начале 1920-х гг. и из Уфы отправили материалы, в том числе карточки переписи 1920 г., но Сухаревскую волость почему-то забыли. На радость местным краеведам.

Рассмотрим ситуацию в Сухаревской волости подробнее. Располагалась она на самой границе Мензелинского уезда и всей Уфимской губернии, западнее лежала «чужая» казанская земля. В Сухаревскую волость входили деревни в самом низовье реки Зай, которая при своем устье являлась границей между Сухаревской и Афонасовской волостями. Северной границей Сухаревская волость выходила к Каме, которая на этом отрезке сохранила историческую береговую линию, советские «затопители» до неё не дошли. Сейчас Сухаревская волость это центральная часть Нижнекамского района.

В 1877 г. в Санкт-Петербурге вышел список населённых мест Уфимской губернии, составленный статистиком В. Зверинским по имевшимся у него в Петербурге источникам на 1870 г., сам он здесь не бывал и никаких обследований не проводил (поэтому к его сведениям нужно относиться критически, как, впрочем, и к другим источникам). Селения в этой работе группировались не по административным границам, а в основном по расположению вдоль гужевых трактов. Указывался и «этнографический состав населения». Так, в 3 стане Мензелинского уезда в 1870 г. располагались: Малые Ерыклы (395 русских), Красная Кадка (736 татар, мечеть), Туба (377 татар, мечеть), Малые Аты (Оскина) (349 татар), Каинлы (Татарские Ерыклы) (578 татар, мечеть), Байгулова (308 татар), Байданкина (Черемиш) (334 русских), Старая Минкина (173 русских), Новая Минкина (163 русских), Березовая Грива (191 русских), Большие Аты (848 татар), Богородское (оно же Тюремное Городище, Сухарево) (907 русских, церковь), Новое Сухарево (Нератовка) (270 русских), Верхние Ерыклы (Семевовка) (1360 татар), Нижняя Уратьма (она же Камышенский Враг, Чувашская Уратьма) (435 татар, 236 чуваш, мечеть), Абросимовка (Смыловка) (366 русских) и Борок (415 русских)1.

На рубеже XIX и XX вв. было выпущено ещё несколько списков населённых мест Уфимской губернии2, где есть разнообразная информация о всех селениях Сухаревской волости. Так, в 1896 и 1902 г. волостное правление располагалось уже в Малых Ерыклах, приводятся итоговые сведения – 2830 ревизских мужских душ (то есть на момент проведения последней X ревизии в 1858 г.) и 5623 наличных мужских души на 1902 г.3 Очень подробный список, на который необходимо краеведам обращать особое внимание, составили в 1896 г., где кроме крупных деревень указывались мельчайшие населённые пункты. Приведём небольшой фрагмент: Сухарево (Тюремное Городище и Богородское), село, при речке Тощ-Торкменке, 140 дворов, 795 мужчин, 736 женщин, церковь, земское училище, 2 хлебозапасных магазина, 2 бакалейных лавки, казённая винная лавка; Нератовский казённый кордон, на Поповой горе близ дачи Нератовой, 1 двор, 2 и 1 чел.; пасека Маслова, 1 двор (то есть постоянного населения не было); Нератовка (Новоселье), деревня, при речке Прости, 34 двора, 177 и 173 чел.; караулка Родионова, 1 двор; мукомольная мельница Леонтьева, при речке Ерыклинке, 1 двор, 1 и 3 чел.; хутор Яушевой, при речке Ерыклинке, 1 двор, 3 и 4 чел., водяная мукомольная мельница; караулка Муратаева, 1 двор; хутор Резанцевой, близ деревни Семенеевой, 1 двор, 1 и 7 чел.; пасека Гусенкова, при речке Атинке, 1 двор; хутор Баклушина, близ деревни Семенеевой, 1 двор, 4 и 4 чел.; Семенеева (Верхние Ерыклы), деревня, при речке Ерыклинке, 10 дворов, 29 и 30 чел.1

На территории Сухаревской волости располагалось несколько помещичьих имений, что повлияло на поселенческую структуру, так как бывшие крепостные каждого помещика затем образовали отдельное сельское общество / общину со своей землёй и управлением, хотя могли жить фактически в одной деревне. Поэтому Сухарево делилось на несколько частей. По данным на 1861 г. в третьем стане Мензелинского уезда Оренбургской губернии, в интересующей нас округе находились следующие поместья:







Наименование помещичьих селений, деревень, выселков и хуторов

Имена владельцев, коим принадлежат поселения

Число ревизских душ

(муж. – жен.)

(первый столбец – дворовые, второй – крестьяне)

Число дворов



Коли­чество со­стоящей при имении земли (дес.)

1

Богородицкое (Тюремное Городище, Сухарева)

Вороновой

Аристовой

Мусиным Пушкиным

Им же


Алексеевой и

Еселевым


21 – 24


4 – 6
6 – 4

2 – 3


10 – 7

3 – 2

178–197


73 – 61
126–131

14 – 9


42 – 44

}120


86

1365


1251

93 ½


231 ½

2

Сарапала (Нератовка)

Нератовой



112–101

24

1404

3

Верхние Ярыклы (Семёново Биящины)

Яушеву



51 – 59

22

1023

4

Никольское (Скорятиново)

Скорятиновой

12 – 12

4 – 5

3

180 ½

5

Новая Сухарева (Новоселье, Нератовка)

Нератовой



117–125

38

1022

6

Средние Челны

Маслову



42 – 46

10

350






Наименование помещичьих селений

Имена

владельцев



К какой церкви приписаны, расстояние

Кто из помещиков находится в имении, или кому поручено управление

1

Богородицкое (Тюремное Городище, Сухарева)

Вороновой

Аристовой

Мусиным Пушкиным

Им же


Алексеевой и

Еселевым


В этом селе церковь

Аристов живёт в Казани, а Мусины Пушкины, Алексеева и Еселевы в селе Сухаревке и сами управляют, а у Аристова распоряжается из крестьян староста

2

Сарапала (Нератовка)

Нератовой

К селу Уратыше, 5

Нератов живёт в Чистопольском уезде, а имением управляет староста

3

Верхние Ярыклы (Семёново Биящины)

Яушеву

В этой деревне мечеть

Яушевы живут в имении и управляют сами

4

Никольское (Скорятиново)

Скорятиновой

К селу Богородскому, 1 ½

За смертию имение находится в опеке у Г. Буткевич

5

Новая Сухарева (Новоселье, Нератовка)

Нератовой

К селу Богородскому, 3

Имением управляет дворовый человек, а сам владелец живёт в Чистопольском уезде и приезжает сюда временно

6

Средние Челны

Маслову

К тому же селу, 12

Маслов живёт на мельнице и управляет сам

Источник: Оренбургские губернские ведомости. 1861. Часть официальная. 18 февраля. Приложение к № 7 (орфография оригинала). Полные сведения по Мензелинскому уезду опубликованы: Роднов М.И. Новые материалы о помещичьем хозяйстве Мензелинского уезда накануне отмены крепостного права // Вестник Самарского государственного университета. 2012. № 2 (93).
Во второй половине XIX в., после отмены крепостного права многие помещики разорились1, но в Сухаревской волости, видимо, из-за близости к речным пристаням – рынкам сбыта зерна, вплоть до Первой мировой войны сохранилось несколько достаточно крупных имений. Бывшие дворянские усадьбы оказались в руках преуспевавших предпринимателей, в первую очередь елабужских купцов Стахеевых. На 1912 г. Г.И. Стахееву возле Смыловки принадлежало поместье в 1194,6 дес. (955,27 дес. посева), рядом находились земли наследников И.Г. Стахеева – 1635,5 дес. (708 дес. посева, винокуренный завод) и совместно Стахеевы, М.И. Падурова и А.И. Чикина владели хозяйством в 2790,8 дес. (1070,47 дес. посева, мукомольная мельница). В тоже время землю при деревне Семекеево скупают крестьяне наследники П.А. Баклушина – 191,5 дес. (120 дес. посева) и некий Я.У. Березкин – 250,21 дес. (98,67 дес. посева, мукомольная мельница), а возле Сухарево участок в 225,75 дес. приобрели Ф. и Н. Кузнецовы (225,75 дес., посева – 107,72 дес.). Любопытно, но вблизи Семекеево имение в 964,57 дес. с мукомольной мельницей (посева 397,3 дес.) оказалось в собственности Чистопольской старообрядческой богадельни. Остатком былого дворянства выступали лишь Г.С. Яушев, имевший 223 дес. возле Верхних Ерыклов (115,5 дес. посева), и другие дворяне Яушевы, которым при Семекеево принадлежало всего 104 дес. земли (66 дес. посева)1.

Во время переписей и составления списков населенных мест власти собирали (хотя не всегда) сведения и по этническому составу населения. При этом в имперской России национальность не имела никакого юридического (правового) значения, ни в каких официальных документах (паспортах и др.) не фиксировалась, не случайно вопрос о национальной принаделжности не был включён в программу единственной всероссийской переписи населения 1897 г. Поэтому указание этнического состава жителей имело чисто познавательное значение и организаторы статистических исследований в зависимости от собственных представлений сами формулировали национальные категории, что нужно подчеркнуть для районов со смешанным населением.



Первое земское обследование было проведено в 1884 г. известным мензелинским статистиком Д.Н. Тяжельниковым2. Этнический состав мензелинскими статистиками приводился в графе «к какому племени и вероисповеданию принадлежит население». Данные по Сухаревской волости показаны в следующей таблице.
Население Сухаревской волости в 1884 г.




Селение и сословие

Жителей в 1858 г.

Жителей в 1884 г.

К какому племени и вероисповеданию

1

Байгулово (госуд. крест.)

292

421

½ к славянскому и ½ к монгольскому, православного вероисповедания

2

Байданкино (то же)

290

423

3

Каинлы (то же)

492

754

К монгольскому, магометанского вероисповед.

4

Старая Минкина (то же)

104

168

К славянскому, православного вероисповедания

5

Березовая Грива (то же)

139

150

6

Новая Минкина (то же)

153

245

7

Борок (то же)

448

580

8

Смыловка (то же)

294

467

9

Туба (то же)

380

508

К монгольскому, магометанского вероисповед.

10

Малые Аты (Оськино) (то же)

342

534

К монгольскому, православного вероисповед.

11

Красная Кадка (то же)

523

867

К монгольскому, магометанского вероисповед.

12

Нератовка (быв. помещ.)

172

292

К славянскому, православного вероисповедания

13

Сухарево (быв. помещ. и госуд. крест.)

868

1225

14

Верхние Ерыклы (Семинеево) (быв. помещ. и свободные хлебопашцы)

136

161

К монгольскому, магометанского вероисповед.

15

Большие Аты (госуд. крест.)

751

1050

К монгольскому, православного вероисповед.

16

Малые Ерыклы (то же)

324

491

17

Нижняя Уратьма (то же)

504

657

К финскому (чуваши), 54 двора православного вероисповедания и 94 двора к монгольскому, магометанского вероисповедания

18

Архипов-Выселок (то же)

12

32

К монгольскому, православного вероисповед.

Источник: Сборник статистических сведений по Уфимской губернии. Приложение к тому III. Мензелинский уезд. Материалы подворного изследования 1884 года, собранные и обработанные Д.Н. Тяжельниковым. Самара, 1900. С. 192, 198.
В 1896 г. во время первого сплошного обследования всей Уфимской губернии статистические работы в Сухаревской волости Мензелинского уезда проводил земский статистик Д.А. Ведерников с 8 помощниками, из которых четверо являлись постоянными сотрудниками статистического отделения (П.И. Зобов, Я.Е. Акимов, И.В. Щепетов и И.Х. Андреев), остальные были наняты временно – сельский учитель, студент казанского ветеринарного института и два студента казанского университета1. При группировке населения земские статистики по разному определяли местное население. Так, из 22 общин / обществ Сухаревской волости (16 бывших государственных и 6 бывших помещичьих) указывалось, что в 8 общинах проживали башкиры (5315 чел.), в 11 – русские (3340 чел.), а три общины являлись смешанными (2296 чел.). В другой таблице при группировке населения по народностям и разрядам выделены «башкиры, мещеряки и татары» – 8 общин (5315 чел.), остальные жители Сухаревской волости отнесены к русским и смешанным общинам1. То есть земские статистики весьма поверхностно отнеслись к национальному вопросу, не считая его сколько-нибудь существенным, и группировали население по приблизительным, искусственно выделенным группам. Отметим, что мусульман-татар нарекли башкирами, видимо, по общепринятой в Уфимской губернии «привычке» именовать башкирами всех магометан, ранее состоявших в Башкирском (Башкиро-мещерякском) войске, память о котором ещё сохранялась.

При проведении переписи в 1896 г. составлялись краткие описания деревень. Приведём пример по Сухаревской волости: «С. Бол. Аты – расположено в равнине при рр. Большая Аты, годной для мельниц и Малая Аты. Надел получен на 367 ревизских душ, находится в одном месте и окружает селение. Изменения в угодьях: пашня отошла под усадьбу; лес (351 дес.) распахан; луга (35 дес.) отошли в неудобную, вследствие разрушения берегов весенними размывами. Община делит землю по наличным душам. Поля по холмистой местности, при самом селении. Почва – чернозём, частью суглинистый чернозём. В полях 12 оврагов, с каждым годом увеличивающихся. Система полеводства – трёхполье. Имеется 8 веялок. Выгон 20 дес. присельный. Во всём остальном также, как и в предыдущем селении. Промыслы: сельские работы в соседних экономиях»2.



В 1912–1913 гг. в Уфимской губернии состоялась первая подворная перепись крестьянских хозяйств, в Мензелинском уезде она прошла с мая по август 1912 г. Эта перепись стала «вершиной» уфимской земской статистики, по каждому селению / общине получен огромный объём разнообразной информации, материалы этой переписи обязательно должен использовать каждый краевед и историк Мензелинского уезда3. К сожалению, после проведения переписи 1912–1913 гг. все подворные карточки были уничтожены, за исключением небольшого количества карточек по помещичьим хозяйствам, обследование которых проводилось одновременно. Именно в ходе проведения этой переписи были получены точные сведения и по этническому составу населения Сухаревской волости, что показывает следующая таблица (сословные разряды: гос. – государственные, п. – помещичьи, п.с. – переселенцы собственники; «народность» – т. – татары, к.т. – крещёные татары, р. – русские, чв. – чуваши).
Население Сухаревской волости в 1912 г.




Селение

Общество

Сословие

Народность

Дворов

Жителей

1

Архипово

Мало-Атинск.

гос.

т.

11

70

2

Аты Большие

Больш.-Атин.

гос.

к.т.

269

1630

3

Аты Малые

Мало-Атинск.

гос.

т. к.т.

146

766

4

Байгулова

Байгуловское

гос.

р. к.т.

114

654

5

Байданкина (Чермыш-Аул)

Байданкинское

гос.

р. к.т.

115

753

6

Борково (Борок)

Минкинское

гос.

р.

147

835

7

Берёзовая Грива (Березовка)

Минкинское

гос.

р.

37

232

8

Ерыклы Малые (Ерыклы)

М.-Ерыклинское

гос.

к.т.

151

909

9

Каинлы (Каин-Елга, Татарские Ерыклы)

Каинлынское

гос.

т.

226

1209

10

Красно-Кадкина (Казыл-Чапчак, Казыл-Кипчак)

Кр.-Кадкинское

гос.

т.

256

1413

11

Минкина Новая

Минкинское

гос.

р.

57

336

12

Минкина Старая

Минкинское

гос.

р.

54

278

13

Нератовка (Новоселье)

Нератовское

п.

р.

52

295

14

Семекеева (Верхние Ерыклы)

Семекеевское

п.с.

т.

12

90

15

Смыловка (Абросимовка)

Смыловское

гос.

р.

124

766

16

Сухарево (Богородское, Тюркменское городище)

Сухаревское

п.

р.

81

271

17

«»

«»

п.

р.

66

210

18

«»

«»

п.

р.

17

68

19

«»

«»

п.

р.

21

73

20

«»

«»

п.

р.

7

16

21

Туба

Тубинское

гос.

т.

149

864

22

Уратьма-Нижняя (Татарская Уратьма)

Н.-Уратьминское

гос.

т. чв. р.

297

1738

Источник: Крестьянское хозяйство Уфимской губернии. Подворная перепись 1912–1913 гг. Ч. II. Таблицы. Уфа, 1914. С. 154–155.
Всего в 1912 г. в Сухаревской волости насчитывалось 2409 крестьянских хозяйств с населением 14 077 чел., этнический состав: русские (в книге «великороссы») – 4549, татары – 5432, крещёные татары – 3637, чуваши – 459 чел.1

Материалы переписи 1917 г., как уже говорилось, погибли, но по сохранившимся подворным карточкам переписи 1920 г. мною подсчитана численность населения в Сухаревской волости (исключена незначительная часть карточек на отсутствующие хозяйства, числившихся в общине, но в реальности давно уже не проживавших в деревне, почему записей никаких в карточках не делалось). Следующая таблица позволяет сопоставить данные мирного, предвоенного периода и сведения после окончания Гражданской войны.


Население Сухаревской волости в 1920 г.


Селение

Национальность

Число

хозяйств


Число

жителей1



1. Архипово

мусульмане

11

66

2. Б. Аты

крещёные татары

310

1839

3. Байданкино

крещёные татары

70

440

русские

66

463

4. Байгулово

крещёные татары

90

483

русские

30

204

5. Берёзовая Грива

русские

40

262

6. Борок

русские

159

901

украинцы2

7

18

крещёные татары

1

2

7. Каинлы

мусульмане

251

1338

татары

2

15

8. Красная Кадка

татары

145

835

мусульмане

130

708

русские

3

14

крещёные татары

1

6

9. М. Аты

татары

114

629

крещёные татары

42

216

10. М. Ерыклы

крещёные татары

175

1106

русские

2

6

11. Нератовка

русские

50

320

12. Ниж. Уратьма

татары3

167

962

мусульмане4

50

308

русские

50

253

чуваши

26

131

крещёные чуваши5

26

135

крещёные татары6

2

15

13. Ново-Минькино

русские

58

341

14. Семенеево

татары

19

120

мусульмане

2

13

15. Смыловка

русские

128

850

16. Старо-Минкино

русские1

54

297

17. Сухарево

русские2

74

455

Сухарево (часть Горской)

русские

20

123

Сухарево (часть государ.)

русские

8

32

Сухарево (часть Мусино-Пушкино)

русские

85

596

Сухарево (часть Цибаровской?)

русские

24

160

18. Туба

татары

163

908

русские3

1

8

Всего в волости

2656

15578

Национальный состав волости: русские – 5285 (33,9%), крещёные татары – 4107 (26,4%), татары – 3469 (22,3%), мусульмане – 2433 (15,6%), крещёные чуваши – 135, чуваши – 131, украинцы – 18 чел.

Подсчитано по: ЦИА РБ. Ф. Р-473. Оп. 1. Д. 903–905.
Во-первых, общая численность населения в Сухаревской волости оставалась стабильной и даже немного возросла с 14 077 в 1912 г. до 15 578 чел. в 1920 г. Это доказывает, что в уфимском архиве сохранились все карточки по Сухаревской волости. Прирост населения фиксируется у русских (4549 и 5285 чел.) и крещёных татар (3637 и 4107 чел.). А самые интересные данные получены по мусульманскому населению. У части жителей (в Каинлах и Архипово почти все) национальность (уже не народность) указана как «мусульмане». Вполне вероятно переписчики, в большинстве русские, именно так, «по простонародному», именовали жителей4. Анализ материалов переписи 1920 г. свидетельствует о более низком качестве записей по сравнению с переписью 1917 г., после всех революций, войн и мятежей количество образованных людей подсократилось и организаторы переписи брали всех мало-мальски грамотных. А в Нижней Уратьме, вероятно, происходил переход чувашей в мусульманство, они «распались» на просто чувашей, крещёных чувашей и мусульман. При проведении же конкретных изысканий по истории населённых пунктов Нижнекамского района РТ, которые ранее входили в Сухаревскую волость, необходимо изучать сами подворные карточки переписи 1920 г., которые откроют перед исследователями огромное количество уникальной информации.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница