Античный ориджинал



страница1/4
Дата04.08.2016
Размер0.66 Mb.
  1   2   3   4
Название: «Чаши весов». Двенадцатая серия.

Авторы: DeeLatener, Masudi

Жанр: PWP, angst, non-con

Тема: Античный ориджинал

Рейтинг: NC-17

Warnings: многа секса

В общих чертах: история-вирт, написанная на сообществе «Тайные мистерии ХХХкроликов»

Предыстория: Афины во власти тиранов. Люди победнее и разорившиеся борются за жизнь, и ради этого идут на многое.

Юноша Кирон после казни тиранами главы семьи и смерти от болезни родственников сталкивается на улице с торговцем мясом, Псиафом, который делает ему непристойное предложение. Юноша сперва оскорбляет торговца, унизившего его перед всеми, но в итоге решается принять приглашение.

Он отправляется в дом Псиафа.


Первая серия здесь

Вторая серия здесь

Третья серия здесь

Четвертая серия здесь

Пятая серия здесь

Шестая серия здесь

Седьмая серия здесь

Восьмая серия http://last-deep-kiss.narod.ru/Istorii/chashi_vesov8.doc">здесь

Девятая серия здесь

Десятая серия здесь

Одиннадцатая серия a target="_blank" href="http://last-deep-kiss.narod.ru/Istorii/ChashiVesov11.doc">здесь

- Куда теперь? - спросил Протей, прикрываясь от солнца козырьком ладони.

- Псиаф отправил нас на Лесбос, за морскими раковинами и кораллами. Потом повезем их на Родос или куда он захочет. Сам хозяин остается в Афинах, неизвестно на сколько.

- Акеронт.

Моряк улыбнулся Протею.

- Не волнуйся, гордый воин. Я буду беречь свою задницу для твоего фаллоса.

Спартанец лишь кивнул и пошел вниз по трапу.
Рабы закончили разгрузку. Кирон уже знал, как нужно разделить товар, чтобы всё было доставлено с максимальной сохранностью.

Прибывший встречать господина Амикл с носильщиками позволил мальчику "потешиться" и краем глаза наблюдал за ним. Управляющий подметил, что между этими двумя опять какие-то изменения. Он был удивлен еще больше, когда обнаружил, что Кирон говорит с хозяином будто с равным и Псиаф терпит это.

Торговец был довольно сдержан в высказываниях о поездке, но заметил, что дела торговые прошли успешно.

Темнокожего юношу вывели из трюма. Он пошел рядом с рабами, неся на плече кувшин зеленоватого родосского масла.


Прибыв в дом, Псиаф улегся в тенистой комнате немного передохнуть.

На молчаливые вопросы Амикла по поводу Кирона, Псиаф коротко ответил, что юноша справился со своей работой отлично, избегая при этом темы их взаимоотношений.


Торговец лежал, рассматривал роспись на потолке и думал. Он сейчас хорошо понимал, что постоянная близость мальчика ведет к тому, что Псиафу все больше и больше сложно справится с собой, со своими желаниями, со своими мыслями, которые накатывали как волны в пирейской гавани.

Он вздохнул и вышел из комнаты, решив немного перекусить.

Из сада доносился смех Кирона и лай Мыла. Амикл позволил мальчику порезвиться и сам с удовольствием принял на себя привычные заботы о хозяине. Его снедало любопытство, но пришлось довольствоваться малым.

- А этот юный эфиоп? Ты поведешь его сам, хозяин? Или это сделать мне или еще кому-нибудь?

Он заботливо укрыл ноги торговца пледом из овечьей шерсти и подлил чуть подогретого вина с гвоздикой.

Напиток получился густым, пьянящим, расслабляющим все тело.

Псиаф почувствовал себя намного лучше, сквозь усталость проступило ощущение "наконец дома".

- Эфиоп... Да, если хочешь - сам отведи, - Псиаф зажмурился.

Он понял, как ему жалко мальчика.

"Не протянет и недели там, не протянет".

В тайне Псиаф надеялся, что Теллию не понравится подарок, и Клистарх отдаст эфиопа обратно.

"Он же раб", - одернул сам себя.

"Но он славный мальчик. Спокойный и славный".

- О Гермес, помоги мне, - пробурчал Псиаф, - я становлюсь... странным.

- Я решил, что Кирону пригодятся уроки риторики, Амикл, - отпив напиток, сказал торговец. - И еще я тут думал... Скоро Кирон должен вступить в граждантсво, но есть препятствие - его отец.

Амикл понимающе кивнул.

- Может, попросить Клистарха, чтобы он похлопотал за внесение в списки граждан... конечно, этот волчара взвоет... или... - Псиаф замолчал.

Амикл - само внимание - замер рядом с торговцем. Немая сцена затянулась.

Её прервал заглянувший в двери Кирон. Увидев, что торговец занят, он собрался исчезнуть. Пробравшийся за ним в дом пес тыкался мальчику в ладонь и стремился поприветствовать вернувшегося второго хозяина.

- Я на минутку, - сын Аристонима понял, что и так помешал. - Пойду к Тимандру... Я думаю продолжить обучение и смогу сам оплачивать его. Не буду брать Скифа, если не возражаешь, я уже не маленький.

Псиаф хмыкнул, взглянул на пса и поманил к себе куском сладкой булочки.

- Оплачивать сам? Ну-ну, сначала узнай сколько Тимандр берет за занятия, а потом зайчись, Кирон, - покачал он головой, погладив Мыло. - Хотя ладно, поступай как знаешь. И со Скифом тоже. Кстати, вечером я хочу поговорить с тобой. Дело серьезное - будь к ужину, юноша.

Покрасневший и пристыженный, Кирон исчез за дверью. Мыло остался там, где его кормят и гладят.

- Если бы этот мальчик знал, - заметил Амикл, - сколько ты вложил в него, хозяин, он был бы менее... прыток.

- А, Амикл, друг мой, - Псиаф махнул рукой. - Молодость всегда самонадеянна. Зачем ему это знать. Мне, знаешь ли, нравится заботится о нем. Сам знаешь, после... - Псиаф помолчал, вспоминая прошлое, - у меня не было в собственном доме объекта для заботы.

- Да, я становлюсь сентиментален, - кивнул Псиаф на покачивание головой Амикла и кинул в раскрытую пасть Мыла булочку. - Знаешь, четвероногое чудовище, ты не такое уж вонючее и, оказывается, можешь проявлять уважение к хозяину.

Мыло, подобострастно гавкнув, припал на передние ноги.

- Да, да, вижу, что за булочку ты продашься, бесстыжее животное.

- В общем, Амикл, я решил, что усыновлю Кирона, чтобы тот получил гражданство без проволочек. Мальчишка это заслужил, а Клистарх позеленеет от злости, узнав, что я обошелся без его помощи, - захохотал торговец.

Если забава с Мылом и поразили управляющего, то после услышанного он таки не успел поймать челюсть.

- Усыновить?.. Его отец был предателем! Ты рискуешь, господин! Клистарх может настроиться против тебя..! Подумай наконец и о себе.

"Совсем потерял голову из-за смазливого мальчишки!"

Мыло зарычал на Амикла. Тот брезгливо отодвинул ногу.

Псиаф закатил глаза и нервно почесал загривок Мыла.

- Я так и знал, - обиженно начал он, - что ты, мой близкий человек, меня не поймешь, - он решил схитрить с Амиклом, польстив ему.

- Мне дорог этот мальчик, он принес мне то, чего не было в моей жизни очень давно, - хмурясь, начал бухтеть Псиаф. - Для него сейчас остаться без гражданства - значит остаться без будующего. А зачем я трачу на его обучение столько денег? Кому оно нужно, если он не получит гражданства? У Клистарха, знаешь ли, у самого странные пристрастия, - Псиаф ни слова не сказал про Теллия, он лишь многозначительно посмотрел на Амикла и дернул бровью. - И не ему осуждать меня в заботе о мальчике. Клистарх уже сполна получил от него, думаю, что Кирон заплатил ему хорошо, - ядовито добавил торговец и обиженно поджал губы. - А ты не понимаешь меня, мой близкий друг...

Амикл вздохнул.

"Я еще тогда был уверен: не пройдет и полгода, а этот малец приберет все здесь к рукам, включая Псиафа".

- Я попытаюсь понять. И буду молиться Гестии, чтобы уберегла тебя и твой дом, хозяин.
Кирон вошел в здание школы. Теллий был там и увидел его одним из первых. Юный аристократ приблизился.

- О! Вернулся! - он сузил глаза. - Откуда ты там вернулся?

- В Беотии нынче иссушающая жара, - также сузив глаза ответил Кирон.

- Кирон, - подошедший дидаскалос поприветствовал юношу. - Будешь продолжать обучение?

Ни словом не обмолвился о Протее, и на том спасибо. Сын Аристонима испытал странное чувство досады. За время путешествия он успел привязаться к высокому спартанцу, и теперь ему казалось, что холеный "одомашенный" Тимандр не может научить его так, как дикий необузданный Протей. Но последний не держал школы и не мог предоставить тренировочные устройства.

- Давай посмотрим, в какой ты форме. Автоной, составь Кирону компанию.


После занятий юноша бегом помчался в Одеон, надеясь успеть купить таблички на представление на этой неделе. Должны были ставить новую пьесу, состоящую из нескольких новелл, повествующую о разных ликах любви. В тайне Кирон надеялся, что спектакль подтолкнет его и Псиафа друг к другу.

Купить таблички ему удалось, соврав, что он по поручению своего родственника, а тот занят. Сейчас не многие могли позволить себе развлечение, но актерам нужно было кормиться, а хореги из богачей по-прежнему ни в чем не нуждались.

Пока Кирон шел домой, он мучался сомнениями: а вдруг Псиаф передумает или день будет неподходящий или...

Вот и дом.

Юноша выдохнул и прошел во внутренний двор.

Мыло сонно валялся на ступенях и поднял ухо в приветствии, слегка побив хвостом о мрамор.

Кирон отправился на поиски торговца.

Псиаф, мурлыкая про себя песню, пересчитывал деньги в собственных покоях, это его всегда успокаивало и вводило в отличное расположение духа. Услышав шаги Кирона по коридору, он зычно сказал ему двигаться в комнату. Впереди Кирона, подняв хвост трубой бросился проснувшийся Мыло.

- Я тебя что ли, звал, наглое прожорливое животное? - Псиаф покосился на пса через плечо. - Есть у меня к тебе дело, Кирон. Сядь рядом, - коротко приказал он юноше, ткнув пальцем на табурет и еще раз полюбовавшись на золотую монету в пальцах.

- В общем так, мой дорогой, - Псиаф положил тяжелую руку на голову собаки, которая вздыхала и смотрела умиленно на хозяина, сидевшего рядом с тарелкой пахнущих пирожков. - Через некоторое время будет новый сбор афинских юношей для прохождения военной службы - долг гражданина.

- Насколько мы все знаем, у тебя есть небольшие такие проблемы, связанные с внесением тебя в список, - Псиаф помолчал, глядя на Кирона. - Или мы с тобой идем к Клистарху с просьбой внести тебя в списки, или я просто усыновляю тебя. Выбирай. Если есть еще какие предложения, слушаю тебя, - буднично закончил Псиаф, положив пирожок в пасть довольной собаки.

Кирон растерянно уставился на торговца, перебирая в пальцах таблички.

- Клистарх не позволит мне стать гражданином в Афинах. А об усыновлении не может быть и речи...

Юноша печально посмотрел в сторону.

- И почему же не может быть и речи? - вскинул мохнатые брови Псиаф. - Хотя, конечно, если ты против, я не настаиваю.

Кирон понял, что предложение об усыновлении настолько шокировало его, что он никак не может собраться с мыслями. Почему не может быть и речи?.. Кроме как "Это повредит твоей репутации" он отговорки не нашел, это он Псиафу и сказал.

"Он предлагает мне такое?.. Это невероятно... И это значит, что он на самом деле..?"

- Еще один... блюститель моей репутации, - саркастично заметил Псиаф, продолжая с видимым удовольствием кормить собаку. Он положил кусок пирожка на влажный нос Мыла, и тот стойко ждал, пока Псиаф разрешит подкинуть дивно пахущую вкуснятину и захватить в пасть.

- Терпеть, ненасытное животное! - поднял толстый палец Псиаф и опять посмотрел на Кирона.

- Не вижу ничего очерняющего для моей безупречной репутации. Или ты считаешь, что усыновить сироту ужаснее для гражданина Афин, чем торговать тухлятиной?

Громко кляцнула пасть. Псиаф и Кирон посмотрели на собаку - тот поспешно доедал кусок.

- Ээх, позорное животное, не выдержал. Фу, - покачал осуждающе головой торговец.

Мыло отвел глаза, весь его вид выражал полное раскаяние и надежду на получение следующей вкусности.

- Ладно, Кирон, - Псиаф почесал по обыкновению подбородок. - Во всяком случае, я пока не вижу другого выхода, чтобы ты получил гражданство. Не идти же в самом деле к нашему фесмофету и просить о внесении в списки. Решай сам - я не прошу тебя забыть своих предков или забыть о долге перед ними, это скорее формальность.

- Я не просто сирота, - произнес Кирон. - Мой отец считается предателем, выступившим против богоравной власти...

Юноша саркастически хмыкнул, но тут же извинился.

- Прости, Псиаф, я начал забываться...

Он помялся.

- Ты... почему ты считаешь это решение возможным? Ну... с усыновлением... Кто я тебе... даже не дальний родственник...

Псиаф задумался над ответом, жуя пирожок.

Мыло, ожидая очередной порции, тихо тявкнул и положил лапу на колено торговца. Псиаф очнувшись от своих дум потрепал собаку по морде.

- Просто, Кирон... Мне хочется, чтобы ты был счастлив, - неожиданно сказал муж и покраснел.

Сын Аристонима взглянул на торговца. По лицу юноши скользнула волна эмоций, он сделал шаг вперед, казалось, еще немного и он упадет на колени мужчины. Вместо этого он присел рядом с Мылом у ног Псиафа и потеребил довольному псу загривок. Тот лизнул его руку, а потом колено старшего хозяина.

- Он, похоже, уже считает нас... близкими родственниками... - Кирон вздохнул и улыбнулся Псиафу. - Я буду счастлив стать твоим сыном...

- Это хорошо, Кирон, это очень хорошо, - торговец мягко погладил юношу по голове, еле удерживаясь, чтобы не провести пальцем по губам. - Значит, твое гражданство - дело времени...

Он встал, потянулся и посмотрел на юношу.

- А не перекусить ли нам, мой будущий родственник? - Псиаф подмигнул Кирону.

- Я сейчас! - юноша исчез.

Мыло помчался следом, лая и подпрыгивая.

На некоторое время Псиафа окружила тишина.

А потом Кирон с псом вернулись. Мыло тащил в зубах кость.

- Сейчас принесут. А! - юноша спохватился. - Я так и не отдал... Вот.

Он протянул Псиафу таблички с номерами мест.

- Это на завтра. Надеюсь, тебе понравится. Что-то новое... Если тебе не понравится - это будет на моей совести и... я буду готов понести наказание...

Юноша смущенно улыбнулся, словно предлагал что-то крайне недостойное.

Псиаф заинтересованно покосился на таблички и потер руки:

- Значит, в театр? Когда? Что будут показывать?

- А ты что? Собрался есть здесь, что ли? - посмотрел он на собаку. Мыло подумал и ткнул кость в руку Псиафа, предлагая разделить трапезу. - О, спасибо, я всю жизнь мечтал о твоей еде.

Рабы внесли кушанья, Псиаф довольно плюхнулся на стул и втянул воздух.

- Мясо, мясо, мясо, - счастливо пробормотал он. - Садись, мальчик, расскажи, что ты видел в городе, как прошли занятия, умер ли от зависти Теллий, расскажи мне.

- Тимандр был, кажется, рад меня видеть, - Кирон присел на край ложа, на котором возлежал торговец и только тогда понял, что со стороны их и вправду могли бы принять за отца и сына. А потом вспышкой, он вспомнил об их утехах. "Как давно это было..." Кирон сглотнул.

- А Теллий? Что Теллий... Чему завидовать? Он думал, что я у твоего брата в Беотии. Если ты о твоем подарке - не буду же я носить его в школу Тимандра, - произнес Кирон извиняющимся тоном.

Мыло широко зевнул, в пасть залетела муха, и пес с клацаньем захлопнул капкан, а после сделал изумленно-умильную морду.

- Ты еще и мух жрешь на лету, животное, - буркнул Псиаф, кидая Мылу кусок мяса. - Надо тебя на комаров натаскать, а то по ночам заедают.

- Ты ешь, ешь, - пододвигая миску к юноше, проговорил торговец, налегая на свое мясо. - А сам-то Теллий как? Жив, здоров? Кстати, завтра мы идем к жрецам по поводу твоих кошмаров. Я уже договорился, - чавкая, сказал Псиаф, гордый своей стремительностью.

- А как же театр? - уныло спросил Кирон.

Торговец подавился, опасливо посмотрел на юношу и тут же нашелся:

- А я что сказал? Завтра? Послезавтра! Конечно же, послезавтра, - он убедительно закивал головой. - Мы пойдем к ним послезавтра, Кирон.

Сын Аристонима облегченно вздохнул. Он ужасно волновался, что его затея прогорит на какой-нибудь стадии - и вдруг лишиться надежды в самом начале?..

Кирон решил, что отблагодарить мужчину за его чуткость стоит. А потому он легко поцеловал полулежащего на подушках торговца в висок. И в смущении отстранился.

"О Зевс Громовержец, когда же я перестану краснеть!"

Муж потянулся следом за губами Кирона, но вовремя опомнился и, протянув руку, погладил щеку юноши.

"Еще чуть-чуть - и у тебя встанет, баран", - захихикал даймон.

Псиаф с серьезным видом сдвинул ноги и накинул покрывало.

- Похолодало, - объяснил он Кирону.

"Скорее, становится жарко, - прокомментирововал даймон. - Еще не надоело, баран-целомудренник?"

"Я принял решение", - ответил ему Псиаф.

"А-ха-ха! Ну давай, удовлетворяй себя дальше руками. Не забудь научить юношу считать деньги за тебя - скоро руки начнут так болеть, что тебе будет больно касатся любого предмета".

Псиаф поспешно посмотрел на Кирона:

- Так, юноша, что за пьеса будет? Кто ставит?

- Пьесу ставит Эфикл. Не думаю, что мы можем рассчитывать на буйство красок в декорациях, но его постановки - по крайней мере раньше - были весьма не дурны. Особенно ярко он обрисовывает людей с их чувствами и пороками. Тебе это интересно? Покажут несколько новелл, я даже не представляю о чем они будут. Совсем свежая пьеса. Протагонистом будет Деос, ты, вероятно, слышал о нем.

- Деос, а, да, знаю его, знаю... Наши отцы дружили даже одно время, вроде как.., - Псиаф поерзал.

Мальчик сидел совсем близко и теплота его тела начинала распалять торговца.

- Я видел в прошлом году постановки Эфикла - очень драматично и интересно. Многие даже плакали на его последней пьесе. Как же она называлась, да... Про Геракла и Адмета. Он же получил венок за нее, ты в курсе?

Псиаф вытер испарину с лица. Коснуться бы мальчика, его атласной кожи на бедре, пробежаться пальцами по ягодицам...

- А я не смотрел, - Кирон поднялся и прошел мимо торговца за кувшином с вином, чтобы пополнить его килик.

- Могу себе представить. А кто играл Адмета? Это должен был быть удивительно красивый юноша.

В глазах Кирона зажглись хитрые огоньки.

- Скажи, Псиаф, а у тебя было что-нибудь с кем-то из актеров?

"Ыыыыы! Мальчишка словно издевается", - тоскливо подумал Псиаф, ненароком заглядывая под хитон Кирона и будто случайно задевая свой пах.

"Эх, вскочить бы, опрокинуть мальчишку прямо на ложе, задрать до ушей эту тряпку и..."

- А? Что? С актером... - Псиаф покраснел. - Несколько лет назад с двумя актерами из Фессалии. Вернее, с юным актером и театральным мальчиком. Я тогда хорошо напился на одном из симпосиумов, ну и... - он уставился на ноги юноши и с трудом отвел глаза. - В общем, я не жалею.

Кирон на этот раз сел на соседнее ложе и отпил из килика разбавленного вина.

- Мне кажется, актеры - необычные люди. Ведь каждый из них - это все те, кого он сыграл. Я слышал, некоторые из них даже сходят с ума, полностью слившись со своим персонажем. Я слышал, что Деос потрясающе красив и талантлив. Его божества кажутся по-настоящему грозными, а герои завораживают.

Псиаф уставился на юношу, сидящего напротив, пытаясь еще раз заглянуть ему хитон.

- Не зря же театр - это детище Диониса. А как известно, Дионис тоже безумный бог, - прикрыв лицо киликом, проворчал торговец.

"Он точно издевается", - решил муж и поелозил ногами под покрывалом, с ужасом чувствуя знакомое тепло внизу живота.

- Вот и посмотрим его в действии, этого самого Деоса. Уф, жарко, - Псиаф бросился обмахивать себя уголком покрывала.

Кирон заметил напряженность в позе торговца и решил, что тот устал от общества разболтавшегося юнца.

- Я пойду, Псиаф..?

Он поднялся, но чуть замешкался.

- А... Хотел узнать: Амикл уже отвел мальчика-эфиопа в дом Клистарха?..

Псиаф облегченно взмахнул рукой, отпуская Кирона.

- Да, уже. Вроде как, он понравился и Клистарху и Теллию. Если хочешь, иди расспроси Амикла. Он расскажет в красках. А я сосну чуток, - рука Псиафа легла на живот готовая скользнуть ниже.

Кирон опечалился новости.

"Если я когда-нибудь вновь увижу этого мальчика, то помяну Мойру Деоклея недобрым словом, ведь если бы не он ничего этого не было бы..."

"Кто знает, что было бы тогда..."
Псиаф, едва Кирон покинул его покои, тут же запустил руку под покрывало. Он сделал несколько облегчающих движений и вдруг почувствовал чей-то взгляд. Повернув голову муж увидел Мыло внимательно рассматривающего частое колыхание под покрывалом.

- Иди, иди отсюда, - шикнул было торговец, но пес заинтересованно смотрел на "кого-то живого" совсем рядом с животом хозяина.

Удовлетворять себя на глазах собаки для Псиафа было слишком.

- Тьфу, даже в родном доме нельзя остатья наедине с самим собой, - буркнул он и отвернулся к стенке завершать начатый процесс.

Потом торговец долго лежал, разглядывая потолок, и опечаленно вспоминал те моменты, когда Кирон укладывал голову ему на живот, каштановые волосы рассыпались, а Псиаф вил из них колечки, наматывая на пальцы блестящие пряди. Торговец почувствовал, как кто-то лег рядом и увидел Мыло, который вскочил на ложе и, заскулив, положил голову на его живот.

- Спасибо, животное, - проворчал Псиаф, погладив нос пса. - Но Кирона ты мне не заменишь. Да и никто не заменит. Фу.. Ну и воняет от тебя...


- Амикл! - сын Аристонима нашел наконец управляющего, тот просматривал таблички с ведомостями товара, привезенного с Родоса, которые передал Кирон. - Тот юноша, эфиоп... Как это было?..

Управляющий флегматично ответил:

- Теллий был впечатлен. Он обошел мальчика вокруг и остался всем очень доволен. Даже зубы посмотрел. Говорил, что у нашего, - он особо выделил последнее слово, - хозяина отменный вкус. И довольно быстро увел юношу к себе. Клистарх передал полагающиеся благодарности и деньги. Это всё.

Кирон закусил губу.

"Этого мальчика не ждет ничего хорошего. Теллий отнесется к нему, как к игрушке. И Клистарх попользуется сполна. Я в этом виноват не меньше Деоклея... потому что сбежал! Будто мне десять, а не семнадцать! С другой стороны, мальчика продали бы кому-то еще..."

Так, то утешая себя, то укоряя, Кирон добрался до своей комнаты.

Он уже засыпал, когда к нему заглянул Мыло. Юноша позвал пса и тот охотно подошел, чтобы его погладили, а потом улегся на пол у ложа.
Псиаф погулял перед сном в саду, а потом, поднявшись наверх спать, постоял перед комнатой Кирона, переминаясь с ноги на ногу, и решившись тихо зашел.

Вездесущий Мыло поднял голову, но, узнав хозяина, приветственно заворчал и улегся опять.

Псиаф постоял над спящим Кироном, поправил одеяло, погладил обнаженное плечо юноши, тяжело вздохнул и отправился спать.
Кирон шел рядом с Псиафом, одетый в белый гиматий. Подарок торговца он не одел: в городе, изнывающем от нищеты, это было бы все равно, что вкушать изысканные явства на глазах у умирающего от голода.

Мыло пытался увязаться следом, но его оставили.

Юноше хотелось, чтобы они были в этот день только вдвоем, потому подушки для устройства псиафова места он нес сам.

На Агоре на них оборачивались, некоторые перешептывались, указывая в их сторону косыми взглядами или - кто попроще - пальцем.

"О, какое внимание, бараны", - прошипел про себя недовольно Псиаф.

Они прошли через акрополь, минули святилища Диониса и, спустившись по южному склону, наконец очутились перед театром - большим сооружением, построенным на склоне холма. окруженным тесным кольцом кипарисов.

Пройдя в театр, они устремились к своим местам - к филе Псиафа, обозначенной клинышками, рядом с почетными местами, где уже сидели жрецы и несколько политиков. Орхестра была пока пустой, ожидая своего заполнения хором и актерами. На передней сцене, которая одновременно служила алтарем Диониса, были изображены раскрашенные сценки из жизни бога. Было видно, как в скене уже суетились актеры и обслуга.

- Ну, -Псиаф уселся на подушки, которые разложил на его месте Кирон, и огляделся, кивая своим "родичам" из филы, - посмотрим, посмотрим... О, вон и хореги сидят. Соперники.. Как они ненавидят сейчас друга друга, - он пихнул юного спутника в бок, - но улыбаются друг другу. Сейчас будут долго чествовать почетных гостей, потом принесут жертву Дионису, и мы, если не уснем, посмотрим на искусство Деоса.


Каталог: Istorii
Istorii -> Задание для контрольных работ для магистрантов по курсу «история политических и правовых учений»
Istorii -> Wata. Ru – дипломы, рефераты, курсовые история пистолетов-пулеметов
Istorii -> Халифат и духовный наставник
Istorii -> -
Istorii -> Рабочая программа учебной дисциплины б 37 История искусства Италии History of Art in Italy Язык (и) обучения русский
Istorii -> Контрольная работа Северные союзные конвои во Второй мировой войне
Istorii -> 20 интересных историй WorldSkills Russia Московской области
Istorii -> Литература для двс (спецкурс а ) по истории науки и техники история мировой науки и техники
Istorii -> Курсы повышения квалификации по профилю «История и философия науки» при философском факультете спбгу 10 18. 10. 2013 г. Удостоверение о повышении квалификации 781400020798 от 11. 11. 2013


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница