Античная мифология в древнерусской литературе и русской литературе нового времени




Скачать 128.98 Kb.
Дата11.08.2016
Размер128.98 Kb.


Частная школа «ВЗМАХ»

Реферат на тему:


Античная мифология в древнерусской литературе и русской литературе нового времени.

Выполнила : Груданова Екатерина

Ученица 8 класса

Руководитель:

Пономарев Е.Р.

Санкт-Петербург,2014 г.


Содержание:



Введение 3

Глава 1
Античные мотивы в древнерусской литературе 4

Глава 2
Античные темы и мотивы в творчестве А.С.Пушкина 7

Глава 3
Античные темы и мотивы у О.Э.Мандельштама 11

Заключение 14

Список литературы: 15




Введение

Античная культура оказала большое влияние на древнерусскую и европейскую литературу. И в наше время мы часто сталкиваемся с античной культурой в искусстве, художественной литературе и архитектуре.

Боги и герои стали символами определенных черт характеров людей, имена богов используют в фильмах, рекламах, в названиях фирм.

Античная литература предложила развитую систему жанров, заимствованную европейскими литературами, а через них и русской. Многие жанры античной литературы используют и по сей день.


В XIII-XIV веках, когда началась эпоха Возрождения, в Италии и во всей Европе завязался активный интерес к античной культуре. Творения античных авторов становятся очень популярными, оживают античные мифы, литература, искусство и наука.

Во всех университетах Европы начинают изучать античные времена. Со временем интерес к античной культуре все растет и растет.

Античная культура повлияла и на развитие русской

культуры.

Такие имена, как Гомер, Агамемнон были известны русскому читателю, а Платона и Плутарха хорошо знали церковные русские книжники. Знание латинского и древнегреческого языка стало важной частью системы образования в древнерусском и русском средневековом государстве.
С XII века русское государство получило название «Третий Рим». Живописцы, филологи, скульпторы, музыканты и др с тех пор обращаются к античности как к образцу для подражания.
Итак, античная литература оказывала серьезное влияние на русскую литературу на протяжении всех эпох ее существования.


Глава 1
Античные мотивы в древнерусской литературе

Исторические факты:

«


  • В начале века древнерусская литература была литературой сугубо патриотического направления;

  • Произведения создавались на основе исторических фактов;

  • Русская литература была пронизана гражданскими мотивами;

  • Древнерусская литература оставалась долгое время анонимной;

  • Литература древней Руси проповедовала христианскую духовность и этику, т. е. высокую нравственность;

  • Публицистичность



  • Связь с философией , религией, наукой. »

Древняя Русь узнала об античной культуре в середине XI века с помощью переведенных иностранных сочинений и хроник. Самыми древними источниками о античной мифологии являлись две византийские хроники - Хроники Георгия Амартола и Иоанна Малалы.

Количество источников, которые использовались в древнерусской литературе, был ограничен. Это были византийские сочинения, романы об Александре Македонском, сочинения о Троянской войне, сочинения Максима Грека.

В хронике Георгия Амартола, которая была написана в IX веке, а переведена на Руси в середине XI века, древнерусский народ узнал не много информации о античной мифологии. В его хронике был лишь один сюжет описывающий историю рода Велона и Агенора. Но все герои здесь выступают как неопределенные «некие». Георгий Амартол лишь хотел сообщить об эпонимах (Эпоним - божество, реальный или легендарный человек или герой, в честь которого получил свое имя какой-либо географический объект) Египта и др. Позднее древняя Русь узнала о более полном списке богов, таких как: Зевс, Посейдон, Аполлон, Гермес, Гера, Афина и др. Эти имена можно встретить в обсуждении языческой религии и ее культуры. Так же в некоторых местах хроники упоминается античные божества.

«Первая книга Хроники Малалы повествует о том, как сын Адама Сиф «сотвори имена звездам» и назвал их Крон, Дыя, Арѳя, Афродит и Ёрмин, в дальнейшем же в честь этих «преходных звезд» (т. е. планет) получили свои имена древние цари Крон, Арес, Ермий. Малала, как видим, сле­дует традициям евгемеристов (Эвгемеризм - герменевтическая теория толкования мифов, согласно которой религия возникла из культа умерших или живущих «великий людей»), представлявших античных богов как обожествленных невежественными и суеверными древними героев и вла­стителей. Далее Малала со ссылкой на Библию сообщает, что от браков ангелов с земными женщинами родились гиганты), которые были истреблены богом , — своеобразная интерпретация античного мифа о гигантомахии. Тут же приводятся рассуждения, как следует понимать именование гигантов «змиеножными» — в прямом или переносном смысле, — попытка найти символическое или даже рацио­нальное объяснение античным мифологическим представлениям. Далее Малала рассказывает о Кроне (Кроносе) — «человеке гигантского рода», его сыне |Пике, «во имя преходной звезды» названном Зевсом, первом царе Ассирии. Крон отправляется в западные страны и там от жены Астуномии (в славянском переводе — Астрономѳи) рождает дочь, назван­ную в честь звезды Афродитой. Затем повествуется о сыне Зевса Ермии (Гермесе) и о Иракле (Геракле), причем атрибуты героя — львиная шкура на плечах, палица и яблоки (добытые у Гесперид) u использованы у Малалы как символы добродетелей: львиная шкура — твердый ум, палица — мудрость, которой он подавляет «злые похоти», а три яблока — три добродетели: не быть гневным, ни златолюбцем, не прелюбодейство­ вать. Заканчивается первая книга рассказом о царствовании Ираклия и Ермия в Египте и о преемнике Ермия — Феосте (Гефесте).

Во второй книге Хроники Малалы излагаются легенды о царство­вании в Египте Гелиоса, сына Гефеста (в славянском переводе — Даждь- бога, сына Сварога), и о Гермесе Тривеликом. Обе эти легенды, насколько мне известно, не соотносятся с классической мифологией. Затем изла­гаются мифы об Ио, возлюбленной Зевса, превращенной в телку, о ее по­томках, и в частности о правнуках ее Ангеноре и Беле (Велосе), миф о Зевсе и Данае, миф о сыне Данаи Персее и о Горгоне, затем повеству­ется о сыне Агенора Кадме и его дочери Семеле, матери Диониса, и нако­нец миф об Эдипе. Эта подборка мифов, видимо, не случайна — все упо­минаемые здесь герои относятся в конечном счете к роду Инаха (отца Ио).

Третья книга Хроники Малалы, посвященная библейской истории,в состав Хронографа ХІІІ в. не вошла.

Четвертая книга содержит изложение мифов о первом афинском царе Кекропсѳ, об Орфее, о походе аргонавтов, о Зевсе и Леде, о Белле- рофонте, о Миносе, Минотавре и Тезее этот миф приводится в приложе­нии к статье) и наконец миф о Федрѳ и Ипполите.

Именно из этой книги в русские хронографы вошел фрагмент: «Въ лѣта же нареченых строитель бѣ въ еллинѣхъ Промифеусъ и Епимифѳусъ и Атласъ и панаптисъ и Аргосъ,егоже и стоока нарицаху за ясноглядание его и быстроту, и Давъкалионъ, сынъ Елеона Пикова. Се же Ар- гоосъ умысли хитрость въ западныхъ странах, Атласъ же сказа астроно- миу, сего ради глаголеть, якоже въ небо биеть, понеже небесное имать в сѳрдци своемъ. Промифѳосъ же граматичьскую изобрѣтѳ философию и древних лѣтъ увѣдати случившася. Епимефѳусъ же мусическую хыт- рость изообрѣтѳ. Давъкалионъ же потопы мѣстныя списа, якоже Еусевие Памфилиискыи списа». Фрагмент производит впечатление перечня муд­рецов древности, тогда как в действительности здесь упоминаются титан Прометей, его брат Эпимѳтей, Атлант, согласно мифу державший на пле­чах небесный свод, Аргос Всевидящий, у которого глаза располагались по всему телу, и Девкалион — сын Прометея, легендарный царь Фтии, построивший ковчег, в котором вместе с женой своей Пиррой (дочерью Пандоры) пережил страшный потоп, ниспосланный Зевсом на Элладу, и возродил затем полуистребленный во время потопа человеческий род: он и Пирра бросали через свои головы камни, которые по велению Зевса обращались в людей (камни, брошенные Девкалионом, — в мужчин, Пиррой — в женщин).»

О.В.Творогов «Мифы в античной литературе»




Глава 2
Античные темы и мотивы в творчестве А.С.Пушкина

Античные темы и мотивы встречаются у многих поэтов XIX века. Например, в стихотворении А.А.Фета «Тельмак у Калипсы» :


Солнце низко. Легкой мглою

Вечер долы напояет.

Вход в пещеру раззолочен.

С наклоненной головою

Старый Ментор засыпает.

Сын Улисса озабочен.

В творчестве Ф.И.Тютчева тоже часто можно найти отсылки к античным сюжетам:


За нашим веком мы идем,
Как шла Креуза на Энеем:
Пройдем немного – ослабеем,
Убавим шагу – отстаем.
(1830)

Природа — сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что, может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней.


Август 1869

Но самый яркий «античник» XIX века это, конечно, Александр Сергеевич Пушкин.


В первую очередь невозможно не вспомнить такое стихотворение, как «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…»

Оказывается, Пушкин не первый поэт, который «воздвиг себе памятник». До него это сделали Державин и Гораций.



* * *

Exegi monumentum

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.


Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.


Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгус, и друг степей калмык.


И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.


Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно
И не оспоривай глупца.


(Пушкин)

Воздвиг я памятник вечнее меди прочной
И зданий царственных превыше пирамид;
Его ни едкий дождь, ни Аквилон полночный,
Ни ряд бесчисленных годов не истребит.

 

Нет, весь я не умру, и жизни лучшей долей


Избегну похорон, и славный мой венец
Все будет зеленеть, доколе в Капитолий


С безмолвной девою верховный ходит жрец.
И скажут, что рожден, где Ауфид говорливый

 

Стремительно бежит, где средь безводных стран


С престола Давн судил народ трудолюбивый,
Что из ничтожества был славой я избран

За то, что первый я на голос эолийский


Свел песнь Италии. О, Мельпомена, свей

 

Заслуге гордой в честь сама венец дельфийский


И лавром увенчай руно моих кудрей.


(Гораций)

Александр Сергеевич Пушкин ценил многих римских поэтов, но особенно Овидия, Горация и Тибулла. К античным писателям его привели их французские почитатели. Изучая и тех, и других, он решил, что будет изучать древних.

Еще со времен Лицея Пушкин учил латинский язык и очень любил и ценил античную литературу. Часто в его произведениях встречаются латинские высказывания, цитаты любимых поэтов, Горация и Овидия, также передавал на латинском языке то, что не мог изложить по-русски.

Вот, например, воспоминания Нащокина и Соболевского о том, как Пушкин приводил в удивление латиниста Мальцева своими замечаниями о Марциале:


Красоты Марциала были ему понятнее, чем Мальцеву, изучавшему поэта“. „Однажды Пушкин пришел к Мальцеву и застал его за Петронием. Мальцев затруднялся понять какое-то место; Пушкин прочел и тотчас же объяснил ему его недоумение“.
По отношению античных писателей, Александр Сергеевич часто высказывался так, что можно было подумать, что это говорит ученый филолог-классик. В те времена он делал такие выводы, к которым потом приходила наука о классической древности. Он с легкостью разбирался в античных классиках, прочитав любое произведение он сразу мог понять все его особенности. Самой главной причиной являлось его широкое литературное образование с которым он приступил к изучению античной литературе. Такое образование почти никто не имел, короме некоторых ученых филологов-классиков.

Античные темы у Пушкина чаще всего используются, как аллегории душевных состояний, частных отсылок к древней истории и культуре, а также как образцовые тексты, дающие возможность творческого диалога с великими поэтами древности.



Глава 3
Античные темы и мотивы у О.Э.Мандельштама

В серебряном веке античные темы и мотивы стилизуются многими поэтами.

Один из самых важных «античников» в культуре XX века был Осип Эмильевич Мандельштам.
Еще в раннем возрасте, Осип Эмильевич открыл для себя античную культуру. Это подтверждает Константин Мочульский, его учитель греческого языка:

" Он приходил на уроки с чудовищным опозданием, совершенно потрясенный открывшимися ему тайнами греческой грамматики. Он взмахивал руками, бегал по комнате и декламировал нараспев склонения и спряжения. Чтение Гомера превращалось в сказочное событие; наречия, энклитики, местоимения преследовали его во сне, и он вступал с ними в загадочные личные отношения.

Когда я ему сообщил, что причастие прошедшего времени от глагола "пайдево" (воспитывать) звучит "пепайдевкос", он задохнулся от восторга и в этот день не мог больше заниматься. На следующий урок пришел с виноватой улыбкой и сказал: "Я ничего не приготовил, но написал стихи." И, не снимая пальто, начал петь:

...Забываю тягости и горести,
И меня преследует вопрос:
Приращенье нужно ли в аористе
И какой залог "пепайдевкос"?

Он превращал грамматику в поэзию и утверждал, что Гомер - чем непонятнее, тем прекраснее. Мандельштам не выучил греческого языка, но он отгадал его.»



Постоянные образы и темы для поэта начинаются с его книги «Камень».

Чтобы понять мироощущения Мандельштама в этот момент, можно прочитать его стихотворение «Silentium»(Молчание):
Она еще не родилась,
Она и музыка и слово,
И потому всего живого
Ненарушаемая связь.

...Останься пеной, Афродита,


И, слово, в музыку вернись,
И, сердце, сердца устыдись,
С первоосновой жизни слито!

В стихотворение «Tristia» поэт использует нотки русской и римской поэзии.
Я изучил науку расставанья

В простоволосых жалобах ночных.

Жуют волы, и длится ожиданье —

Последний час вигилий городских,

И чту обряд той петушиной ночи,

Когда, подняв дорожной скорби груз,

Глядели вдаль заплаканные очи

И женский плач мешался с пеньем муз.
Кто может знать при слове «расставанье»

Какая нам разлука предстоит,

Что нам сулит петушье восклицанье,

Когда огонь в акрополе горит,

И на заре какой-то новой жизни,

Когда в сенях лениво вол жуёт,

Зачем петух, глашатай новой жизни,

На городской стене крылами бьёт?
И я люблю обыкновенье пряжи:

Снуёт челнок, веретено жужжит.

Смотри, навстречу, словно пух лебяжий,

Уже босая Делия летит!

О, нашей жизни скудная основа,

Куда как беден радости язык!

Всё было встарь, всё повторится снова,

И сладок нам лишь узнаванья миг.
Да будет так: прозрачная фигурка

На чистом блюде глиняном лежит,

Как беличья распластанная шкурка,

Склонясь над воском, девушка глядит.

Не нам гадать о греческом Эребе,

Для женщин воск, что для мужчины медь.

Нам только в битвах выпадает жребий,

А им дано гадая умереть.

(1918)
Смотря на творчество Мандельштама, мы можем понять, что

«поэт жил не в некий одиночный момент настоящего, а все больше созерцал вечный круговорот событий»."Этот круговорот, - писал Эрнст Кассирер, - дан еще не столько в мысли, сколько в ощущении, но уже из этого ощущения мифическое сознание получает уверенность в чем-то всеобщем, в универсальном миропорядке."


Свою одновременность Осип Эмильевич называет «эллинизмом». («Эллинизм - это всякая печка, около которой сидит человек и ценит ее тепло, как родственное внутреннему теплу.»)

Заключение

Античная литература сильно повлияла на русских писателей.

Начиная с XIII века и по сей день в произведениях русских поэтов и писателей используются античные мотивы. Также античность помогла развитию русского литературного языка и жанровой системы.

Многие поэты являлись переводчиками античных сочинений. Создавая свои собственные произведения, они опирались на античность.



Список литературы:





  • Буланин Д.М. Античные традиции в древнерусской литературе  XI-XVII вв. Мюнхен: Отто Загнер, 1991

  • Творогов О.В. Античные мифы в древнерусской литературе XI-XVII вв. (статья, есть в сети)

  • Лихачев Д. С., Панченко А. М., "Смеховой" мир Древней Руси, Л., 1976

  • Лихачев Д. С., Поэтика древнерусской литературы, 2 изд.. Л., 1971. 

  • Панченко А. М., Смирнов И. П., Метафорические архетипы в русской средневековой словесности и в поэзии начала XX в., в кн.: Труды Отдела древнерусской литературы, [т.] 26, Л., 197

  • Лебедев О.Б., История русской литературы XVIII в

  • Гуковский Г.А., Русская литература XVIII в.,1999

  • Мандельштам О. О поэзии. (Сборник статей) Л., 1928.

  • Мочульский К. О.Э. Мандельштам.Мандельштам и античность. М., 1995.




База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница