Аннотация




Скачать 155.82 Kb.
Дата09.04.2016
Размер155.82 Kb.

Предисловие




Аннотация: историческая перспектива старейших гидрогеологов мира дается в сравнении с зарождением исторической перспективы человечества.A historical perspective of the world's oldest hydrogeologists was given in comparison with the birth of the humanity historical perspective. Рассматривается специфическое геологическое мышление и чрезвычайно сложный объектводный ресурс. We explore the specific geological way of thinking and highly complex object - water resources. Анализируется борьба за исторический нарратив, т.е за право собственности на историческую правду. We analyze the struggle for historical narrative, i.e, for the right of historical truth ownership.
Знакомство с материалами сборника «Старейшие гидрогеологи мира» (научно-публицистические воспоминания) оставляет редкое ощущение от прикосновения к профессиональной и просто человеческой правде о последнем почти столетнем периоде гидрогеологической истории. Интуитивные, часто критические высказывания учёных 80-90-летнего возраста несут в себе, тем не менее, заряд исторической перспективы. Старейшие среди авторов Журмбек Сыдыкович Сыдыков и Иснау Гаврилович Киссин подробно описывают свой жизненный путь, в том числе отношение к учителям и коллегам. И.Г. Киссин приводит, например, не только свои впечатления о развитии гидрогеологии, о Второй мировой войне, участником которой он являлся, но и отношение к нему как к еврею. Валерий Аркадьевич Грабовников не стесняется прямо указать на личности, которые губили и губят гидрогеологическую науку, практику и образование уже в наше время. Валентин Петрович Зверев дает картину ликвидации Лаборатории гидрогеологических проблем им. Ф.П. Саваренского АН СССР со всеми вытекающими последствиями для научной гидрогеологии. Серафим Михайлович Голубев приводит на основе личного опыта ряд убедительных примеров развития водохозяйственного комплекса в условиях мира в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Ли Пэйчен не скрывает своей радости от того, что учился в СССР.

Ощущение человечеством хода времени – одна из величайших загадок цивилизации. Понятие перспективы в историческом развитии появилось только после Ренессанса, то есть не ранее XVII века. Например, возведенную до походов крестоносцев (орден Тамплиеров или «Храмовники») главную исламскую мечеть в Иерусалиме они считали храмом Соломона, а древнегреческого персонажа Ахилла Дон Кихот считал рыцарем-крестоносцем. Сказанное становится понятным, если учесть, что время имеет свои особые связи с пространством, - с формой, вращением Земли и ее положением в Солнечной системе. Понимать это верно люди начали только в XVI веке. Ход времени человечество ощущало очень смутно и в религиозных произведениях, а представления о времени в геологии появилось только в XVII веке, т.е. также после Ренессанса. Формировавшаяся тогда специфическая форма мышления у астрономов явилась, таким образом, предтечей специфическому геологическому мышлению.

Техническая воспроизводимость в условиях массового производства, которая начиная с XVII века стала применима как к предметам, так и к новым нарративным практикам (например, кино), поставила под угрозу традиционное магически-ритуальное содержание произведения искусства, их неповторимость, которые, в конечном счете, были подменены чисто экспозиционной ценностью.

Основатель теории научного коммунизма К. Маркс, считавший объектом классовой борьбы средства производства, сегодня был бы весьма удивлен, поскольку человечество столкнулось с ранее неизвестной ее формой – борьбой за исторический нарратив, то есть за право собственности на историческую правду. «Страна с непредсказуемым прошлым», - саркастически назвал Россию Уинстон Черчилль, которого, правда, никто не заставлял вставать по стойке «смирно», когда появлялся глава этой страны. Однако У. Черчилль был прав – склонность советского и постсоветского эстеблишмента переписывать историю известна также, как «непредсказуемое прошлое» французской аристократии времен Великой революции, Наполеона, периода Реставрации и т.д. Но в России все идет с российским размахом («хотели как лучше…»), поэтому к настоящему времени страна осталась почти без единого, основанного на консенсусе, исторического нарратива. В наше время право собственности на историческую правду завоевывается через СМИ не только на события прошлых столетий или даже тысячелетий, но и на события «on line». Это состояние в обществе почувствовала прежде всего творческая элита (художники, режиссеры, писатели и т.д.), которая, лишившись исторической опоры, стала приводить плоды своей деятельности к жанру альтернативной истории. Например, появилось литературное произведение «Голубое сало» Владимира Сорокина - типичный случай погружения в альтернативную историю, но не менее успешное (?!), чем роман М.Булгакова «Мастер и Маргарита», вышедший в 1968. Известны и другие многочисленные и более «экстравагантные» примеры использования жанра альтернативной истории в художественном и изобразительном творчестве.

С другой стороны, произвольное переписывание истории является одним из наиболее эффективных средств удержания власти правящей партией. В Антиутопии «1984» Оруэлл показал это, имея в виду тоталитарные режимы XX века, когда олигархия сознательно подавляет и манипулирует общественным сознанием. Сама общественность, продолжая декларировать приверженность к рациональной систематизации фактов, тем не менее, сама же культивирует систему восприятия, лишающую индивида всякой защиты перед новыми дискурсами просто в силу их могущества.

Что касается истории геологических знаний, то в этой «нише» специфического геологического мышления уход в альтернативную историю невозможен и представление о том, что история – это «мать истины» (то есть история порождает истину, а не наоборот), не может иметь оснований для реализации. Это связано прежде всего с тем, что исследователь истории геологии имеет дело с совокупностью фактов, которые и определяют геологическую истину как в естественных, так и в общественных координатах времени. В то же время при исследовании взаимосвязи истории геологии с другими общественными феноменами (политикой, спортом, медициной, сельским хозяйством и т.д.) появляются зоны так называемого «исторического риска», где возможно появление представления о том, что история создает истину, а не наоборот. Такой на первый взгляд невинный философский «кульбит» приводит в конечном счете к возможности лоббировать любую истину, любой удобный исторический нарратив.

К началу XXI века в исторической науке созрело понимание того, что сотрудничество историков геологических (гидрогеологических) наук с историками других дисциплин имеет глубокий смысл для развития представлений о различных общественных феноменах. Предметом истории геологии (гидрогеологии) в отличие от исторической геологии (гидрогеологии) являются, как известно, процессы познания учеными природы в исторической перспективе, из-за чего она относится не только к естественным, но и к общественным наукам.

Приобретенные геологические познания, в том числе специфическое геологическое мышление, составляют важную часть мировой культуры человечества. Реальный процесс развития геологии в прошлом и настоящем никогда не протекал в отрыве от политических событий. Эйфория немецкого ученого, основателя нептунизма, Авраама Готтлоба Вернера Великой Французской революции, невзирая на казнь Людовика XVI и Марии Антуанетты в 1793 году, или философское суждение русского ученого Михаила Василевича Ломоносова о взаимосвязи науки и веры: «Наука и вера суть дщери Великого Родителя и в распрю зайти не могут, аще кто, по тщеславию своему, на них вражду всклеплет» - относятся к истории геологических наук, в то время как труд М.В. Ломоносова «О слоях земных» является частью учения об исторической геологии.

Деятельность созданного в 2010 году Российского союза гидрогеологов (Росгидрогео) в законотворческой работе Подкомитета по водным ресурсам Государственной Думы РФ, по спасению Самурского леса в Южном Дагестане и водоснабжению Крыма также относится к истории гидрогеологической науки, в то врем как труды Н.Н. Биндемана, Л.С. Язвина, В.А. Мироненко и В.М. Шестакова в конце ХХ века по динамике подземных вод или С.Л. Шварцева «С чего началась глобальная эволюция?» (2010) являются уже учением об исторической гидрогеологии.

Комплексное изучение истории развития геологических знаний совместно с историей развития различных общественных феноменов даёт возможность всестороннего восприятия действительности во времени. Это своего рода киносъёмка объекта или сюжета несколькими кинокамерами для получения их объёмного изображения. Представленная Росгидрогео книга «Старейшие гидрогеологи мира» (научно-публицистические воспоминания) является в этом смысле одним из оригинальных трудов в мире по изучению истории гидрогеологических знаний совместно с историей развития различных общественных феноменов. Книга снабжена большим количеством фотографий, изрядным объемом стихов. Как считал русский поэт, Нобелевский лауреат, Иосиф Бродский, человек, созревший в своем развитии, воспринимает мир как поэт.

Совершенно очевидно, что для таких людей как авторы, тем более, если они являются профессиональными учеными, коррупционер и непрофессионал – близнецы. Умудренные жизненным опытом авторы книги прямо или косвенно пишут об этом. Однако, весьма интересно в этой связи узнать, как авторы, в том числе и читатель, относились бы к высказыванию выдающегося русского мыслителя И.А. Ильина (1883-1954) в год создания СССР: «Уже к концу ХХ века дореволюционная Россия не знала взяток – ни в суде, ни в управлении, ни, тем более, в дипломатии или в школе (единичные случаи порочности были исключением). А иностранцы совершенно напрасно рассказывают друг другу о том, «будто в России все продажно…»». Очень деликатно раскрывает этот «вопрос» Владимир Михайлович Швец при описании конфликта между коллективом Всесоюзного НИИ гидрогеологии и инженерной геологии (ВСЕГИНГЕО) и Министром геологии СССР А.В. Сидоренко, в котором коррупция носила скорее политический, чем финансовый характер. Яркое воспоминание о советском периоде оставляет академик НАН Украины Вадим Иванович Лялько, избиравшийся в Народные депутаты Украинской ССР. В политической части своей программы он обращает внимание избирателей на «…уважительное отношение ко всем национальностям в стране и за ее пределами, терпение и уважительное отношение к верующим».

Весьма сжато и, тем не менее, информативно Алексей Александрович Карцев излагает в книге состояние дел в нефтяной гидрогеологии на основе новейших технологий.

Академик В.И. Вернадский, опираясь на опыт классических геологов XVIII и XIX веков, а также на свои собственные исследования, пришел в 1943 году к выводу о том, что «…геология становится субстратом истории». Как мы, гидрогеологи, можем охарактеризовать в начале XXI века нашу науку, которая в самом названии содержит и «ГЕО» и «ГИДРО»?

Открывая Первый всесоюзный гидрогеологический съезд 25 декабря 1931 года, президент Академии наук СССР академик А.П. Карпинский назвал подземную воду «ценнейшим полезным ископаемым». Ученый не обладал в то время сведениями о запасах не только подземных вод, но и о других водных ресурсах Советского Союза и мира, однако он, как геолог понимал, что безопасность водных, в том числе подземных ресурсов, – это, в конечном счете, здоровье нации. Его поддержали академики В.И. Вернадский и И.М. Губкин, также принимавшие участие в съезде гидрогеологов. Более восьмидесяти лет гидрогеологическая общественность СССР и Российской Федерации пытается созвать второй всесоюзный (всероссийский) гидрогеологический съезд, но по ряду обстоятельств субъективного и объективного характера созвать съезд не удается.

В 2012 году автор беседовал на тему созыва второго гидрогеологического съезда с чиновником из Министерства природных ресурсов и экологии РФ А.Ф. Морозовым. А.Ф. Морозов, являясь геологом по базовому образованию, вдруг «закусил удила» и заявил, что никаких гидрогеологических съездов в принципе быть не может, поскольку регулярно проводятся съезды геологов. И такая позиция не является исключением. К сожалению, приходится признать, что к объективным обстоятельствам относится такая черта россиянина, как не высокая оценка своей собственной персоны и, соответственно, через эту призму – водных и других природных ресурсов. Тысячелетний российский менталитет, в котором красной нитью проходит представление о Божьей Воле и сострадании к ближнему, а не к себе подобному, и создал отношение человека к природе как к Божьему неиссякаемому источнику. Вызревание прагматичного отношения к природному ресурсу как базовому национальному капиталу в таких условиях было весьма затруднительным. Все это тормозило развитие классической и прикладной гидрогеологии, остро востребованной в бурно развивающемся государстве еще с 20-х годов прошлого века. В ХХI веке усилия гидрогеологов, наконец, увенчались успехом, и 17 декабря 2010 года на Учредительном съезде в Москве была создана общероссийская общественная организация «Российский союз гидрогеологов», которая и провела в Москве 1-2 декабря 2011 года свой первый съезд.

Вызовы XXI века устойчивому развитию международного сообщества (дефицит водных ресурсов, глобальное непрогнозируемое изменение климата и антропогенной нагрузки на биосферу, ускорение цивилизационных исторических процессов, деградация общечеловеческих ценностей и т.д.) стимулируют ученых и практиков в водной сфере искать адекватные ответы. Мировое сообщество даже вынесло вердикт по этому поводу: «…рыночная экономика имеет наименьшую перспективу в контексте устойчивого развития» («Глобальная экологическая перспектива (ГЕО-3, Йоханнесбург, 2002)). Опаснейшим вызовом человечеству является прогрессирующий дефицит питьевых водных ресурсов, связанный с их экстенсивным потреблением. Вековой опыт (1900–2000 гг.) годового использования пресной воды в мире показывает, что в промышленности, бытовом и сельском хозяйстве наблюдается его экспотенциальный рост, причем для бытовых нужд и промышленности этот рост был почти в 2 раза выше (1900 г. – 1000 км3/год, 2000 г. – 5000 км3/год), чем для сельского хозяйства (1900 г. – 1000 км3/год, 2000 г. – 3800 км3/год) (Материалы ООН. Повестка дня на ХХI век, Женева, 1993). За последние десятилетия эта тенденция только обострилась.

Постепенный переход на подземное водоснабжение, особенно в Европейской части России, где сосредоточена большая часть населения и при этом ощущается наибольший дефицит воды, является основной идеей национальной программы «Развитие водохозяйственного комплекса на 2012-2020 годы». Использование запасов пресных подземных вод в 7656-ти месторождениях и участках РФ составляет в настоящее время всего 30%. Эта проблема может стать одной из важнейших для обсуждения на съезде гидрогеологов СНГ.

По основным базовым ресурсным характеристикам жизнеобеспечения Россия занимает одно из первых мест в мире (площадь территории и лесов, запасы полезных ископаемых, биологическое разнообразие и т.д.). Так, по годовому внутреннему возобновлению запасов пресной воды Россия стоит после Бразилии (5190 км3/год) на втором месте (4310 км3/год). Обладая огромным ресурсным, энергетическим и интеллектуальным потенциалом, Российская Федерация как дерзко-новаторское, необычайно плодотворное, волевое и динамичное явление на планете способно, взяв на себя неизбежные риски, совместно с соседями по Содружеству Независимых Государств минимизировать вызовы ХХI века. Собственные общественные организации могут стать опорой в таком международном мегапроекте, а водные ресурсы Содружества Независимых Государств – базовым национальным капиталом. Отметим, что в новой исторической парадигме этот базовый капитал требует взвешенного вложения под контролем профессионалов-изыскателей. В этом случае будет сохранена стабильность экосистем и созданы условия для аккумуляции оборотного капитала.

Если циклы водной циркуляции на планете более или менее ясны – дегазация мантии через пары вулканов из критической зоны для растворов в земной коре и далее мощный сток атмосферных и приповерхностных осадков в океан, то циклы геологического круговорота остаются пока в плоскости гипотетических предположений. Действительно, при давлении свыше 22 мПа и температуре выше 374 ºС (т.е. выше критической точки) вода превращается в очень активный растворитель. Это явлние – ключевое для физической химии мантии Земли и земной коры. Без выяснения состояния воды при таких давлении и температуре невозможно судить о геологическом круговороте Земли. Поэтому, хотя и были выработаны во второй половине ХХ века основные направления в гидрогеологии для изучении системы «порода–вода» – гидрогеодинамика, гидрогеотермия, гидрогеохимия, без понимания вышесказанного ключевого явления теоретическая гидрогеология развиваться самодостаточно не может.

Теоретические обобщения Ф. Рэди (1668), Дж. Геттона (1795), В.Н. Беклемишина (1928), В.И. Вернадского (1937, 1939), Б.С. Соколова (2007, 2008), Г.П. Аксенова (2007), И.И. Мочалова (2008) и других о геологической вечности жизни, биогеологической природе времени и о возрасте Земли являются крупным философским вкладом в геологическую науку, однако жидкую фазу в процессе геологической жизни планеты они рассматривают лишь косвенно, хотя В.И. Вернадский и писал, что «вода стоит особняком в истории Земли». Только в 1937 году в СССР и США были разработаны регламенты качества питьевой воды, несмотря на подготовку, проведение и публикацию трудов двух съездов в области водных ресурсов (Гидрологического – 1926, Гидрогеологического – 1931). Тогда же на 17 сессии Международного геологического конгресса (МГК) В.И. Вернадский в докладе выступил с заявлением, что «геология не может дать понятия о бренности Земли…» и далее развивал мысль о возрасте метаморфизма (этот том МГК вышел в 1939 году, был засекречен, тираж уничтожен, ?!). Б.С. Соколов (2008) окончательно ставит точку в этом философском вопросе, считая, что «возраст метаморфизма… примерно в интервале 4 млрд. лет, - это не возраст Земли». Вот и становится очевидным, что ощущение человечеством хода времени – одна из величайших загадок цивилизации, и что подойти на допустимый уровень к этой проблеме возможно только с учетом глубокого изучения жидкой фазы не только в процессе метаморфизма (что очевидно), но и в процессе самого зарождения геологии Земли. Действительно, кто может объяснить как устроена память H2O или изменение структуры воды в православное крещение?

Перефразируя слова великого испытателя, приведенные выше, можно с уверенностью сказать, что гидрогеология всегда была субстратом истории, поскольку не только образование Земли, но и самой жизни связано с взаимодействием жидкой «ГИДРО» и твердой «ГЕО» фаз.

Таким образом, становится очевидным, что вода – главный компонент в глобальной эволюции и что сообщество специалистов при организации единого центра в государстве в области безопасности водных ресурсов столкнется с чрезвычайно сложным объектом – водный ресурс. Поэтому в этой важной государственной проблеме, определяющей здоровье нации на дальнюю перспективу, непрофессионалы, т.е. не имеющие геологической формы мышления – ветеринары, историки, летчики, экономисты, налоговики, управленцы…, не имеют права занимать руководящие посты. 100-летняя история развития водохозяйственного комплекса в мире, в том числе в «лихие» 90-е годы XX века в России, показала, что к этому объекту следует подходить с не меньшей осторожностью, чем в вопросах войны и мира между великими державами.

Весьма образно охарактеризовал кадровый вопрос один из выдающихся президентов Соединенных Штатов Америки, много сделавший для разрядки международной напряженности, демократ с голубыми глазами – Джон Фицджеральд Кеннеди: «Мы проиграли русским Космос за партой». Лучше и не скажешь о российском кадровом потенциале в водной отрасли – мы проигрываем за партой и Америке, и Европе, и Китаю в вопросах качества питьевой воды, безопасности гидротехнических сооружений, наводнений и паводков.

В начале 90-х годов ХХ века в России был сделан непростой политический выбор, но это был выбор СВОБОДЫ западного образца. Глубокие политические преобразования и освоение мирового рынка не затронули, тем не менее, базовые основы государства – водные ресурсы. На первый план вышли интересы нефтяной, газовой, алмазной отраслей. Если в сфере твердых полезных ископаемых начали проводиться некоторые природоохранные мероприятия, то безопасность лесного и почвенного фондов, водных ресурсов на гигантских пространствах России оказалась под угрозой. О воде просто забыли.

Водный ресурс сейчас становится фактором политики, и остается лишь предполагать, что лидер России хорошо понимает, что приходит время опираться в этом непростом деле только на профессионалов с базовым геологическим и водохозяйственным образованиями.

Из истории геологии и связи ее с историческими фактами других дисциплин (в том числе с характеристиками отдельных личностей) интерес представляет не только развитие познания о природе Земли. Интерес имеется также в ориентациях, возникающих в процессе этого познания, которые могут в сложных общественных условиях (как например, в современных) сохранять стимулы для развития как геологии (гидрогеологии) так и других общественных феноменов. Для этого, кроме успехов, важны, как считал стипендиат ЮНЕСКО, профессор Г.В. Богомолов, попытки беспристрастного анализа неизбежных заблуждений.

Надо сказать, что Первый Всесоюзный гидрогеологический съезд 1931 года был чрезмерно политизирован, поэтому в многотомном издании, посвященном работе съезда, не нашлось места для глубокого осмысления самого понятия «гидрогеология». Такую возможность предоставил французский естествоиспытатель Жан-Батист Ламарк, который еще в 1802 году, за 120 лет до создания первого учебника по гидрогеологии в России П.Н. Чирвинского, в своем учебнике «Гидрогеология» дал определение этому понятию: «Исследования влияний, которые оказывает вода на поверхность Земного шара, на причины существования бассейнов морей, их перемещения и последовательные движения по различным точкам поверхности Земли, наконец, на изменения, оказываемые живыми телами на природу и состояние этой поверхности». Или, другими словами, для нашего времени: «Гидрогеология – это анализ воздействий жидкой фазы Земли на ее твердую, газовую и био- составляющие и динамика процессов изменения геологической среды под этими составляющими» © (Росгидрогео).

Последователи Анри Филибер Гаспар Дарси (1803-1858) и Жюль Дюпюи (1804-1866), которым посвящена статья во втором разделе книги, трансформировали теоретические представления о гидрогеологии в практическое русло. Г. Дарси соорудил первый городской водопровод в Дижоне, а Ж. Дюпюи впервые провел теоретические изыскания на артезианской скважине на юго-востоке Парижа.

Понимание выше изложенного заключено в той или иной степени в статьях авторов, которые, как и предполагалось, излагают материал во времени на основе личных ощущений окружающей их геологической среды и, несмотря на подробную в ряде случаев характеристику гидрогеологов-классиков, не склоняются к «грустной» описательной гидрогеологии некоторых патриархов нашей науки начала ХХ века. Авторы выполнили как могли свои обязанности перед будущими поколениями и поэтому их право собственности на историческую правду (исторический нарратив) не может вызывать сомнений.

Как известно, последней симфонией Бетховена была 9-ая симфония рэ-минор, но она не ушла в прошлое и для композитора это не было приговором «Thе game is over» (игра окончена). Так и гидрогеологи-профессионалы на планете не уходят в прошлое – они растворяются в будущем…


Председатель Правления

Российского союза гидрогеологов Ю.Г. Богомолов


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница