Александр Волков Желтый туман Изумрудный город – 5 вступление сон длиной в пять тысячелетий



страница4/8
Дата14.08.2016
Размер1.78 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

* * *
В городе открылось несколько медицинских пунктов, где врачи и сестры снабжали жителей фильтрами рафалоо, в первую очередь обслуживая детей и стариков. Конечно, для еды и питья, для разговора эти фильтры приходилось снимать. Но еда и питье отнимают у человека не так уж много времени, а разговаривать врачи советовали как можно меньше. Некоторым болтливым кумушкам это пришлось не по душе, но они поневоле смирились. Зато здоровье жителей пошло на поправку, и они превозносили до небес изобретательных докторов Бориля и Робиля.

По распоряжению Страшилы мешки с листьями рафалоо были отправлены к Мигунам и в долину Марранов.

Страшила не забыл и про Урфина Джюса. Следовало отблагодарить его за проявленное им самоотвержение и спасти от гибели. А Урфин, конечно, погибнет в своем уединении, так как не знает средств от страшного тумана. Деревянный курьер Реллем, не знающий устали, не боящийся отравы, день и ночь бежал к Кругосветным горам с сумкой, где была пачка листьев рафалоо, наставление, как ими пользоваться, флакончик клея для филина.

Помимо этого Фарамант по просьбе Страшилы написал столяру письмо, где приглашал его в Изумрудный город.

«В одиночку невозможно бороться с бедой, – писал Страж Ворот. – Здесь, среди людей, вы найдете помощь и поддержку. А что касается ваших вин перед обитателями Волшебной страны, то они забыты и прощены. Мы знаем, как благородно вы себя вели при встрече с Арахной, знаем, что не пошли к ней на службу… Вы спросите, как мы об этом проведали. Но это наша военная тайна…»

Первыми вернулись дуболомы, посланные в Фиолетовую страну. Железный Дровосек слал сердечную благодарность за неоценимое средство борьбы с кашлем, которое сразу было пущено в ход. Правда, ему самому это средство не понадобилось, но от ядовитых капель Желтого Тумана его железные члены ржавели с изумительной быстротой. Чтобы не скрипели суставы и двигались челюсти, Дровосеку приходилось смазывать их маслом дважды в день, утром и вечером.

Через несколько дней пришла вторая партия дуболомов, посетившая страну Марранов. Они принесли любопытное известие. Долина оказалась пустой: ни человека, ни зверя, ни птицы! Сначала деревянные люди предположили, что население долины вымерло. Но где же тогда трупы? Старший команды Гитон не поленился пройти несколько миль к северо-востоку. И вот, вынырнув из тумана, он вдруг оказался под горячим солнцем и ясным небом: он достиг владений Стеллы, где не было Желтого Тумана. В Розовой стране Гитон обнаружил все племя Прыгунов. Они просили убежища у Стеллы, и добрая фея гостеприимно впустила их со всеми их скромными пожитками и домашним скотом (диким зверям и птицам пропуска, понятно, не понадобились!). Многие Марраны поселились у Болтунов (так звали подданных Стеллы), а кому не хватило места, устроились в шалашах и палатках.

Вожди Марранов тоже прислали Страшиле привет и искреннюю благодарность. Листья рафалоо и наставление, как ими пользоваться, они на всякий случай оставили у себя: мало ли что еще выдумает коварная Арахна!

В свое время прибежал и прыткий Реллем с письмом от Урфина Джюса. Низвергнутый король сердечно радовался, что люди простили ему былое зло, и надеялся рано или поздно отблагодарить их за проявленное великодушие. Он тонко пошутил насчет «военной тайны», о которой писал Фарамант. Конечно, это волшебный ящик Стеллы, которым когда-то стукнул его по голове мальчик из большого мира, но пусть тайна остается тайной.

В отношении предложенного гостеприимства Урфин признавался, что ему еще трудно было бы глядеть в глаза людям, которых он прежде так угнетал, над которыми так издевался. Пусть пройдет время, и все уладится, писал Урфин.

А с Желтым Туманом он нашел свое средство борьбы. У него на усадьбе есть сарайчик с плотными стенками. Он замазал все щели, обил дверь кроличьими шкурками, а от тумана, наполнявшего помещение, избавился оригинальным способом. В железной жаровне он развел костерчик из щепок и сырой травы, стараясь, чтобы было побольше дыму. Оседая, частички дыма увлекли за собой капельки тумана, и воздух в помещении очистился. Там, в этом сарае, Урфин и Гуамоко проводят свое время, как в осажденной крепости, покидая ее лишь на самое короткое время. Урфин Джюс робко выражал надежду, что найденный им способ борьбы с Желтым Туманом хоть немного поможет жителям Изумрудного города и других стран.

Когда Фарамант прочитал членам штаба послание Урфина, Страшила пришел в восхищение.

– Я всегда говорил, что у Джюса необыкновенно умная голова, – вскричал правитель Изумрудного города. – Только прежде он направлял ее на плохое, а теперь, смотрите, какую прекрасную штуку выдумал! Да ею одной он во многом расплатится за те несчастья, что нам принес. Я уж не говорю о той великой услуге, которую он оказал стране, не поддавшись на уговоры Арахны. Ведь если бы этот смелый изобретательный человек пошел на службу колдунье, они вдвоем наделали бы бесчисленных бед. Урфин – не то что туповатый трусливый Руф Билан!..

В этот же день все комнаты дворца были очищены от тумана по способу Урфина Джюса, и этот способ был обнародован для всеобщего сведения. Но время от времени туман снова проникал в комнаты через незаметные щели. И, конечно, главным средством борьбы с Желтым Туманом оставались листья рафалоо: их теперь носили все жители Изумрудного города и окрестностей.

Несмотря на отчаянное сопротивление Фараманта, Страшила издал указ, позволяющий горожанам снять зеленые очки. Обитатели города приняли его с восторгом: теперь они стали видеть за полсотни шагов кругом, и уже это было облегчением. Только Страж Ворот остался в очках и бродил по улицам, натыкаясь на прохожих. Для него день был непроглядной ночью, и все-таки упрямый Фарамант не желал нарушить приказ Гудвина.

В лесах и на полях Изумрудной страны открылись сотни медицинских пунктов для зверей и птиц. Длинными очередями вытянулись перед медсестрами зайцы, пумы, волки, лисицы, медведи, белки… В птичьих вереницах не слышно было обычного веселого щебетанья и звонких песен. Вороны, соловьи, ласточки, галки, малиновки стояли, угрюмо уткнув клювы в землю.

В очередях соблюдался нерушимый мир между всеми породами зверей. Если какой-нибудь хищник пытался обидеть слабого, ему давали здоровенную нахлобучку и ставили на лбу клеймо несмываемой краской: отныне его не примут ни на одном пункте. И угроза такой кары действовала отлично, самые свирепые хищники становились смирными, как овечки.

За порядком тоже следили очень строго. Если какой-нибудь взъерошенный воробей или хитрая кумушка лиса пытались проскочить вне очереди, нахалов тут же изгоняли с позором.

Звери и птицы с зелеными фильтрами на ноздрях часа два неподвижно лежали или стояли где-нибудь в укромном уголке, чтобы подсох клей. Зато потом наступало быстрое улучшение здоровья четвероногих и крылатых пациентов.
НОВАЯ БЕДА
Когда Руф Билан вернулся после второго посещения Изумрудного города, он доложил колдунье о неблагоприятном результате.

– Народы Волшебной страны ка ре го ти че ски отказываются признать вашу власть, госпожа! – заявил Билан.

– Ка ре… ка те ри… А что это значит?

– Не могу знать, повелительница. Страшила Мудрый очень любит такие длинные слова. Наверно, это означает: ни под каким видом.

– Ну так бы и говорил. В мое время не употребляли таких мудрых слов.

О том, какое средство для борьбы с Желтым Туманом придумали люди, разузнали и доложили Арахне всеведущие гномы. Они даже принесли образцы листьев рафалоо (гномы сами ими пользовались, когда проникали в зону отравленного воздуха).

– Листья рафалоо… Гм!.. – Фея долго раздумывала. – А что, если я прикажу вам оборвать все листья с деревьев рафалоо? Тогда людишкам негде будет взять замену тем, что износятся и перестанут служить.

– Что вы, милостивая госпожа?! – взмолился Кастальо. – В Волшебной стране тысячи деревьев рафалоо, и на них миллионы листьев. Разве нам справиться с такой непосильной задачей!

– Да, жаль, жаль… Ну, ничего, Желтый Туман еще себя покажет!

И он действительно показал. Вскоре после того, как люди с грехом пополам справились с кашлем, обнаружилось, что Желтый Туман вредно действует на зрение. Глаза воспалялись, утром трудно было разлепить веки, приходилось промывать их водой. Люди и раньше-то плохо видели сквозь туман, а теперь поле зрения еще больше сократилось. За пределами пятнадцати – двадцати шагов начинался сплошной мрак, и это было ужасно.

Страшила обратился за помощью к Борилю и Робилю. Доктора не ушли в Подземелье, а остались жить в Изумрудном городе и продолжали свои научные изыскания.

– У нас есть средства борьбы с воспалением глаз, – сказал Бориль. – Мы пускаем пациентам в глаза специальные капли… Но! – Тут кругленький доктор поднял палец. – Но помогает это лишь в том случае, если устранена причина болезни. А какие же капли исцелят ее, если на глаза все время будет действовать ядовитый туман?

Тут в разговор вмешался Робиль.

– Очки! – важно сказал он. – Надо носить очки, плотно прилегающие к коже. Частички тумана не станут попадать на роговицу, и воспаление можно будет излечивать каплями.

Пылкий Бориль кинулся обнимать товарища.

– Коллега, ты – гений! – кричал Бориль. – Ты – абсолютный и неповторимый гений! И твое предложение легко осуществимо: в нашем поселении хранится несколько тысяч пар очков, которые мы перестали носить за ненадобностью года четыре назад.

– Но они же темные, – возразил Страшила. – Глаза будут защищены, а люди ничего не увидят.

– Пустяки, – разъяснил Робиль. – Они сделаны из обыкновенного стекла и замазаны темной краской. Мы ее смоем.

Страшила, не говоря ни слова, достал из шкафчика еще два ордена и навесил на грудь докторов.

Через час все деревянные курьеры, какие только оказались в городе, мчались в поселение рудокопов с чемоданчиками и корзинками. Их бригадиру вручили ключ от помещения, где лежали очки, и отдали приказ упаковывать их с величайшей тщательностью.

Решили пустить в ход и зеленые очки Фараманта, который сразу возгордился и высоко поднял нос.

– Я ведь говорил! Я говорил! – повторял он. – О, Гудвин был великий мудрец! Он все предвидел, даже Желтый Туман!

Но, чтобы пустить в ход очки, надо было проделать большую работу: снабдить их кожаными наглазниками. За это усадили всех городских сапожников.

По городу прошли глашатаи и объявили приказ Правителя:

"Желтый Туман вызвал опасное эпидемическое заболевание: воспаление глаз. В качестве профилактических мер («Что это такое?» – спрашивали друг друга горожане) всем жителям города и окрестностей предписывается следующее:

1. У кого есть очки с наглазниками, носить не снимая.

2. Находясь у себя дома, завязывать глаза полотняными или марлевыми бинтами, почаще смачивая их холодной водой.

3. Стараться поменьше держать глаза открытыми.

4. С завтрашнего дня вновь начнут работать медпункты, где болеющим воспалением глаз будут пускаться капли.

5. Всем аптекарям немедленно приступить к производству глазные капель в возможно большем количестве.

6. Начать производство очков с наглазниками, не пропускающими ядовитого тумана; о сроках их раздачи населению будет объявлено дополнительно.

7. Правитель Изумрудной страны Трижды Премудрый Страшила надеется на дисциплинированность населения и на неукоснительное выполнение его указаний.

– Какие слова! – восхищенно шептали горожане, слушая глашатаев. – Какие чудесные, длинные и непонятные слова! Нет, с таким правителем не пропадем, он выручит нас из беды!
ВАЖНОЕ РЕШЕНИЕ СТРАШИЛЫ
С помощью профилактических и лечебных мер, предпринятых Страшилой и его штабом, куда отныне вошли и дважды орденоносные доктора Бориль и Робиль, с глазными заболеваниями людей более или менее удавалось бороться. Плохо почувствовали себя звери и птицы. Люди предохранили их легкие от ядовитого тумана, пустив в ход листья рафалоо. Но очков на всех невозможно было напастись, да и очки пришлось бы делать самых всевозможных форм и размеров.

По птичьей эстафете всем зверям и птицам был преподан единственный совет, который они могли выполнить: поменьше держать глаза открытыми. Жизнь на полях и в лесах почти замерла. Еще травоядные животные кое-как выходили из положения: траву можно щипать и зажмурясь. А хищники, которым для погони за добычей не обойтись без верного и зоркого глаза, валились с ног от истощения. Птицы, питающиеся насекомыми: мухоловки, стрижи, щеглы, кукушки, мрачно нахохлясь, сидели на ветках, и только неугомонные дятлы, закрыв глаза, долбили кору деревьев, оживляя лес своим звонким стуком.

И в эти трудные для страны дни начали наблюдаться тревожные явления, на которые вначале обратили внимание только наиболее проницательные люди. Желтый Туман накрывал Волшебную страну более трех недель. Уже говорилось о тем, что солнце на небе представлялось тускло багровым кругом и лучи его потеряли силу. Едва пробиваясь сквозь туман, они не могли давать былого тепла, и это сказывалось с каждым днем все сильнее. Колосья на хлебных полях не поднимались и хирели во фруктовых рощах плоды не наливались соком, они висели на ветках сморщенные, тощие…

Страну ждал такой неурожай, какого не бывало в течение тысячелетий. Конечно, один неурожай еще можно пережить за счет накопленных запасов, но что станет с животными и птицами? И ведь за этим неурожаем никогда не придет новая весна. Волшебная страна шла навстречу гибели. Злая Арахна нанесла ей смертельный удар.


* * *
В Изумрудный город прибыли дорогие гости из Фиолетовой страны: Железный Дровосек, то и дело смазывавший челюсти и суставы из золотой масленки, и механик Лестар с помощниками. Отряд дуболомов принес несколько охапок бамбуковых труб, изготовленных Мигунами. Когда-то Лестар слышал от одноногого моряка Чарли Блека, как устраивается паровое отопление, и теперь решил подготовить дворец Страшилы к предстоящим холодам.

Лестар доложил, что в Фиолетовой стране тоже начато производство очков с наглазниками. Это было сделано после того, как от Страшилы явился специальный курьер с тремя парами очков для образца. Работа шла полным ходом, за нее взялись искусные мастера, которых так много среди Мигунов. Лестар сообщил и о том, что воздух в Фиолетовом дворце и жилищах Мигунов ежедневно очищается по способу Урфина Джюса: это очень помогает в борьбе с Желтым Туманом. Страшила и его штаб порадовались этим известиям.

Через несколько дней, хромая после долгой дороги, пришел Смелый Лев. Неудержимо кашляя и щуря воспаленные глаза, он сообщил, что благополучно переправил свою семью и подданных в Розовую страну под покровительство доброй Стеллы. Сам же он решил отправиться в Изумрудный город для того, чтобы проверить дошедшие до него смутные слухи о бедствии, свалившемся на Волшебную страну и вызванном кознями злой волшебницы.

Доктора Робиль и Бориль тотчас занялись лечением царя зверей. После того как они устроили ему продувание легких и несколько раз пустили в глаза капли, Льву стало гораздо легче. Но с забинтованными лапами, с зелеными фильтрами на ноздрях и в огромных очках он утратил свой царственный вид и насмешил этим Страшилу.

Когда доктора закончили свои процедуры и оставили Льва в покое, он сказал:

– А у нас шел снег; так называла его кухарка Фрегоза, а она слышала это слово от Элли, когда та рассказывала ей про Канзас.

– Что такое снег? – спросил Фарамант.

Вопрос был неудивителен: в Волшебной стране уже несколько тысячелетий царило вечное лето. Лев разъяснил:

– Снег – это мягкие белые хлопья, которые летят с неба. Они походят на тополевый пух, но холодные. Впрочем, они тают, когда падают на звериную шкуру или на землю, и из них получаются капельки воды…

В разговор вступила ворона. Она сказала:

– Когда я летала над Кругосветными горами, отыскивая там путь для Элли и Великана из-за гор, я видела очень много снега. Он действительно белый, но совсем не такой мягкий, как говорит Лев. Снег лежит на горных склонах и такой твердый, что человек ходит по нему не проваливаясь.

Все невольно обратились к окну, чтобы посмотреть на сияющие снежные вершины, которые хорошо видны были из города в безоблачную погоду, но увы! – все заслоняла мутная мгла.

Кагги-Карр продолжала:

– Элли и мне рассказывала, что у них, в большом мире, раз в году наступает время, когда сверху сыплется очень много снега и приходят холода. Люди говорят: наступила зима. Зимой вода от холода становится твердой, и ее зовут льдом. Но люди легко переносят зиму, потому что у них есть теплые жилища и теплая одежда.

Страшила вдруг встрепенулся и, приложив палец ко лбу, забормотал:

– Одежда… жилища…

Все смотрели на Правителя в недоумении, а он, велев молчать, сказал:

– Буду думать!

Голова Страшилы раздулась до чудовищных размеров, из нее высунулись ржавые булавки и иголки – как видно, и на них подействовал ядовитый туман. Воспользовавшись удобным случаем. Дровосек смазал их маслом.

Долго продолжалось раздумье Страшилы, которое никто не смел нарушить. И вот Правитель торжественно объявил:

– Мы должны вызвать сюда Энни и Тима! – Потом он начал подробно развивать свою мысль: – Люди из-за гор принесли Волшебной стране много пользы. Кто построил Изумрудный город? Гудвин. Правда, он оказался не волшебником, и, однако, своим высоким положением все мы, и Дровосек, и Лев, и я, обязаны ему. А Элли? Сколько она сделала нам добра! Она уничтожила злых волшебниц Гингему и Бастинду, она и ее дядя Великан из-за гор помогли нам победить деревянных солдат Урфина Джюса. Элли вывела Подземных рудокопов из Пещеры и освободила их от власти жестоких королей. Э, да что там говорить об Элли, мы все знаем ее подвиги. Я лучше напомню вам, как Энни и Тим обеспечили нам мир с воинственными Марранами и окончательно низвергли власть коварного Урфина… – Страшила перевел дух после долгой речи и устало закончил. – Вот почему я повторяю, подчеркиваю и резюмирую: только Энни и Тим принесут спасение Волшебной стране. Они научат нас строить теплые жилища и шить зимнюю одежду. И может быть… может быть, они даже сумеют победить злую Арахну!

Бурные крики одобрения заглушили последние слова Правителя. Все члены Большого Совета были так уверены в могуществе людей из-за гор, что им уже казалось, будто все опасности миновали. Оставалось только придумать, как подать весть Энни и Тиму и как доставить их в Волшебную страну.

Вопрос был серьезный, все погрузились в размышление. После долгого молчания голос подал Ружеро.

– Друзья, – сказал он, – у нас имеется только один выход из положения. Мы должны послать за ребятами дракона Ойххо. Он уже отвозил в Канзас Элли и Фреда, дорогу знает, и мы можем всецело положиться на его верность и сообразительность.

Трудно было что-нибудь возразить против такого цельного предложения, все проголосовали «за» и перешли к обсуждению подробностей. Что лучше – послать письмо или гонца?

Письмо написать недолго, но в нем не расскажешь всего, что нужно, да и, кроме того, буквы на бумаге не имеют такой силы убедительности, как живая речь. Страшила поглядел на Кагги-Карр. Та поняла этот взгляд и покачала головой.

– Друг мой, я отправилась бы с удовольствием, но ты забыл, что за пределами Волшебной страны я теряю дар людской речи. Какая польза от бессловесного гонца? Надо послать человека.

Были выдвинуты две кандидатуры – Фараманта и Лестара. Обоих кандидатов знала Энни, оба умели и любили поговорить, но механик был нужнее в Изумрудном городе, ведь он собирался устанавливать центральное отопление во дворце.

– Поедет Фарамант, – был общий голос.

Страж Ворот не стал отказываться. Ему страшноватым казалось такое далекое путешествие, да еще по воздуху, на спине дракона. И в то же время заманчиво было увидеть большой мир – единственному из десятков тысяч жителей Волшебной страны.

Времени терять не приходилось: каждый лишний день приближал наступление зимы, этого незнакомого и страшного явления природы, впервые за долгие века грозившего Волшебной стране.

Ойххо, как и другие драконы, скрывался от Желтого Тумана в Пещере. Было бы бессмыслицей вызывать его в Изумрудный город, это отнимет несколько драгоценных дней. Но и Фарамант прошагает слишком долго на своих коротеньких ножках, если пойдет в Голубую страну пешком. Лестар и его помощники быстро соорудили легонькие носилки, а носильщиками назначили двух деревянных курьеров. Быстроногие, неутомимые, они часов за сорок доставят Фараманта в Пещеру, а там рудокопы, повинуясь письменному приказу правителя Ружеро, снарядят маленького человека в дальнейший путь. В самый последний момент ворона Кагги-Карр решила сопровождать Фараманта, и против этого никто не возражал. Все таки вдвоем ехать веселее, а легонькая Кагги-Карр не отяготит ни курьеров, ни могучего дракона.

И вот деревянные курьеры быстрым упругим шагом понесли удобно устроившегося на носилках Фараманта.

Впереди бежал третий деревянный курьер и непрерывно кричал:

– Дорогу! Дорогу!

В те дни не так-то легко было продвигаться по дороге, вымощенной желтым кирпичом. Ее запрудили бесчисленные стада животных, собиравшихся искать убежища в Пещере. Они не знали, впустят ли их туда люди, но слышали, что там, в Подземелье, никогда не бывает холодов. По дороге шли зайцы, еноты и кролики, антилопы поднимали над толпой свои гордые головы, тяжело ступали бизоны и лоси.

Тигры, рыси, гиены, волки и лисы пробирались по обочинам дороги. У хищников был свой расчет. Они знали, что их в Пещеру не пустят, и думали пробраться в страну доброй феи Виллины, где по прежнему стояло лето; слух об этом разнесли птицы. Сами-то птицы давно уже нашли спасение от морозов во владениях Стеллы, Виллины и Арахны.

Злая волшебница бесилась, видя, как ее леса и луга с каждым днем все гуще заселялись зверьми и птицами из областей, охваченных туманом. Но она ничего не могла поделать с непрошеными гостями, уж очень их набиралось много.

Арахну страшно злило и сопротивление людей. Оно продолжалось слишком долго, а ведь она рассчитывала на скорую победу. Желтый Туман делал свое губительное дело: разъедал легкие людей и животных, заставлял слезиться глаза, ослаблял зрение… Но эти хитрые люди нашли хитрые средства для борьбы с бедой. Они дышали отравленным воздухом сквозь листья рафалоо, и ядовитые капельки не проникали к ним в грудь. Они защищали глаза за очками с плотными наглазниками, и туман оседал на стеклах. Они очищали воздух в своих жилищах по способу Урфина Джюса, того самого Джюса, который отказался служить ей, могучей Арахне, а вместо этого навредил ей в осуществлении ее планов.

По дорогам, хоть они были скрыты туманной пеленой, люди ходили почти с прежней скоростью: через каждые 20-30 шагов стояли столбы с указателями, где было написано, какой путь куда ведет.

Да, подчинить себе людей оказалось не так-то просто!

НА ФЕРМЕ ДЖОНА СМИТА
Полные жизни и силы механические скакуны Цезарь и Ганнибал совершили долгий путь от Фиолетового дворца до канзасской фермы и примчали Энни и Тима в объятия обрадованных родителей. Сейчас же вызвали из колледжа Элли, и рассказы отважных путешественников об их приключениях заняли несколько дней. Элли горько раскаивалась, что уговорила судей пощадить Урфина Джюса и вместо суровой кары за его преступления ограничиться изгнанием.

– Если б я знала, что он сумеет обмануть Прыгунов… Что он опять захватит Изумрудный город!.. Если б я знала… – печально говорила она.

– Но ведь все кончилось благополучно, – утешала ее Энни. – И он никогда больше не добьется власти! Тим со своим волейболом окончательно разбил все его мечты, и при этом не пролилось ни капли крови!

Слушатели невольно улыбались, представляя себе удивительную картину, как Марраны, спешившие на смертельный бой, вдруг превратились в азартных игроков и, вместо того чтобы наносить удары врагу, стали бить по мячу.

А потом Тим и Энни пошли в школу, и занятия захватили их целиком. Грамматика и арифметика, чистописание, история и география родной страны… Утром в классе, вечером надо готовить уроки. Захватывающие приключения понемногу забывались.

В конце учебного года случилось событие, необычайно обрадовавшее всех на ферме: капитан Чарли Блек явился навестить родственников. Одноногий моряк приезжал к Смитам несколько лет назад, когда Энни была совсем маленькой. Но она сразу узнала дядю: Чарли изменился мало. Все та же мускулистая, подтянутая фигура, чуть больше загорело лицо, прибавилось две-три морщинки на лбу, погуще стала седина, и, как всегда, обкуренная трубка в зубах. И по прежнему постукивает по дороге деревяшка, оставляя в пыли круглые следы.

Чарли Блек только что вернулся из очередного плавания на острова Куру Кусу, где вел меновую торговлю со своими друзьями людоедами. Моряк привез родным многочисленные подарки: большие раковины, в которых слышался отдаленный гул моря, если поднести их к уху; деревянных божков с причудливо раскрашенными лицами; чучела попугаев в ярких перьях… Чарли не обделил и ребят с соседних ферм. Тиму О'Келли достался тугой лук со стрелами, и мальчишка после уроков пропадал в степи, гоняясь за куропатками и сусликами.

Конечно, едва лишь Чарли Блек вступил на гостеприимную почву фермы Смитов, как узнал о путешествии Энни и Тима в Волшебную страну.

– Клянусь всеми ураганами южных морей, – вскричал Чарли, яростно пыхтя трубкой, – я вижу, что младшей сестре везет на приключения не меньше, чем старшей. Но стоп, отдать якоря! Пусть девчонка сама поведает о своих похождениях до мельчайших подробностей, и пусть ее поправляет Тим, если она что-нибудь перепутает, и пусть рядом сидит Артошка, смотрит мне в глаза и виляньем хвостика подтверждает правдивость повествования!

Желание Чарли Блека было исполнено. Несколько вечеров просидел он с ребятами на большом камне в степи, слушая длинную повесть об Огненном боге Марранов, восхищаясь, негодуя, пересыпая речь морскими проклятиями.

– А где же у тебя серебряный обруч лисьего короля? – спросил он племянницу, когда рассказ окончился. – Ты привезла его с собой?

– Зачем? – удивилась девочка. – Ведь в Канзасе он не имел бы своей чудесной силы. Я Оставила его в Фиолетовом дворце, у Железного Дровосека.

– Жаль, жаль, – нахмурился моряк. – Серебро и рубины везде имеют цену.

– Ну, дядя, деньги – это не все в жизни! – смело возразила Энни. – Здесь мы получили бы за него сколько-то долларов, а там он, быть может, пригодится моим друзьям для какого-нибудь важного дела…

– А пожалуй, ты и права, девочка, проглоти меня кит! – согласился старый моряк.

Механические мулы, которых Чарли осмотрел в первый же день после приезда, привели его в восхищение. Он гладил их шелковистую кожу, ощущая под ней сильные мускулы, трепал мулов по пышным гривам, ласково разговаривал с ними, а они в ответ звонко ржали.

В хозяйстве Джона Смита Цезарь и Ганнибал играли немаловажную роль. Скромная кобылка Мери теперь отдыхала, а все полевые работы достались на долю мулов. Запряженные парой в плуг, они вспахивали поле, затем тащили тяжелую борону и так трудились до самой уборки урожая.

Мулы управлялись со всеми делами так легко и быстро, что у Джона оставалось много свободного времени, он нанимался пахать и убирать хлеб к соседям, и это приносило ему порядочный доход. Фермер не мог нарадоваться на своих послушных неутомимых помощников и отводил их в конюшню только в те дни, когда не было солнца. А сколько благодарственных писем написала Энни под его диктовку Фреду Каннингу, теперь уже инженеру на механическом заводе братьев Осбальдистон в штате Миннесота!

Конечно, Чарли Блек прокатился на механическом муле, и не раз. Оседлав Ганнибала, капитан, искусный наездник, как все моряки, скакал по гладкой степной дороге, а рядом с ним визжала от восторга Энни, вцепившись в гриву Цезаря.

– Быстрей, еще быстрей! – кричала девочка, переводя регулятор скорости на самый полный ход.

Пребывание Чарли Блека у родных подходило к концу, когда случилось событие, поломавшее все его планы и увлекшее одноногого моряка в новые необыкновенные приключения.
ГОНЕЦ ИЗ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ
Однажды Чарли Блек, Энни и Тим засиделись в степи до поздних сумерек. Тим неотвязно упрашивал моряка взять его с собой в плавание.

– Ведь это неважно, капитан, что мне только одиннадцать, – говорил мальчик. – Посмотрите, какой я большой и сильный. Выставите против меня пятнадцатилетнего, и еще вопрос, кто одолеет. Из меня выйдет юнга первый сорт, ого-го!

Попыхивая трубкой. Блек отшучивался:

– И не жалко тебе расставаться с подружкой, Тим? Она будет так скучать по тебе!

Тим нахмурил брови и повторил слышанные от взрослых слова:

– Мужчины должны искать счастье в чужих краях, а удел женщины – оставаться у домашнего очага.

Капитан смеялся до слез.

– Ловко сказано, клянусь айсбергами! Но знаешь что, мужчина: годика через три четыре я опять нагряну в эти края, а ты к тому времени подрастешь, и я возьму тебя прямо матросом.

Такое обещание не очень устраивало Тима, он собрался спорить и дальше, но тут внимание дальнозоркого моряка привлекла темная точка в вечернем небе. Она быстро росла, приближаясь, и уже превратилась в силуэт странных очертаний. На фоне заката можно было различить уродливую голову с гребнем на длинной шее, по бокам туловища взмахивали огромные крылья, а на спине виднелась небольшая клетка.

– Дракон, клянусь морской пучиной, это дракон! – вскричал Чарли. – Точь-в-точь такого мы с Элли видели в Пещере, когда шли подземным ходом!

– И это может быть только Ойххо! – в восторге взвизгнула Энни.

– Конечно, Ойххо! – подтвердил Тим. – Лишь он один знает дорогу в Канзас!

Дракон, блестя желто белым брюхом, описывал большие круги над вскочившим моряком и детьми. Чья-то голова в остроконечной шляпе прижалась к прутьям кабины и разглядывала людей.

– Фарамант! Энни, это Фарамант! – восхищенно заорал Тим и замахал руками, приглашая дракона спуститься на землю.

Чудовище с шумом приземлилось, в кабине открылась дверка, из нее выпала веревочная лестница, и по лестнице начал спускаться маленький человек в зеленом кафтане и зеленых очках. Но прежде чем он одолел пару ступенек, из кабины выпорхнула черная птица и радостно устремилась на грудь Энни.

– Кагги-Карр! – воскликнула Энни.

Девочка прижала к себе ворону и ласково гладила ее взъерошенные черные перья.

– Кагги-Карр, дорогая, милая, как я рада вас видеть!

Ворона тихо и нежно каркала.

Маленький человек в зеленых очках наконец спустился с лестницы и дружески поздоровался с Чарли Блеком и ребятами.

– Я очень рад видеть вас. Великан из-за гор, – сказал он, – рад видеть Энни и Тима. Я прилетел сюда на драконе Ойххо с необычайно важным поручением…

Услышав свое имя, дракон повернул к Энни свою безобразную голову с большими умными глазами, и девочка подошла к нему, погладила по чешуйчатой шее. Довольный Ойххо ударил по земле длинным извивающимся хвостом.

Фарамант коротко и деловито изложил события, происшедшие в Волшебной стране за последние месяцы: пробуждение злой феи Арахны от пятитысячелетнего сна; ее намерение обратить в рабство обитателей страны; гордый отказ свободолюбивых народов и, наконец, губительное действие Желтого Тумана, насланного колдуньей.

– Теперь у нас вся надежда на Энни и Тима, – закончил свой печальный рассказ Страж Ворот. – Они помогли нам в борьбе с Урфином Джюсом и воинственными Марранами. А теперь мы думаем, что они научат нас бороться с зимой, надвигающейся на наши поля и леса…

Выслушав Фараманта, капитан покачал головой и сказал:

– Вы жестоко ошибаетесь, друг мой, если думаете победить зиму, построив теплые жилища и тепло одевшись. У нас зима приходит и уходит, и за ней следуют весна и лето. А у вас, как я понял из ваших слов, зима будет продолжаться вечно, если не исчезнет Желтый Туман. Но он не исчезнет, пока жива коварная Арахна. Значит, вопрос стоит так: либо победа над колдуньей, либо гибель Волшебной страны. И пусть моя деревяшка пустит корни в землю, если я не вмешаюсь в это дело и не постараюсь спасти ваш чудесный, неповторимый край!

– Ур-ра! – звонко закричали ребята и бросились обнимать самоотверженного моряка.

– А что, в самом деле, может удержать такого всесветного бродягу, как я? – продолжал капитан. – Напишу помощнику, чтобы корабль отправлялся в плавание на Куру Кусу без меня, а сам пущусь в новый рейс на драконе! Надо же испытать и этот вид сообщений!

Фарамант смахивал слезы радости, катившиеся из-под зеленых очков, а ворона весело кувыркалась в воздухе.

– Я вас правильно понял, почтенный Великан из-за гор? – робко спросил Страж Ворот. – Вы решились лететь к нам и вступить в борьбу со злой Арахной?

– Да, – коротко отрезал моряк.

– Тогда моя миссия увенчалась таким успехом, о каком мы даже не мечтали, – заявил сияющий Фарамант. – Подумать только, сам Великан из-за гор станет воевать с колдуньей за наше благополучие. О, я заранее уверен в успехе!

– Не слишком ли вы преувеличиваете мои силы? – улыбнулся Чарли Блек и вынул изо рта погасшую трубку, чтобы снова разжечь ее.

– О нет, нет, великий наш друг и покровитель! – горячо заверил Фарамант.

– Ну, а нас ты возьмешь с собой, дядюшка Чарли? – осторожно осведомилась Энни.

– Вас? – Моряк лукаво улыбнулся. – Насчет вас надо еще хорошенько подумать.

– А что тут думать? – возмутилась девочка. – Ведь Ойххо прилетел не за тобой, а за нами! Ты же случайно оказался на нашей ферме.

– Ладно, ладно, – отмахнулся Чарли. – Обо всем этом надо говорить с вашими родителями. А пока придумайте, куда девать дракона на то время, пока он будет здесь.

Фарамант сказал, что Ойххо специально рассчитал время своего полета, чтобы явиться в эти края поздним вечером и не будоражить местное население. Он и так наделал достаточно переполоха прошлый раз, когда привез Фреда и Элли. Тогда получилась ошибка, и на луг, куда спустился дракон, народу сбежалось чуть не половина штата.

К счастью, Тим знал неподалеку глубокий, никем не посещаемый овраг. Туда и упрятали дракона, наказав ему лежать смирно, и обещали приносить ему по ночам еду.

Целую ночь на фермах Смитов и О'Келли горел свет, целую ночь ни взрослые, ни дети не смыкали глаз. Шло совещание по поводу того, отпустить или нет Энни и Тима во второй раз в Волшебную страну. Желание Чарли Блека отправиться на борьбу с Арахной не обсуждалось: Чарли был взрослый человек, сам за себя отвечал, да и жизнь закалила его в опасных приключениях.

Под утро Смиты и О'Келли пришли к единогласному решению: уж если ребята вдвоем съездили в Страну Чудес на механических мулах и благополучно вернулись, то тем более можно отпустить их под присмотром капитана Блека, да еще на таком надежном виде транспорта, как ручной дракон. Приняли во внимание и то, что речь шла не о развлекательной поездке, а о спасении от гибели целой страны.

Но вместе с тем Энни и особенно Тиму, задорный характер которого был хорошо известен в округе, строго настрого наказали в драку с колдуньей не ввязываться и вообще держаться от всяких опасностей как можно дальше. Ребята подозрительно легко дали такое обещание.

Когда первые лучи рассвета озарили небосклон, на обеих фермах все крепко спали, утомленные бессонной ночью.

Три дня понадобилось на сборы. Хотя рюкзак одноногого моряка и его карманы по прежнему казались неисчерпаемым хранилищем инструментов, этого было мало для серьезной цели, какую поставил себе Чарли Блек. Он съездил в соседний городок и купил там кипу толстого листового железа и ножницы для резки металла. На механическом заводе капитан заказал несколько десятков пружин из лучшей стали, от самых больших и сильных до маленьких и слабых. В заказ вошел огромный набор болтов, гаек, разводных ключей самых различных размеров. Чарли Блек заплатил дороже обычной цены, и заказ был выполнен вне очереди.

На все вопросы о том, зачем он запасает такое количество металла, капитан только загадочно улыбался.

Дракон Ойххо смирно лежал в своем убежище. К нему тайком приходила повидаться Элли, которой капитан сообщил о прибытии посланцев из Волшебной страны. Но особенно радостным было свидание Элли с Кагги-Карр и Фарамантом. Кагги-Карр не могла словами выразить своих чувств, но она так нежно ласкалась к девушке, что все было понятно и так. А Фарамант передал Элли горячий привет от Страшилы, Железного Дровосека, Смелого Льва и всех прочих ее друзей. Он рассказал о грозных событиях, потрясших страну, а под конец передал Элли приглашение Страшилы приехать в Изумрудный город учительницей, когда она окончит колледж.

Страшила обещал построить для Эллиной школы такое здание, какого еще не видано было в мире. Его план уже был в голове Правителя, а дуболомы начали заготовлять строительные материалы, но как раз в это время и стряслась у них беда. Но с этой бедой они справятся, и школа будет построена. Элли улыбнулась и обещала подумать над таким лестным предложением.

На прощанье Фарамант подарил Элли свои зеленые очки: сувенир из Волшебной страны. С его стороны это было большой жертвой: ведь, выполняя приказ Великого Гудвина, Страж Ворот не снимал очков много лет и так к ним привык, что они казались ему частью его лица.

По ночам Тим и Энни привозили дракону целую тележку разной снеди: котел каши, пять ведер вареной свеклы, два мешка хлеба и еще много разных разностей.

Пока на заводе выполнялся заказ Чарли Блека, моряк не сидел сложа руки. Вместо маленькой клетки, в которой прилетели Фарамант и Кагги-Карр, искусный мастер сделал просторную кабину: в ней с удобством могли разместиться четыре человека и их багаж. О том, чтобы взять с собой механических мулов, не могло быть и речи. Во-первых, для них потребовалась бы слишком большая кабина; а во-вторых, и это самое главное, мулы не будут заряжаться солнечной энергией в Желтом Тумане и, значит, окажутся бесполезными.

И вот настал час расставанья. Все обитатели двух ферм в глухое ночное время собрались около уединенного оврага. Рядом с оврагом на ровной площадке чернела колоссальная туша дракона. Перед полетом Ойххо съел двойную порцию пищи, чтобы не проголодаться дорогой. Кабина была примотана к туловищу крылатого ящера прочными ремнями, тюки с листовым железом, пружинами и инструментами разместились ближе к хвосту. Дракону предстояло нести тяжелый груз, но для его огромной силы это было нипочем.

Последние горячие поцелуи, объятия, добрые пожелания и строгие наказы… Перед тем как подняться по веревочной лестнице, моряк спросил у племянницы:

– Ты не забыла взять Тилли Вилли?

– Нет, дядюшка, он лежит у меня в рюкзаке.

Тилли Вилли был языческий божок, которого капитан подарил Энни. Из всех божков, привезенных им с островов Куру Кусу, этот отличался особенным безобразием. Для какой тайной цели взял его с собой Чарли Блек, будет сказано позднее.

Последним в кабину поднялся Тим О'Келли. Он нес под мышкой песика Артошку, который также стал участником необыкновенной экспедиции, снаряженной для спасения Волшебной страны от козней злой Арахны.

Ойххо взмахнул могучими крыльями, вихрь пыли и сухих травинок закрутился вокруг провожающих, и вот уже дракон исчез в темном ночном небе.


ПОЛЕТ НА ДРАКОНЕ
Компания путешественников спокойно проспала несколько часов на удобных диванчиках под мерное потряхивание кабины. Когда Чарли Блек и остальные проснулись, позади осталось уже много десятков миль пути. Капитан и его спутники позавтракали и стали смотреть в окошки кабины. Но мало что можно было разглядеть с большой высоты, на которой держался Ойххо, и ребята заскучали.

Моряк начал рассказывать длинную историю о приключениях, пережитых им в Южной Африке, когда он был еще молод.

Дракон Ойххо все нес людей на своих мощных крыльях, и впереди показалась Великая пустыня. Неодолимое и грозное препятствие для пешеходов и конников. Великая пустыня надежно отгораживала Волшебную страну от остального мира. Но Ойххо легко и быстро взмахивал огромными кожистыми крыльями, его не страшили ни пески, ни черные камни Гингемы.

Черные камни! Как много воспоминаний связывалось с ними у пассажиров кабины! Глядя в окно, Чарли Блек вспоминал о том, как втроем с Элли и Тотошкой умирали они от жажды у Черного камня и как ворона Кагги-Карр спасла их, явившись с кистью чудесного винограда. Должно быть, и ворона думала о том же, потому что смотрела на моряка так выразительно, точно хотела сказать:

– Помню, все помню и ничуть этим не горжусь!

Чарли ласково погладил Кагги-Карр, и та прижалась к его груди.

А Тим и Энни, завидев на желтом песке два черных пятнышка, разговаривали о том, как в прошлом году в этом месте девочка чуть не погибла, и если бы не сила и выносливость Ганнибала, Энни осталась бы здесь навек.

Но вот под крылом дракона появились Кругосветные горы, давнее творение Великого Волшебника Гуррикапа. Непроходимый хаос горных цепей и глубоких долин с неизведанными еще тайнами простирался внизу, и Энни с Тимом удивленно думали о том, как же ловки и проворны были их механические мулы, сумевшие преодолеть такие препятствия. Смеясь, мальчик и девочка дали друг другу слово отныне пересекать Кругосветные горы только на драконах или, в крайнем случае, на гигантских орлах, подобных тому, которого они встретили во время прошлого путешествия.

Снежные вершины и ледники проплывали внизу, не ослепляя человеческого взора. Их белизну и блеск скрадывал простиравшийся над горами слой Желтого Тумана. Правда, здесь он не мешал видимости.

Совсем другое ожидало наших героев, когда они очутились над Волшебной страной. Сам по себе туман не являлся таким уж густым, но с высоты, на которой находился Ойххо, земли совсем не было видно. Могучий ящер усиленно взмахивал крыльями, но желтая мгла окружала дракона со всех сторон, и казалось, он совсем не движется с места.

Кагги-Карр и Артошка заговорили еще в то время, когда Ойххо летел над горами. Уменье вороны говорить очень и очень пригодилось нашим путешественникам. Ведь Кагги-Карр исколесила вдоль и поперек всю Волшебную страну и знала ее отлично. Она выбралась из кабины, уселась на голову Ойххо и стала отдавать ему команды.

Первым делом Кагги-Карр предложила дракону снизиться и лететь над землей бреющим полетом. Стали видны наземные предметы, и можно было определять верное направление пути.

– Направо! Прямо! Налево!.. – командовала ворона, и Ойххо послушно выполнял ее приказы.

Пассажиры смотрели вниз. Энни горестно всплеснула руками и заплакала. Что сталось с Волшебной страной?! Где веселые лужайки, покрытые высокой травой и прекрасными цветами? Где густая листва зеленых рощ, в которой прятались сочные зрелые плоды и прыгали с ветки на ветку разноцветные попугаи, перекликаясь звонкими голосами? Все было однообразно и мертво внизу.

Обширные поляны покрывал снег, хлопья снега лежали на голых ветвях деревьев, холодный ветер перегонял с места на место кучи облетевших листьев. Нигде ни зверя, ни птицы, а золотые и серебряные рыбки скрылись под коркой льда, одевшей прозрачные ручьи.

Даже Фараманта поразила открывшаяся перед путешественниками картина мрачного запустения. Всего шесть дней назад покинул он Волшебную страну, отправившись за горы, и какие зловещие перемены произошли в ней за эти дни! Какую власть забрала зима над природой когда-то светлого солнечного края!

Невдалеке показалась среди леса длинная гладкая полоса. Зоркая Кагги-Карр угадала в ней дорогу, вымощенную желтым кирпичом, хотя она и была занесена снегом.

– Вперед и направо! – приказала она дракону. – Теперь мы не собьемся с пути.

– А как нас ждут! – вздохнул Фарамант.

Ойххо начал набирать скорость, но тут на дороге показалась гигантская фигура в синей мантии, ярко выделявшаяся на фоне белого снега. Фарамант схватил Чарли Блека за руку и заплетающимся от ужаса языком пробормотал:

– Арахна!

Волшебница прилетела в страну Жевунов полюбоваться делом своих рук. Она шла по дороге, вымощенной желтым кирпичом, держа под мышкой свернутый в трубку ковер самолет, и дико хохотала от восторга. Напуская на Волшебную страну Желтый Туман, она сама не предвидела, что это будет иметь такие губительные последствия. Колдунья хохотала, и звуки ее голоса разносились среди оголенного леса, как раскаты грома.

Скоро зловещая фигура Арахны осталась позади, и опять все стало пусто и тихо внизу.

Неожиданная встреча показала Чарли Блеку, как тяжела будет борьба со злой волшебницей, наделенной такими исполинскими размерами. Но эта мысль не напугала одноногого моряка, а только вдохновила его на самую жестокую, беспощадную борьбу с колдуньей.

– Подожди, проклятая, – бормотал капитан, – вот напущу на тебя Тилли Вилли, тогда сама запрыгаешь от страха, клянусь тайфунами восточных морей!

– Что ты говоришь, дядюшка Чарли? – удивилась Энни. – Разве может наш маленький божок напугать такую великаншу?!

– Ничего, девочка, не спеши, всему свое время! – улыбнулся Чарли.

Утром следующего дня дракон опустился на центральной площади Изумрудного города.


БОЛЬШОЙ СОВЕТ
Прибытие Чарли Блека и ребят обратилось в великий праздник для обитателей Изумрудного острова. Город утратил свое былое великолепие: крыши и мостовые покрылись снегом и на них уже не сверкали изумруды; фонтан на площади иссяк; в желтой мгле яркая раскраска домов поблекла.

Но мгновенно распространившийся по городу слух, что явился Великан из-за гор, произвел магическое действие. Усиливавшийся с каждым днем холод заставлял горожан сбиваться в кучи. Во дворце Страшилы, где Лестар с грехом пополам сумел наладить центральное отопление, укрылись женщины с детьми, старики и старухи. Кому не нашлось места во дворце, те собирались в маленьких комнатах, стараясь согреть их теплом своих тел. Из дома люди выходили только в случае крайней необходимости, если, например, выпадала очередь отправляться в лес за дровами для дворца. Тогда дровосеки напяливали на себя всю одежду, какая у них имелась.

Но теперь и стар и млад высыпали на площади и улицы города, вверх летели шляпы, слышались восторженные возгласы в честь Великана из-за гор и двух отважных ребят, его спутников. Наивным людям казалось, что дела их немедленно начнут улучшаться, что вот-вот придет спасение. Однако до спасения было далеко. По прежнему пешеходы двигались в тесном круге видимости, то и дело подходя к столбам с указателями пути и читая надписи; по прежнему рты у них были закрыты листьями рафалоо, а глаза защищены очками с наглазниками. И в довершение ко всему этот непривычный мучительный мороз, пронизывающий насквозь.

Встречая желанных гостей. Страшила вышел из дворца, и это было отмечено в летописи как знак небывалой почести, какую оказывал когда либо посетителям Правитель Изумрудной страны. Более того, обняв Энни своими мягкими слабыми руками. Страшила проделал несколько па какого то странного танца, припевая при этом:

– Эй-гей-гей-гей-го, я снова, снова, снова с Энни!

Но об этом последнем факте летопись стыдливо умолчала: не стоило открывать потомкам маленькие слабости такого замечательного государственного деятеля, каким был Страшила Мудрый.

Едва лишь закончилась торжественная церемония встречи прибывшей из-за гор спасательной экспедиции, как в Тронном зале открылось расширенное заседание Большого Совета. На этот раз, кроме обычных его членов, присутствовали видные горожане и даже некоторые дуболомы, среди которых выделялись бригадиры Ватис и Дарук и бывший генерал деревянной армии Лан Пирот, ныне учивший ребят танцам в одной из городских школ. Он остался без работы: по случаю происходивших трагических событий школы были закрыты.

Заседание открыл Страшила. Он не стал делать доклада, а ограничился коротеньким сообщением: ведь все присутствующие были в курсе дела, и много разговаривать не приходилось. Страшила предложил желающим выступить записываться.

Первым взял слово Чарли Блек.

– Я не оратор, а человек дела, – заявил одноногий моряк, по привычке пыхнув незажженной трубкой. – Поэтому я сразу перехожу к конкретным предложениям. Для борьбы с Арахной нам нужна передвижная крепость, где мы имели бы постоянное убежище от нападений колдуньи и откуда делали бы вылазки по правилам военной науки. Строить такое убежище долго и трудно, тем более что нам предстоит другая важная работа, о которой я скажу позже. И я предлагаю использовать для этой цели фургон, в котором прилетела в Волшебную страну Элли.

Предложение капитана было принято единогласно.

– Этот фургон когда-то делал я сам для сестры Анны и ее мужа Джона, – продолжал Чарли, – и знаю, что он прослужит еще много лет. Мы его поставим на колеса, и пусть попробует колдунья повредить его гарнизону!

Раздались аплодисменты и крики «Ура!».

Энни и Тим тут же рассказали, что они видели фургон в прошлом году и нашли его в отличном состоянии.

Не откладывая дела в долгий ящик, как это бывает в некоторых, даже весьма почтенных, учреждениях, Страшила поручил бригадирам Ватису и Даруку сейчас же собрать своих работников и немедленно отправиться за фургоном в страну Жевунов. Скучавший без дела Лан Пирот вызвался возглавить этот отряд.

Неутомимые, неуязвимые для Желтого Тумана, деревянные люди будут шагать день и ночь и суток через шесть доставят фургон в Изумрудный город. Ватис, Дарук и командир Лан Пирот тотчас отправились выполнять поручение.

– Второй вопрос, – продолжал свое выступление Чарли Блек. – Из рассказов племянницы Энни я знаю, что она оставила у Железного Дровосека чудесный серебряный обруч, делающий невидимкой его обладателя. Необходимо доставить сюда этот обруч. Тим О'Келли, став невидимым, проберется во владения Арахны, произведет там разведку, и, быть может, ему удастся похитить ее книгу заклинаний. Тогда мы мигом расколдуем Волшебную страну от зловредного Желтого Тумана.

– Прошу слово для справки, – поднялся с места Железный Дровосек. Смущенно вертя в руках воронку, служившую ему шапкой, он сказал: – Мы сами использовали бы серебряный обруч для тех целей, о которых вы говорите, но увы…

– Вы его потеряли! – так и подпрыгнула огорченная Энни.

– Да, к большому нашему горю, – признался Дровосек. – И вышло это так. У моей кухарки Фрегозы была ручная лань Ауна. Однажды Фрегоза для шутки надела обруч на голову Ауны, нечаянно нажала на рубиновую звездочку, и лань исчезла. Тщетно потом встревоженная женщина звала свою любимицу, чтобы снять с нее обруч. Лань убежала из дворца, и следов ее так и не нашли…

Энни расплакалась, и напрасно пытались утешить ее Страшила, Лев и Дровосек. Она так любила этот прекрасный подарок лисьего короля.

– Да, это большая, тяжелая утрата, – сказал опечаленный Чарли Блек. – Но хорошо, что я не рассчитывал только на обруч и подготовил другое средство для борьбы с колдуньей. Вы сняли со спины Ойххо тюки с железом и пружинами? – обратился он к Фараманту.

– Да, это сделали дуболомы по моему распоряжению и отнесли груз в подвал.

– Очень хорошо! Видите ли, – обратился моряк к собранию, – я задумал сделать самоходного великана, наше главное орудие в борьбе с феей Арахной. И для этого я привез нужные материалы: листовое железо, пружины…

Восторг присутствующих достиг крайних пределов. Стекла в окнах дрожали от громких криков, паркет трещал от топота ног. Страшиле пришлось долго звонить в председательский колокольчик, чтобы водворить порядок. Когда люди поутихли, Чарли спросил механика Лестара:

– Могу ли я рассчитывать на вашу помощь? Работа срочная, и нам понадобится много людей.

Лестар горячо заверил моряка, что и сам он и его помощники поступают в полное распоряжение Великана.

– Мы будем спать по два три часа в сутки, но быстро соорудим такого исполина, который померяется силами с Арахной! – воскликнул механик. – И кстати, мы принесли из Фиолетовой страны много разного инструмента, который нам сейчас пригодится.

– Энни, где у тебя Тилли Вилли? – спросил Блек.

– Здесь, дядюшка.

Девочка достала статуэтку из рюкзака и протянула моряку. Чарли Блек поднял ее повыше, чтобы члены Совета могли рассмотреть получше.

Раздался крик изумления. Божок был страшен. Продолговатые косые глаза смотрели злобно, угрожающе. Низкий лоб пересекала глубокая морщина. Большой рот скалился в зловещей усмешке, и из него торчали огромные белые клыки. Вся физиономия дышала неумолимой свирепостью и ненавистью ко всему миру.

Зрители подавленно созерцали Тилли Вилли, а шестилетний мальчик, пробравшийся в зал заседаний за отцом, поднял отчаянный рев, и его срочно вывели.

– Хорош? – иронически спросил Чарли.

– Таких уродов никогда не видано было в нашей стране, – убежденно заявил Лев. – Даже Саблезубые Тигры выглядели не такими страшилищами.

– Ну вот, этого молодца мы и возьмем за образец для нашего самоходного великана. Представляете, каким он будет чудовищем, имея тридцать локтей роста?

– Да, он будет выглядеть весьма внушительно, – согласился Страшила.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница