Александр Волков Желтый туман Изумрудный город – 5 вступление сон длиной в пять тысячелетий



страница3/8
Дата14.08.2016
Размер1.78 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ТРУДНЫЕ ДНИ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ
ЖЕЛТЫЙ ТУМАН
Поврежденный ковер-самолет кое-как дотянул свою хозяйку до пещеры. Едва завидев сбежавшихся встречать ее гномов, Арахна повелительно крикнула:

– Обедать! Быков жарьте! Быстрее! Да побольше!..

На трех кострах жарились быки и один за другим исчезали в огромной пасти великанши. Гномы повара уже начали валиться с ног от усталости, когда колдунья наконец откинулась от стола.

– Теперь спать… – пробормотала она.

Но прежде чем улечься, Арахна велела гномам сшить ей новые башмаки. Летописцу Кастальо очень хотелось узнать, как его госпожа оказалась без башмаков, но он не осмелился спросить ее об этом.

Его любопытство удовлетворил Руф Билан. Болтливый изменник не смог удержаться от искушения выболтать летописцу историю печальных приключений Арахны. Кастальо вписал рассказ Билана в очередной том летописи, и эти события стали нам известны.

Едва добравшись до постели, волшебница заснула мертвым сном. Три недели подряд спала Арахна, и гномы начали уж надеяться, что на нее вновь напал многолетний сон. Но нарушить ее приказ маленькие человечки не осмелились и сшили своей госпоже новые башмаки.

Нелегкая это была работка! На выполнение заказа понадобилась целая сотня бычьих шкур, и хорошо еще, что такое количество нашлось в кладовых запасливого народца. Обмерив ноги спящей колдуньи, тридцать сапожников принялись кроить и шить на лужайке перед пещерой, а десять подмастерьев готовили дратву. С подошвами сапожники управились довольно легко, а с боками и верхом помучились вдоволь: пришлось подставлять лестницы.

На шитье башмаков сапожники потратили четыреста семнадцать клубков дратвы и поломали семьсот пятьдесят четыре шила: кожа была толстая, а работать неудобно.

Как никак, к пробуждению Арахны пара колоссальных башмаков стояла на площадке. Колдунья надела их и осталась довольна: мастера знали свое дело.

– А теперь обедать! – приказала она.

Утолив голод, фея разлеглась на солнышке и начала раздумывать, как отомстить людям.

– Предположим, я попробую устроить им хорошенькое землетрясение? – размышляла Арахна. – Пожалуй, не выйдет. Я долину Марранов даже не могла встряхнуть как следует, а на всю Волшебную страну у меня силы не хватит. Может, саранчу на них наслать? До моего сна это волшебство мне удавалось неплохо. Саранча сожрет урожаи на полях, траву на лугах, плоды во фруктовых рощах… А дальше что? Скот у фермеров подохнет от бескормицы, и мне же нечего будет с них брать. Нет, это не годится! – приказала сама себе Арахна. – Еще что у меня есть в запасе? Ага, наводнение. Вот чем я их дойму! Как зарядит ливень недели на три, да выйдут реки из берегов, да придется людишкам спасаться от потопа на крышах, вот тогда они взвоют. – Помолчав, колдунья продолжала: – Взвыть то они взвоют, да мне какой от этого толк? Ведь они не поверят, что все это устроила я, скажут: «Природа!» Поди доказывай! – Арахна долго лежала в раздумье, потом вдруг подпрыгнула от радости. – Вспомнила! Желтый Туман! Вот когда они запляшут, голубчики!.. Желтый Туман! Я помню, как моя мать Карена сломила гордых тауреков, напустив на их область Желтый Туман. Они только две недели и выдержали, а потом пришли с повинной головой. Чем хорош Желтый Туман? – продолжала рассуждать Арахна. – Я могу его вызвать, могу и убрать в любой момент, значит, все поймут, что это – мое колдовство… А главное, его никогда не бывало в Волшебной стране, и это будет страшная новинка для людей и для зверей.

Волшебница отправилась в пещеру и, выгнав из нее гномов, чтобы они не подсмотрели, достала из потайной ниши книгу заклинаний. Несмотря на прошедшие тысячелетия, книга, написанная на пергаменте, хорошо сохранилась. Арахна полистала ее, нашла нужную страницу.

– Так вот, – обратилась она к книге, – предупреждаю: мой приказ должен исполниться, когда я скажу: раз, два, три! Но запомни предварительно: Желтый Туман не должен проникнуть во владения Виллины и Стеллы. Я не хочу связываться с этими гордячками, кто их знает, какие волшебства у них в запасе и чем они могут мне отплатить. Второе: Желтый Туман не должен простираться над окрестностями моей пещеры, над моими полями и фруктовыми рощами, над лугами, где пасутся мои стада. А теперь слушай: убурру курубурру, тандарра андабарра, фарадон гарабадон, шабарра шарабарра, появись Желтый Туман, над Волшебной страной, раз, два, три!

И только что вылетели последние слова из уст колдуньи, как тотчас странный Желтый Туман заволок всю Волшебную страну, кроме владений трех фей – Виллины, Стеллы и Арахны. Туман этот был не очень густой, и сквозь него виднелось солнце, но оно казалось большим багровым кругом, точно перед закатом, и на него можно было смотреть сколько угодно, не боясь ослепнуть.

Как будто бы появление Желтого Тумана не было таким уж большим бедствием для Волшебной страны, но погодите: в ходе дальнейшего правдивого повествования вы еще узнаете его зловредные свойства.

Начать с того, что волшебный телевизор во дворце Страшилы перестал работать. Правитель Изумрудного острова и его друзья все время следили за злоключениями Арахны. Они видели, как находчивый дракон оттяпал у ковра-самолета целый угол и как после этого ковер еле-еле бултыхался в воздухе. Они со смехом наблюдали, как Руф Билан шнырял по деревням, покинутым Жевунами, в поисках съестного и каждый раз возвращался к своей повелительнице с постной рожей. Расправа колдуньи с бедным котом привела Страшилу и его друзей в негодование, а чудовищный пир Арахны заставил хохотать до колик.

– Вот это аппетит! – восклицали далекие зрители, наблюдая, как бык за быком переправлялись с обеденного стола Арахны в ее необъятный желудок.

С любопытством смотрели они, как гномы шили Арахне огромные башмаки, и восхищались их ловкостью и трудолюбием. Страшила и прочие интересовались также и тем, что происходило в долине Марранов и у Мигунов. Там после победы над злой волшебницей все уже пришло в порядок, и каждый занимался своим делом.

И вот ежедневным наблюдениям пришел конец: в волшебном стекле виднелась только мутная колышущаяся пелена тумана. Контроль за действиями врага отныне был потерян, и что предпримет Арахна, никто не мог предсказать.
ПОСОЛ АРАХНЫ
Видимость в Желтом Тумане сократилась необычайно. Предметы, находившиеся за полсотни шагов, еще с грехом пополам можно было различить, а все, что было дальше, – исчезало в мутной мгле, и это действовало угнетающе. Мир каждого человека стал ничтожно малым. Какие события происходили за пределами этого крохотного мирка, люди догадывались только по звукам, но и звуки искажались в тумане. Человеческий голос можно было смешать с карканьем вороны, а стук лошадиных копыт превращался в барабанный бой. Странным и непривычным казалось людям все, что их окружало. Они считали Желтый Туман стихийным явлением, не подозревая, что это проделки колдуньи Арахны, надеясь, что беда вот-вот кончится.

О том, что дышать Желтым Туманом вредно, обитатели Волшебной страны узнали не сразу. Через несколько дней, когда люди волей-неволей приспособились к необычной обстановке, они вдруг начали покашливать. Оказалось, что мельчайшие частички тумана, проникая в легкие, раздражают их, и с каждым днем это раздражение усиливалось. Звуки кашля наполняли всю Волшебную страну. Кашляли люди, кашляли олени, лоси, медведи в лесу, кашляли белки на деревьях, кашляли птицы, находясь в покое, а во время полета они прямо захлебывались кашлем.

В один из таких бедственных дней к парому, перевозившему путников в Изумрудный город, подошел кругленький румяный человек. У него было отличное настроение. Посмеиваясь, он попросил перевозчиков-дуболомов переправить его через канал. Те привычно принялись за дело. Пока они перетягивали паром по канату, путник заговорил с ними:

– Ну, как вы себя чувствуете, братцы, при такой прекрасной погодке?

– А что нам делается? – ответил перевозчик Арум. – Это людям плохо, а нам хоть бы что.

И действительно, дуболомам Желтый Туман был нипочем, они то ведь не дышали. Из всех обитателей Волшебной страны только дуболомы да деревянные курьеры, словом, существа, оживленные чудесным порошком Урфина Джюса, чувствовали себя как всегда. И конечно, Желтый Туман не повредил Страшиле и Железному Дровосеку: ведь у них тоже не было легких.

Паром причалил к городскому берегу, и путник трижды позвонил в колокол над калиткой. Открылось окошко, и оттуда выглянул Фарамант. Страж Ворот ни при каких обстоятельствах не покидал своего поста!

Узнав посетителя, Фарамант удивленно воскликнул:

– Руф Билан! Зачем ты явился в наш город?

Речь Фараманта прервал удушливый кашель. Билан спокойно ответил Стражу Ворот:

– Я прибыл сюда по очень важному делу и прошу проводить меня к его превосходительству, правителю Изумрудного острова!

– Ну что ж, идем, – проворчал Фарамант. – Я провожу тебя к Страшиле Мудрому. Но только сначала надень зеленые очки.

– Вы все еще носите зеленые очки? Но ведь и без них в этой каше ничего не видно!

– Закон есть закон, особенно когда он установлен Великим Гудвином! – сурово отозвался Фарамант.

Несмотря на возражения Билана, Страж Ворот надел и на него зеленые очки и защелкнул их сзади маленьким замочком. Видимость сразу сократилась до трех-четырех шагов, и Билану показалось, что он очутился среди темной ночи. Он шел за своим проводником почти ощупью, и ему помогало сохранять нужное направление только то, что он родился и вырос в Изумрудном городе.

– Как о тебе доложить Страшиле Мудрому? – неприветливо спросил Фарамант, когда они пришли во дворец.

Руф Билан, подбоченившись, ответил:

– Я – посол ее милости, могущественной волшебницы Арахны!

– Ах, той самой особы, которой мы залепили камнем по макушке! – насмешливо уточнил Фарамант.

– Ничего, вы дорого заплатите за этот камень, – молвил Руф Билан.

Эти слова показались Стражу Ворот непонятными, но он ничего не сказал, а пошел с докладом. Страшила принял гонца немедленно. В зале, как всегда, собрался его штаб: Длиннобородый Солдат Дин Гиор, Страж Ворот Фарамант, ворона Кагги-Карр. На тумбочке стоял бесполезный теперь телевизор.

– С каким сообщением ты к нам явился? – спросил Страшила.

– С очень важным, – дерзко ответил посол. – Да будет вам известно, что Желтый Туман, от которого все вы, как я вижу, сильно страдаете, навела на Волшебную страну моя повелительница Арахна с целью принудить ее народы к покорности.

Заявление Билана было принято с недоверием.

– Чем ты можешь это доказать? – поинтересовался Дин Гиор, кашляя.

– Чем? Если я дам честное слово, вы, конечно, не поверите?

Члены штаба рассмеялись, закашлявшись.

– Честное слово предателя? Клянусь троном Великого Гудвина, это самое наглое заявление, какое я когда-либо слышал! – вскричал Фарамант.

– Я так и знал, – не обижаясь, сказал Билан. – Но посмотрите на мой цветущий вид, обратите внимание, что я не кашляю, как все вы. Чем вы это объясните?

– Вероятно, ты отсиживался в каком-нибудь убежище, куда не проникает Желтый Туман, – предположил Дин Гиор, любовно разглаживая бороду, заботу о которой он не бросал даже в этих трудных обстоятельствах.

– На этот раз ты угадал, – согласился Билан. – Но это убежище очень обширно: это владения феи Арахны, над которыми совсем нет тумана.

Члены штаба недоверчиво молчали. Посол снисходительно заметил:

– Я понимаю, что и это доказательство вы считаете недостоверным. Что ж, у меня приготовлено более веское и абсолютно убедительное. Мне кажется, сейчас несколько минут до полудня? – спросил он.

– Солнечные часы не работают, так как солнце не дает тени, – ответил Фарамант. – Но ты не ошибаешься, действительно скоро наступит полдень.

– Так вот, ваше превосходительство, и все вы, господа, здесь присутствующие, – торжественно заявил Руф Билан. – Ровно в полдень фея Арахна снимет Желтый Туман, и вы вновь увидите яркое солнце и голубое небо, и это будет продолжаться ровно пять минут! Этого достаточно, чтобы доказать мою правоту, а потом я изложу вам условия, на каких госпожа Арахна избавит вас от Желтого Тумана навсегда.

Потекли минуты томительного ожидания.

И вдруг… Ослепительный свет залил Тронный зал, и с непривычки он показался настолько ярким, что Дин Гиор и Кагги-Карр невольно зажмурились. Только нарисованные глаза Страшилы могли вынести безболезненно такую резкую перемену освещения, а Фарамант и Руф Билан были в зеленых очках.

Все волшебно преобразилось вокруг. Засияли бесчисленные изумруды на стенах и потолке, на спинке трона, и теперь действительно трудно было переносить этот необыкновенный блеск без зеленых очков.

Не успели члены штаба опомниться от изумления, как не растерявшийся Страшила бросился к телевизору, сделав знак Фараманту. Страж Ворот понял его и быстро вывел посла за дверь: нельзя было выдавать врагу тайну чудесного ящика.

Страшила, протирая запотевшее стекло телевизора, наскоро пробормотал заветные слова: он просил ящик показать ему волшебницу Арахну. И он ее увидел.

Колдунья стояла у входа в пещеру с магической тетрадью в руках: как видно, она только что прочитала заклинание, снимающее туман. У нее был торжествующий вид, возле ног Арахны копошились гномы, а в сторонке сушился на площадке ковер самолет.

Да, отныне не оставалось никаких сомнений: Желтый Туман был делом рук феи Арахны. И это поразило всех присутствовавших в зале, как неожиданный удар грома. С экрана послышались слова колдуньи:

– Кастальо, посмотри на солнечные часы. Прошло пять минут?

– Время истекает, госпожа, – был ответ.

И внезапно точно темная пелена возникла перед глазами Страшилы, Дина Гиора и остальных. И это подействовало на них так удручающе, что они едва сдержали горестный крик.

– Вы видите теперь, как велико могущество моей госпожи, – самодовольно сказал Руф Билан, которого ввели в зал. – Она даже распоряжается солнечным светом! Я уж не говорю о том, что Желтый Туман ядовит, надо полагать, вы сами в этом убедились. И теперь вам предоставляется выбор: или признать себя рабами могущественной Арахны и платить ей дань, какую она соизволит на вас наложить, или медленно чахнуть в ядовитом воздухе, пока вас не настигнет смерть.

Страшила и члены его штаба мрачно молчали. Что тут было говорить? Смерть ужасна, но и рабская жизнь не легче. Правда, соломенному человеку не грозила гибель от удушья, но что он будет делать, когда его подданными останутся одни лишь дуболомы? Нет, тогда он найдет себе быструю смерть на костре!

Руф Билан снова заговорил:

– Госпожа Арахна не требует немедленного ответа. Она дает вам трое суток на размышление. За это время вы должны принять решение и сообщить его мне.

Фарамант вывел Руфа Билана за городские ворота и снял с него зеленые очки. Все посветлело перед глазами посла, и он снисходительно улыбнулся:

– Вот чудаки, сами себе навязали обузу!

Переправившись через канал, Билан пошел в ближнюю рощу и стал ждать, когда за ним прилетит Арахна. Ковер самолет был перекроен и сшит таким образом, что снова получил правильную четырехугольную форму. Площадь его сделалась меньше, зато он теперь не колыхался в воздухе и не терял равновесия.



ОТКРЫТИЕ ДОКТОРОВ БОРИЛЯ И РОБИЛЯ
Срок, данный колдуньей Арахной для размышлений, истекал. Кончались третьи сутки, и к полудню должен был явиться за ответом Руф Билан.

Желтый Туман по прежнему висел над страной, и припадки кашля, все более жестокие, потрясали людей, зверей и птиц. Во дворце Страшилы шли непрерывные совещания, где присутствовали все желающие. В совещаниях принимали участие Прем Кокус и Ружеро. Через несколько дней после появления Желтого Тумана обеспокоенный Ружеро оседлал маленький ковер самолет и приказал везти себя в резиденцию Према Кокуса, правителя Жевунов. И это было очень хорошо, что волшебный ковер сам находил путь к заданной цели, будь то хоть в непроглядную ночь, иначе Ружеро, конечно, сбился бы с дороги в желтой мгле, покрывавшей все вокруг.

Посовещавшись, два приятеля решили отправиться за советом к Страшиле Мудрому, умнейшему человеку в Волшебной стране, получившему мозги от самого Гудвина, Великого и Ужасного. Ковер не был рассчитан на двух человек, но, поднатужившись, все таки дотянул Ружеро и Кокуса до Изумрудного города. Теперь и они вместе со всеми ломали голову над тем, как выйти из трагического положения, в которое поставила их Арахна.

Уступить ей? Сделаться рабами на целый ряд поколений? Или ответить гордым отказом и погубить весь народ, и в первую очередь невинных детей, которые труднее всех переносили пребывание в отравленном воздухе?

Фарамант предлагал дать колдунье притворное согласие на ее требования и получить временную передышку, а затем искать средства борьбы с Арахной. Другие считали, что злую фею не так-то просто обмануть. Она потребует заложников, и если народ восстанет, заложники погибнут.

Во время самого горячего спора дверь Тронного зала неожиданно распахнулась и вбежали доктора Бориль и Робиль. Читатели, вероятно, помнят кругленького веселого Бориля и долговязого тощего Робиля, двух докторов из страны Подземных рудокопов. Эти друзья-соперники вечно спорили, вечно высмеивали один другого, но не могли провести и дня, чтобы не встретиться.

Бориль и Робиль выглядели странно. Из ноздрей у них торчала вата, а рты были заложены большими древесными листьями, державшимися на завязках. Доктора возбужденно и быстро бормотали что-то непонятное: говорить им мешали листья. Тогда Бориль сердито рванул завязки и убрал лист ото рта.

– Открытие! Великое открытие! – завопил он. – Мы нашли…

– Средство борьбы с Желтым Туманом! – подхватил Робиль, тоже освободившись от листа: ему нестерпима была мысль, что его друг один расскажет обо всем.

Доктора, волнуясь и перебивая друг друга, рассказали следующее. После того как, спасаясь от Желтого Тумана, рудокопы с семьями ушли в Подземелье, захватив с собой и Жевунов (на Пещеру не распространялось колдовство Арахны), Бориль и Робиль одни остались в поселке. С их стороны это было настоящим геройством, потому что кашляли они не меньше других. Но два доктора не думали о себе, подвергаясь длительному воздействию отравленного воздуха: они искали средство борьбы с ним. Сначала они убедились в том, что если дышать сквозь марлю, смоченную водой, то Желтый Туман не так губительно действует на легкие, и кашель смягчается. Хорошее средство, слов нет, но где набрать столько марли, чтобы снабдить ею всех жителей Волшебной страны от мала до велика? А кроме того, надо ведь подумать и о животных и о птицах. И доктора решили, что помочь должна природа.

«Неужели в наших лесах не найдется деревьев с такими пористыми листьями, которые пропускали бы чистый воздух и задерживали вредные частички тумана?» – думали Робиль и Бориль.

Они прошли по лесам и рощам десятки миль, осмотрели сотни разных пород деревьев. Плотные кожистые листья они отбрасывали сразу без исследования – ясно, что они задержат не только туман, но и самый воздух.

Зато листья с мелкими дырочками – порами – доктора рассматривали и проверяли особенно тщательно. И наконец их терпение увенчалось успехом. Листья с дерева рафалоо оказались такими, что лучше не придумаешь. Поры у них задерживали ядовитые капельки, а чистый воздух проходил свободно. И листья рафалоо обладали достаточной прочностью, чтобы прикреплять к ним завязки.

Правда, время от времени с листьев придется смывать налипшие на них капельки тумана, но это не будет стоить большого труда. Окончательно удостоверившись в необычайной ценности своего открытия, радостные Робиль и Бориль поспешили в Изумрудный город.

– Мы всю дорогу дышали сквозь листья рафалоо, – наперебой докладывали доктора, – и кашель у нас почти прошел.

Это заявление было встречено восторженными аплодисментами.

– Надо немедленно снарядить экспедицию в Голубую страну за листьями рафалоо, – распорядился Страшила.

– Не беспокойтесь, ваше превосходительство, – отозвался Бориль. – У нас в поселке работали на постройке плотины пять дуболомов, и они по нашему приказу принесли сюда десять огромных мешков с драгоценными листьями. Хватит на всю страну!

Правитель Изумрудного острова подошел к стенному шкафчику, открыл его, достал два ордена и молча прикрепил к кафтанам покрасневших от радости докторов.

– Сейчас в этом зале откроется временный консультационный пункт, – сказал Страшила. – Сейчас же собрать всех городских докторов, медицинских сестер, сиделок, санитаров, – велел он Фараманту. – Вы, господа, проинструктируете их, как пользоваться листьями рафалоо, а они научат народ.

– Консультационный пункт… Проинструктируете… Какие трудные слова! – с уважением прошептала ворона. – И подумать только, что это я посоветовала Страшиле раздобыть мозги! Самой не верится…

Страшила услышал похвалу Кагги-Карр, и голова его начала раздуваться от гордости, из нее полезли иголки и булавки. В этот момент в комнату вошел Руф Билан. Помощник Фараманта, дежуривший у ворот, пропустил Билана в город без зеленых очков.

Заметив в зале оживление, посол Арахны заговорил:

– Судя по вашим радостным лицам, господа, я полагаю, что отнесу фее Арахне благоприятный ответ. Очевидно, вы решили покориться ей?

Страшила, не торопясь, подошел к трону, важно уселся на него и сурово отчеканил:

– Наши радостные лица означают, что мы презираем угрозы твоей госпожи и категорически отвергаем ее власть! Знай, предатель, что мы нашли… – взглянув на Ружеро, который предостерегающе поднес палец ко рту, Страшила ловко вывернулся: …мы нашли более приличествующим нашему достоинству ответить на ее наглые притязания отказом! С тем и можешь возвратиться к чародейке!

Руф Билан покинул дворец в недоумении, а Ружеро сказал Правителю:

– Вы чуть не выдали врагу важнейшую военную тайну!

– Да, признаюсь, я едва не оплошал из-за своей горячности, и кто знает, какие меры приняла бы колдунья, если бы я проболтался о нашем секрете Руфу Билану. Но, уж коли речь зашла об этом предателе, скажите, почтенный Ружеро, почему ваши рудокопы не перевоспитали Билана после его пробуждения?

Ружеро ответил:

– Из донесения дежурного по Пещере я знаю, как обернулось дело. Когда Руф Билан проснулся, его перевоспитание пошло обычным порядком. Однако оно продолжалось всего два дня, а потом Билан исчез. В домике, где он жил, нашли недоеденные лакомства из верхнего мира, а рядом с его следами на дорожке виднелись следы чьих-то маленьких ног…

– Все понятно, – сказал Страшила. – Его увели посланцы Арахны, и колдунья воспитала Билана по-своему. Очень жаль, что так получилось, но теперь этого не исправишь…

Тем временем в зале начали собираться приглашенные во дворец медицинские работники: доктора, сестры, санитары. Дуболомы внесли мешки с листьями рафалоо и целые охапки завязок. Доктора Бориль и Робиль показывали медикам, какой стороной прикладывать листья ко рту, как прикреплять к ним завязки…

Пока в зале шла деловая суматоха, Страшила подозвал ворону.

– Как ты полагаешь, Кагги-Карр, в окрестностях Изумрудного острова растут деревья рафалоо? – спросил он.

– Почему ты этим интересуешься?

– Видишь ли, доктора принесли много листьев, но их хватит только людям. А мы должны позаботиться также о зверях и птицах. Поэтому экспедиция, о которой я говорил, все таки должна состояться. Но Голубая страна слишком далеко от нас. Может, рафалоо есть где-нибудь поближе?

Ворона призадумалась.

– Если мне не изменяет память, я лакомилась плодами рафалоо в Лесу Саблезубых Тигров. Это наполовину ближе к Изумрудному острову.

– Тогда я прошу тебя, распорядись, отправь туда дуболомов, да пусть они возьмут побольше мешков.

Публика в зале начала редеть, доктора, сестры и санитары покидали дворец, унося с собой необходимый материал для спасения людей от ядовитого тумана. Страшила, в голове которого так и роились мудрые мысли, завел разговор с Борилем.

– Дорогой доктор, мы обезопасим от болезни тысячи и тысячи людей, но что вы скажете о зверях и птицах? Неужели мы оставим их погибать?

– Ни в коем случае, ваше превосходительство! – горячо отозвался Бориль. – Но вопрос с ними очень сложен. Придется прилаживать листья к их ноздрям. И завязки тут вряд ли помогут…

– А что, если их приклеивать? – неуверенно спросил Страшила.

Доктор так и загорелся.

– Ваше превосходительство, вы подали отличную мысль! Именно, именно приклеивать! Мы будем приклеивать кусочки листьев к ноздрям животных и птиц, причем, доложу я вам, с птицами дело будет обстоять даже гораздо проще! Да вот, я сейчас попробую! Госпожа Кагги-Карр, пожалуйте сюда на минутку!

Ворона, еще не успевшая покинуть зал, подлетела к доктору. Тот взял лист рафалоо, искусно вырезал ножницами два небольших кружочка, достал из походной аптечки флакончик клея, смазал края кружков и ловко пришлепнул их к ноздрям птицы. Кагги-Карр и опомниться не успела, как ее клюв украсился по бокам двумя зелеными фильтрами, которые отныне будут задерживать ядовитые частички тумана.

– Ну как, моя дорогая, нравится? – рассмеялся Бориль. – По моему, эти штучки вас украшают. Посмотритесь в зеркало.

Ловкость доктора поразила всех окружающих. А Кагги-Карр, почувствовав, что ей сразу стало легче дышать, горячо благодарила Бориля.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница