Ал. А. Громыко. Введение I. Идейные и политические тенденции Е. В. Ананьева. В поисках «большой идеи»


ПОЛИТИКА КОАЛИЦИОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА



страница10/14
Дата26.02.2016
Размер2.59 Mb.
ТипРеферат
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

ПОЛИТИКА КОАЛИЦИОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

В ОТНОШЕНИИ ВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА:

СМЕНА КУРСА?
После формирования коалиционного правительства год назад новый премьер-министр, консерватор Д. Кэмерон заявил, что Британия не согласна в дальнейшем передавать новые полномочия на наднациональный уровень Европейского союза. Ес-ли же возникнут подобные предложения, то решение о передаче очередной части национального суверенитета Великобритании Брюсселю будет приниматься на всенародном референдуме153. Однако Кэмерон проявил определённое политическое лу-кавство, продекларировав то, что хотели услышать его избиратели. После сложного согласования и вступления в силу в декабре 2009 г. Лиссабонского договора вряд ли в обозримом бу-дущем ЕС будет разрабатывать ещё одно базовое соглашение, которое могло бы привести к значительной и зримой передаче полномочий на наднациональный уровень. В то же время работа по принятию и имплементации законодательства ЕС в нацио-нальное право идёт непрерывно. Внедрение в национальное право правил ЕС меняет правовые структуры государств-чле-нов, способствует их гармонизации, а иногда и унификации.

Происходит постепенное «перетекание» правовых полномо-чий национальных государств ЕС на общесоюзный уровень. Данный процесс практически незаметен для обывателя и не вы-зывает острых политических дискуссий и заявлений. Поскольку в разработке и принятии законодательства Европейского союза участвуют представители всех государств-членов, и утверждение большинства154 законопроектов проходит через Европейский парламент, избираемый прямым голосованием, у стран ЕС практически нет оснований для отказа от имплементации законов Евросоюза, даже если они принимаются квалифицированным большинством голосов. Более того, в обязанности Комиссии входит отслеживать данный процесс, и, в случае отсутствия должной имплементации директив ЕС, она имеет право обратиться с жалобой на провинившееся государство в Суд ЕС, ре-шения которого окончательны и не оспариваются. Если же при-нятый закон является регламентом ЕС, то он обладает прямым действием и вступает в силу на всей территории Евросоюза с момента публикации в Официальном журнале ЕС.

Следует отметить, что Британия соблюдает дисциплину ЕС в плане имплементации общесоюзного законодательства. По данным за 2010 г., Соединённое Королевство в рамках функцио-нирования единого внутреннего рынка (ЕВР) укладывается в нормы ЕС, устанавливающие допустимый «дефицит переноса» (transposition deficit) директив ЕС в национальное право155 и временные рамки имплементации156. По эти показателям Брита-ния значительно опережает такие страны, как Бельгия, Италия, Люксембург, а в некоторых случаях Германию и Францию.

Нельзя, однако, утверждать, что у Комиссии нет претензий к Великобритании. В настоящее время в отношении Соединённого Королевства инициировано 56 расследований (infringement proceedings) из-за задержки в имплементации или за некоррект-ную имплементацию директив ЕС в национальное право. Этот показатель превышает среднее по ЕС количество расследований в отношении государств-членов. В тоже время ситуация с Британией всё равно значительно лучше, чем со странами, настроенными менее скептически к интеграционным процессам. Для сравнения приведём количество расследований в отношении некоторых стран: Бельгия – 109, Италия – 80, Испания – 77, Франция – 74157.

Создание и функционирование единого внутреннего рынка ЕС всегда было решающим фактором для участия Великобритании в интеграционных процессах. Интересен тот факт, что в настоящее время генеральный директорат Комиссии, занимаю-щийся функционированием ЕВР, возглавляет британец Джонатан Фолл.

Как видно из приведённых данных, Британия демонстрирует высокую степень имплементации директив ЕС в рамках еди-ного внутреннего рынка в национальное право. В данной сфере сотрудничества у Соединённого Королевства те же права и обязанности, что и у всех остальных государств-членов ЕС. Но Британия демонстрирует высокий уровень вовлечённости в со-трудничество и в тех областях, в которых обладает рядом исключений, в частности в рамках пространства свободы, безопасности и правосудия.

В предыдущие годы Великобритания присоединилась к ча-сти Шенгенского законодательства158, которая относится к борь-бе с нелегальной иммиграцией, противодействию распростране-ния наркотиков, полицейскому и уголовно-правовому сотрудничеству, в том числе в рамках Шенгенской информационной системы159. Великобритания присоединилась также к директиве о взаимном признании решений о высылке граждан третьих стран160. Британия в целом заинтересована в развитии сотрудни-чества в области иммиграционной политики и борьбы с престу-пностью и поддерживает значительное число предложений в данной сфере. Например, из 39 законов и решений в области им-миграционной политики и предоставления убежища, принятых в ЕС за пять лет с мая 1999 по апрель 2004 г., Великобритания участвует в 18161. Новое коалиционное правительство в целом не изменило подход к сотрудничеству в рамках пространства свободы, безопасности и правосудия. В частности, Британия бу-дет участвовать в утверждении и применении регламента об уч-реждении европейского офиса по предоставлению убежища162.

Таким образом, можно констатировать значительные расхождения между конкретными подходами к сотрудничеству внутри Евросоюза и публичными заявлениями британских политиков, в первую очередь консерваторов. Неудивительно, что либерал-демократы, настроенные проевропейски, без труда со-гласились публично не противоречить своим партнёрам в правительстве по вопросам взаимодействия с Евросоюзом.

В отношении развивающегося кризиса в зоне евро и мер по его урегулированию, Британия, как обычно, занимает двойственную позицию. С одной стороны, она, безусловно, заинтересована в стабильности единой европейской валюты и нормализации финансового положения проблемных участников еврозо-ны. Как подчеркнул Д. Кэмерон, более 50% торговли Британии приходится на страны еврозоны163, поэтому Соединённому Королевству принципиально важно иметь здесь надёжных партнё-ров. С другой стороны, не будучи членом зоны евро и не собираясь в неё вступать, Британия, тем не менее, настороженно от-носится к перспективе серьёзных изменений внутри Экономического и валютного союза (ЭВС), которые необходимо будет провести для выхода стран зоны евро из кризиса. В частности, Кэмерон уже пообещал наложить вето в случае внесения изменений в положения Лиссабонского договора164, поскольку такие решения принимаются единогласно.

Участие Британии в финансовой помощи кризисным странам еврозоны весьма специфично. Основными доводами для Соединённого Королевства стали заинтересованность британских инвесторов и бизнес-кругов в оказании помощи, а также уровень политических контактов с каждым из проблемных государств. В частности, Британия весьма активно включилась в процесс финансовую помощь Ирландии. Пакет финансовой под-держки Ирландии состоит из нескольких частей и идёт из пяти источников. Британия участвует в трёх из них: через Европейский финансовый стабилизационный механизм (ЕМФС), в который вкладываются все государства-члены ЕС165, через МВФ, членом которого она состоит, и через займы, предоставленные Ирландии напрямую166. В случае с Португалией британские средства идут только через ЕМФС и МВФ.

В отношении помощи Греции официальная позиция Британии куда более жёсткая, хотя британские политические деятели придерживаются различных точек зрения на проблему. Офи-циальную позицию страны озвучил министр финансов консерватор Дж. Осборн. Он заявил, что Соединённое Королевство больше не будет оказывать помощь Греции через структуры ЕС, поскольку это проблема зоны евро, в которую Британия не вхо-дит. В то же время она не отказывается от помощи Греции по линии МВФ167.

Представители оппозиционной Лейбористской партии высказывают мнение в зависимости от личных убеждений. Так, Дж. Стро, бывший министр иностранных дел в первом кабинете Тони Блэра и известный евроскептик, солидарен с позицией консерваторов. Более того, он считает, что Греция должна вый-ти из еврозоны, чтобы не спровоцировать её развал. Бывший же министр по делам Европы Д. Макшейн утверждает, что в интересах Британии оказать Греции всю возможную помощь, в том числе финансовую168. Впрочем, все британские политики солидарны в том, что Великобритания тесно связана с ЕС и странами зоны евро и кровно заинтересована в стабилизации ситуации в ней.

Оценивая политику коалиционного правительства Великобритании в отношении Евросоюза, можно сделать вывод, что за истекший год она не претерпела серьёзных изменений. Велико-британия, как обычно, делает отдельные громкие заявления скеп-тического характера, что мало влияет на сам процесс её участия в ЕС, и строго соблюдает свои интересы в Европе. Важно также отметить, что премьер-министр консерватор Д. Кэмерон, заняв свой пост, фактически повторил высказывание Тони Блэра 1997 г., заявив, что он хотел бы, чтобы «Британия была позитивным игроком в Европе»169.
О.И. Каринцев
ВЛИЯНИЕ ВЕЛИКОБРИТАНИИ НА ПОЛИТИЧЕСКИЙ

ВЕКТОР ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
Одна из весьма актуальных проблем современных европейских исследований – влияние Великобритании на политический вектор Европейского союза, на принятие решений на европейском уровне, которые приводят к изменению вектора развития ЕС. Очевидно, что характер такого влияния зависит, прежде всего, от конфигурации политических сил в стране и экономической роли страны в объединённой Европе.

Как показывают результаты синтезирования данных о поли-тических векторах Европарламента и парламента национальных государств в рамках компьютерной модели европейской политики, текущая конфигурация политических сил объединённой Европы такова:

– 34,6% принадлежит представителям политического цент-ра, которые представляют в основном христианско-демократи-ческие и консервативные («сострадательный консерватизм»), либеральные и социал-демократические партии (социал-либе-ральное крыло);

– 21,1% имеют правоцентристы, представляющие либераль-но-консервативный (праволиберальный) лагерь в составе христианско-демократических, консервативных и правых (национал-консервативных) партий;

– 14,4% располагают левоцентристы, входящие в социал-де-мократические, социал-либеральные, зелёных, регионалистские и левые партии;

– 11,0% имеют умеренные правые, действующие в рамках национал-консервативных и крайне правых партий, а также в христианско-демократических и консервативных;

– 6,5% принадлежит умеренным левым, которые действуют как на левом крыле социал-демократических, так и на правом крыле левых партий, а также в партиях зёленых и регионалистов;

– 6,4% – за крайне левыми, которые в основном представляют собой течения в левых партиях, иногда – в партиях зелёных и регионалистов;

– 5,9% имеют крайне правые, действующие в наиболее радикальной части соответствующих партий.

Как видно, наибольшее влияние на европейскую политику на современном этапе оказывают центристы, которые более чем в 1,5 раза опережают своих ближайших конкурентов – правоцентристов, которые, в свою очередь, в полтора раза опережают обладателей третьего места – левоцентристов. Таким образом, доля центра в европейской политике равна совокупной доле правого и левого центра вместе взятых. Далее следуют умерен-ные правые, которые по своему влиянию располагаются между левым центром и остальными течениями – умеренными левыми, крайне левыми и крайне правыми. Последние обладают близким по значению влиянием, а совокупное влияние обоих крайних флангов политического спектра (либо любого из них в сумме с умеренными левыми) сопоставимо с влиянием умеренных правых (табл. 1).

Табл. 1.

Конфигурация политических сил в Европейском союзе



Крайние левые

6,4%

Умеренные левые

6,5%

Левоцентристы

14,4%

Центристы

34,6%

Правые центристы

21,1%

Умеренные правые

11,0%

Крайние правые

5,9%

Помимо политического вектора, второй фактор влияния на политическую конфигурацию Европейского союза – относительный вес государств-членов ЕС, зависящий от показателя ва-лового внутреннего продукта. С этой точки зрения европейские страны можно разделить на четыре группы, соотношение ВВП каждой из которых с общеевропейским можно рассматри-вать как относительный вес соответствующего государства.

Как первой группе стран принадлежат лидеры по этому показателю – Германия, Великобритания, Франция, Италия и Испания, относительный вес каждой из которых составляет 9,9%, в то время как страны, входящие в четвёртую группу – Болгария, Литва, Словения, Люксембург, Латвия, Эстония, Кипр и Мальта – обладают относительным весом лишь в 0,9%.

Промежуточное положение занимает вторая группа (Польша, Нидерланды, Бельгия) с относительным весом в 5,1% и тре-тья группа (Швеция, Австрия, Чехия, Румыния, Португалия, Да-ния, Финляндия, Венгрия, Финляндия, Ирландия, Словакия) с относительным весом в 2,2% (табл. 2).

Таблица 2



ВВП и относительный вес государств-членов ЕС

Государство-член

ВВП (в млрд межд.долл.)170

Относительный вес (в %)

Австрия

343,831

2,2

Бельгия

405,470

5,1

Болгария

100,773

0,9

Кипр

23,842

0,9

Чехия

268,772

2,2

Дания

208,272

2,2

Эстония

25,784

0,9

Финляндия

193,903

2,2

Франция

2204,708

9,9

Германия

3048,181

9,9

Греция

311,794

2,2

Венгрия

194,974

2,2

Ирландия

175,185

2,2

Италия

1811,832

9,9

Латвия

33958

0,9

Литва

59,825

0,9

Люксембург

42,796

0,9

Мальта

10,793

0,9

Нидерланды

694,574

5,1

Польша

757,171

5,1

Португалия

245,968

2,2

Румыния

260,725

2,2

Слования

126,098

2,2

Словения

58,362

0,9

Испания

1395,104

9,9

Швеция

372,765

2,2

Великобритания

2223,002

9,9

Влияние роста ВВП на усиление или ослабление тех или иных политических сил в Евросоюзе определяется политической конфигурацией и относительным весом государства-чле-на. Как видно из табл. 3, рост ВВП государств-членов ЕС различным образом влияет на относительный вес определённых политических сил в Европе («+» означает позитивное влияние, «–» – негативное). Например, увеличению относительного веса крайне левых способствует рост ВВП Кипра, Дании, Финляндии, Греции, Ирландии и др. Этому благоприятствует либо относительно левый вектор многих из этих стран (Кипр, Греция, Ирландия, Испания), либо, наоборот, достаточно правый вектор (Румыния, Литва, Словакия), который способствует ослаблению центристских сил, и, опосредованно, усиливает более радикаль-ные силы левого фланга.

От роста ВВП во многом тех же государств выигрывают и представители умеренно левого течения европейской политики. Однако в отличие от крайне левых, умеренные левые наращивают влияние по мере роста ВВП Нидерландов и, наоборот, их влияние ослабевает вследствие роста ВВП Финляндии и Порту-галии. Иная ситуация наблюдается в случае с левоцентристами, которые усиливают позиции в результате роста ВВП таких государств, как Австрия, Бельгия, Франция, Германия, Италия, Швеция, Великобритания, или, наоборот, теряют их в результа-те роста ВВП тех стран, которые способствуют усилению более левых сил (Дания, Словакия, Испания и др.).

Экономический рост во многих из этих стран способствует усилению европейских центристов, однако данное наблюдение не относится к Франции, которая имеет один из наиболее правых политических векторов в Европе. В свою очередь, в отличие от левоцентристов, центристы выигрывают от экономического роста в Болгарии, Чехии, Эстонии, Финляндии, Люксембурге, Нидерландах и Испании и проигрывают в результате ро-ста ВВП Ирландии и Италии. Сходные тенденции влияния про-слеживаются и в случае правоцентристского лагеря, однако, здесь рост ВВП Австрии, Финляндии, Германии, Греции, Люксембурга, Португалии, Испании и Швеции не в его пользу, в то время как обратное можно сказать о Кипре, Франции, Венгрии, Италии, Литве, Польше, Румынии и Словакии.

Что касается умеренно правого лагеря, то здесь наблюдают-ся во многом сходные тенденции с правоцентристским, однако, в отличие от него, влиянию первого способствует экономический рост Дании и Ирландии, но не способствует соответствую-щий параметр Болгарии, Кипра, Чехии, Эстонии, Латвии, Маль-ты, Нидерландов, Румынии и Словакии. В отличие от умеренно правых, для представителей крайне правого течения европейской политики выгоден рост ВВП Австрии, Болгарии, Финляндии, Румынии, Словакии, Словении и Испании и невыгоден рост ВВП Франции, Италии и Польши (табл. 3).

Таблица 3

Влияние роста ВВП государств-членов на относительный вес политических сил в ЕС



Государство-член

Крайне левые

Левые

Левый центр

Центр

Правый центр

Правые

Крайне правые

Австрия





+

+





+

Бельгия





+

+

+

+

+

Болгария







+

+



+

Кипр

+

+





+





Чехия







+

+





Дания

+

+







+

+

Эстония







+

+





Финляндия

+





+





+

Франция





+



+

+



Германия





+

+







Греция

+

+

+

+







Венгрия









+

+

+

Ирландия

+

+

+





+

+

Италия





+



+

+



Латвия





+

+

+





Литва

+

+





+

+

+

Люксембург







+







Мальта





+

+

+





Нидерланды



+



+

+





Польша









+

+



Португалия

+



+

+







Румыния

+

+





+



+

Словакия

+

+





+



+

Словения

+

+









+

Испания

+

+



+





+

Швеция





+

+







Великобритания





+

+







Данные результаты позволяют сравнить политический вектор Великобритании с этим показателем в других государствах-членах и в ЕС в целом. Вектор складывается из текущей конфигурации сил с учётом политического веса и варьируется в диапазоне от 1 (крайне левые) до 42 (крайне правые).

По этому показателю европейские государства подразделя-ются на несколько групп. В первую группу входит лишь Кипр (10) как государство с самым левым политическим вектором в ЕС; вторую группу составляют Греция и Испания, где у власти находятся социал-демократические правительства (их вектор равен 18). В третью группу с показателем «21» входят Швеция, Германия и Ирландия, так же как и Австрия (имеет более правый вектор 22).

Четвёртую группу составляют Люксембург, Мальта и Португалия, после которой следует Великобритания с вектором «24», что соответствует правой границе центристского фланга. Со Словении, имеющей вектор «25», начинаются группы, зани-мающие более правоцентристские и правые позиции. Нидерлан-ды с показателем в 26 пунктов соответствуют вектору Евросо-юза в целом. В седьмую группу с показателем в 27 пунктов вхо-дят пять государств-членов: Румыния, Эстония, Польша, Латвия и Литва; затем следует Бельгия с 28 пунктами. Девятую группу (29) составляют Словакия и Чехия, за которыми идут Италия и Франция (30). Замыкают список Болгария с показателем в 31 пункт и Венгрия с 32 пунктами, которая в настоящий момент является государством с наиболее правым политическим вектором в Евросоюзе (табл. 4).

Таблица 4



Вектор государств-членов Евросоюза

Кипр

10

Люксембург

23

Нидерланды

26

Бельгия

28

Греция

18

Мальта

23

Евросоюз

26

Словакия

29

Испания

18

Португалия

23

Румыния

27

Чехия

29

Швеция

21

Британия

24

Эстония

27

Италия

30

Германия

21

Словения

25

Польша

27

Франция

30

Ирландия

21

Дания

26

Латвия

27

Болгария

31

Австрия

22

Финляндия

26

Литва

27

Венгрия

32

Таким образом, результаты исследования позволяют ответить на вопрос, каким образом современная Великобритания влияет на политическую конфигурацию и вектор Евросоюза. Как показывает анализ, увеличение доли Великобритании в ВВП Евросоюза усиливает следующие тенденции: больше всего воз-растает влияние левоцентристов и центристов за счёт ослабления влияние правых. Значительно меньшее влияние оказывается на крайне левых, левых, правоцентристов и крайне правых, позиции которых имеют тенденцию к ослаблению.
М.В. Минаев
Каталог: doclad
doclad -> Визуальная поддержка когнитивной деятельности оператора
doclad -> 004. 89, 81. 33 Когнитивная интероперабельность экспертной деятельности и ее приложение в геоинформатике
doclad -> Средства моделирования на основе темпоральных сетей петри для интеллектуальных систем поддержки принятия решений
doclad -> Публичный доклад дома детского творчества «Юность» за 2013-2014 учебный год 2014
doclad -> Ассоциация Адвокатов России за Права Человека доклад о пытках, других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания, насильственном и недобровольном исчезновении
doclad -> Мо нелазское сп
doclad -> Об итогах экономического и социального развития Красноармейского района за девять месяцев 2011 года, о ходе реализации Стратегии до 2020 года и задачах на среднесрочный и долгосрочный периоды
doclad -> Состояние нормативно-правового регулирования в сфере федерального государственного надзора в области геодезии и картографии
doclad -> С. Б. Адаксина Заместитель генерального директора


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница