Академик Сергей Королёв




Скачать 53.93 Kb.
Дата09.07.2016
Размер53.93 Kb.




НИС«Академик Сергей Королёв» выполнил поставленную ЦУП-ом задачу: определить параметры траектории полёта «Прогресса-13» и заложить на борт грузовика уставки для коррекции орбиты, в обеспечение стыковки

с орбитальной станцией «Салют-7».
Центральный командный пункт измерительных средств ЦПУИС в полной готовности к сеансу связи с комплексом «Салют-7» — «Союз-5».

(рассказ руководителя группы управления на НИС «АСК» Н.И. Букреева и В.Д Благова).


Вдруг, по громкой связи оператор ЦУПа попросил к микрофону меня. Так и сказал:

— Прошу пригласить на связь руководителя группы управления Букреева.

— Букреев на связи, – ответил я, испытывая чувство тревоги. Что-то у них случилось?

После небольшой паузы заговорил оператор ЦУПа. В его голосе, как мне показалось, были напряжение и тревога:

— С вами будет говорить Юрий Петрович.

В ЦПУИСе сразу наступила тишина. Только кто-то спросил:

— А кто это?

— Семенов Юрий Петрович – Главный конструктор долговременных орбитальных станций ЦКБЭМ, – прикрыв микрофон, сказал я.

— Николай Ильич! По предварительной оценке, коррекция орбиты прошла с отрицательным результатом из-за ошибки при закладке уставок. По траекторным измерениям на третьем витке – объект теряет высоту. Перезаложить уставки на следующем витке не представляется возможным. Вы меня поняли?

— Да, Юрий Петрович, понял.

Все смотрели на меня. На их лицах отражалась одно пожелание:  Не дрейфь!

— «Королев» остался единственным пунктом, который должен исправить положение. Сейчас баллистики готовят программу для КРЛ (командная радиолиния). Вам передадут по этой связи всю информацию для закладки на борт. Подготовьтесь к этому, – сказал Семёнов и замолчал.

— В громкоговорителе слышно было, что Семенов с кем-то разговаривает, но понять, о чем шел разговор, я не смог, – продолжил Николай Иванович, — уловил только слова: «начальные условия».

— «Королев»! – позвал Семенов и сказал:

— Хочу предупредить, что начальных условий на вашу зону видимости для «Прогресса» дать не сможем. Баллистики готовят вам рекомендации. Вы меня поняли?

— Да! Я вас понял. Будем искать решение, — ответил я.

ЦУП замолчал. Я почувствовал в этом молчании приближение тревожной неизвестности.

Первым начал искать решение Феоктистов. Он вызвал баллистиков, начальника антенного отдела в ЦПУИС, технического руководителя комплекса «Мезон» Кривошеева.

Они тут же через оператора ЦУПа, вызвали баллистика и управленца, запросили нужную информацию, обсудили проблемы. До начала первого сеанса оставалось времени не больше часа.

В динамике послышались шорохи. Кто-то пытался заговорить.

— Николай Иванович, – зазвучал голос Юрия Петровича, — скажите, начальник экспедиции, и капитан меня слышат?

— Да, они рядом.

— Здравствуйте. Случилась нештатная ситуация в нашей зоне видимости. Под угрозой вся предстоящая программа полета «Салюта» и «Союзов». ГОГУ считает, что «Академик Сергей Королев» эту угрозу может ликвидировать. Прошу вас принять все меры для выполнения программы предстоящего сеанса связи с «Прогрессом-13».

— По всем сомнительным пунктам программы обращайтесь немедленно в ЦУП. Здесь работают все нужные специалисты. Желаю вам удачи! Я тоже буду в ЦУПе.

— Экспедиция и экипаж всегда помнят, что НИС носит имя «Академик Сергей Королёв» и сделают все, чтобы дело, начатое им, успешно развивалось, – сказал Феоктистов. Как мне показалось, он сам удивился своему пафосу. Послышался одобрительный гул, и прозвучали из динамика слова Семенова:

 — Спасибо! Надеемся и верим,  убеждены – «королёвцы» помогут «Прогрессу-13» выполнить свою миссию. Полет «Салюта» пойдёт по программе. Спасибо.

— Вот так товарищи королёвцы, отступать некуда! – улыбаясь, сказал Валентин Сергеевич.

—  Положение было очень серьезное. Представляешь, «Салют-7» только-только обживался Березовым и Лебедевым, позывной «Эльбрус». Планы на «Салют-7», можно теперь сказать, были большие. ДОСы считались стержнем нашей космической программы, рекламой успехов строительства социализма. «Лунную гонку» мы проиграли начисто. Зато громко трубили о новой формации Советского народа, который под руководством КПСС, скоро будет жить при коммунизме в отдельных квартирах. Тогда мы еще верили в наш приоритет в космосе.

Все, кто был в ЦПУИС стали оценивать важность «Прогресса-13» и почему сам Главный конструктор выходил на связь с «АСК».

В.Д. Благов, представитель ЦУПа дал исчерпывающую оценку сложившегося положения:

— Во-первых, «Прогресс» – детище Юрия Петровича. Это по его инициативе были начаты разработки грузового транспортного корабля в то время, когда Мишин начал отступать от ДОСов. Челомей разрабатывал «Алмаз» с транспортным кораблём снабжения. МО поддерживало его. Для того, чтобы «Салют» летал нужен специальный грузовой корабль. «Союз» одновременно с доставкой экипажа эту задачу выполнять не мог.

— Во-вторых, «Салют-6» уже летал в беспилотном варианте и планировался к затоплению. Разрабатываемая под руководством Семенова ДОС под названием «Мир» пока была только в макетном исполнении и замены «Салюту» не было. Кроме того, мы объявили о полетах интернациональных экипажей на «Салюте-7», причем космонавтами могли быть представители различных стран, в том числе и социалистического лагеря. Вот так обстояли дела. Здесь уже не только внутренние наши распри, но и отношения с нашими, как нынче принято говорить, оппонентами.

Благов задумался на некоторое время, что-то вспомнил и, видимо довольный, обнаруженной в памяти информацией, улыбаясь, сказал:

— И, в-третьих, к интересующему вас моменту, в МОМе (Минобщемаш) было принято решение прекратить работы по «Алмазу», так как две станции создавать и содержать было не под силу, да и американцы отказались от своей военной орбитальной станции «Мол». Потеря «Салюта» в этом случае, была чревата непредсказуемыми последствиями. Да и Главный конструктор «Алмаза» Челомей был неуступчив и неистощим на новые идеи. Ну, вот и все.


Разговор при встрече в ЦУПе в кабинете В.Д. Благова, Н.И. Букреева и О.М. Павленко в 2001 г. г Королёв.

— Виктор Дмитриевич, – обратился Букреев. Я хочу закончить про работу «АСК» по «Прогрессу-13». Мы много говорим, но до главного дойти никак не можем. 23 мая «АСК» сделал существенный вклад в жизнь долгосрочной программы полета «Салюта-7» в самом ее начале. «Прогресс-13» летел к «Салюту», чтобы заправить его топливом и пополнить запасы воды, доставить оборудование, которое было снято со станции при старте, так как был перегруз. В составе оборудования были приборы ЭП-1 французского исполнения для Жака Кретьена. «Прогресс-13» должен был поднимать орбиту станции своими двигателями и предать топливо на станцию. За сутки орбита «Салюта» снижается на 500 м.

— Если «Прогресс» не состыкуется, то космонавтам пришлось бы покинуть станцию из-за снижения орбиты и окончания гарантийного срока корабля «СоюзТ-5» на котором они могли вернуться на Землю. В общем, рушилась вся программа, – продолжил Букреев.

— Да, я помню этот случай, – заговорил Благов. Немножко понервничали мы в ЦУПе. Но моряки, ни разу за все время наших взаимодействий не срывали работ и мы, при всем напряжении, все-таки не запаниковали. Мы верили, во всяком случае, я, в то, что королёвцы справятся с поставленной задачей. В составе оперативной группы дважды работал на НИСах. На «Комарове» в 1969 г. работали по трем «Союзам». На «Королеве» в 1971 г., когда случилась трагедия с «Салютом» – «Союзом-11».

— Работать они научились, – удовлетворено говорил Благов.  Они же работу долго ждут, упорно готовятся к ней. Она для них, как летний дождь во время засухи.

— Полностью согласен с вами, Виктор Дмитриевич. Мне этот случай хочется рассказать Олегу Максимовичу. Редко измерительные пункты отмечались руководством в экстремальных ситуациях. Чаще лавры доставались тем, кто работал в присутствии начальства. А пункты разбросаны были по всему Союзу. C НИСами работали дежурные смены, когда в Союзе все отдыхали. Их и слушали только те, кто обеспечивал «глухие» витки.







База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница