Аграрный сектор России: перспективы выхода из кризиса




Дата14.08.2016
Размер74.3 Kb.

Б.Е. Фрумкин,


к.э.н, зав. сектором аграрных отношений

Института экономики РАН, Москва


Аграрный сектор России: перспективы выхода из кризиса

Аграрный сектор наиболее «национален» по типу воспроизводства в экономике России. Тем не менее, кризисные тенденции в его развитии, заметно обострившиеся в конце 2008 – начале 2009 гг., обусловливаются не только специфически российскими, но и общемировыми, факторами.



Общемировое измерение кризисных явлений в российском сельском хозяйстве связано с исчерпанием в основном к середине первой декады 21 века возможностей технико- технологической модели роста мирового агропродовольственного производства, инициированной «зеленой революцией» 1960 – х гг. Закончился связанный с нею почти 50-тилетний период относительно дешевого продовольствия и прежнего «мирового продовольственного порядка», не требовавшего согласования аграрной стратегии основных «игроков» мирового продовольственного рынка и ограничивавшегося текущей международной помощью особо нуждающимся странам.

Со стороны спроса обычно выделяют два фактора таких изменений – быстрый рост мирового населения и изменение структуры потребления продуктов питания. По оценкам ФАО, за 2008 – 2050 гг. население планеты увеличится почти в 1,4 раза (до 9,2 млрд. чел.), причем более 85% этого населения будет жить в развивающихся странах. Даже при нынешней структуре потребления для соответствия такому приросту производство продовольствия должно увеличиться на 70%. Широкий же переход к модели потребления развитых стран потребовал бы использования агроклиматических ресурсов трех таких планет, как Земля. Возникает необходимость согласованного формирования новой менее «богатой» и «ресурсоемкой» мировой модели потребления.

Со стороны предложения называют шесть фундаментальных факторов: ограниченность земельных, ухудшение водных, лимитированность трудовых и энергетических ресурсов, изменения климата и сужение природного биоразнообразия .

Мировые ресурсы пригодных для сельского хозяйства земель близки к исчерпанию. Площадь же сельхозземель «продовольственного назначения» к 2050 г. может даже сократиться. Главный путь адаптации к этому - массовый переход на почвосберегающие технологии и системы мелиорации земель. Аграрный сектор уже потребляет 70% используемых человечеством пресноводных ресурсов. Дальнейшее наращивание этого потребления практически невозможно. Назрел переход к широкому внедрению водосберегающих технологий и рационализации (в аспекте водообеспечения) размещения мирового производства продовольствия. В сельском хозяйстве занято около 40% трудовых ресурсов мира, однако сельское население и занятость сокращаются почти повсеместно, нередко без компенсации ростом производительности труда. Решение проблемы предполагает дальнейшую машинно – техническую модернизацию производства и проведение политики комплексного развития сельских территорий. На энергозатраты приходится 20% издержек продукции аграрного сектора в развитых экономиках, и эта доля растет. Необходимо широкое внедрение как энергоэффективных технологий сельхозпроизводства, так и технологий переработки на топливные и энергетические цели отходов этого производства и непродовольственной биомассы.



Климатические изменения делают более частыми и глубокими природные катаклизмы (засухи, наводнения, ураганы) и погодные колебания. При нынешней технологической модели само сельское хозяйство способствует изменениям климата, производя 14% глобальной эмиссии парниковых газов. Основными инструментами агробизнеса постепеннно становятся климатическое моделирование и управление погодными и водными рисками. Повышается важность сохранения биоразнообразия сельхозкультур и животных. Уже утрачено почти 75% их естественного генетического разнообразия , обеспечивавшего устойчивость к жаре, холоду, засухам и другим экстремальным условиям. Необходимы модернизация всего цикла селекционно – семеноводческой и племенной работы, создание централизованных мировых «генетических банков» используемых, а также сохранение «на местах» малоизвестных, сортов растений и пород животных.

Перечисленные фундаментальные факторы, видимо, будут определять развитие мирового производства продовольствия до 2050 г. и обусловят переход к новой «эко – технологической» модели его роста, формирование нового «агропродовольственного порядка», основанного на объединении усилий по рационализации использования материальных и интеллектуальных ресурсов планеты для обеспечения глобальной продовольственной безопасности.

Однако, приоритетное разрешение мирового продовольственного кризиса может помочь вывести человечество из «глобального кризисного треугольника» без значительных потрясений, создавая предпосылки для преодоления энергетического (внедрение энергоэкономных технологий агропроизводства, развитие сельской био- и другой альтернативной энергетики), финансового (расширение зоны ликвидных биржевых и иных финансовых инструментов за счет устойчивого платежеспособного спроса на основные агропродукты, реанимация аграрной ипотеки и др.) и экономического (оживление потребительского спроса на основе роста доходов сельских жителей, удешевление трудовых ресурсов в экономике в целом за счет снижения продовольственных расходов населения и инвестиционного спроса на базе роста заказов на сельхоз - , транспортно – и перерабатывающие машины и оборудование, агрохимикаты, стройматериалы, логистическо-транспортные услуги и др.) кризисов, а также для эффективной борьбы с изменениями климата (переход на почво – и водосберегающие технологии в растениеводстве, снижение эмиссии газов в животноводстве, залесение непригодных для сельхозпроизводства земель). Эти направления в основном учитываются разворачивающейся в новых лидерах мирового производства продовольствия (Бразилии, Китае, Индии) «второй зеленой революцией» (в Индии она должна обеспечить 4% прироста сельхозпроизводства в год ). Готовятся к ней и развитые экономики. В Евросоюзе намечено и впредь сохранять сильную общую аграрную политику, адаптированную к новым глобальным вызовам, позволяющую фермерам лучше реагировать на сигналы рынка, поддерживающую многообразие и качество природных ландшафтов, достойный уровень и качество жизни на селе.

Общемировые тенденции актуальны и для России. Однако она - одна из немногих стран, на которые фундаментальные факторы, ограничивающие мировое производство продовольствия, влияют относительно слабее. Временные факторы (снижение мировых запасов продовольствия, повышение их цен и колебания курса доллара) в 2007 – 2008 гг. даже способствовали развитию ее аграрного сектора, облегчив экспортную экспансию на рынках зерновых и масличных и стимулировав импортозамещение по некоторым продуктам животноводства.

В целом агроклиматический и биологический потенциал России используются недостаточно эффективно: из имеющихся в хозяйствах 102 млн. га пашни в 2008 г. не засевались свыше 25 млн.га (больше, чем площадь пашни в Центральном или Сибирском федеральных округах и почти 25% площади пашни в Евросоюзе), причем под 56% посевов не вносились минеральные удобрения. Молочный потенциал коров используется лишь на 40-60%. До 70% сельхозпроизводителей в растениеводстве и около 90% в скотоводстве используют экстенсивные технологии. Россия пока не выходит даже на среднемировые производственно – экономические параметры и обеспечивает менее 2 % добавленной стоимости в мировом сельском хозяйстве.

Сохранение и рационализация использования данного потенциала в целях обеспечения продовольственной безопасности России и позиционирования ее как одного из ведущих мировых продуцентов и экспортеров продовольствия сдерживается застарелым производственным и социально – экономическим отставанием национального АПК. Этот комплекс лишь в последние годы начал выходить из системного кризиса, связанного с плохо проработанными и еще хуже реализованными рыночно – структурными преобразованиями, включая практическое самоустранение государства от финансового и институционально-правового регулирования данного процесса.

Определенный эффект дали реализация национального приоритетного проекта по АПК и Госпрограммы развития сельского хозяйства. Однако они слишком ограничены по срокам, охвату отраслей и территорий и финансированию Более того наметилась опасная тенденция к кризисному секвестированию части этих расходов. В 2009 г. расходы на развитие сельских территорий сокращены почти на 50%, объявлено о снижении вдвое расходов на интервенционные закупки зерна. Это снижение происходит на фоне обеднения значительной части россиян и сокращения платежеспособного спроса на продовольствие.



Почти на год (с ноября 2008 г.) затянулось представление в Правительство Доктрины продовольственной безопасности России, подготовленной Минсельхозом РФ. А ведь в ней (в отличие от прогнозов и действующей госпрограммы) сформулированы долговременные стратегические цели и задачи развития российского АПК (обеспечение населения основными видами продовольствия на основе отечественного производства – покрытие им 90 – 95% потребления зерна, картофеля, молока и молокопродуктов, 80 – 85% потребления мяса и мясопродуктов, сахара и растительного масла; государственная гарантия качества и безопасности потребляемых продуктов питания; предотвращение внутренних и внешних угроз нарушения продовольственной безопасности). Доктрина определяет главные направления соответствующей государственной политики, а также намечает основные институционально – правовые и финансово – экономические механизмы их реализации и оценивает затраты на нее.

При доработке и реализации Доктрины продовольственной безопасности целесообразно исходить из концепции «эффективного аграрного протекционизма», нацеленного не на изоляцию от мирового хозяйства, а на использование внешних возможностей для его коренной модернизации и повышения внутренней и международной конкурентоспособности, включая обоснованную экспортную экспансию в сельскохозяйственных и несельскохозяйственных отраслях российского АПК.

Процесс новой «эко – технологической революции» в аграрном секторе России может проходить в два этапа – первый до 2020 г., второй до 2030 – 2050 гг. Первый этап должен обеспечить базу для развертывания коренной научно – технологической модернизации, второй - ее активное внедрение и корректировку конкретных направлений и форм.

На первом этапе в сельхозпроизводстве целесообразно сосредоточиться на применении высокоточных и высокопроизводительных технологий более традиционного типа на основе кардинального повышения внесения минеральных удобрений и щадящих пестицидов и использования энергонасыщенных тракторов и других сельхозмашин. Во внешнеэкономической сфере целесообразно не только в разумных пределах регулировать тарифными и нетарифными мерами импорт агропродовольственной продукции, но и создавать системы обеспечения экспортной экспансии российского АПК на дву- (путем заключения долгосрочных соглашений о поставках из России зерна и другой продукции), так и многосторонней (гармонизация международной агропродовольственной торговли, в т.ч. вне рамок ВТО, особенно с партнерами по ЕврАзЭС).

На втором этапе на основе широкого внедрения организационно – технологических систем управления продукционным процессом станет возможным переход к соответствующей мировым тенденциям «эко-технологической» модели устойчивого роста российского аграрного сектора. Во внешеэкономической сфере Россия должна стать одним из разработчиков и организаторов «нового мирового продовольственного порядка», включая участие в создании и распоряжении (в рамках Глобального партнерства по сельскому хозяйству и продовольственной безопасности и других подобных инициатив ООН, «большой восьмерки» или «двадцатки») международных резервов зерна, сухого молока и других базовых продуктов, и превратиться в важного регулятора соответствующих мировых рынков.






База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница