Афганистан в XVI-XIX вв




Скачать 496.98 Kb.
страница1/2
Дата12.06.2016
Размер496.98 Kb.
  1   2
Министерство высшего и среднего специального образования.

Ташкентский государственный институт востоковедения.

Факультет восточной филологии и истории
Кафедра История Народов Центральной Азии

Курсовая работа

На тему:

Афганистан в XVI-XIX вв.


Выполнила:

Студентка 3-курса

Историко-филологического факультета

Направления история народов Центральной Азии.

Мамадиева Шахруза.

Ташкент-2011г
Содержание

Введение

Глава 1. Об Афганцах


    1. Этногенез и этническая история афганского народа

    2. Этнографическая классификация афганского народа

Глава 2. Исторический очерк

2.1. Афганистан до XVI в.

2.2. Афганцы с XV до середины XVIII в.

2.3. Дуранийская держава. Междоусобная борьба в Афганистане в первой трети XIX в.

2.4. Первая англо0афганская война.

2.5. Афганистан в период между первой и второй англо-афганскими войнами. (40-70 годы XIX в.)

2.6. Вторая англо-афганская война 1878-1880 гг.

2.7. Афганистан в конце XIX в.



Глава3. Культура

3.1. Литература

3.2. Исторические памятники

3.3. Изобразительное искусство



Заключение

Список использованной литературы

Введение
Актуальность исследования.

Историю своего народа и государства в нашей республике знает каждый гражданин и учит каждый ученик. История своей страны для каждого человека дорога. Но для сегодняшнего дня современный человек должен быть в курсе не только о событиях своей родины, но и должен иметь представления о новостях соседних государств. Для этого мы должны уважать эту страну, их население; знать их обычаи, культуру и историю. В связи с этим Президент Республики Узбекистан И. А. Каримов в интервью газете «Туркистон» подчеркнул, что «Нацию надо беречь, а для этого нужно изучать ее подлинную историю, хранить и оберегать ее». 1 Ведь мы жители Центральной Азии связаны между собой историей и культурой.

Афганистан – страна тысячи городов, страна гор и легенд, ключ к Индии. И пожалуй, нелегко найти на Азиатском континенте культуру, которая бы не оставила свой след на этой земле.

Степень изученности проблемы

История Афганистана дает материал, анализ которого позволяет поставить ряд методологических вопросов и выявить некоторые подробности, уточняющие и дополняющие имеющиеся в науке представления о социологических закономерностях. Прежде всего, это относится к периоду позднего средневековья и нового времени, поскольку развитие феодализма, происходившее у многих афганских племен еще в 18-19 вв., сравнительно детально освещается в письменных источниках. История афганцев дает возможность проследить этапы процесса возникновения частной собственности на землю, сменяющей при развитии феодальных отношений общую собственность на землю племен и их подразделений. 2

Первые публикации об Афганистане появились в Росси еще в начале XVIII в. Они знакомили читателей со страной и ее населением, с событиями в Гератском и Кандагарском княжествах., с их борьбой против войск Надир-шаха. В середине – второй половине XVIII в. в России было также подготовлено и издано несколько работ о державе Дуррани – первом суверенном государстве, объединившем в своих границах все населенный афганцами земли, о деятельности основателя этой державы Ахмад-шаха Дуррани и его преемников, о торговых связях Росси с Афганистаном.

Подлинно научное изучение Афганистана было начато с Росси в 1829-1838 гг. трудов академика В.А.Дорна. он был основоположником изкчения истории пуштунского народа.

В середине – второй половине XIX в. большой вклад в изучение Афганистана внесли своими исследованиями видные востоковеды В.В.Григоръев, Н.В.Ханыков, Л.Н.Соболев, М.И.Венюков, Н.А.Аристо, С.Н.Южаков и др. они исследовали проблемы древней и средневековой истории Афганистана, этногенеза его народов, социальной структуры пуштунского общества, его нравы и обычаи, историю борьбы народов за свободу и независимость, проблемы англо-вфганских отношений. В конце XIX – начале XX в. много и плодотворно работали над изучением Афганистана А.Е.Снесарев, М.В.Грулев, А.А.Бобринский. Выдающийся вклад в изучение истории и культуры этой страны внес академик В.В.Бартольд. 3

Имеющиеся сведения о крупнейших народных движениях, восстаниях позволили историкам средневекового Востока в той или иной мере восстановить их историю. К примеру движение «рошани», охвативший в 16 – начале 17 в. области афганских племен. Начало изучению истории рошани было положено М.Г.Аслановым.

Освещение таких вопросов как: история борьбы Афганистана за независимость и история возникновения и развития Афганского государства, значительно облегчалось наличием исследований историков, из которых наибольшее значение имеют труды И.М.Рейснера, а также Ю.В. Гонковского, посвященные Афганскому государству в 18 в., Л.Р.Гордон-Полонской о социально-экономических отношениях у афганских племен во второй половине 19 в. 4
Структура моей работы состоит из трех глав. В первой главе я даю краткую информацию о происхождении афганского народа, а также об этнографической классификации этого народа, т.е. их основная территория, язык и т.д. Вторая глава посвящена моей основной работе: истории Афганистана XVI-XIX вв., даю общую характеристику истории до этого периода, а потом приступаю к основной теме. В третьей главе рассказывается о культуре, и заканчиваю свою работу кратким заключением.

Глава 1. Об афганцах.

1.1. Этногенез и этническая история афганского народа.
Первые упоминания этнонима «афганцы» появляются в источниках не позднее 6-7 вв. н.э. и связаны с областями Сулеймановых гор и Газни-Кандагарского нагорья. Видимо, области Южного Афганистана и Северо-западной Индии можно считать основной территорией формирования афганской народности. Древнее население этих областей, говорившее на языках восточноиранской групп, к которым принадлежит и современный афганский язык (пушту), явилось, по-видимому, одним из важнейших составных компонентов афганской народности на ранних этапах ее сложения, и племена, населявшие эти области, были предками афганцев.

Ко 2 в. до н.э. относится инфильтрация сакских племен в среду восточноиранского населения Арахости и Дрангианы, имевшая важное значение для афганского этногенеза.

Можно предполагать, что важным компонентом афганской народности были и эфталитские племена, политическим центром которых были области Бактрии и Кабулистана. Не исключено, что собственное имя эфталитов сохранилось в названии крупнейшего племенного объединения афганцев – абдали. 5

В основное восточноиранское ядро на ранних этапах этногенеза афганцев, по-видимому, вошли бактрийцы и саки.

Однако время окончательного сложения афганской народности еще трудно определить. Есть основания полагать, что очень важным этапом в этногенезе афганцев были 11-12 века.

С распространением власти афганцев на земли, прилегающие к р. Инд, часть местных индийских племен была с течением времени ассимилирована афганцами.

Будучи потомками родственных между собой восточноиранских племен, афганцы и таджики в течение длительного времени жили рядом друг с другом, что обычно приводит к смешению и ассимиляции. 6

Этнографические данные и сообщения письменных источников показывают, что, в частности, среди различных племенных и этнических групп, ассимилированных афганцами, были и арабы. Но нет основания считать, что арабский элемент, вошедший в афганскую народность в сравнительно позднее время, по-видимому, относительно немногочисленный, сколько-нибудь сильно изменил ее состав.

В афганской исторической литературе 16-17 вв. зафиксированы предания о происхождении афганцев от древних израильтян. 7

В этнографической литературе отмечается, что еще в 19 в. термин «афган» мало применялся самими афганцами для обозначения этнической принадлежности. Так их называли соседние с ними народы, прежде всего в Средней Азии и Иране. Самоназванием афганцев, принятым или самими для обозначения своей этнической принадлежности, служило и чаще всего служит и сейчас слово «паштун» (в диалектах восточной ветви языка пушту – «пахтун»).

Этимология этнических названий «афган» и «паштун» не выяснена. Лингвисты предполагают, что древней формой этнического имени паштунов могло быть слово, восходящее к parsu «край», «окраина». Существуют и другие предположения; согласно одному из них, слово «паштун» произошло отназвания хребта Кох-т Сиях-Пашт в Сулеймановых горах.

Из ранних афганских авторов Ахунд Дарвеза (16-17 вв.) употребляет в «Тазкират ал-Абрар» только название «афган», а великий поэт Хушхаль-хан (17 в.) называет свой народ в различных своих произведениях и «афган» и «паштун», употребляя эти слова как однозначные. В средневековых среднеазиатских и иранских письменных источниках встречается тольео «афган» или «авган». Бабур, прекрасно знавший различные афганскиу племена, также именовал их только афганцами (авган), нигде не употребляя слово «паштун».

К названию «паштун», вероятно, восходит и употребительное в Индии по отношению к афганцам этническое имя «патан». В 19 в. термин «патан » вошел в английскую литературу, а затем и в работы на других европейских языках прежде всего для обозначения «афганцев Индии», т.е. тех племен, которые в 19 в. подпали под власть британских завоевателей или оказались под их политическим контролем.

В Индии в прошлом, ели не в письменных источниках, то в устной речи широко употреблялся термин «патан» в отношении афганцев. 8

Вопрос о том, какое из двух этнических названий – «афган» или «паштун» - является более древним, следует пока считать открытым. 9

1.2. Этнографическая классификация афганского народа
А) Географическое расположение

Афганистан расположен в юго-западной части Центральной Азии. Страна не имеет выходов к морю. Кратчайшее расстояние от ее границ до Аравийского моря – около 500 км. Площадь Афганистана, по имеющимся оценкам, - 655 тыс. кв. км, почти равна площади Франции, Бельгии, Нидерландов и Дании, вмете взятых. 10

Граничит с Ираном на западе, Пакистаном — на юге и востоке, Туркменистаном, Узбекистаном и Таджикистаном — на севере, Китаем — в самой восточной части страны.

Афганистан находится на перепутье между Востоком и Западом и является древним центром торговли и миграции. Его геополитическое расположение — между Южной и Центральной Азией с одной стороны и Ближним Востоком с другой, что позволяет ему играть важную роль в экономических, политических и культурных отношениях между странами региона.

Территория Афганистана располагается в северо-восточной части Иранского нагорья. Значительную часть страны составляют горы и находящиеся между ними долины.

На севере страны расположена Бактрийская равнина, в пределах которой лежит песчано-глинистая пустыня, являющаяся продолжением Каракумов. На юге и востоке её окаймляют горные системы: Паропамиз, состоящая из двух хребтов — Сафедхок и Сиахкок, а также Гиндукуш.

Южнее расположены Среднеафганские горы и Газни-Кандагарское плоскогорье. На западе, по границе с Ираном, лежат плато Наомид и впадина Систан. Крайний юг страны занимают впадина Гауди-Зира, глинисто-щебнистая пустыня Дашти-Марго и песчаные пустыни Гармсер и Регистан.

Западнее Гиндукуша находится нагорье Хазараджат высотой 3000-4000 м. На границе с Пакистаном находится высшая точка страны — гора Ношак, высотой 7492 м. 11


Б) Антропологическая классификация

Антропологический состав афганских племен свидетельствуют о многообразии вошедших в них компонентов. Значительная часть, может быть основная масса, афганцев принадлежит к долихоцефальной европеоидной расе и близка закаспийский долихоцефальной расе, представленной современными туркменами и длинноголовыми племенами Северо-западной Индии. Видимо, долихоцефальное12 европоидное население издревле населяло области Южного Афганистана. Именно этот антропологический тип встречается в погребениях эпохи бронзового века, обнаруженных в Систане. Таджики, населяющие Афганистан, так же как и таджики Средней Азии, относятся к брахицефальной европеоидной расе Среднеазиатского междуречья. К этой расе принадлежало население северной Бактрии первых веков до нашей эры.

Вместе с тем брахицефалия отмечается и у некоторых южных афганских племен, близких по некоторым признакам антропологическому типу, распространенному у белуджей. У многих восточноафганских племен явно видны следы смешения с североиндийскими народностями и племенами. В то же время у гильзяев заметны монголоидные черты. Таким образом, даже немногие имеющиеся антропологические данные свидетельствуют о значительном разнообразии физического типа у афганских племен. 13


В) Лингвистическая классификация

Население Афганистана говорит более чем на 30 языках и диалектах, относящихся к самым различным языковым семьям и группам: индоевропейской (иранской14 и индийской), тюрко-монгольской, семито-хамитской, дардской.

Главнейшие языки Афганистана принадлежат иранской языковой группе. Это пушту и дари, а также белуджский язык, или балучи, курдский язык; язык ормури, или барака, распространен в Лагоре.

Общегосударственное значение всегда имели два языка: пушту – язык крупнейшего по численности народа этой страны и дари – язык, имеющий давние литературные традиции, господствовавший в официальной сфере региона со средних веков.

Язык пушту (местное название «пашто» - на западе и «пахто» - на востоке Афганистана) имеет примерно 50 территориальных и письменных диалектов, которые на основе фонетико-грамматических и лексических признаков можно объединить в три наречия: кандагарское, нангархарское и пактийское. Строй языка пушту, характеризующийся развитой морфологией, сохраняет много архпичных черт, сближиющих его с древними индо-иранскими языками: санскритом, языком Авесты, ведическим, а по новым данным – с древнебактррийским.

Пуштуны, носители языка пушту, живут в районах от восточной границы Афганистана в направлении к Кабулу и западнее по линии Газни – Мукур – Келат – Кандагар и в некоторых районах севернее, западнее и южнее этой лини, а также в юго-восточных районах страны.

Язык дари – одна из трех современных форм литературного новоперсидского языка, на котором в 19 -16 вв. складывалась классическая литература. Афганистан исторически входил в восточный регион распространения новоперсидского языка, характеризовавшегося рядом языковых особенностей по сравнению с литературным стандартом, утвердившимся в Иране.

Наряду с литературной формой языка дари на территории Афганистана имеются его территориальные диалекты и говоры. 15



Глава 2. Исторический очерк

2.1. Афганистан до XVI в.
Прежде чем осветить историю Афганистана 16-19 веков, хотела бы коротко остановиться об истории афганцев до этого периода.
Это информация может послужить введением к моей основной работе, осветить в каком положении Афганистан находился до 16 века и каковы были развития истории этого народа.

История народов, населяющих Афганистан, насчитывает несколько тысяч лет. Территория современного Афганистана входила в состав многочисленных государственных образований, а временами сама была очагом возникновения крупнейших империй в регионе. Находясь в центре Азии, Афганистан в древнее время и средние века становился жертвой разного рода нашествий и завоеваний, в новое время  местом столкновения интересов двух великих держав  России и Великобритании, а в период "холодной войны" в 20 в.  противостояния двух мировых систем.

Эта земля знала периоды экономического и культурного расцвета. До открытия в 15 в. морского пути из Европы в Индию и Китай вокруг Африки, Афганистан служил крупным международным торговым перекрестком: через его территорию проходило несколько маршрутов "Великого шелкового пути" с запада на восток (из Европы в Индию и Китай) и с севера на юг (из Средней Азии в Индию). Здесь творили известные ученые, поэты, философы, художники, происходило взаимодействие и смешение различных культур, языков, народов, племен, религий и даже цивилизаций (эллинской, буддийской, мусульманской).

Археологические находки, сделанные в ходе раскопок, свидетельствуют о том, что северные области современного Афганистана были заселены уже в эпоху палеолита (ок. 50 тыс. лет назад), а к концу неолита (ок. 4 тыс. до н.э.) в долинах рек стали возникать поселения земледельцев. В 3 тысячелетии до н.э. появились орудия из меди, началось заселение южных областей страны, а во 2 тыс. до н.э. на ее территорию с запада вторглись племена, говорившие на индо-иранских (арийских) языках.

К 1-й половине 1 тыс. до н.э. относят образование здесь первых государств, древнейшими из которых были Арахосия (в районе Кандагара), Арея (в районе Герата), Бактрия (в районе Мазари-Шарифа) и Мидия. Первое достоверное упоминание о землях, на которых сформировался Афганистан, относится к нескольким провинциям древнеперсидского государства Ахеменидов, основанного Киром Великим в середине 6 в. до н.э. Александр Македонский разгромил эту державу во время похода в Индию в 330–327 до н.э. Он захватил провинцию Бактрию, основал там город Александрию-Арийскую (современный Герат) и женился на бактрийской принцессе Роксане. После смерти Александра Македонского в 323 до н.э. большая часть этих земель была присоединена к владениям Селевкидов – государства, созданного одним из его военачальников – Селевком I Никатором, другая же вошла в состав империи Маурьев в Индии, основанной Чандрагупта Маурьей. Позже, с упадком Селевкидов и Маурьев, в середине 3 в. до н.э. в Бактрии утвердилась новая греко-македонская династия, правители которой основали Греко-Бактрийское царство (256 до н.э.–130 до н.э.). В этот период в Центральной Азии расцвела эллинистическая культура, вобравшая в себя элементы местных традиций. Росли города (Бактра, Антиохия-Маргиана, Каписа и др.), превращавшихся в центры торговли и ремесленного производства. В оазисах развивались садоводство и виноградарство. Однако ок. 175 до н.э. царство распалось на Греко-Бактрийское и Греко-Индийское, и вскоре оба пали под ударами кочевников, пришедших из Центральной Азии. На смену им во 2 в. до н.э. пришли парфяне, установившие господство над частью Бактрии.

В 7 в. Афганистан подвергся нашествию арабов, принесших сюда новую религию, ислам, и свою культуру, которая ассимилировалась с местной, оказав сильнейшее воздействие на характер последующего социально-экономического и культурного развития Афганистана.

На смену арабам в 10 в. пришли среднеазиатские тюрки, один из лидеров которых, султан Махмуд, создал в 11 в. крупнейшую в регионе Газневидскую империю, в состав которой вошли Иран, юг Средней Азии с Хорезмом и северо-западная Индия. Величие державы газневидских султанов воплотилось в творчестве знаменитых ученых и поэтов  Фирдоуси, Бируни, Унсури и др. В том же веке распавшаяся Газневидская империя стала частью нового государства вторгшихся сюда из Средней Азии турок-сельджуков.

В 13 в. на землю афганцев вторглись орды Чингисхана. Не избежал Афганистан и очередной ассимиляции, на сей раз этнической: одним из следствий монгольского нашествия стало образование в 14–15 вв. на его территории новой народности  хазарейцев (самоназвание хазара).

В 14 в. территория нынешнего Афганистана стала частью владений нового завоевателя, правителя Мавераннахра (междуречья Амударьи и Сырдарьи) Тимура. Впрочем, в результате междоусобиц его империя вскоре распалась. Однако его сын Шахрух и затем Султан Хусейн Байкара, один из тимуридских царевичей, в 15–16 вв. сумели создать процветающее государство в Хорасане со столицей в Герате. Он превратился в крупнейший центр ремесел, торговли, культуры и искусства на Ближнем и Среднем Востоке. Город поражал великолепием архитектуры (мечети, дворцы, медресе, сады, парки, мавзолеи) и творениями поэта, ученого и государственного деятеля Алишера Навои, поэта-суфия Абдуррахмана Джами, историков Мирхонда и Хондемира, мастера миниатюры Бехзада. Сюда приезжали послы из других стран. В свою очередь, Тимуриды отправляли свои посольства в Индию, Китай и даже Московское государство к царю Ивану III (1490).16

2.2. Афганцы с XV до середины XVIII в.
После смерти Тимура началась ожесточенная борьба между его потом­ками, и огромная держава распалась на ряд феодальных владений. Внук Тимура Пир Мухаммад правил Балхом и Кабулом до 1409 г., когда этими городами овладел Ти-мурид Халиль. Гератом после смерти Тимура управлял Шахрух. Хорасан оставался в руках Тимуридов до 1507 г. {до завоевания его Шейбани).

В царствование IIIaxpyxa и его преемника Хусейна Байкара (1469-1509) Герат стал крупнейшим культур­ным центром на Среднем Востоке. B 1504 г. Кабул, а в 1522 г. Кандагар перешли под власть Захируддина Бабура, основавшего в дальнейшем могольскую империю в Индии.

За время правления Тимуридов значительного разви­тия достигло земледелие и ремесло. Однако тяжелые пос­ледствия монгольского завоевания не были преодолены. Кровавые усобицы мешали экономическому подъему страны. При Тимуридах шел процесс дальнейшего укреп­ления феодальных отношений. Широкое распространение получило крупное феодальное наследственное землевла­дение (суюргал, тиуль). Значительная часть крестьян бы­ла закрепощена.

В XV в. происходили крупные передвижения афган­ских племен. Большая часть лоди двинулась в Индию вслед за Бехлолем, основателем династии Лоди (1450— 1526). Впоследствии от этого племени остались лишь не­большие группы. Как гласят предания юсуфзаев, их пред­ки вначале жили на землях Кандагара, но были вытес­нены оттуда другими афганцами и передвинулись в пустыню северной части нынешнего Белуджистана. Затем вместе с родственными и союзными им племенами при мерно в начале XIV в. ушли в район Кабула. В конце XV в. в результате конфликта с тимуридским правителем Кабула и Газни Улутбеком(2.460/61 —1501/02) юсуфзаи, изгнанные из его владении, направились на восток и про­


никли через Хайбарский проход в Пешаварскую долину. Они потеснили господствовавших здесь дилазаков, кото­рые перебрались на левобережье Инда.

В XVI—XVII вв. продолжалось расселение афганских племен, сопровождавшееся переходом многих из них к оседлости. В начале XVI в. юсуфзаи овладели горными районами к северу от Пешаварской долины. В середине XVI в. марваты заняли небольшую равнинную область — Банну (на правобережье Инда). Позже в районы право­бережья Инда переселились и некоторые другие афган­ские племена.

К началу XVIII в. значительно усилились племена гильзаев и абдали. Гильзаи жили в Газни и примыкаю­щих районах Сулеймановых гор, а абдали — в Кан-дагарской области. В хозяйстве этих племен возрастала роль земледелия.

Захватив новые земли, афганские племена часть мест­ных жителей вытеснили, часть — подчинили. Покоренное население, лишавшееся прав на землю (на юге были ин­дийские племена и народности, на севере — иранские, главным образом таджики), называлось у афганцев «хамсая». К ним относили и афганцев, вынужденных по­кинуть свой род и перейти под покровительство другого рода или отдельных лиц. Среди части афганских пле­мен имелись рабы из пленников, но в целом рабство не получило широкого распространения.

Общественный строй афганцев характеризовался со­хранением глубоких патриархально-родовых пережитков, с одной стороны, развитием феодальных отношений — с другой. Прочно удерживалось деление на племена и роды,, военно-племенная организация, совет старейшин («джир­га») как орган самоуправления и т. д.

В начале XVIII в. насчитывалось несколько сот само­стоятельных родовых общин и племен, крупнейшими из которых были абдали, гильзаи и юсуфзаи, а затем вази-ры, афридии, хаттаки и т. д. Вазиры издавна проживали в центральной части Сулеймановых гор, афридии — в районе Хайбарского прохода, хаттаки — на правобе­режье Инда, к югу от Пешавара.

Феодальные отношения у афганцев развивались нерав­номерно. Уже задолго до рассматриваемого периода у них выделилась родо-племенная знать, однако ее власть и влияние не везде были одинаково сильны. У многих пле­мен должность вождя передавалась по наследству внутри: ханского рода («хан-хель»), а джирга все более своди­лась к роли совещательного органа при хане. У хаттаков в XVII в., у гильзаев и абдали в начале XVIII в. обра­зовались свои феодальные княжества. В то же время у юсуфзаев, вазиров и других племен сохранялось общин­но-родовое самоуправление, при котором дела по-прежне­му решала джирга, ей же принадлежали и судебные функции, выполнявшиеся на основе обычного права. Вож­ди не получили еще полной власти над своими соплемен­никами, но пользовались гораздо более широкими права­ми по отношению к зависимому населению (хамсая).

У некоторых племен собственность на землю сущест­вовала при регулярных ее переделах («веш») по жребию, сначала между самыми крупными родо-племенными под­разделениями, затем между более мелкими и, наконец, между родами и семьями. Не только отдельные деревни,, но и десятки деревень обменивались территориями с рас­положенными на них жилищами и усадебными участка­ми. Подобного рода переделы существовали у юсуфзаев и марватов, у которых первоначально все члены племени, как взрослые, так и дети, получали одинаковые наделы— «на душу» (по-афгански «хуля-веш», т. е. «передел по ртам»). Представители родо-племенной знати также не были освобождены от переделов. Это вызывало острую-борьбу между племенной верхушкой, стремившейся за­крепить за собой более удобные земли, увеличить своп наделы и изъять их из-под действия обычного права, и рядовыми членами племени, отстаивавшими прежние уравнительные порядки землепользования.

Рост имущественного неравенства и обострение клас­совых противоречий у афганцев в XVI в. вызвали массовое народное движение, направленное против вла­сти феодализирующейся верхушки афганских племен, ко­торая старалась захватить общинные земли. Движение возглавила религиозная секта рошани, основателем кото­рой был Бfязид Ансари (умер в 1585 г.)- Защитники ор­тодоксального ислама, объявившие Баязида Ансари и его последователей кафирами (неверными), обвиняли его не только в отрицании мусульманских обрядов, но и в про­поведи общности имущества. Классовая борьба внутри афганского общества переплеталась с освободительным движением афганских племен против Великих Моголов, владевших Пешаваром и Кабулом. Борьба афганцев с войсками Великих Моголов, продолжалась в течение се­мидесяти лет (1560-1630). В конце концов соединенный силам могольского государства и афганских ханов дви­жение рошани удалось подавить.

Однако борьба афганцев против могольского ига не прекратилась. Во второй половине XVII в. некоторые из возвысившихся с помощью самих Моголов афганских ха­нов возглавили борьбу афганцев за независимость. Насту­пательная политика Аурангзеба. На северо-западных гра­ницах Индии, которую он начал проводить после утверж­дения на престоле, вызвала вооруженные выступления горцев, в 1672—1675 гг. переросшие в крупнейшее восста­ние, которое нанесло серьезный удар клонившейся к упадку державе Великих Моголов. Видную роль в этом восстании сыграли вождь афридиев Акмаль-хан и особен­но хаттакский вождь Хушхаль-хан (1631-1691), выдаю­щийся полководец и поэт, имя которого вошло в историю афганской культуры. Первоначальным центром восстания были земли афридиев. Акмаль-хан провозгласил себя не­зависимым правителем в горных районах близ Пешавара и стал чеканить собственную монету. Он призывал афган­цев к совместной борьбе против Моголов. В союзе с афридиями выступили хаттаки во главе с Хушхаль-ханом.

Афганцы нанесли ряд крупных поражений войскам Великих Моголов. Положение приняло настолько угро­жающий характер, что Аурангзеб сам руководил воен­ными действиями. Хотя попытки подавить восстание воен­ной силой не дали результатов, Аурангзебу все же уда­лось путем подкупов ханов, выплатой субсидий одним афганским племенам и карательными экспедициями про­тив других восстановить прежнее положение на своих северных границах. Назначенный им в 1677 г., губернатор Кабула Амир-хан (умер в 1698 г.) старался разжи­гать вражду между афганскими племенами. Военные действия могольских войск против отдельных афганских племен продолжались и в 80-х годах, однако они уже не имели прежнего размаха. Хотя борьба в XVI—XVII вв. не привела к освобождению от власти Великих Моголов, она сыграла свою роль в последующем пробуждении на­ционального самосознания афганского народа.

В XVI в. Герат, а в XVII в. и Кандагар были подчи­нены сефевидскими шахами Ирана, которые в течение многих десятилетий вели борьбу с Великими Моголами за обладание Кандагаром. Город неоднократно перехо­дил из рук в руки, но с середины XVII в. им на долгое время завладели правители Ирана. Сефевидские намест­ники управляли страной, опираясь на иранские гарнизо­ны, стоявшие в городах. Привлекая отдельных представи­телей афганской знати на военную службу, жалуя им ти­тулы и земельные владения, они старались склонить их на свою сторону. Сефевиды искусно использовали проти­воречия между афганскими племенами, особенно между сильнейшими из них — гильзаями и абдали. Однако власть Сефевидов над афганцами была непрочной. В се­редине XVII в. против иранского господства выступили абдали, в связи с чем часть этого племени была пересе­лена из Кандагара в Герат, а кандагарские земли отданы гильзаям. В конце XVII — начале XVIII в. в восточных областях сефевидского государства не прекращались вол­нения. В 1709 г. власть Сефевидов в Кандагаре была свергнута, и гам образовалось самостоятельное гильзай-ское княжество, Основателем его был Мир Вайс, происходивший из хан-хеля гильзаев. Попытки Сефевидов вновь завладеть Кандагаром оказались безуспешными.

Вслед за гильзаями абдали подняли в 1716 г. восста­ние в Герате и захватили его. Герат стал центром неза­висимого владения абдалийских ханов из рода Садозаев. В 1715 г. умер Мир Вайс, оставив память в истории и в народных преданиях афганцев своей борьбой за осво­бождение от гнета иноземцев. Его старший сын Мир Махмуд, пришедший к власти в Кандагаре в 1717г., высту­пил уже как завоеватель чужих земель. В 1722 г. он за­хватил столицу Ирана.

В 1729 г. афганцы были изгнаны из Ирана Надиром Афшаром, который весной того же года разбил гератских абдали и овладел Гератом. Во время своего похода в Ин­дию, начатого в 1737 г., Надир-шах после долгой осады взял Кандагар (в марте 1738 г.) и разрушил его, а затем: подчинил Газни, Кабул, Джалалабад и Пешавар. Он при­нял суровые меры против западных гильзаев. Гильзайское-племя хотеки, являвшееся опорой независимых правите­лей Кандагара в 1709—1738 гг., Надир-шах переселил в Хорасан, а их земли отдал абдалийским племенам. В за­воеванных областях Афганистана Надир-шах часто пра­вителями назначал афганских ханов, преимущественно из абдали, которым он покровительствовал, стремясь усилить их за счет гильзаев. Племя абдали получило от Надир-шаха плодородные поливные земли в Кандагар-ском оазисе, которые обрабатывались таджикскими кре­стьянами. Взамен абдалийские племена должны, были поставлять в армию Надира отряды вооруженных всад­ников.


2.3. Дуранийская держава. Междоусобная борьба в Аф­ганистане в первой трети XIX в.
В 1747 г. возникло независимое афганское государство. Его образова­ние было подготовлено всем ходом развития феода­лизма у афганцев, а также длительной и упорной борь­бой афганского народа против чужеземного господства.

Международная обстановка в середине XVIII в. бла­гоприятствовала молодому государству афганцев. Иран, разоренный бесконечными войнами Надир-шаха, как и ' соседняя Средняя Азия, раздирался феодальными меж­доусобицами. Империя Великих Моголов находилась в. состоянии упадка и раздробленности.

Этими обстоятельствами не преминул воспользоваться основатель Дуранийской державы и садозайской дина­стии Ахмад-шах Дурани (1747—1773). В первый же год после его избрания на джирге представителей знати пле­мен и высшего духовенства шахом Афганистана он начал захватнические походы в Индию, Иран и Среднюю Азию. Главным объектом походов Ахмад-шаха была богатая, не разоренная, подобно Ирану, Индия. В результате в со­став Дуранийской державы вошли: на востоке — индий­ские области Сирхинд, Пенджаб, Кашмир, Синд и Белуд­жистан, на западе — Хорасан и Систан, на севере — Балх и другие районы левобережья Аму-Дарьи.

Эти обширные территориальные приобретения дали возможность афганским, прежде всего дуранийским, ха­нам путем беспощадного ограбления и эксплуатации на­родов покоренных стран значительно увеличить доходы. Свое положение в державе Ахмад-шаха дуранийские ханы использовали для захвата земель у малоимущих соплеменников и крестьян неафганского происхождения. Рост крупного феодального землевладения сопровождал­ся борьбой афганской знати за дальнейшее расширение земель и за образование не зависимых от шахского пра­вительства владений.

В этот же период происходили непрерывные восста­ния покоренных народов против афганского господства. Особенно мощным было движение сикхов в Пенджабе. Оно завершилось к концу 1767 г. изгнанием афганцев с большей части территории этой индийской провинции.

Усиление антиафганского движения покоренных наро­дов и междоусобная борьба афганских ханов ослабляли Дуранийскую державу. Этот процесс продолжался и пос­ле смерти Ахмад-шаха.

Сыну и преемнику Ахмад-шаха Тимур-шаху (1773— 1793) приходилось не раз предпринимать походы для по­давления антиафганских восстаний и усмирения выходив­ших из повиновения центральному правительству афган­ских наместников. И все же в период его правления зна­чительно ослабла власть Дуранийской державы над Хо­расаном и Кашмиром. Пенджаб окончательно освободил­ся от власти афганцев, а их вассалы—эмиры Синда пре­кратили выплату дани и фактически стали независимыми. На севере благодаря поддержке эмира Бухары из-под влияния афганцев вышел Балх, хотя в 1790 г. Тимур-шах предпринял туда большую военную экспедицию.

Выступления мятежных дуранийских ханов против; шахской власти вынудили Тимура еще, в 1774 г. перенести столицу из Кандагара, района расселения могущест­венного племени дурани, в Кабул.

После смерти Тимур-шах престол занял его сьн Заман-шах (1793—1801), который, стремясь укрепить центральную власть и восстановить былое могущество и величие Дуранийской державы, пытался продолжать по­литику завоеваний. Но эта политика не дала значитель­ных результатов, поскольку внешняя обстановка и внут­реннее положение в стране не благоприятствовали осу­ществлению планов Заман-шаха. Соседние страны, слу­жившие еще в недавнем прошлом объектом завоеваний и нашествий, стали в конце XVIII столетия преодолевать состояние феодальной раздробленности. В 90-х годах. XVIII в. возникло государство сикхов, в Иране к этому времени окрепли Каджары. Завоевательная политика За­ман-шаха в Индии вызвала активное сопротивление ан­глийской Ост-индской компании. Британские колони­заторы, установившие к тому времени господство над значительной частью страны, опасались, что местное на­селение при поддержке независимых индийских княжеств, афганцев и в союзе с Наполеоном, планировавшим поход, в Индию, сможет изгнать их из пределов Индии. Не без участия Ост-индской компании недовольство дураний­ской знати политикой Заман-шаха вылилось в 1801 г. в открытое выступление, завершившееся низложением шаха и приходом к власти Махмуда (1801 —1803).Последний был свергнут младшим братом Шуджой (1801-1803).

Стремясь принять экстренные меры против осущест­вления наполеоновских планов захвата Индии, англичане в 1809 г. добились от шаха Шуджи подписания выгодного для них договора с Афганистаном, имевшего антифран­цузскую направленность. Вместе с тем посредством за­ключения договора англичане сделали первую попытку дипломатическим путем втянуть Афганистан в орбиту своего влияния. Этот договор утратил значение после про­вала наполеоновских планов и изгнания самого Шуджи из Афганистана.

Власть шаха Махмуда (1809-1818), который вторично занял афганский престол, была весьма непрочна. Он играл роль марионетки в руках боровшихся за власть феодальных группировок, среди которых особенно усили­лись баракзайские ханы из наиболее могущественной вет­ви племен дурани. В 1818 г. они свергли садозайскую ди­настию и захватили власть в основных районах страны. Исключение составил лишь Герат, где укрепились экс-шах. Махмуб и его сын Камран-мирза.

Основатель новой баракзаиской династии Дост Му-хаммад после кровопролитной и упорной борьбы со свои­ми соперниками в 1826 г. окончательно утвердился в Ка­буле. Пешавар и Кандагар, ставшие, как и Кабул, столицами независимых афганских княжеств, перешла а руки братьев Дост Мухаммада. Соседние же области Ирана, Индии и левобережья Аму-Дарьи, находившиеся в конце XVIII — начале XIX в. в зависимости от афган­цев, с падением садозайской династии и началом меж­доусобицы в Афганистане частью отделились от него и стали независимыми (например, Белуджистан), а частью-вошли в состав соседних государств (сикхского государ­ства Ранджит Сингха в Пенджабе, Каджарской монархии в Иране и Бухарского эмирата).

Образование удельных княжеств в значительной сте­пени ослабило феодальную борьбу, которая раздирала и: разоряла страну в последние годы существования Дуранийского государства. Их создание знаменовало собой дальнейшее развитие феодализма в афганском обществе. Прежние кровнородственные связи окончательно усту­пили место территориальным.

Афганские княжества представляли собой феодальные деспотии. Наиболее сильным среди них было Кабульское. Его возвышению способствовало удачное местоположение на основном торговом пути между Индией и Средней Азией. Находясь в центре других афганских княжеств, оно было лучше защищено от нападения внешних врагов.

Дост Мухаммад, принявший после воцарения на ка­бульском престоле титул эмира, сумел подчинить Кохи-стан, Кохдаман, Бамиан, Джалалабад, Зурмат, Гардез,. Газни, Ургун и часть земель хазарейцев, расположенных юго-западнее Кабула.

Эмир уделял много внимания укреплению армии. Дру­жины афганских ханов постепенно заменялись наемным войском. К 1838 г. армия Дост Мухаммада достигла поч­ти 16 тыс. человек при 50 орудиях и 200 замбураках. Военные расходы поглощали значительную часть госу­дарственного дохода. В поисках дополнительных средств эмир сократил вознаграждения приближенным и пенсии духовенству, отобрал владения у тех представителей аф­ганской знати, усиление которых вызывало его опасения. Дост Мухаммад увеличил прежние и ввел новые налоги, принуждал купечество и индийцев-ростовщиков2 выда­вать ему денежные ссуды. Вместе с тем он установил твердые размеры пошлин, покончил с открытым вымога­тельством таможенных чиновников и обеспечил безопас­ность на торговых дорогах.

Стремясь к созданию централизованного государства, Дост Мухаммад проводил политику объединения афган­ских земель. Эта политика кабульского правителя про­тиворечила экспансионистским планам англичан на расширение своих колониальных владений. Ост-Индская компания была заинтересована в сохранении раздроблен­ности Афганистана и делала все возможное, чтобы обост­рить отношения между афганскими княжествами, а так­же между Афганистаном, с одной стороны, Ираном и государством Ранджит Сингха — с другой.

Пытаясь отвлечь Ранджит Сингха и сикхских феодалов от вмешательства в индийские дела и стараясь на­править их захватнические устремления в сторону Афга­нистана, с тем чтобы в дальнейшем облегчить себе порабощение как сикхов, так и афганцев, англичане вся­чески разжигали афгано-сикхскую вражду. Кроме того, они рассчитывали при содействии сикхов посадить на аф­ганский престол своего ставленника Шуджу, которого Ост-Индская компания с 1816 г. содержала в качестве пенсионера в Лудиане (Индия). В 1833 г. с ведома и при активном участии англичан между Шуджой и Ранджит Сингхом был заключен двусторонний договор о дружбе и союзе, по которому правитель Пенджаба фактически обязывался помочь Шудже получить престол в Кабуле взамен официального признания последним власти сик­хов над Пешаваром, Мультаном и Кашмиром. Хотя набранные на деньги Ост-индской компании и обученные английскими офицерами войска Шуджи в 1834 г. были наголову разбиты Дост Мухаммадом в союзе с кандагар-скими ханами, тем не менее сикхам удалось прочно за­крепить за собой Пешаварскую область, находившуюся с 1823 г. в вассальной зависимости от Пенджаба.

В этом же, 1834, году Дост Мухаммад с целью вер­нуть населенную преимущественно афганскими племена­ми Пешаварскую область объявил сикхам войну. Однако война из-за предательства многих афганских ханов окон­чилась неудачей. Армия эмира разбежалась, даже не вступив в сражение с противником.

Тогда Дост Мухаммад попытался разрешить пешавар­скую проблему при содействии англо-индийского прави­тельства. Урегулирование афгано-сикхских противоречий не входило в расчеты англичан, но они были не прочь воспользоваться удобным случаем и попытаться дипло­матическим путем подчинить своему влиянию правителей Кабула и Кандагара. В 1836г. англо-индийские власти направили в Афганистан миссию Бернса. Приезд британской миссии в Кабул (в сентябре) совпал с похо­дом иранского шаха на Герат. Англичане, стремившиеся подчинить и Герат — важный военно-стратегический пункт на стыке дорог в Среднюю Азию и Иран — приняли все меры к тому, чтобы не допустить переход гератского княжества под власть иранского шаха. С этой |целью они оказали материальную помощь гератскому правителю и даже специально прикомандировали к нему своего офицера Поттинджера, на которого была возло­жена обязанность возглавить оборону города. Бернсу, кроме задач, связанных с политической разведкой, было поручено помешать сближению баракзайских правителей Кабула и Кандагара с Ираном и заключению ирано-аф­ганского союза против садозайского правителя Герата Камран-мирзы. Чтобы сделать баракзаев более сговор­чивыми, англичане накануне прибытия в Афганистан миссии Бернса спровоцировали кровавое столкновение между афганцами и сикхами при Джамруде.

Несмотря на угрозы и давление, оказанное англича­нами на Дост Мухаммеда и правителя Кандагара, миссия Бернса успеха не имела. Отказ Великобритании урегули­ровать пешаварскую проблему, нежелание вести перегово­ры на равноправных началах вызвали срыв переговоров. В апреле 1838 г. Берне был вынужден покинуть Кабул.

Эмир Дост Мухаммад начал переговоры с Виткевичем, главой русской миссии. Миссия была послана цар­ским правительством в конце 1837 г. в ответ на прибы­тие в Россию представителей Дост Мухаммада в 1836 г.

Виткевичу поручалось содействовать примирению Дост Мухаммада и кандагарского правителя Кохандиль-хана, склонить их к заключению союза с Ираном против общих врагов — англичан, а также добиться расшире­ния русско-афганской торговли. Виткевич с успехом вы­полнил возложенное на него поручение. При его посред­ничестве Дост Мухаммад и Кохандиль-хан заключили с Ираном дружественный договор, направленный против правителя Герата — ставленника англичан. Договор был одобрен и гарантирован русским посланником в Иране Симоничем.

В начавшейся ирано-гератской войне (1837) царское правительство поддержало находившихся под его влия­нием Каджаров. Последние издавна пытались не только овладеть Гератской областью, но и лишить мятежных: ханов Хорасана помощи со стороны садозайских прави­телей Герата. Однако вскоре царское правительство, стремясь получить поддержку Англии на. Ближнем Во­стоке в вопросе о проливах, отказалось утвердить ирано-афганский договор, отозвало Симонича из Ирана и от­казалось от миссии Виткевича, заявив, что последний превысил свои полномочия.

Уступчивость царского правительства в афганском вопросе и неудача Ирана в гератской войне развязали ру­ки англичанам, которые после провала миссии Бернса намеревались силой оружия подчинить Афганистан и по­садить на кабульский престол Шуджу. Еще 26 июня 1838 г., задолго до окончаний ирано-гератской войны, они принудили правителя Пенджаба Ранджит Сингха под­писать трехсторонний договор: Ост-индская компания — Ранджит Сингх - Шуджа. Договор по существу содержал обязательства сторон восстановить на кабульском престоле экс-шаха Шуджу.

Для оправдания захватнической, колониальной войны против Афганистана генерал-губернатор Индии 1 октября 1838 г. опубликовал прокламацию, утверждавшую, что целью англичан является лишь восстановление на афган­ском престоле «законного монарха» и устранение от вла­сти баракзайских правителей Кабула и Кандагара, кото­рые своими связями с Россией и Ираном якобы создали «угрозу» безопасности Британской Индии.



2.4. Первая англо-афганская война
В середине апреля 1839 г. почти двадцатитысячная англо-индийская армия, преодолев сопротивление эмиров Синда и подчинив их, вторглась через Боланский проход_в Афганистан. В конце того же месяца она заняла Кандагар, оставленный бе­жавшими в Иран баракзайскими правителями. Здесь 7 мая англичане продиктовали Шудже текст кабального и унизительного договора. По условиям договора Шуджа фактически обязался согласовывать свою внутреннюю и внешнюю политику с приставленным к его двору английским резидентом, а также согласился на постоянное пре­бывание британских войск на территории Афганистана и содержание их за счет афганской казны. На следующий же день после подписания договора была инсценирована пышная церемония восшествия Шуджи на афганский престол. Но население Кандагара, если не считать неко­торых афганских ханов, подкупленных англичанами, не приняло участия в этой комедии.

Через два месяца английские войска двинулись на Кабул. 23 июля захватчики, преодолев упорное сопротив­ление гарнизона и горожан, овладели Газни, входившим во владения кабульского правителя и считавшимся в те времена самой сильной крепостью на афганской террито­рии. После падения Газни эмир Дост Мухаммед прекра­тил сопротивление и бежал за Гиндукуш.

7 августа 1839 г. Шуджа в сопровождении англо-ин­дийских войск вступил в Кабул. Спустя несколько дней туда же прибыл отряд его сына Тимура.

Оккупировав территорию Кандагарского и Кабульско­го княжеств, англичане, однако, воздержались от захвата Герата. Контроль их над деятельностью гератских властей все же осуществлялся через находившихся там по­литических агентов (полковника Стоддарта и майора Поттинджера). В июне 1839 г. англичане снарядили в Герат специальную военно-дипломатическую миссию во главе с майором Тоддом, чтобы воспрепятствовать наме­чавшемуся сближению Гератского княжества с Ираном. Тодду удалось заключить с гератским правителем так называемый дружественный договор (13 августа 1839 г.). по условиям которого Ост-индская компания должна бы­ла помогать гератскому правителю деньгами и «прочими средствами», включая посылку офицеров, необходимых для организации защиты Герата от внешних врагов. В свою очередь правитель Герата соглашался на пребыва­ние постоянного британского резидента в княжестве, обя­зывался не вступать в дружеские связи с иностранными державами без санкции английского правительства, не принимать к себе на службу подданных других европей­ских государств и не пускать их на территорию княже­ства.

Однако гератский правитель не собирался выполнять условия договора, ставившего под английский контроль внешнюю политику княжества. Как только положение британских колонизаторов на оккупированной ими афган­ской земле осложнилось и отпала реальная угроза английской оккупации Герата, он в марте 1841 г. изгнал из своих владений британских представителей и аннули­ровал договор. Ост-индская компания за два с половиной года пребывания миссии Тодда в Герате напрасно затра­тила 300 тыс. ф. ст. на подкуп высших сановников и суб­сидии гератскому правителю.

Осуществлению английских планов оккупации всей аф­ганской территории и превращению ее в плацдарм для агрессии в Среднюю Азию помешали антианглийские вы­ступления свободолюбивых афганских племен и героиче­ское сопротивление, оказанное интервентамгл_1840 г. уз­беками Южного Туркестана и таджиками Кохистана.

Британские завоеватели ошибались, считая себя хозяевами оккупировано, но далеко еще не покоренной страны. Ост-индская компания, желая сократить расходы на содержание своей армии в Афганистане и подкуп афганской знати, вывела часть войск из страны и либо урезала, либо вовсе прекратила выплату субсидий мест­ным ханам. Между тем ненависть свободолюбивого на­рода к чужеземным захватчикам, ведшим себя на афган­ской земле как в своей колонии, переросла в ноябре 1841 г. во всеобщее восстание. Шуджа был убит, Англий­ские гарнизоны, за исключением отрядов в Джалалабаде и Кандагаре, были повсеместно уничтожены.

Ост-индская компания срочно направила в Афгани­стан карательные отряды, которые жестоко расправились с населением основных центров антианглийского движе­ния. Но колонизаторам не удалось сломить сопротивле­ние мужественного народа. В конце 1842 г. они были вы­нуждены эвакуировать свои войска из Афганистана и освободить Дост Мухаммада, еще в ноябре 1840 г. сдав­шегося в плен.


2.5. Афганистан в период между первой и второй англо­-афганскими войнами (4070-е годы XIX в.)
В 40-х годах XIX в. Ост-индская компания продолжала захва­ты в Индии. В 1843 г. она подчинила Синд, а в 1846 г. силой оружия установила контроль над Пенджабом. В 1848 г. сикхская армия подняла восстание против бри­танских колонизаторов. Эмир Дост Мухаммад, считав­ший, что покорение англичанами независимых индий­ских княжеств, которые граничат с афганской террито­рией, грозит Афганистану новой агрессией, не остался в стороне во время второй англо-сикхской войны (1848—-1849). Он заключил союз с сикхами и предоставил в их распоряжение десятитысячный отряд. Однако афган­ская помощь не предотвратила аннексии Пенджаба (1849), и Дост Мухаммад был вынужден отозвать свои войска из Пешавара, уступленного ему сикхами за военную поддержку.

Аннексия Пенджаба побудила Дост Мухаммада искать новых союзников против англичан. Царское пра­вительство, к которому в 1850 г. обратился эмир с пред­ложением о союзе, не желая обострять отношений с Анг­лией, не приняло его предложения.

Дост Мухаммад должен был отказаться от воссоеди­нения афганских земель правобережья Инда и возобно­вил начатую еще в 1838 г. политику завоеваний мелких таджикских и узбекских ханств к северу от Гиндукуша.

Это открывало перед афганской знатью перспективу увеличения доходов, а эмиру давало средства на борь­бу за создание единого афганского государства. В 1855 г. Дост Мухаммед подчинил своей власти Кан­дагар.

Политика завоевания новых территорий на севере требовала обеспечения безопасности Кабульского кня­жества на индо-афганской границе. Это обстоятельство побудило эмира заключить соглашение с Ост-индской компанией, которая искала случая дипломатическим путем подчинить Афганистан своему контролю и поэто­му поощряла афганскую экспансию в сторону Средней Азии. В 1855 г. в Пешаваре был заключен договор о дружбе; по нему эмир обязывался быть «другом дру­зей» и «врагом врагов» Англии. В 1857 г. между обеими сторонами был оформлен военный союз против Ирана, захватившего Герат. Хотя Дост Мухаммад практически ничем не помог своему союзнику в англо-иранской вой­не 1856-1857, в результате которой иранский шах был вынужден отозвать свои войска из Герата и навсегда отказаться от притязаний на этот город, все же афган­ский эмир выполнил свои обязательства перед англича­нами во время индийского национального восстания 1857 г. Своей позицией невмешательства он объективно оказал англичанам существенную помощь в подавлении этого восстания.

Англичане по-прежнему поощряли стремление Дост Мухаммада захватить левобережье Аму-Дарьи. К началу 60-х годов эмиру удалось распространить свою власть на Балх, Кундуз и другие ханства. В 1863 г. он подчинил Герат.

Междоусобная борьба, разгоревшаяся после смерти Дост Мухаммада между его сыновьями, длилась почти шесть лет (1863—1869) и завершилась победой Шер Али. Англичане, вынужденные после индийского восстания 1857—1859 гг. временно отказаться от проведения актив­ной сионистской политики на Среднем Востоке, во время междоусобицы в Афганистане поддерживали попеременно то одного, то другого претендента на афганский престол. Политика была рассчитана на ослабление Афганистана и преследовала цель помешать установлению сильной власти в стране. Вице-король Индии Майо в 1869 г. при встрече с Шер Али в Амбале отказался за­ключить с ним договор, гарантирующий английскую по мощь в случае возникновения внутренней и внешней опасности для его власти, а также не признал законным наследником афганского престола Абдуллу, сына Шер Али. В то же время, чтобы окончательно не оттолкнуть от себя эмира и доказать свое «дружественное» располо­жение к афганскому правителю, англо-индийское прави­тельство заверило Шер Али, что оно всегда готово ока­зать ему поддержку деньгами и вооружением.

Избавившись от претендентов на престол, Шер Али прежде всего приступил к укреплению и реорганизации армии, а в дальнейшем провел ряд мероприятий, способ­ствовавших экономическому и культурному развитию


страны, в частности, отменил откупную систему, поощрял ремесленное производство, дорожно-мостовое строитель­ство, организацию почты. В 1875 г. вышла в свет первая афганская газета «Шамс ун-нахар», изданная литограф­ским способом.

Успешное проведение реформ способствовало разви­тию хозяйственной жизни страны, сильно подорванной междоусобными войнами, и усилило военную мощь го­сударства. Это дало возможность эмиру как восстановить власть афганцев в ханствах Южного Туркестана, кото­рые вновь обрели самостоятельность в период междоусо­бицы в Афганистане, так и подчинить другие ханства, в том числе Бадахшан (1873) и Маймана (1876). Прави­тель Андхоя признал себя вассалом афганского эмира.

В 70-х годах XIX в. продвижение России в глубь Средней Азии (в 1868 г. царская Россия присоединила Самарканд, в 1873—1876 гг. — Хиву и Коканд) побудило правящие круги Англии вступить в переговоры с цар­ским правительством по вопросу о разграничении «сфер влияния». Россия предложила англичанам признать не­зависимость Афганистана (точнее, районов, на которые распространялась власть эмира Шер Али) под гарантией России и Англии и считать его территорию нейтральной зоной. Англичане же, стремившиеся к подчинению Афга­нистана, отклонили это предложение России под тем предлогом, что «Необходимо расширить пределы нейтральной зоны на север». В конце концов англо-русские переговоры, длившиеся почти четыре года (1869—1873), закончились подписанием соглашения. Северо-восточная граница Афганистана была установлена по линии от оз. Сарыкуля до местечка Ходжа-Салех на Аму-Дарье. Рос­сия признала Афганистан «вне сферы своего влияния». Таким образом, царская дипломатия согласилась считать Маймана, Бадахшан и другие земли левобережья Аму-Дарьи, которые еще во время англо-русских переговоров; были независимыми, находящимися под властью афган­ского эмира.

Великобритания, завершившая к 70-м годам XIX в. реорганизацию армии и административного аппарата в Индии, перешла в Афганистане от политики «закрытой границы» к активной экспансионистской политике, обус­ловленной вступлением Англии на путь империалистиче­ского развития.

По указанию лондонского правительства, возглавляе­мого Дизраэли, вице-король Индии Литтон стал реши­тельно добиваться согласия Шер Али на учреждение дипломатических агентств в Афганистане и допуска в страну британских офицеров. Английские требования, со­провождавшиеся недвусмысленными угрозами, были от­клонены эмиром. Домогательства Литтона, принятие еще в 1872 г. британской арбитражной комиссией Голд-смита не приемлемого для Афганистана решения по так называемому систанскому вопросу, а также поддержка англичанами опального сына Шер Али, Якуба — все это побудило эмира искать сближения с Россией.

В обстановке резкого обострения англо-русских про­тиворечий на Ближнем Востоке накануне Берлинского, конгресса царская Россия не замедлила пойти на сбли­жение с Афганистаном. В 1878 г. в Кабул была направлена русская военно-дипломатическая миссия генерала Столетова, имевшая целью скрепить дружбу между Рос­сией и Афганистаном и заключить русско-афганский союз на случай возникновения англо-русской войны.

У афганской границы предполагалось разместить двад­цатитысячный русский отряд.

Однако к моменту прибытия миссии в Кабул (22 июля 1878 г.) международная обстановка измени­лась. Берлинский трактат, урегулировавший до извест­ной' степени англо-русские противоречия, был уже подпи­сан. В этих условиях царскому правительству было невыгодно идти на обострение отношений с Англией. Оно отказалось признать одобренный эмиром Шер Али проект русско-афганского союза и расформировало войска, пред­назначенные для отправки на афганскую границу.

Между тем англичане, навязавшие в 1876 г. кабаль­ный договор правителю княжества Калат и оккупировав­шие Читрал и Кветту (важные военно-стратегические пункты близ афганской границы), искали удобного слу­чая, чтобы развязать захватническую войну пртив Афга­нистана. Пребывание русской миссии в Кабуле и отказ-Шер Али принять английскую миссию Невиля Чемберле-на, которую сопровождал военный эскорт в тысячу че­ловек при нескольких орудиях, послужили предлогом для предъявления ультиматума эмиру (31 октября 1878 г.) и объявления войны Афганистану.
2.6. Вторая англо-афганская война 1878—1880 гг.
С 20 на 21 ноября 1878 г. почти тридцатишеститысячная анг­ло-индийская армия тремя колоннами через Хайбарский, Пайварский и Боланский проходы вторглась на афган­скую территорию и оккупировала Джалалабад, Курамскую долину и Кандагар. Шер Али пытался урегулиро­вать англо-афганский конфликт посредством выполнения некоторых английских требований. Он освободил из тюрьмы своего сына Якуба, пользовавшегося покрови­тельством англичан, и согласился принять в Кабуле не­большую английскую миссию. Однако британское' командование не приостановило военных действий. Шер Али временно передал власть Якубу, а сам с членами; русской миссии, остававшимися еще в Афганистане (Сто­летов выехал в Россию с проектом русско-афганского союза 11 августа 1878 г.), направился в Мазари-Шариф.. Отсюда он предполагал выехать в Петербург для пере­говоров с русским царем и надеялся, кроме того, до­биться созыва международного конгресса по афганскому вопросу. Но в Мазари-Шарифе эмир тяжело заболел и 20 февраля 1879 г. умер.

Получив известие о смерти отца, Якуб начал пере­говоры с англичанами. 26 мая 1879 г. в местечке Ганда-мак он подписал договор, поставивший Афганистан в вассальную зависимость от англичан. Якуб обязался «вести сношения с иностранными государствами, сообра­жаясь с мнениями и желаниями английского правитель­ства», согласился на пребывание в Кабуле постоянного английского резидента с необходимой охраной, признал право англичан «управлять» тремя важными районами на афганской территории — Сиби, Пашин и Курам — и контролировать Хайбарский и Мичнинский горные про­ходы. Англичане обязались ежегодно выплачивать аф­ганскому эмиру субсидию 600 тыс. рупий.

Подписание Гандамакского договора и бесцеремон­ное вмешательство британского резидента Каваньяри во внутренние дела страны вызвали широкое недоволь­ство афганского народа. 3 сентября в Кабуле восстали афганские солдаты и горожане. Они осадили здание британского резидентства и перебили находившихся там англичан. События в столице послужили сигналом для восстания в других районах страны.

Британские колонизаторы, которые после подписания Гандамакского договора вывели из Афганистана значи­тельную часть своих войск, направили против восстав­шего народа карательные отряды. В октябре 1879 г. английские войска под командованием генерала Робертса овладели Кабулом. Эмир Якуб, обвиненный в соуча­стии в убийстве Каваньяри, был низложен и под конво­ем отправлен в Индию. Массовыми репрессиями и кро­вавым террором колонизаторы рассчитывали подавить восстание. Но антианглийское движение с каждым днем росло и ширилось. Повстанцы непрерывно нападали на английских оккупантов и наносили им чувствительные удары.

Царское правительство, предпочитавшее видеть на южных границах своих среднеазиатских владений не •британскую колонию, а самостоятельное государство, решило использовать тяжелое положение англичан на афганской земле. В начале 1880 г. с ведома царских властей из Туркестана в Афганистан выехал племянник эмира Шер Али Абдуррахман-хан, который в 1869 г., потерпев неудачу в борьбе за афганский престол, эмигрировал в Среднюю Азию и жил здесь на пенсию царского правительства. Россия рассчитывала, что в случае утверждения на афганском престоле Абдуррахман-хан будет придерживаться русской ориентации или по край­ней мере станет проводить самостоятельную и незави­симую от Англии внешнюю политику.

Весной 1880 г. он собрал в Южном Туркестане боль­шое войско, чтобы двинуться на Кабул. Англичане при сложившейся для них неблагоприятной ситуации пред­почли вступить с ним в переговоры, в ходе которых меж­ду обеими сторонами было достигнуто соглашение. Англичане выразили готовность признать Абдуррахман-хана. эмиром Кабула и ограничиться назначением в Ка­бул своего агента из числа мусульман вместо постоян­ного британского резидента. Абдуррахман-хан в свою очередь пошел на выделение Кандагарской области в «самостоятельное княжество» под управлением англий­ского ставленника, а также согласился считать для себя обязательными основные условия Гандамакского догово­ра (в том числе британский контроль над внешней политикой Афганистана).

Пока англичане вели переговоры с Абдуррахман-ханом, правитель Герата Аюб (брат экс-эмира Якуба) 27 июля 1880 г. у местечка Майванд разгромил адглийскую бригаду Бэрроуза и блокировал английские войска в Кандагаре. Британский оккупационные власти, заключив с Абдуррахман-ханом соглашение, поспешно напра­вили к Кандагару десятитысячный отряд Робертса, который в начале сентября нанес поражение Аюбу. В апреле следующего года англичане эвакуировали свои войска из Кандагара и передали власть над городом I эмиру, подчинившему также и Герат.

Так окончилась вторая англо-афганская война 1878—1880 гг. Заключив соглашение с Абдуррахман-ханом, англичане получили возможность спокойно эва­куировать свою армию с афганской территории. Афга­нистан стал зависимым государством. Но сокрушитель­ный отпор, оказанный колонизаторам, помешал Англии, как и 40 лет назад, превратить Афганистан в свою ко­лонию.

В ходе первой и второй англо-афганских войн про­изводительные силы страны были подорваны. Надолго пришли в упадок сельское хозяйство, ремесленное про­изводство и торговля. Многие города и деревни были: разрушены и сожжены. Их население намного сократи­лось вследствие массового истребления и гибели в борь­бе с иноземными поработителями. Большинство афган­ских племен было обескровлено.
2.7. Афганистан в конце XIX в.
После утверждения на кабульском престоле эмир Абдуррахман (1880—1901) прежде всего приступил к проведению внутренних пре­образований в стране. Они были направлены на ликви­дацию феодальной раздробленности Афганистана и I превращение его в централизованное государство. Наи­большее внимание уделялось реорганизации и укреп­лению регулярной армии. Были введены рекрутские наборы, осуществлявшиеся в принудительном порядке по системе «один из восьми» («хашт-нафари»), т. е. в армию брали каждого восьмого мужчину призывного возраста. Эмиру удалось, создать регулярную армию, организованную и обученную по типу англо-индийских войск. В распоряжении эмира находились также ирре­гулярные войска и полиция. Военно-полицейская сила была главным орудием Абдуррахман-хана в борьбе с народными восстаниями и феодальными мятежами. Опи­раясь на нее, эмир подавил сопротивление крупных феодалов, присоединил Кандагар и Герат, завершил под­чинение областей левобережья Аму-Дарьи, завоевал Хазараджат (1892) и Кафиристан (1896), переименованный впоследствии в Нуристан.

Увеличение сельскохозяйственного производства, уста­новление в стране единой денежной системы, обеспечение безопасности торговых путей способствовали развитию внутренней и внешней торговли. Для пополнения доходов, казны и ограничения деятельности индийских купцов и ростовщиков эмир монополизировал торговлю каракулем,, ляпис-лазурью и другими экспортными товарами, всяче­ски покровительствовал афганским купцам. В 1885— 1887 гг. по его указанию было построено первое в истории Афганистана промышленное военное предприятие «Машинхана», поставлявшее различную продукцию (от вооружения до свечей и мыла) сначала только для ар­мии, а впоследствии и на внутренний рынок. Абдуррахман-хан принял меры по упорядочению государственных финансов.

При нем подверглась пересмотру система судопроиз­водства: ранее основывавшаяся только на нормах шариа­та, она была дополнена теперь нормами светского права. Эмир значительно сократил неимоверно раздутый адми­нистративный аппарат; конфисковал часть земель и имущества мусульманского духовенства. Муллы и про­чие духовники отныне должны были находиться на служ­бе у государства, им назначалось определенное жало­ванье.

Преобразования в армии и проведение реформ, тре­бовавшие больших денежных затрат, легли тяжелым бре­менем на плечи трудящихся. Были введены новые налоги, усилилась феодальная эксплуатация крестьян. В особен­но тяжелом положении оказались национальные мень­шинства (узбеки, таджики, хазарейцы и др.), подвергав­шиеся, помимо феодальной эксплуатации, еще нацио­нальному гнету.

Попытки афганских феодалов и вождей племен ис­пользовать недовольство масс для организации сепара­тистских выступлений решительно и жестоко подавля­лись. Участников феодальных мятежей предавали казни, подвергали тюремному заключению или в лучшем случае изгоняли из страны, а имущество их конфисковывалось в пользу казны.

Реформы и преобразования Абдуррахман-хана уси­лили власть эмира. Они заложили основы централизован­ного афганского государства феодально-абсолютистского типа. Укрепление политического единства страны в свою очередь способствовало образованию общеафганского рынка и зарождению национальной торговой буржуазии. Отдельные протекционистские мероприятия прави­тельства ограничили, но не смогли приостановить про­никновение иностранных, главным образом английских, фабричных изделий в страну. Их приток пагубно отра­жался на афганском ремесле, препятствовал развитию национальной промышленности. Вместе с тем рост внеш­ней торговли вел к разрушению замкнутости феодально­го хозяйства и приспосабливал его к потребностям миро­вого капиталистического рынка. Политически зависимая от британского империализма страна постепенно превра­щалась в полуколонию.

В то же время Англия продолжала поощрять афган­скую экспансию в сторону Средней Азии. С 1883 г. англо-индийские власти установили Абдурра.хман-хану ежегод­ную субсидию 1200 тыс. рупий и постоянно поставляли ему вооружение. В 1883 г. англичане толкнули эмира на захват Рошана, Шугнана и Вахана (Западный Памир) хотя, согласно англо-русскому соглашению 1873 г., власть эмира Афганистана не распространялась на эти области.

В 1884 г. подстрекаемый англичанами эмир направил войска в Пендинский оазис, населенный туркменами-сарыками. В целях закрепления за афганцами туркменских земель Англия предложила России начать переговоры по определению северо-западных границ Афганистана. Россия приняла это предложение. Была создана смешан­ная англо-русская комиссия по разграничению, в которой все вопросы за афганцев решали англичане. Своей пози­цией они осложнили работу комиссии, и переговоры за­шли в тупик. Россия, добивавшаяся, чтобы Пендинский оазис остался за ней, заявила Англии протест против захвата туркменских земель афганцами. Свой протест она подкрепила посылкой войск в район Пендэ. 18 марта 1885 г. при Ташкепри произошло столкновение между русскими и афганскими войсками, закончившееся разгромом последних.

События при Ташкепри вызвали обострение англо-русских Отношений. Англия старалась втянуть Абдуррахман-хана в войну с Россией и под предлогом помощи ввести свои войска на афганскую территорию. Но эмир при свидании с вице-королем Индии в апреле 1885 г. дал понять, что афганцы не претендуют на Пендинский оа­зис, бывший причиной недавнего афгано-русского конф­ликта, а также, признают право России на этот район. В мае 1885 г. была возобновлена работа англо-русской разграничительной комиссии, завершившаяся в 1887 г. Северо-западная граница Афганистана была определена по линии Ходжа-Салех — 3ульфагар; Пендинский оазис -вошел в состав владении России.

Англичанам не удалось включить в состав Афгани­стана и Западный Памир. Россия, которая к началу 90-х годов достаточно прочно утвердилась в Средней Азии, не намерена была отказываться от этого района. В 1892 г. дело дошло до русско-афганского военного столкновения. («Саметашский инцидент»).

Для урегулирования памирской проблемы, а главное — вопроса об афганских племенах, населявших так называемую независимую полосу между Афганистаном и Британской Индией, англичане в 1893 г. направили в Кабул миссию Дюранда. По англо-русскому соглашению у 1895 г. Западный Памир (за исключением Запанджского Дарваза) отошел к Бухарскому эмирату, вассалу России. Отныне узкая полоса афганской территории на севере Гиндукуша по существу стала отделять границы России: на Памире от северо-западных владений Британской Индии.

Что касается второго вопроса, то давление на Афга­нистан со стороны Великобритании заставило Абдуррахман-хана отказаться от борьбы за установление своего суверенитета над афганскими племенами «независимой полосы». Эмир обязался также не оказывать поддержки освободительной борьбе племен против англичан. По до­говору, заключенному 12 ноября 1893 г. в результате переговоров между Абдуррахман-ханом й английской, миссией Дюранда, эмир признал включение большей ча­сти территории «независимой полосы» (Дир, Читрал, Сват, Баджаур и др.) в состав Британской Индии. Но­вая граница, получившая название «линии Дюранда», прошла в основном по Сулейманову хребту, т. е. вплот­ную придвинулась к Афганистану.

В ответ на соглашение 1893 г. и попытки англичан подчинить территорию «независимой полосы» афганские племена неоднократно поднимали восстания (в 1893— 1894 и 1897—1898 гг.), которые Абдуррахман-хан тайно поддерживал.17

  1   2


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница