Абсолютная истина как относительное единство объективной и субъективной истин




Скачать 202.9 Kb.
Дата13.07.2016
Размер202.9 Kb.


Антонович Е.Н.

АБСОЛЮТНАЯ ИСТИНА КАК ОТНОСИТЕЛЬНОЕ ЕДИНСТВО ОБЪЕКТИВНОЙ И



СУБЪЕКТИВНОЙ ИСТИН

Там, в равнине Истины,- Чертог Совершенного Познания, которое охватывает всю Истину в Целом. Разум же Богов питается чистой мыслью и познанием, как и разум всякой души (Платон)

В уничтожении противоречий, в связывании их в единое целое, более высокое и дающее основание обоим крайностям, заключается цель истинного искателя (Н. Кузанский)

Первым отношением мысли к объективности является наивный образ мышления, который, не сознавая еще противоположности мышления в себе самому себе, содержит веру, что посредст-

вом размышления познается истина и что она обнаруживает перед сознанием то, что объекты суть поистине. В этой вере мышление приступает прямо к предметам … Это мышление, поскольку оно не обладает сознанием существующей в нем противоположности, хотя и может оказаться по своему содержанию подлинным спекулятивным философствованием, но может также пребывать в пределах конечных определений мышления, т. е. в пределах еще не разрешенной противоположности … Когда мы говорим о мышлении, мы должны различать между конечным, лишь рассудочным мышлением, и бесконечным, разумным мышлением …

Истинное же есть в себе бесконечное, которое не может быть выражено и осознано посредством конечного … Восточные народы … называют … бога многоименным, обладающим бесконечным числом имен…

Кант … остановился только на отрицательном результате, на непознаваемости вещей в себе,

а не проник до познания истинного и положительного значения антиномий. Истинное же и поло-

жительное значение антиномий заключается вообще в том, что все действительное содержит в себе противоположные определения и что, следовательно, познание и, точнее, постижение предмета в понятиях как раз и означает познание его как конкретного единства противоположных определений … так, например, это верно по отношению к антиномии между свободой и необходимостью … то, что рассудок понимает под свободой и необходимостью,

представляет собой на самом деле лишь идеальные моменты истинной свободы и истинной необходимости и им в их оторванности друг от друга не присуща истина …

процесс познания, держащийся в своем поступательном движении конечных опосредствований, познает лишь конечное и не содержит в себе истины; эта точка зрения требует от нашего сознания бога, чтобы оно не шло дальше указанной совершенно абстрактной веры (Гегель)

Каждая отдельная монада получила как бы некоторый ограничивающий контур, благодаря чему Бог – Бесконечность Абсолютная, разделилась на бесконечное множество бесконечностей

относительных (В. Шмаков)

Тезис и антитезис вместе образуют выражение Истины; другими словами, Истина есть антиномия и не может не быть таковою (П. Флоренский)

Критерий истины – единство понятия и реальности (В. Ленин)

В статье дается системный анализ категорий абсолютной, относительной, объективной и субъективной истин на основе нового метода познания – генодрева ФТС (философии триединого синтеза).

Ключевые слова: единство, противоположности, система, генодрево, тезис, антитезис, синтез, истины: абсолютная, относительная, объективная, субъективная, гносеология, онтология.
Мы считаем, что с точки зрения достоверности и целостности философского знания, существование двух узких, односторонних и непримиримых, противоположных философских систем: идеализма и материализма, по разному понимающих истину - это не только исторический анахронизм, но и тормоз прогрессивного развития человечества, основная причине кризисов его развития. Поэтому можно с уверенностью сказать, что основной причиной развала, как СССР, так и начавшегося духовно-нравственного, социально-экономического кризиса человечества является узость понимания истины современными материалистическими философиями и идеологиями.

Обе противоположные философии идеализма и материализма считают свои исключающие друг друга знания достоверными и точными, адекватно отражающими окружающую реальность. Совершенно очевидно, что такого быть не должно. На самом деле и материалистическая и идеалистическая философии и науки изучают особый, исключительно фантастический мир искусственных и по-сути идеалистических понятий, категорий, идей, находящихся в сознании человека, адекватность которых, двойственной окружающей реальности еще необходимо опытно доказать и философски обосновать. Чего не сделано до сих пор.

Истина, как и окружающий мир, двойственна и едина одновременно. В ФТС истина – единство тезиса и антитезиса, теории и практики [1]. Эту простую аксиому до сих пор не понимают академическая философии и философы-материалисты.

Так, например, Д.Казаков и И.Николаев (авторы монографии «В защиту научной философии») напрямую связывают философскую истину с материалистической, научной: “Понятие истина используется всеми науками. Оно общеизвестное (общеизвестные догмы - конец науки,- Е.А.). Философия, как обобщающая наука, берет это понятие от наук и делает его предметом собственного исследования. Философия называет истину категорией всякого научного познания и поэтому «философской категорией»…Философия берет это понятие у частных наук и возвращает это понятие им же – частным наукам в уточненном виде” [2].

В итоге своих рассуждений авторы, ссылаясь на «Философский словарь», повторяют материалистическую догму: «Истина- адекватное отражение объективной реальности, которая выражается идеей материального единства мира».

В.Федоров, говоря о двойственности истины, так отвечает материалистическим философам: «Сегодняшние научные догмы, основанные на идее или аксиоме о материальном единстве мира, не менее абсурдны, чем догмы христианской религиозной философии, все это сказывается на дальнейшем развитии науки и научного знания, эти догмы не позволяют ей развиваться дальше, а главное, что наука неспособна без философского знания разорвать этот порочный материалистический круг» [3].

Во всех древних философиях (Индии, Китая, Египта и др.) истина понималась как бесконечное, недостижимое, абсолютное единство, первопричина (Бог), и как единство первичных противоположностей, синтеза Духа и Материи, Бесконечного и Конечного, Тезиса и Антитезиса.

В. Шмаков пишет о процессе поиска истины, как синтезе (единстве) противоположностей (тезиса и антитезиса): «Истина выражается только в антиномиях,- и всякая антиномия есть аспект истины…Феноменальная природа заканчивается на грани мировых антиномий; вот почему нуменальная истина не может быть выражена в разуме иначе, чем в антиномиях. Идея или закон, выявленный в бинере, являют в присущем ему аспекте Абсолютную истину. Совершенный синтез всех «apriori» возможных конкретных представлений не может не иметь бинерной транскрипции в разуме. Относительное отличается от абсолютного наличием условности…утверждением частного критерия…каждый фактор мироздания имеет бытие в двух аспектах, во-первых в своей собственной сущности, а во-вторых – как часть Вселенского целого» [4].

Понять и решить проблему единства противоположностей, абсолютной и относительной истины пытались Кант, и Федоров. Последний так пишет об этом: «С проблемой абсолютной и относительной истины в философии столкнулся еще Кант, рассматривая в «Пролегемонах» положения и противоположения. Здесь Кант оказался бессильным понять единство между абсолютной и относительной истиной, между положениями и противоположениями, однако, это удивительнейшая способность человеческого разума мыслить абсолютными и относительными категориями. Например, рассмотрим положение Канта: Мир имеет начало (границу) во времени и пространстве. Противоположение: Мир во времени и пространстве бесконечен. Кант не понял, что и его положения и противоположения являются истиной. В данном случае противоположения: мир во времени пространстве бесконечен - есть абсолютная истина. Положения: мир имеет начало (границу) во времени и пространстве - это истина относительная. Однако, и абсолютная и относительная истины являются одной способностью мыслить» [5].

К сожалению, дальше константации факта необходимости единства абсолютной и относительной истины, духа (сознания) и материи Федоров не ушел (в ФТС эта идея ЕДИНСТВА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ доведена до логического завершения в связях, отношениях различных понятий генодрева систем противоположностей, см. в [1] Рис 33, 34 и др.).

В. Федоров ниже подчеркивает, что эту границу единства и различия между абсолютной и относительной истиной, сознанием и материей так и не поняли большинство философов современности: “Несколько позже Энгельс и Ленин, отвергнув у Канта способность разума, как идеализм, с материалистической точки зрения, дали определение абсолютной и относительной истине и поставили эту истину вне зависимости от нашего сознания. Это достаточно грубый философский подход к истине с позиции радикального материализма, присущего, в основном, философии Маркса, который утверждал, что идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованную в ней. Это в корне не верная трактовка философской категории сознания, функции которой сводятся к грубому отражению окружающей реальности. Однако, несмотря на эту грубейшую ошибку философского плана, диалектический материализм в отношении абсолютной и относительной истины, хоть и однобоко, но все же верно истолковал философию Канта, придав ей чисто материалистическое видение. Энгельс и Ленин прекрасно понимали, в отличие от современных профессоров философии, что в процессе познания абсолютная истина недосягаема, мы в процессе познания можем лишь приближаться к ней, через относительные истины, они понимали, что уровень наших знаний всегда относителен. Однако, это не мешало им понять, что абсолютная истина известна нам, она дана нам с рождения. Ленин пишет: «Итак, человеческое мышление по природе своей способно давать, и дает нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин. Каждая ступень в развитии науки прибавляет новые зерна в эту сумму абсолютной истины, но пределы истины каждого научного положения относительны, будучи то раздвигаемы, то суживаемы дальнейшим ростом знания». И все же наиболее ярко единство между абсолютной и относительной истиной, развивая философию Канта, показывает Дицген: «Мы можем лишь относительно (релятивно) познавать природу и части ее; ибо всякая часть, хотя она является лишь относительной часть природы, имеет все же природу абсолютного, природу природного целого…В отличие от Ленина и Энгельса, Дицген более четко выражает понятие абсолютной и относительной истины” [6].

Непонимание разницы и грани между абсолютной и относительной истиной (как и противоположностями вообще) современными учеными и философами завело в тупик догматизма сам процесс познания.



В. Федоров так развивает эту мысль: “Для нынешних же профессоров от философии не существует грани между абсолютной и относительной истиной. Все их научные теории абсолютно истинны, по крайней мере…если они уже на 99,9 % познали все природные явления. Вот как этим философски невеждам отвечает Ленин: «Вы скажете: это различие относительной и абсолютной истины неопределимо. Я отвечу вам: оно как раз настолько «неопределенно», чтобы помешать превращению науки в догму в худом смысле этого слова, в нечто мертвое, застывшее, закостенелое, но она в то же время как раз настолько «определено», чтобы отмежеваться самым решительным и бесповоротным образом от федеизма и от агносцицизма, от философского идеализма и от софистики последователей Юма и Канта. Тут есть грань, которой вы не заметили, и, не заметив ее, скатились в болото реакционной философии. Это грань между диалектическим материализмом и релятивизмом». Такое впечатление, что Ленин специально, на будущее заготовил этот абзац для ответа современным философам. Эти клоуны более полвека «успешно» борются с релятивизмом, насаждая в теории познания релятивизм, хотя опять следует предупреждение: «Ибо положить релятивизм в основу теории познания, значит неизбежно осудить себя на абсолютный скептицизм, агностицизм и софистику, либо на субъективизм. Релятивизм, как основа теории познания, есть не только признание относительности наших знаний, но и отрицание какой бы то ни было объективной, независимо от человечества существующей, мерки или модели, к которой приближается наше относительное знание. С точки зрения голого релятивизма можно оправдать любую софистику…. Современным политикам удобно (удобен релятивизм, – Е.А.), они резко сменили идеологию и стали в одночасье православными, современным мыслителям удобно не иметь идей, поэтому Россия копирует опыт западных демократий. Материалистические монисты (релятивисты) «поставили телегу впереди лошади», они объявили, что только опыт и ничто кроме опыта, являются нашим абсолютным знанием, а все эти apriori и «вещи в себе» чисто идеологический вымысел материалистически недоразвитых философов, ... Гегель также писал: «Диалектика включает в себя момент релятивизма, отрицания, скептицизма, но не сводится к релятивизму». Современные же «диалектики» не только свели к релятивизму процесс познания, но и узаконили этот релятивизм в виде «остекленевшей» реальности. Для того, чтобы использовать диалектику как метод научного познания, профессорам необходимо не «сотрясать воздух», как это делает А. Лосев, восхваляя диалектику и обожествляя ее, используя это понятие, где надо и не надо, при этом не понимая истинного смысла. Диалектика – это постоянное изменение познания от разделения до укрупнения взаимосвязей, понятий и категорий, не забывая при этом, что мы имеем дело с единой природой или «природой природного целого самого по себе». Когда мы разделяем это «целое само по себе» на понятия и категории, либо же укрупняем, оценивая поведение объективов в микромире, разумеется, мы пользуемся релятивными или относительными понятиями и категориями для более детального и полного изучения тех или иных явлений природы, но мы не имеем никакого морального права возводить эти релятивные категории в ранг абсолютных истин. Вот об этом и говорит Гегель, что диалектика включает в себя момент релятивизма, ибо любое наше знание о природе релятивно, но мы не должны сводить весь процесс познания к релятивизму, как это сделала современная наука. Что же касается теории познания, кожевник И.Дицген оказался куда грамотнее сегодняшней академической элиты” [7].

Совершенно очевидно, что кризис современной материалистической философии и науки произошел не только из-за абсолютизации относительного знания, но и от того, что профессора и доктора наук забыли очевидную истину, известную с древнейших времен - в науке и философии не должно быть неизменных догм и авторитетов, кроме стремления к истине, что простым большинством мнений (стремлением придти к одному мнению, угодному любому авторитету) или голосованием на кафедре невозможно найти истину.

ФТС, как и все древние философии, считает, что основное свойство окружающего нас двойственного мира - это целостность и единство. Человек воспринимает окружающий мир двойственным (левополушарным и правополушарным) сознанием через двойственные противоположности (ощущения, чувства и логика, нравственность) мышления. У человека с неразвитым мышлением (которым обладает большинство людей) сознание воспринимает окружающий мир, как правило, с одной стороны, узко, односторонне. Для целостного восприятия окружающего мира (воспринимаемого человеком в противоположностях) требуется дополнительная работа сознания - синтезирование, объединение в единое целое крайних противоположностей (понятий), иначе целостное познание себя в окружающем мире.

Это двойственное восприятие единства мира (как духовного, божественного и материального начал) двойственным сознанием человека, утерянное материалистической наукой, сохранилось, в различной степени, в древних философиях и религиях.



Связи понятий древнего и современного знания нами показаны ниже на генодреве Рис 1/33. В основу структуры генодрева ФТС положена логика целостности мира, взаимосвязи всего со всем, логика единства противоположностей (и-и), духа и материи, субъекта и объекта, логика системного синтеза, логика и-и (подр. см. статьи автора на сайте РФО: http://www.dialog21.ru).

В своих работах автор, описывая взаимосвязи понятий на структуре генодрева, далеко не всегда раскрывает все виды связи и отношений системы понятий. Для повышения достоверности и доказательности своих рассуждений автор использует афоризмы и работы других авторов по аналогичной тематике. Одной из таких работ является малоизвестная «Теория Мига» Заикина Н.И.

Заикин в подразделе «От дуальности мышления к троичной логике» своей книги простым языком дает довольно точное описание логики связей различных понятий структуры генодрева. К исходным его рассуждениям у нас замечаний почти нет: “Изначально человек пытается осознать себя и окружающий мир, используя для понимания встречающихся явлений самую простую двоичную логику, разделяя все на плохое и хорошее, высокое – низкое, черное - белое, плюсы - минусы… конечно, в узко профессиональной области дуализм мышления может быть весьма полезен, т.к. он позволяет, расчленив все на «плюсы» и «минусы», решить проблему. Но жизненные ситуации часто бывают гораздо сложнее (Для их разрешения необходимо рассматривать более глубокие уровни генодрева, чего автор не делает, - Е.А.). Иногда мы думаем, что выполняемые нами действия позитивны, как и наши мысли и намерения, но получается наоборот: «Благими намерениями вымощена дорога в ад», «хотели, как лучше, а получилось…» Мы надеемся на позитивный результат, а имеем негативный. Так и чередуются «плюсы» и «минусы», разочаровывая, но при этом и развивая нас. Такой путь развития и попытки его осознания привели к возникновению логики (от греч. Логос- слово, понятие, рассуждение). Логика позволяет путем чистого рассуждения без использования опыта получать новые истины из имеющихся” [8].

Большинство философов и логиков до сих пор не понимают сущности и сложности процесса перехода от дуализма (дуальной логики) к триединству (триаде, троичной логике) и далее к многозначной логике. Не до конца четко представляет его себе и Заикин, который так обосновывает переход от дуальности мышления к троичной логике: “Находясь в ситуации крайней поляризации Мира на мир «внешний» и «внутренний», «земной» и «потусторонний», «божественный» и «человеческий» (связи этих уровней показаны нами на Рис 1/33), человек пытается вернуть утраченное единство, исходя из дуальной логики; поэтому возникающие философские системы начинают «объяснять» множественность, противопоставляя ее «единству», то космической иллюзией, майей – в веданте, то динамикой материи, которая находится в непрерывном движении …, чтобы побуждать человека к поискам освобождения, в санкхье и йоге. Но это «освобождение», в конечном итоге, ориентировано на «уход» из материального мира, который противопоставляется, таким образом, миру духовному, что само по себе является «иллюзией», т.е. двойственностью, дуальностью. Поиски единства вне материального мира ведут из настоящего времени в прошлое, к абсолютной реальности, к первичному Ничто,… уничтожению противоречий, растворению в Едином….Троичность, или многомерность, восприятия мира, присущая древним, основывалась на личном опыте взаимодействия с ним. … попытки познания троичности путем логического мышления приводят к созданию дуалистических или монистических учений, уводящих человека «за пределы» физической реальности в поиске утраченного единства с «высшей» реальностью… Недуальность как совершенство приписывается Высшему Существу, но человеческое мышление оказывается неспособным постичь это Единство, утопая в априориях, противоречиях и антиномиях (сохранение целостности, единства в процессах развития может дать только обратная триада генодрева ФТС: синтез-тезис-антитезис,- Е.А.).

В христианстве дуализм преодолевается догматом о Троице,… по формуле Халкидонского собора, божественная и человеческая природа соединены в Господе нераздельно, но и неслиянно. Человек был создан «по образцу Божиему», т.е. совершенным, и грехопадение не уничтожило этого образца в человеке, но создало в нем биполярность, наличность в нем двух полюсов. Т.о., несовершенство человека в его двойственности” [9].

Философский смысл грехопадения означает разделение целого на дуально противоречивые части, которое при отсутствии приоритета духовного над материальным, неизбежно ведет процессы развития к деградации человека и общества (подробнее об этом см. в [1] Риc 47,101). *)

Эти процессы двойственного развития отражены в структуре древнекитайской системы И Цзин и Древа Сефирот древнееврейской Каббалы (в [1] Рис 19, 18, 33), согласно которым из У Цзи (Беспредельности, Ничто) и Айн Соф (Безграничности, или Высшего аспекта Бога) вытекает первичное единство (Тай Цзи, или Кетер), которое внутри себя содержит изначальную двойственность. Очевидно, эту изначальную двойственность, входящую в триединство имеет не только окружающий мир, но и само Ничто, Беспредельность, и т.о. - сам аспект Бога. По сути об этом же единстве, дуальности и триединстве говорит и сама Божественная Троица - «во имя Отца, Сына и Святого Духа».

В итоге своих рассуждений Заикин приходит к выводам о слабости обоснования существующих систем логик: “В настоящее время «бивалентное», «дуальное» мышление, основывающееся на бинарной логике, зафиксировано как «факт, требующий своего объяснения и философской интерпретации” [10].

Мы, подтверждая основные выводы Заикина, даем обоснование своей интерпретации системы множественной бинарной логики, основанной на двоичной структуре генодрева, близкой к структуре древнекитайской философской системы И Цзин (в [1] см. Рис 33, 34, 35, 38 и др.).

На 1-м уровне генодрева сущности диалектической логики мышления (в [1] см. Рис 34) нами показано: единство тезиса и антитезиса: духовно-логического и предметно-образного мышления. Этим единством на разных уровнях генодрева обладает: теория и практика, субъект и объект, субъективная и объективная, гносеологическая и онтологическая истины. На 2-м уровне генодрева - единство 4-х логик и видов мышления, с которыми аналогично можно связать онтологическое и гносеологическое понимание истины: 1) одномерная логика (опыт, - онтологическая истина в ДМ); 2) логика индукции (понятия,- гносеологическая истина); 3) логика аналогии (представления); логика дедукции (идеи, интуиция). Гегелевской обратной триадой, заложенной в основание генодрева ФТС: синтез-тезис-антитезис можно отобразить два варианта взаимосвязи видов истины: 1) абсолютная – субъективная – объективная, где две последних – виды относительной истины; 2) абсолютная – гносеологическая – отнологическая.

Сегодня уже многие философы свободно критикуют недостатки диалектического материализма (ДМ), абсолютизировавшего гносеологическое понимание истины. Ссылаясь на авторитетные высказывания классиков ДМ: Гегеля, Маркса, Энгельса, Ленина, это делает и Хазиев В.С., но он в своей критике не конкретизирует причины, приведшие к этим недостаткам: “Исторически категория «истина» рассматривалась в единстве онтологических и гносеологических составляющих. Если воспользоваться дихотомией «объективная диалектика» и «субъективная диалектика», которая в недалеком прошлом использовалась в отечественной философии довольно активно (в философских словарях изданных после 1993г. Вы уже можете не найти даже терминов, связанных с ДМ, диалектической логикой, абсолютной, объективной, относительной истиной, критерием истины и др.,- Е.А.), то рассматриваемую категорию можно применять и к знаниям и к вещам … В силу целого ряда социально-исторических и идеологических причин в отечественной философии ХХ в. наблюдалась абсолютизация одной из этих формул, а именно – гносеологической. … Единство онтологической и гносеологической трактовки истины восходит корнями к философии античности … Категория «истина» была философской в целом, а не относилась только к одной ее части – гносеологии … Онтологические варианты трактовки истины и лжи лежат на самой границе вопроса об объективной истине. Удивление и недоумение от отрицания возможности материалистического прочтения онтологической формулировки истины «как соответствия предмета своей всеобщей природе, своим имманентным законам возникновения, развития и разрушения» возрастают еще и потому, что авторы, отрицая применимость категории «истина» к самим объектам, ясно видят, с какой необычайной трудностью в этом случае сталкивается оставшееся в одиночестве гносеологическое понимание истины. Будь истина онтологической, все было бы просто: есть онтологическая, она же объективная, истина, которая, отражаясь в сознании, дает гносеологическую истину. И истинное познание тогда в строгом и точном смысле было бы познанием истины объективной” [11].

Недоумение и удивление вызывает позиция философов, зацикленных на догматическом решении основного вопроса в пользу материализма, отрицающих исходное единство двух начал: идеального и материального, духа и материи, субъекта и объекта, онтологии и гносеологии. При принятии исходного принципа целостности мира, логики единства двух начал (и-и), вместо аристотелевской логики отрицания (или-или), осуществленного в методе генодрева ФТС, все вышеназванные трудности и недоумения исчезнут. Только приняв принцип целостности мира, логики единства (и-и): духа и материи, субъекта и объекта, известной в глубокой древности, философия сумеет преодолеть надуманные трудности, упростить не только поиск единой истины, но и получить ее необходимое обоснование.

Хазиев, анализируя противоречия в понимании истины, в критике ДМ, цитат разных авторов, используя логику разделения (или-или), не используя логику синтеза (и-и), все же не смог разрешить выявленные анализом противоречия: “Рассмотрим несколько вариантов преодоления противоречий такого «гносеологического» понимания объективности истины. «Нетрудно видеть,- писал М. Руткевич,- что объективность истины несколько иного рода, чем объективность материального мира: материя находится вне сознания и не зависит от него, истина находится в сознании, но по содержанию своему не зависит от него и от носителя сознания». При все нечеткости формулировки смысл понятен: от «носителя сознания» не зависит ни содержание знания, ни содержания истины, а тот предмет, отражение которого образует содержание истинного знания. А содержание знания всегда связано с человеком, с его сознанием, иначе оно не входило бы состав знания. Утверждение, что «содержание истины» объективно, если понятие «объективно» понимать в философском смысле,- вообще большое недоразумение, ибо можно подумать, что бывает знание, у которого форма остается в голове человека, а содержание где-то вне и независимо от человека, т.е. объективно. И уж совсем непонятно становится, если предметом отражения, который станет «содержанием истины», выступает субъективная реальность. Здесь вообще концы с концами перестают сходится. Приходится придумывать еще более усложненные вербальные конструкции, чтобы как-то вразумительно пояснить, почему содержание знания и в этом случае будет «объективной истиной», хотя отражена не объективная, а субъективная реальность” [11].

Многие философы, в т.ч. и Хазиев, не хотят видеть, усложненные вербальные конструкции, созданные на основе логики анализа, разделения, используемые в ДМ, при обосновании его приоритетов в основном вопросе, которые закономерно переходят и на решение проблем истины.

Ослиные уши логики или-или (ни-ни) особенно заметны в следующей цитате: “Вот слова В. Ленина, имеющие прямое отношение к рассматриваемому вопросу. «Существует ли объективная истина, т.е. может ли в человеческих представлениях быть такое содержание, которое не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества?» … В. Ленин допустил терминологическую вольность … У Гегеля есть слова: «Истина, как согласующееся с объектом знание … пронизало собой объект». Речь о том, что объективный дух, став знанием, пронизывает самого себя в новом облике развития, оставаясь все равно тем же самым объективным духом. В. Ленин с двух сторон подчеркнул и написал: «Истина и объект»”[13].

Хазиев не «замечает», что в приведенных цитатах, Ленин непоследователен, вначале пользуется логикой (анализа) или-или (ни-ни), а в конце логикой и-и (синтезом), а Гегель - только логикой и-и,- логикой синтеза.

Гегель, используя логику единства противоречий (см. в начале статьи цитаты): анализа и синтеза, духа и материи, критикует за односторонность мышления материализм (эмпиризм): «В опыте эмпиризм пользуется преимущественно формой анализа … Эмпиризм находится в заблуждении, полагая, что анализируя предметы, он оставляет их такими, каковы они есть, тогда, как на самом деле он превращает конкретное в нечто абстрактное. Благодаря этому получается, что живое умерщвляется, ибо живо лишь конкретное, единое (у всех древних философий единое – единство духа и материи, - Е.А.). И однако, это разделение должно совершится для того, чтобы мы достигли познания, и сам дух есть есть разделение в себе (в [1] на Рис 34 нами показано, что тезис, сознание, дух разделяется на два понятия: идею, интуицию, логику дедукции, которые можно отнести к онтологической истине и понятие, логику индукции,- гносеологической истине,- Е.А.). И однако, это разделение должно совершится для того, чтобы мы достигли познания, и сам дух есть разделение в себе. Это, однако, лишь одна сторона, а главным образом объединение разделенного.

… Для эмпиризма вообще лишь внешнее составляет истинное, и если он допускает существование сверхчувственного, то утверждает, однако, что познать его невозможно, и нужно держаться исключительно области восприятия. Но это основное положение в его дальнейшем развитии привело к тому, что позднее назвали материализмом. Этот материализм признает истинно объективным материю как таковую. Но сама материя есть абстракция, которая как таковая не может быть воспринята нами» [12].

Анализируя отношение гносеологической и онтологической истин в «Философских тетрадях» В. Ленина, Хазиев, вскрывает его непоследовательность, односторонность, приведшие к кризису ДМ, идеологии большевизма: “В некоторых моментах видно, как мысль Ленина сопротивляется онтологической трактовке истины, как он не желает расставаться с привычным гносеологическим представлением об истине. Вот одно такое место. Гегель пишет, что логические формы «сами по себе соответствуют истине». В. Ленин украшает эти слова знаками «????», потом пишет: «Логика» вопрос об истине». Ленин не смог преодолеть уже устоявшееся представление, что истина есть категория лишь гносеологическая. Потому он переиначивает (а заодно и упрощает) мысль Гегеля. У Гегеля прослеживается мысль об объективной истинности форм бытия, которые он на свой лад называет «логикой» (На наш взгляд Гегель в «Философии духа», на основе триады: тезис-антитезис-синтез, говорит о единстве субъективного и объективного в абсолютном: субъективный дух- объективный дух- абсолютный дух, автор статьи, к сожалению, эту триаду не исследовал,- Е.А.) … Читая конспекты В. Ленина, трудно отделаться от … ощущения: Ленин вкладывал в слова Гегеля не тот смысл, что сам Гегель, а свой, на словах похожий, но материалистический … Это одно из возможных объяснений факта, почему в советской философской литературе игнорировалась онтологическая трактовка истины и настойчиво пропагандировалась абсолютизация гносеологического понимания истины … Социальные события, политика и идеология большевизма, построенного на культе авторитета В. Ленина, и послужили непосредственной и прямой причиной абсолютизации … гносеологического понимания истины и обструкции онтологической ее трактовки. Бывает время разбрасывать и собирать камни. Настало, думается, время исправлять упущенное” [11].

С этим выводом Хазиева следует согласиться, но с необходимыми дополнениями. Собирать камни философий идеализма и материализма следует на основе логики И-И, метода системного синтеза, предлагаемого структурой генодрева ФТС, начиная с обоснования и принятия логики единства духа и материи, субъекта и объекта, что закономерно приведет к единству субъективной и объективной, онтологической и гносеологической истин.

Литература:

1. Антонович Е.Н. Третий путь развития философии и общества. кн.1. Философия триединого синтеза. СПб. Деан. 2007, 544с., доп. см. статьи автора на сайте РФО: http://dialog.ru.

2. Казаков Д. Николаев И. В защиту научной философии. СПб. Лань. с 107.

3. Федоров В. Философия гармонии. Гатчина. 1996, с 48.

4. Шмаков В. Священная книга Тота … ч. 1. М. Десот. 1994, с 67-69.

5. Федоров, там же, с35-36.

6. Федоров, там же, с 36-37.

7. Федоров, там же, с 38-39.

8. Заикин Н.И. Теория Мига. Взаимосвязи и взаимозависимости. СПб. Изд-во АРС. 1999, с 51-52.

9. Заикин, там же, с 42-44.

10. Заикин, там же, с 46.

11. Хазиев В.С. О понятии «объективная истина». Философия и общество. № 2 - 2012.

12. Гегель Г. В. Энциклопедия философских наук. т.1. наука логики. АН СССР. ИФ. Мысль. М. 1974, с150-151.



*) В ряде статей на сайте РФО (http://dialog21.ru - см. ст. Самое слабое звено в познании – философия, в философии – логика, и др.) мы показываем, что разделение целого на дуальные противоположности: тезис-антитезис, без приоритета синтеза над анализом в философском познании триады, привело к непреодолимому барьеру в познании, завесе в узком сознании философов.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница