А. В. Юревич объяснение в психологии



Скачать 42.77 Kb.
Дата20.03.2016
Размер42.77 Kb.

А.В. Юревич

ОБЪЯСНЕНИЕ В ПСИХОЛОГИИ


1. Проблема объяснения, имея первостепенное значение для всех научных дисциплин, для психологической науки обладает особой значимостью, поскольку не решенный до сих пор вопрос о том, каким должно быть психологическое объяснение, эквивалентен ее ключевому методологическому выбору, а в соотношении психологического объяснения с объяснением, характерным для других наук, традиционно видится одна из главных особенностей психологии.

2. Какого-либо стандартного, типового, а тем более нормативного объяснения в психологии не существует, используется большое разнообразие типов объяснения, выбор которых определяется особенностями изучаемых объектов, базовыми методологическими ориентациями самих психологов и другими подобными обстоятельствами. Тем не менее, широкое множество психологических объяснений можно упорядочить, например, выделив такие их базовые типы как 1) генетические объяснения, 2) интенциональные объяснения, 3) диспозиционные объяснения, 4) причинные объяснения, 5) функциональные объяснения, 6) эмпирические обобщения, 7) объяснения на основе теорий.

2. Опираясь на данную типологию психологических объяснений можно проследить их соотношение, во-первых, с житейскими объяснениями, во-вторых, с объяснениями, характерными для «благополучных» - естественных - наук. Соотношение естественнонаучных объяснений с психологическими объяснениями напоминает соотношение последних с житейскими объяснениями: научное психологическое объяснение начинается там, где заканчивается житейское объяснение, а естественнонаучное объяснение начинается там, где заканчивается научное психологическое объяснение. Т. е. эксплананс житейского психологического объяснения совпадает с экспланандумом научного психологического объяснения, а эксплананс последнего сопоставим с экспланандумом естественнонаучного объяснения. Эмпирические обобщения психологической науки и базовые положения психологических теорий, которые используются в качестве «конечных пунктов» научного психологического объяснения, как правило, сами требуют объяснения. А кардинальные различия объяснения в психологии и в естественных науках усугубляются тем обстоятельством, что часто в основу психологических объяснений кладутся не эмпирические законы, а такие понятия, как либидо, морбидо, Эдипов комплекс и т. п., которые сами требуют не только объяснения, но и до сих пор отсутствующих доказательств того, что за ними стоит какая-либо реальность.


3. В связи с особенностями психологического объяснения возникает и традиционная для психологии проблема редукционизма.


В подавляющем большинстве авторитетных психологических изданий редукционизм характеризуется как один из худших «методологических грехов», которого должен избежать любой здравомыслящий психолог (показательны термин "ползучий редукционизм" и другие подобные выражения). В то же время у редукционизма имеется вполне невинный и, скорее всего, необходимый для любой системы объяснения смысл – выход, в процессе объяснения, за пределы самой объясняемой системы. У психологов этот естественный методологический ход традиционно вызывает бурное негодование, а через всю историю психологии красной нитью проходит противоположная позиция - объяснение психического из самого психического (сформулированный Э. Шпран­гером принцип «psychologica - psychological»). Вместе с тем редукционизм в психологии широко распространен и, по всей видимости, неизбежен, а, скажем, ключевая для советской психологии идея интериоризации высших психологических функций является образцом социального редукционизма. Декларированное же отношение к нему напоминает характерное как для науки, так и для обыденной жизни, провозглашение норм и принципов, которые заведомо не могут быть соблюдены.

Подлинно научное объяснение предполагает поэтапный редукционизм - последовательную трансформацию объясняемых явлений во все более широкие системы координат, сопровождающуюся абстрагированием от их исходных свойств. В результате психологии следует не только легализовать все основные виды редукционизма, которых она упорно стремится избежать - биологического, социального и др., но и превратить их в ориентиры психологического объяснения. В отсутствие же таких ориентиров психологическое объяснение неизбежно будет вращаться в кругу понятий, которые сами требуют объяснения, иметь больше сходства с житейским, чем с научным объяснением, а психологическая наука будет далека от той упорядоченной системы знания, о которой давно мечтают психологи.

4. Неудовлетворенная потребность в такой системе знания обусловливает форсированный монизм психологической науки, проявляющийся в настойчивых поисках одной, «единственно правильной» психологической теории, в непрекращающихся попытках сведения всей психологической реальности к какой-либо одной категории и т. п. Форсированный монизм, противоречащий принципам современной – постнеклассической – науки, приводит к методологически нежелательным, а подчас и нелепым последствиям, описанным, в частности, ведущими отечественными психологами – Л.С. Выготским, Б.Ф. Ломовым, М.Г. Ярошевским и др., которые убедительно продемонстрировали невозможность построить систему психологического знания монистическим способом - на базе какой-либо одной категории, искусственно возвышенной над всеми остальными.

5. Психологическое объяснение, как правило, развивается в искусственно сжатом пространстве, ограниченном запретами на различные формы редукционизма: «сверху» - редукционизма социального, «снизу» - редукционизма биологического. Отсюда – такие ключевые свойства психологического объяснения, как его «топтание на месте» без сколь-либо существенного проникновения в суть объясняемых явлений, объяснение «подобного через подобное» (например, одних когниций другими когнициями), «круговой характер» (например, объяснение когниций эмоциями, а эмоций – когнициями), подчиненность преимущественно целям понимания объясняемых явлений, а не целям предсказания и контроля над ними и т. д., в результате чего большая часть психологического сообщества воспринимает такие объяснения как неудовлетворительные, а то и вообще «не настоящие», приемлемые для быта, но не для науки. При этом любая монистическая система психологического объяснения создает для него искусственно замкнутое пространство, препятствуя объединению в нем различных уровней причинности.



6. Разорвать этот порочный круг можно только путем отказа от форсированного монизма и снятия табу на редукционизм, признания необходимости суперпозиции различных видов причинности, построения многоуровневых объяснений, объединяющих ее различные уровни.




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница