А. В. Яценко Западная граница СССР накануне вероломного нападения фашистской Германии в июне 1941 года Пограничные войска СССР являлись составной частью Советских Вооруженных Сил. В мирное время руководство




Скачать 129.83 Kb.
Дата29.04.2016
Размер129.83 Kb.
Пограничные войска в начале Великой Отечественной войны

А.В. Яценко

1. Западная граница СССР накануне вероломного нападения фашистской Германии

В июне 1941 года Пограничные войска СССР являлись составной частью Советских Вооруженных Сил. В мирное время руководство Пограничными войсками осуществлял Народный Комиссариат Внутренних Дел СССР, а в случае военного нападения внешнего противника и возникновения военных действий на каком-либо направлении пограничные части, охраняющие государственную границу на этом направлении, по решению Правительства СССР передавались в подчинение командующему Фронтом (Армией).

Накануне Великой Отечественной войны основные силы пограничных войск находились на западной и дальневосточной границах.

Все пограничные отряды в основном имели однотипную организацию и вооружение. Типовая организация пограничного отряда накануне Великой Отечественной войны представлена на схеме (Приложение). [2;6]

Всего в погранотряде было 1400- 2000 пограничников. Пограничные отряды состояли из штаба, разведотделения, политоргана, тыла. В погранотряд входило 4-5 пограничных комендатур (в каждой 4 линейные заставы, одна резервная застава и управление пограничной комендатуры), маневренной группы (из четырех застав, общей численностью 150-250 человек), школы сержантского состава (70-100 человек). Пограничный отряд охранял сухопутный участок границы протяженностью до 180 км, на морском побережье – до 450 км.

Пограничные заставы в июне 1941 года были штатной численностью 42 и 64 человека в зависимости от конкретных условий местности и других условий обстановки. Каждой пограничной заставе определялся для несения круглосуточной службы постоянный участок государственной границы протяженностью 6-8 км. Состав и вооружение пограничной заставы позволяли ей вести борьбу преимущественно с одиночными нарушителями границы, малочисленными диверсионно-разведывательными группами и небольшими подразделениями противника.

Основным организатором службы на заставе являлся начальник заставы, который принимал решение по охране границы на каждые сутки. При этом в пределах поставленной боевой задачи он обладал большой самостоятельностью. Поскольку ближайший начальник – комендант – бывал на заставе 1-2 раза в неделю, то у начальников застав выработалась привычка к самостоятельности действий и инициативе в работе.

Непосредственная охрана границы на участке заставы осуществлялась пограничными нарядами. Особенности пограничной службы вызывали необходимость иметь, кроме штатных командиров отделений, группу красноармейцев (до 20 % численности заставы), обученных руководству составом наряда. Это впоследствии положительно сказалось на устойчивости управления боем пограничных застав с фашистскими агрессорами, когда взамен погибшего командира его обязанности выполнял красноармеец.

Осенью 1939 года, после присоединения к СССР западных районов Белоруссии, Украины, Бессарабии и формирования государственной границы с Германией, пограничные заставы первоначально размещались в палатках, а затем для них стали выделять кирпичные и деревянные дома, оставленные хозяевами, эмигрировавшими за границу. Кроме того, строились деревянные казармы по стандартным проектам из щитовых блоков. Территория заставы огораживалась деревянным, глиняным, редко кирпичным забором, в которых вырезались бойницы. На территории заставы находилось жилое помещение для личного состава, дом для семей командования, конюшня, склады и баня, которые готовились к оборонительному бою. Вблизи городка заставы был подготовлен взводный опорный пункт с позициями для пулеметов, окопами для стрелков, блиндажами для укрытия людей и боеприпасов. Сооружения строились силами личного состава заставы и обязательно маскировались под условия местности.

Всего пограничный отряд имел: ротных миномётов (РМ-50) - 20-30; станковых пулемётов «максим» – 48-60; ручных пулемётов – 80-122; винтовок 7,62 мм (обр. 1891 г., СВ и АСВ) – 1200-1800; автомашин – 25-30; лошадей – 200-300; служебных собак – 120-160. [3;1-2]

Пограничные комендатуры и заставы были рассредоточены вдоль границы на всём протяжении. Например, в Белорусском и Украинском округах заставы дислоцировались на удалении 8-10 км одна от другой, а в остальных округах удаление застав было ещё большим.

Приготовления войск фашистской Германии были под постоянным наблюдением пограничников застав, которые отчетливо понимали, что противник готовится к нападению на СССР.

Командиры круглосуточно находились на заставах. Пограничники, получив полный боекомплект патронов и ручных гранат, на службу выходили в стальных касках, а в часы отдыха спали, не снимая верхней одежды и имея свое оружие рядом с кроватью.

Понимая, что войну предотвратить невозможно, военно-политическое руководство СССР стремилось исключить втягивание Советских Вооруженных Сил в организуемые фашистами многочисленные провокации на границе. Именно поэтому в приказах НКВД пограничникам вводились ограничения при применении оружия против нарушителей границы, запрещалось стрелять по немецким самолетам, залетающим на советскую территорию. Всю тяжесть борьбы с вооруженными бандами и разведывательно-диверсионными отрядами противника, с боями прорывавшимися в глубь советской территории, разрешалось вести исключительно силами пограничных застав и резервов пограничных отрядов, невзирая на недостаток сил и средств.



2. Первые бои на границе

Ранним воскресным утром 22 июня 1941 г. государственная граница от Баренцева до Черного морей в считанные минуты превратилась в линию фронта. Кратковременный, но мощный артиллерийский удар противник нанес по городкам пограничных застав, вследствие чего, все деревянные здания были разрушены или охвачены огнем, в значительной части были разрушены оборонительные сооружения, построенные вблизи городков пограничных застав, появились первые раненые и убитые пограничники. Гитлеровское командование отводило на уничтожение пограничных застав от 30 мин. до 1 часа.

В ночь на 22 июня немецкие диверсанты повредили почти все линии проводной связи, что нарушило управление пограничными подразделениями и войсками Красной Армии. Дивизии первых эшелонов армий прикрытия находились в 8-20 км, что не позволило им своевременно развернуться в боевой порядок и вынуждало вступать в бой с агрессором разрозненно, по частям, неорганизованно и с большими потерями в личном составе и боевой техники.

Фронт протяжённости наступающей на главном направлении дивизии врага составлял в среднем 6-8 км (то есть на участке границы, охраняемой одной пограничной заставой). Фронт наступления пехотной дивизии составлял 10-12 км и более (то есть протяженность участка границы, охраняемого двумя заставами).

Впереди главных сил каждого немецкого полка двигались ударные группировки с саперами и разведгруппы на бронетранспортерах и мотоциклах с задачами ликвидации пограничных нарядов, захвата мостов, установления мест позиций войск прикрытия Красной Армии, завершения уничтожения пограничных застав. Также с этой целью использовались танки, которые находясь на удалении 500-600 м, вели огонь по опорным пунктам застав, оставаясь вне досягаемости вооружения заставы. И если с ударными группами (взводами) противника пограничники имели почти равные силы, то разведывательные (передовые) отряды пехотных и танковых дивизий превосходили наши заставы по живой силе в 6-20 раз, винтовкам и автоматам – в 5-7 раз, ручным пулемётам – в 2-3 раза. А главное, артиллерии, бронемашин и танков у наших пограничников не было. [4;108]

Пограничные наряды для охраны мостов на речных пограничных участках высылались в составе 5-10 человек, имевших ручной, а иногда и станковый пулемет. Противник же привлекал для захвата мостов бронетехнику. К сожалению, у наших защитников не всегда была возможность подорвать мосты через пограничную реку, и тогда они доставались врагу исправными.

В полосе, где наступали ударные группировки немецко-фашистских войск, пограничные заставы могли сдерживать противника лишь до одного – двух часов. В неравной борьбе с врагом личный состав заставы почти весь погибал. Дольше всего держались пограничники, находившиеся в подвалах кирпичных зданий застав, и, продолжая вести бой, погибали, подорванные немецкими фугасами.

Главные силы пехотных полков обходили опорные пункты застав и продолжали наступление на восток. Оказавшись во вражеском тылу, личный состав застав действовал, сообразуясь с обстановкой. Одни, отбив атаки пехотных подразделений противника, начинали отход на позиции войск прикрытия, другие переходили к партизанским действиям, нанося удары из засад по тыловым подразделениям немецких войск. Но личный состав многих застав продолжал бой с противником до последнего человека. Эти бои продолжались в течение 22 июня, а отдельные заставы вели бой в окружении несколько суток.

На границе с Румынией и на границе с Финляндией обстановка для наших войск в первые дни войны была более благоприятной, чем на участке советско-германской государственной границы. Финские войска активные боевые действия начали только в конце июня. На советско-румынском участке границы противник в июне наступательных действий крупными силами войск не предпринимал. Характерной особенностью обстановки на этом участке фронта в июне 1941 года было ведение не только оборонительных, но и наступательных действий советских войск с высадкой десантов в Румынию.

Повсеместно пограничные заставы стойко держались под натиском превосходящих сил германской армии и её сателлитов. Нигде пограничники не оставили своих позиций без приказа. Враг мог обойти, окружить заставу и даже полностью уничтожить личный состав, но принудить её к сдаче был не в состоянии. Стойкость пограничников вынуждала врага отвлекать дополнительные силы для борьбы с ними.

826 бойцов - участников первых боёв на границе - были награждены орденами и медалями. Семь воинов 26 августа 1941 г. были удостоены высокого звания Героя Советского Союза: К.Ф. Ветчинкин, уроженец села Покровка Волоконовского района, наш земляк, в то время командир 12-й пограничной заставы 25-го Кагульского пограничного отряда Молдавского пограничного округа, А.К. Константинов, В.Ф. Михальков, И.Д. Бузыцков, Н.Ф. Кайманов, А.В. Рыжиков, Н.М. Руденко. [4;401- 404]

Недостатки в планировании оперативного использования пограничных войск накануне войны не могли отрицательным образом не отразиться на боевых действиях пограничных войск с началом вражеского вторжения на советскую территорию.



- В условиях концентрации сил противника на западной границе требовалось хорошо налаженное взаимодействие с войсками прикрытия Красной Армии. Приказ о подчинении пограничных войск командованию Красной Армии был отдан лишь 16 июня 1941 г. Времени на отработку взаимодействия погранвойск с частями РККА было мало. Командиры подразделений, выдвинутых в качестве прикрытия, плохо знали местность и районы дислокации застав на границе. Но и в мирное время вопросы взаимодействия погранвойск с частями РККА не были заблаговременно спланированы и отработаны. Более того, до 25 сентября 1941 г. погранчасти действовали в штатном режиме мирного времени.

- Нельзя не отметить, что возможность вероломного, внезапного нападения противника совершенно не учитывалась. Большинство погранзастав и комендатур, особенно на главных стратегических направлениях, на какое-то время оказались один на один с врагом, без помощи и поддержки со стороны войск прикрытия.

- Большая разбросанность войск прикрытия по фронту и в глубину на огромной территории не обеспечивали надёжного противодействия вторжению противника, развёртывания главных сил Красной Армии и, тем более, её перехода в первые дни войны в контрнаступление, как это предусматривалось нашей теорией.

- Подразделения войск прикрытия были выявлены авиаразведкой противника, и по ним наносились артиллерийские и авиаудары одновременно с ударами по пограничным заставам.

- Результаты боевых действий резервных подразделений пограничных отрядов в целом были малоэффективными, т.к. они были малочисленными и вооружены только легким стрелковым оружием и, к тому же, малоподвижными из-за недостатка автотранспорта.

- Согласно директиве Главного управления пограничных войск, изданной в конце 1939 г., требовалось вокруг каждой пограничной заставы построить оборонительные сооружения в два кольца: одно – в непосредственной близости от заставы при внезапном нападении противника; второе – на удалении дальности огня ручных пулемётов для обороны по известным данным о предполагаемом нападении на заставу. К началу войны на всех пограничных заставах было построено по 3-4 и более бревенчатых блокгаузов только на внутреннем кольце обороны. На внешнем кольце никаких оборонительных сооружений не было.

- Пограничные заставы, а также пограничные резервные подразделения, были вынуждены вести бой с противником на небольшом участке местности в пределах внутреннего кольца обороны. Скученность боевого порядка неизбежно влекла за собой неоправданные потери. Наступавшим же подразделениям противника это обстоятельство облегчало обход пограничных застав и их окружение.

- Почти все помещения пограничных застав были деревянными, поэтому с началом артиллерийской и авиационной подготовки противника в районах опорных пунктов пограничных застав возникали пожары, которые усугубляли и без того тяжёлую обстановку для оборонявшихся.

- Основным средством связи в пограничных войсках до войны являлась проводная связь. В условиях боевых действий проводная связь была уязвимой от артиллерийского огня и диверсионных действий противника, а радиосредств в пограничных войсках было крайне мало. Потеря связи с ГУПВ и армейскими частями прикрытия границы привела к тому, что пограничники либо не имели вовсе, либо имели самое приблизительное представление об оперативной обстановке.

Разведка пограничных войск к 21 июня 1941 г. имела большое количество данных о том, что война начнётся в ближайшие дни.

Всё это было известно начальникам войск Прибалтийского, Белорусского, Украинского и Молдавского округов. В два часа ночи 22 июня эти сведения доложили начальнику погранвойск генерал-лейтенанту Г.Г. Соколову и его заместителю в ГУПВ в Москве. Но никто из них не взял на себя ответственность отдать приказ пограничным частям занять оборонительные сооружения. А отдать такой приказ они имели возможность, ибо распоряжений, которые бы запрещали пограничникам занимать оборонительные сооружения, в тот период не поступало. Не получили пограничники такого распоряжения даже тогда, когда 22 июня в 2 ч. 00 мин. Генштаб отдал приказ приграничным военным округам о вводе в действие плана прикрытия границы. Части и соединения Западного Особого военного округа, предназначенные для непосредственного прикрытия границы, так и не получили распоряжения немедленно приступить к выполнению своей первостепенной задачи. Кодовый сигнал «Гроза» запоздал. В штабах 3-й и 4-й армий, например, успели только расшифровать его и сделать некоторые распоряжения, а 10-я армия и этого не смогла. Командование 4-й армии фактически никаких самостоятельных решений, кроме приведения войск в боевую готовность, в первые 2 часа войны не приняло. За пять дней под ударами противника армия отошла от границы на 330 км. А ведь многие заставы и в эти дни продолжали вести тяжёлые оборонительные бои на линии границы или в местах дислокации пограничных отрядов, хотя ни по численности, ни по характеру вооружения, ни по протяжённости своих участков они не были для этого предназначены. [4;137-138]

Между тем нельзя не отметить, что 21 июня начальник пограничных войск Ленинградского пограничного округа генерал-лейтенант Г.А. Степанов по своей инициативе отдал приказ заставам о занятии оборонительных сооружений в опорных пунктах.

Потери пограничников могли быть меньшими, если бы был сделан правильный вывод из обстановки, сложившейся на границе.

В связи с большими потерями в боях на линии государственной границы и в арьергардных боях приказом НКВД СССР от 25 сентября 1941 г. были расформированы 58 пограничных частей по причине отсутствия личного состава. [2;9]



3. Выполнение пограничниками новых боевых задач

25 июня 1941 года Совет Народных Комиссаров СССР специальным постановлением возложил задачи охраны тыла Действующей Красной Армии на войска НКВД СССР. 2 июля 1941 года все пограничные части, находящиеся в оперативном подчинении общевойскового командования на советско-германском фронте, переключились на выполнение новых боевых задач.

Конкретными задачами по охране тыла РККА являлись: борьба со шпионажем, диверсиями и бандитизмом в тылу фронтов; уничтожение мелких групп противника, направленных в тыл Действующей армии; борьба с мародерством и дезертирством; проведение мероприятий по организации прифронтового режима; охрана коммуникаций на определенных участках в полосе фронта; охрана армейских приемных пунктов военнопленных; поддержание бесперебойной работы проводной связи; сбор трофейного и оставленного в тылу войск военного имущества; диверсионно-разведывательная деятельность в тылу врага и др.

В конце июня – первой половине июля 1941 г. командование войск НКВД по решению правительства сформировало из состава пограничных и внутренних войск 15 стрелковых дивизий. Все они были направлены в действующую армию на западное и северо-западное направления. Насколько высок был профессиональный воинский уровень пограничных кадров, свидетельствует такой факт: в восьми дивизиях все командные должности заняли пограничники. Г.К. Жуков отмечал: «В битве за Москву ряд пограничных полков (бывших погранотрядов) вместе с частями Красной Армии насмерть стояли на Волоколамском, Можайском, Наро-Фоминском направлениях...» [3;6-7] Известно и другое высказывание маршала Г.К. Жукова: «Я всегда был спокоен за те участки фронта, которые были поручены пограничникам». [5;6]

В дни грозной опасности, нависшей над Москвой, пограничные части и подразделения несли комендантскую службу, обеспечивали строгий порядок в столице и прилегающих к ней районах, объявленных на осадном положении. В составе войск НКВД пограничники приняли участие в Легендарном Параде в Москве на Красной площади 7 ноября 1941 г. и вышли на позиции оборонительных рубежей для защиты столицы.

Осенью 1941 г. в пограничных войсках, участвовавших в охране тыла, зародилось снайперское движение. Благодаря своим высоким стрелковым навыкам, сотни пограничников составили на фронтах основу снайперского движения, уничтожив тысячи захватчиков.

За линией фронта, в тылу врага, был ещё один фронт – партизанский. Из офицеров и генералов пограничных войск комплектовался командный и инструкторский состав партизанских школ, руководящий состав штабов партизанского движения.

Как патриоты своей страны пограничники в течение всей войны активно участвовали во всенародном движении по сбору средств в фонд обороны. Только в сентябре 1941 г. для этих целей они сдали 2 млн. 931 тыс. 312 рублей и еще приобрели облигации государственного займа на сумму

7 млн. 681 тыс. 110 рублей. [2;11]

Подводя итоги сообщения, необходимо сказать, что 22 июня 1941 года немецко-фашистское командование двинуло против СССР чудовищную военную машину. Не предназначенные к отражению вооруженного вторжения регулярных войск противника, пограничные заставы стойко держались под натиском превосходящих сил германской армии и её сателлитов. Командование направляло пограничников на самые уязвимые и опасные участки фронта. Пограничники внесли существенный вклад в дело борьбы с врагом, обеспечения чёткой работы тыла Красной Армии.



Источники

  1. Мисюра Вячеслав. На дальних подступах к Москве.

http://www.rau.su/observer/N02_2002/2_14.htm

  1. Пограничная служба ФСБ России. Охрана границ Советского государства (1917–1991 гг.)

http://ps.fsb.ru/history/general/text.htm!id%3D10320628%40fsbArticle.html

  1. Пограничные войска в войне с фашистской Германией и милитаристской Японией.

Москва 2004 г Интернет HTML-версия документа от 22.09.2011.

http://ps.fsb.tomsk.ws/docs/history4.doc



  1. Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны 1939 – 1945. Руководитель Авторского коллектива В.И. Боярский. М. Граница. 1995.

  2. Пограничная служба Российской Федерации.

biograph.ru›goldfund/pogran.htm

Приложение


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница