А над ней я работаю уже лет 20 с тех пор как начал заниматься вопросами реформы в России, и эта работа продолжается: «Качество государственного управления»




Скачать 204.62 Kb.
Дата25.04.2016
Размер204.62 Kb.
Большое спасибо. Для меня это огромная честь, получить Леонтьевскую премию. Когда я прибыл в Гарвард (насколько я помню, стал профессором в 1991 году), к тому времени он [Василий Леонтьев] уже вышел на пенсию, так что я с ним, по-моему, никогда не встречался. Тем не менее, он — легенда в Гарварде. Я не помню сколько он там проработал, может быть 40 лет или что-то в этом духе. Я очень благодарен за медаль.

Есть одна накладка. Дело в том, что я по-русски говорю, отвечать на вопросы буду по-русски, но лекцию по-русски я прочитать не смогу, поскольку я этого ни разу в жизни не делал. Поэтому лекция будет по-английски с переводом. Некоторые вещи я буду говорить по-русски и, опять же, если будут вопросы, то на вопросы я попробую отвечать по-русски. Говорить по-русски об экономике намного сложнее, и я боюсь запутать себя и вас, что нежелательно.

Тема доклада, а над ней я работаю уже лет 20 с тех пор как начал заниматься вопросами реформы в России, и эта работа продолжается: «Качество государственного управления».

Давайте посмотрим на основные факты. Данные показывают, что в более богатых странах правительство работает лучше, меньше коррупции и больше эффективности практически по всем показателям, которые мы использовали. Это верно не только на выборке стран в один момент времени, но также и для одной и той же страны на протяжении времени: когда страна экономически растет, образование становится лучше, правительство становиться более эффективным, улучшается госуправление.

Вопрос: "Почему?" Здесь Вы видите очень стандартную координатную плоскость: по оси Х у нас отложено образование, по оси Y коррупция. Значит, чем выше индекс коррупции, тем меньше коррупция. Как вы видите, наверху там Новая Зеландия, Австралия, внизу Судан, Сомали; Россия где-то в середине. Чем выше уровень образования, тем меньше коррупции. На второй картинке - индекс госуправления Мирового Банка [WGI]. Та же самая ситуация: лучше всех в Австралии и Новой Зеландии. Опять же, чем выше уровень образования, тем лучше качество управления. Здесь индекс экономической свободы, опять же, то же самое. Здесь еще один из индексов качества госуправления - та же самая история.

Я просто хочу сказать, что это можно сделать с образованием, с уровнем образования, это можно делать с ВНП. Та же самая ситуация.

Вопрос заключается в том, почему в среднем госуправление лучше в более богатых, в более образованных странах?
Как правило, в качестве объяснения говорят: демократия. Потому что люди голосуют против коррумпированных, некомпетентных политиков и заменяют их хорошими. Но проблема с таким ответом заключается в том, что качество госуправления повышается вместе с образованием и развитием в том числе и в недемократических государствах.
Я опять же, показываю картинку. Здесь образование, коррупция среди недемократических государств. Т.е., вы видите Ливию, Казахстан, Кубу, Судан, Сомали, но соотношение то же самое: выше уровень среднего образования — ниже уровень коррупции. Это индекс госуправления Мирового Банка - та же самая история. Среди недемократических государств также чем выше уровень образования, тем выше качество госуправления.
На первый взгляд кажется, что улучшение экономической ситуации страны, ее развитие автоматически должно вести к улучшению госуправления. Но это не так, если посмотреть на чисто техническую сторону дела. Потому что с экономическим ростом у коррупции появляется больше возможностей, поскольку регулирование жизни государством увеличивается.

Так что вопрос: почему улучшается качество госуправления с повышением уровня образования? Я предлагаю две идеи для объяснения этого феномена.

Первая идея — это жалобы. Люди с образованием жалуются, и поступившие жалобы улучшают поведение правительства. Вторая идея касается производительности, поскольку управление государством можно рассматривать, как своего рода бизнес. И если закономерность работает для обычного бизнеса, производительность повышается с повышением уровня образования, то то же самое относится и к правительству.

Начнем с жалоб. Идея здесь очень простая. Посмотрим на какое-нибудь официальное лицо, которое занимает свою должность. Это может быть полицейский, налоговик, кто угодно. Он всегда взвешивает, будет ли он делать свою работу, или не будет, насколько хорошо он будет ее делать, соотнося это с последствиями: во сколько обойдется ему плохое поведение. Шансы выполнения чиновником своей работы повышаются, если люди жалуются, и чем больше людей жалуется, тем выше шансы. Даже если реакция на эти жалобы низкая, то последствия становятся более материальными.

Эмпирический факт: люди с образованием жалуются чаще. На этом я остановлюсь подробнее позже.

Соответственно, чем образованнее население, тем больше шансов, что оно будет жаловаться, это может привести к последствиям для официального лица, и последний работает лучше.

Чем мне нравится это объяснение? Во-первых, механизм полностью децентрализован, т.е. в этой теории для того, чтобы улучшить качество госуправления в стране, не нужен царь или герой, механизм работает через жалобы, как в демократических, так и в недемократических странах.

Естественно здесь играет определенную роль идея, что демократия улучшает функционирование институтов власти, но основной упор делается на механизм жалоб. Сейчас я покажу вам данные.

Мы решили проверить эту теорию используя данные Проекта Мировой Справедливости (World Justice Project). Данные собираются по всему миру.

Социологическим опросом было охвачено в общей сложности 1000 человек в каждой из 165 стран, участвовавших в опросах. Он проводился в два этапа: в 2009 году, и затем в 2011. Выборка является репрезентативной по полу, образованию и социально-экономическому положению. Эти данные будут дополнены данными из еще двух источников. В Проекте «Мировая справедливость» вы можете видеть наглядные результаты на координатной плоскости и на большой выборке стран. На рисунке отложена мера того, на сколько законопослушны чиновники и насколько в стране господствует закон, против уровня образования в этой стране. И закономерность также подтверждается: чем выше образованность у населения, тем лучше выполняются законы в стране.

Это на уровне стран, теперь давайте посмотрим на уровне отдельного человека. Здесь будет представлено несколько единообразных таблиц. Первую я объясню более подробно, а остальные мы пройдем быстро.

Задавались следующие три вопроса: 1. Вы когда-либо жаловались на государственные услуги за последний год? 2. Испытывали ли Вы на себе злоупотребление со стороны полиции? 3. Жаловались ли Вы на злоупотребление со стороны полиции? Т.е. в первой и последней колонке вопросы были по жалобам.

В зависимости от того, опираемся ли мы на годичные опросы, или на двухгодичные опрос, соответственно будет либо 30000, либо 60000 опрошенных.

И посмотрите, эти данные разбиваются дальше по нескольким категориям, в зависимости от уровня образования. Первая категория — это люди, не закончившие среднюю школу, дальше категория — это последние классы средней школы и средняя школа, и самая высокая категория — это уровень университета, либо колледжа. Соответственно, мы пытаемся увидеть зависимость при повышении уровня образования, как будут меняться цифры.

В среднем по миру где-то 13,6% жаловались на государственные услуги, 6% жаловались на те или иные злоупотребления со стороны полиции в течение прошедшего года, 44% пожаловались на действия полиции среди тех, кто сказал, что испытывали злоупотребления  со стороны полиции.

Основной вывод: чем выше образование, тем больше люди склонны жаловаться. Люди с высшим образованием жалуются чаще, чем люди, закончившие среднюю школу. Люди, закончившие среднюю школу жалуются чаще, чем люди, не закончившие школу, как на услуги со стороны государства, так и на злоупотребления со стороны полиции. Следующая таблица нам показывает, что эта корреляция характерна также для недемократий. Более того, для недемократий эта связь между образованием и уровнем жалоб выше, сильнее. Соответственно, идея с жалобами очень хорошо укладывается на данные.

Я хочу это проиллюстрировать рассказом про своего студента. У меня учится студент из Китая, который мне говорил, что на уровне муниципалитета и китайских провинций существует очень подробный, на удивление детально проработанный механизм жалоб на государственные услуги. И собираются очень массивные данные по поводу жалоб. И использование китайских данных показывает, что эта зависимость тоже ярко проявляется — люди с образованием жалуются чаще.

И Китай в этом смысле является ярким примером, потому что в Китае нет нормальных выборов, соответственно, единственным механизмом для улучшения качества управления и наказания не эффективных или коррумпированных чиновников является жалоба.

Следующие данные мы посмотрим очень быстро. Это база данных ICDS, ее собирает ООН. Здесь говорится о том, что заявления  о преступлениях гораздо чаще поступают от образованных людей. Т.е. связь между статистикой по преступлениям и образованием.

Теперь та же база данных ICDS, но здесь уже рассматриваются сообщения о случаях коррупции, и уровень образованности в стране, прослеживается та же зависимость, что и с сообщением о преступлениях.

Следующие данные по собранной статистике организации Transparency International, которая составляет индекс коррупции разных стран, построенный по микроданным. И мы видим ту же закономерность, что сообщения о случаях коррумпированности зависят от уровня образованности в стране.

Вывод: данные подтверждают гипотезу о том, что образованные люди жалуются гораздо чаще. Более того, такое впечатление, что уровень жалоб зависит именно от уровня образования, а не от уровня доходов и не от уровня доверия к правительству.

Опять же, есть две причины, которые дают основания считать то, что мы видим в данных, разумным результатом.

Во-первых, более образованные люди знают как жаловаться, они знают процедуру подачи жалоб, и, во-вторых, они не боятся.

Если вы хотите, логично было бы сейчас сделать паузу на несколько минут, я отвечу на ваши вопросы, а потом мы продолжим лекцию.
Вопрос (из зала): Вопрос состоит в том, как можно в Вашем исследовании убрать нормативные объяснительные механизмы, по которым Ваши образованные люди жалуются, столкнувшись с какой-то проблемой, жалуются на правительство и правительство, реагируя на это, улучшается и другой механизм. Когда образованные люди знают, что правительство лучше будет как-то реагировать, поэтому будут жаловаться, а в странах с плохой правительственной системой управления люди не будут жаловаться.

Ответ (Шлейфер):  Как я понимаю, вопрос об установлении причинно-следственной связи: как мы убеждаемся в том, что следствие улучшения государственного управления происходит именно по той причине, что у людей есть высшее образование, а не потому, что люди, допустим, надеются, что правительство отреагирует на их жалобы. Мы видим, что этот эффект фиксированный для любой страны.

У нас общая выборка поделена на страны, и я смотрю на то, как реагируют образованные люди конкретно в каждой стране. Эти фиксированные эффекты потом для всех стран одинаковы. Т.е., не зависимо от выбранной страны образованные люди в этой стране уверены в том, что жалуясь они улучшат ситуацию.


Вопрос (из зала): Уточняется ли как-то понятие жалобы, т.е. в одной стране они жалуются в суд, в другой стране они пишут в правительство, или в газету?

Ответ (Шлейфер): Да. Посмотрим, какие механизмы существуют по: а) сообщениям о преступлениях, б) сообщениям о коррупции. Если преступление случилось, то здесь без вариантов — любой обращается в полицию. По поводу коррупции здесь есть два варианта: можно на коррупцию пожаловаться а) в полицию, б) на более высокий уровень управления.

Зная уровень образованности можно уже предсказать, что люди будут активно жаловаться по поводу коррупции в полицию и активно сообщать о преступлениях в полицию. В некоторых опросах включается вопрос: «А почему Вы не жаловались?», т.е. если что-то произошло, но человек не жаловался. Интересен для нас был результат, что самой главной причиной, почему большинство не жаловалось в полицию, было: «А это не к чему не приведет, это не поможет».

В случае отсутствия жалоб вышестоящему начальству самый стандартный ответ был: «Я не знаю как».
Вопрос (из зала): Нельзя отрицать зависимость между уровнем образования и количеством жалоб. Есть ли зависимость между количеством жалоб и способностью государственных институтов повышать свою эффективность?

Ответ (Шлейфер): Вы поднимаете очень важный вопрос, и, пожалуйста, обратите внимание на то, как я сформулировал свою идею и вывод: вне зависимости от текущих характеристик страны, чем больше количество подаваемых жалоб, тем активнее чиновники на это реагируют.

Это невозможно, если уровень реакций со стороны правительства на жалобы равен нулю. Тогда все, что я говорю, не имеет смысла, если вообще нет никакой реакции со стороны государственных учреждений.

Но, если даже есть незначительная реакция на подаваемые жалобы, чем больше количественно жалоб подается, тем более материальной и реальной становится угроза наказания за неэффективные действия или бездействие, соответственно, тем эффективнее правительство работает.
Вопрос (из зала): Вы не обращали внимание на то, на какие жалобы какие правительства (авторитарные, демократические) больше реагируют, а на какие меньше реагируют (чувствительность …)?

Ответ (Шлейфер): Дело в том, что в этих исследованиях мы не смотрели на вероятность успеха. Наверняка, люди жалуются в зависимости от вероятности успеха. Мы смотрели только на одну зависимость — между уровнем образования и  количеством подаваемых жалоб и эта взаимосвязь оказалась значимой.

Следующая волна социологических опросов, которая планируется WGP, будет базироваться на более детальных вопросах, но пока в данных, собранных ICDS и TI, эта закономерность не исследовалась. Ошибочно думать, что жалобы абсолютно безрезультатны, потому что даже в России этот механизм работает и есть яркие случаи, которые это подтверждают. Кроме того, собранные данные наглядно поддерживают такую закономерность.


А теперь предлагаю перейти к следующей теме, которая гораздо интереснее. Мне эта идея пришла год, или два назад в голову, до этого я как-то не задумывался: мы всегда думаем, что правительство по своей сути отличается от бизнеса, и что есть какие-то особенные характеристики у правительства, которые делают правительство плохим.

Но давайте представим, что правительство, управление государством — это такая же вещь, как бизнес, и работает по тем же законам. Если госуправление раскоординировано, или плохо функционирует, то это может быть благодаря тем же причинам, по которым раскоординирован и непродуктивен бизнес. И мы решили исследовать такую возможность.


Проект заключался в следующем: мы отослали в 159 стран по 10 писем с неправильным адресом и смотрели, вернутся ли эти письма обратно на адрес отправителя, и сколько времени это займет. Это очень простая задача. Почта есть в каждой стране, в каждой стране почта государственная и все страны подписали так называемую почтовую конвенцию, согласно которой они обещают, что если из одной страны в другую направлено письмо и если адрес неправильный, но марка есть и есть обратный адрес, то каждая страна обязуется возвратить письмо в течение месяца. И мы просто отослали по 10 писем: по 2 в 5 самых больших городов и просто смотрели, возвещаются эти письма, или нет и сколько времени занимает получить их обратно.
Это новое мерило эффективности государственного управления, и сейчас я покажу, как это работает. Почта является простой государственной услугой, она универсальна, есть во всех государствах и не зависит от политико-экономической ситуации в стране.

Мы отослали эти письма, и не все в адресе было неправильно: обязательно правильным был почтовый индекс, если он был, и название города, но несуществующая улица и несуществующее название компании.

По конвенции требуется латиницей указывать адрес, мы именно так и поступали. В конверт вкладывался одностраничный текст на английском, в котором мы, по сути, просили ответить на полученное письмо. Мы не хотели вводить почту в соблазн, поэтому посылали очень простые небольшие конверты, что бы у почтовых работников не было желания вскрыть конверт.
Я покажу, как эти письма выглядят, письма, которые мы получили обратно.
Это разные названия компаний.
Адрес улицы — это имя либо экономиста, либо композитора.

Правильным было название страны, города и индекс, если он был. На всех письмах был указан обратный адрес, на всех конвертах имелась 98 центовая марка. Мы отправили конверты и после этого ждали. Все это закончилось приблизительно через год, после того, как мы начали. Идентичное письмо во всех конвертах, там было написано: частная переписка, конфиденциально, требуем немедленного ответа. На всех конвертах было написано: «просьба вернуть отправителю, если письмо не будет доставлено».

Итак, посмотрим на собранные данные. Мы отправили 10 писем в Чехию, 10 писем в Россию, и т.д. Здесь в первой колонке — имя, во второй колонке — адрес, в третий колонке — почтовый индекс, город, в четвертой колонке — когда мы отослали, в пятой колонке — когда получили назад, и в последней колонке — количество дней до возвращения письма. Из Чехии мы получили 100% писем обратно, это заняло в среднем 152 дня, из России мы не получили ни одного письма обратно. В среднем по миру мы получили обратно 59% писем обратно, мы получили обратно 35% в течении 3 месяцев, и в среднем это заняло 228 дней, т.е. намного дольше, чем в обязательстве по почтовой конвенции (месяц внутри страны), т.е. если это занимает в самолете 3 дня, плюс обратно занимает три дня, то это может занимать немного больше месяца, но по почтовой конвенции это месяц. Среди богатых стран мы получили 85% писем, среди самых бедных только 32%, опять же в течение 3 месяцев 60% из богатых стран, 9% из бедных стран. То же самое с образованием: из более образованных стран мы получили письма намного быстрее, чем из стран менее образованных.
Есть ли вопросы по самому проекту, по процедуре, не по тому, что получилось, а по тому, что мы делали? Нет вопросов. Теперь эти данные можно проанализировать. Как?

Давайте посмотрим на почту просто как на бизнес. И что может повлиять на эффективность работы почты? Здесь я смотрю только на то, поучили ли мы письмо обратно, или нет, не через какое время, не сколько писем, чисто на факт— получено, или нет.

Первое: очевидно, что на работу почты влияют ее ресурсы, укомплектованность персоналом, инвестиции в почту. Естественно, чем это больше, тем лучше почта должна функционировать.

И, естественно, наше предположение подтвердилось, потому что, чем больше у почты ресурсов, т.е. чем больше сотрудников почты на душу населения в стране, тем эффективнее почта работает. В среднем, мы получили от хорошо укомплектованных почт богатых стран на одно письмо больше (0,09), т.е. удваиваем ресурсы почты и еще одно письмо нам возвращается.

Другая зависимость: страны, где используется алфавит на основе латиницы тоже на 10%, или на одно письмо возвращали больше.

Следующий момент более сложный, он относится к почтовому индексу. Система формирования почтового индекса в разных странах своя. В Америке в него очень много информации включается, индекс практически уже содержит информацию по кварталу, т.е. уже понятно, в какой квартал должно прийти письмо. В других странах индекс вообще может не использоваться. И наше предположение было, что чем больше мы информации дадим на конверте, тем легче почте будет распознать несуществующий адрес, неверный адрес и вернуть его.

Это предположение подтвердилось. Из стран, где вообще нет почтового индекса, возвращалось на 2,5 письма меньше, по сравнению с теми странами, где в индексе содержалась очень подробная информация.

И здесь нет ничего удивительного, наш предположения подтвердились, в этом смысле почту можно рассматривать как бизнес: если страна более богатая, то туда вкладывается больше ресурсов, технологии лучше, в индекс вкладывается более подробная информация, и почта работает более эффективно.

И мы с этими данными по-всякому работали, пытаясь понять, от чего зависит качество работы почты. Следующие две таблицы показывают очень интересные сведения. Мы сравнивали качество госуправления с результатами работы почты (менеджмент и качество работы).

Мы взяли международно признанные параметры измерения качества государственного управления, качества менеджмента, т.е. это не наши изобретения, они основаны на других базах данных, и применили их к результатам исследования по почтам. И вы видите здесь эти параметры представлены с четвертого по седьмой столбец. Первое – это качество работы общественных институтов, качество общественного управления (public management performance), желание делегировать полномочия (will to delegate authority), качество учебных заведений, выпускающих менеджеров (quality of management schools), и уровень инноваций, или возможность изобретений в стране (innovation capacity index).

И мы видим, что эти показатели измерения эффективности менеджмента оказались очень важными: чем они выше, тем лучше была работа почты.

Следующий момент очень интересный, он показан только на 16-ти странах. Информация была собрана с десятка частных предприятий в нашей стране, они создали индексы качества управления в частных компаниях.


Четыре индекса выглядят следующим образом: это практика, или методы управления, мониторинг менеджмента, управление в соответствии с целями и менеджмент через вознаграждение.

Здесь, конечно, выборка достаточно узкая, всего лишь 16 стран, но механизмы такие же, как при анализе нашего исследования с почтами. Т.е. в зависимости от значения этих четырех индексов мы смотрели, получили ли мы письмо обратно, либо нет.

И данные здесь, они самые очевидные: вы видите,  как красиво поднимается прямая вверх на массиве данных. Мы знаем, что качество управления в Индии и Китае достаточно низкое — это внизу у картинки и так же была очень низка вероятность возвращения письма, а в Германии и США — наоборот, в том смысле, что качество управления и технологии отличные, и уровень возврата был высокий. Может быть, такой возврат письма в США был не показательным, потому, что это была внутренняя почта, не международная.

Последний слайд и мои выводы: как минимум, у нас появились очень интересные данные, которые можно считать объективным средством измерения качества госуправления в 159 странах.

Обычно качество госуправления оценивается в результатах социологических опросов, мы не совсем понимаем, на основе чего они строятся, какие задавались вопросы, каков механизм. Здесь мы провели свое исследование, мы прекрасно знаем, на основе чего оно строилось и как что измерялось.

Если вы со мной согласитесь, данные показывают, что качество госуправления не всегда зависит от плохой внутренней политики государства.

Данные показывают, что причина наличия неэффективного правительства в стране может быть такая же, как и причина неэффективности и низкой продуктивности компании — это плохие технологии и плохое управление.

Я так понимаю, что эта тема актуальна для России: улучшение качества государственного управления и работы правительства.

Естественно, очень многие говорят, что здесь прямой дорогой к улучшению качества управления в стране будут политические реформы, и это тоже тема популярная, одним из механизмов может стать привлечение масс, краудсорсинг, но как показывает наше исследование, не все только зависит от политической реформы, есть еще ряд других вещей, работая над которыми можно улучшить качество управления в стране.

Большое спасибо.


Вопрос (из зала): Управление, оно ведь является двухэтапным. Т.е. один вопрос — это какие, собственно, указания от правительства, а второй вопрос — как аппарат исполняет эти указания? То, что Вы измеряли — это работа аппарата, т.е. это почтовые чиновники решали, что им делать с этими письмами. В России они все решили, что это письмо никчемное, его надо выбросить в мусорный ящик, с точки зрения этих чиновников это решение очень эффективное. А политические реформы касаются как раз того, какие будут отдаваться распоряжения  свыше, но не того, как будет работать при этом работать аппарат. Если провести любые политические реформы, то этот низовой аппарат все равно останется таким же. Если на эти места придут другие люди, то они с этими письмами будут обращаться, скорее всего, точно так же.

Ответ (Шлейфер): Опять же я пытаюсь сказать, что во многих странах письма не выбрасывают. Вопрос заключается в том — почему? 60% писем было нам возвращено. Многие из этих писем пришли из не таких богатых и образованных стран. Т.е. идея того, что чиновники всегда письма будут выбрасывать, мне кажется, что это не совсем правильная идея, потому что она не отвечает на вопрос — почему так много писем не выбрасывают. И мы пытаемся понять — это как? Я с Вами согласен, что политические реформы — это одна вещь, реформы администрации — это другая вещь. Это длинная и трудная тема: зависимость между политическими и экономическими реформами, но, я по-прежнему пытаюсь подчеркнуть, что бюрократические изменения возможны, что они происходят почти что во всех странах в процессе развития. И поэтому необходимо, по крайней мере,  изучать, думать, размышлять о том, как они происходят. Потому что эти изменения почти универсальны во всем мире.
Вопрос (из зала): Допустим, взять правительство, зная, что в почте есть такая технология внедрения… Вытекает вопрос: почему не внедряют, бывает так, что они внедряют, а … не внедряются?...

Ответ (Шлейфер): Опять же, я пытаюсь мыслить аналогично с частными предприятиями. Если Вы посмотрите на частные предприятия — это не то, что частные предприятия в бедных странах, что частные предприятия Китая или в Индии такие эффективные. Там те же проблемы существуют. То, что желает управляющий иногда происходит, а иногда нет. Тем не менее, мы знаем, что существует такая вещь, как менеджмент, и мы знаем, что менеджмент улучшается, и что со временем улучшается производительность. И мне кажется, что этот конструктивный способ обсуждения, или конструктивный способ анализа по вопросу почты. Я думаю, что причина, по которой в России, или другой стране, из которой письма не пришли назад, не то, что там другие законы, не то, что там какие-то политические системы, которые работают по-другому, а причина заключается в том, что есть люди, которые отвечают за возврат почты, и есть  какая-то ответственность, даже на самом низком уровне за выброс письма. Т.е. это менеджмент, как в частном бизнесе. Мы знаем, что в России  частные предприятия  преобразуются колоссальными темпами. Совершенно непонятно, почему это не может происходить в государственной службе типа почты.
Тот единственный аргумент, который я хотел бы сформулировать, заключается в том, что качество государственных услуг улучшается теми же путями, что и улучшается качество работы частной компании.

20 лет тому назад утверждалось, что вообще российское предприятие не может работать эффективно, по разным причинам. Одна из них — русские компании просто по своей природе не будут работать эффективно. И теперь же мы видим, что тысячи частных компаний работают прекрасно: у них есть менеджмент, у них  есть технологии, они достигают поставленных целей, показателей работы. Не мы пытаемся сказать, а данные свидетельствуют о том, что механизмы улучшения предоставления государственных услуг те же самые, что и  механизмы хорошей работы частного предприятия.


Вопрос (Д. Травин): Скажите, пожалуйста, Вы посылали в Россию простые письма, или заказные?

Ответ (Шлейфер): Такие же, как во все другие страны — простые.

Вопрос (из зала): Есть вероятность, что именно с этим могла быть связана проблема. У меня был случай: заказные посылки хорошо возвращаются. Возможно, Вы измерили другой аспект проблемы. По идее, конечно, должны возвращаться и простые письма, но в России так сложилось управление, что почта обращает внимание именно на заказные письма, и их возвращает. А простые…

Ответ (Шлейфер): Я понимаю, Вы скорее всего правы. Эта статья не про Россию, эта статья про 159 стран. Россия, как и все остальные эти страны, подписала почтовую конвенцию, где письма с маркой в 98 центов должны быть возвращены. Т.е., может быть, они обращают внимание на те письма, и не обращают внимания на другие. Специфика разных стран может объяснять результаты в какой-то индивидуальной стране, но, как Вы видите, здесь общий результат.
Вопрос (Мацкевич): Скажите, пожалуйста, … стран, в которых на протяжении недавнего времени произошла смена режима с демократии на недемократию, или наоборот. Что там в качестве управления

Ответ (Шлейфер): Демократия очень положительно и очень сильно влияет на качество управления, на качество правительства, но я пытался сегодня показать, что демократия – это еще не все. Т.е. мы видим, что те же закономерности наблюдаются и в недемократических государствах, соответственно требуется более общее объяснение этого феномена.
Вопрос (из зала):…

Ответ (Шлейфер): Если Вы зайдете в Интернет и там возьмете статью, там будет табличка приведена.
Вопрос (из зала) Россия была единственной страной, из которой не пришли письма?

Ответ (Шлейфер): Опять же, из многих африканских стран не пришли письма. Из 3-4 стран так называемого СНГ письма совсем не вернулись. Я не уверен на 100%, но, по-моему, Россия была самой богатой стран, из которой ни одного письма не вернулось.
Вопрос (из зала): … связь между жалобами и образованием …

Ответ (Шлейфер): На самом деле, это не удивительно, потому что когда столько много стран исследуется (159), то очень много статистического шума. Мы смотрели на квадрат по возрастающей и здесь очень явные фиксированные эффекты по странам.
Вопрос (Заостровцев): Вот, если мы с Вами возьмем уровень образования в Белоруссии и Литве, и вообще в балтийских странах, то он будет одинаков, а по качеству правительства по той же квалификации Всемирного банка, они находятся едва ли не на разных полюсах.

Ответ (Шлейфер): во-первых, по поводу демократии, я уже сказал, что демократия очень положительно и очень сильно влияет на уровень госуправления, а второй — мне было бы любопытно посмотреть разные уровни администрирования. Если мы возьмем низший уровень управления администрации, допустим, бюрократы в Белоруссии. Я бы очень удивился, что на этом низком уровне бюрократы плохо справлялись со своей работой.

Если мы вернемся в 1996 год, то там мы проводили исследование, и я публиковал статью на эту тему, о предоставлении государственных услуг, или государственного продукта населению. И мы увидели очень четкую зависимость между уровнем образования и достатка в стране и результативностью госадминистрации. И было только два государства, которые выбивались из этой парадигмы, два исключения, т.е. хорошие были результаты с точки зрения администрации, несмотря на невысокое благосостояние и образование — это Белоруссия и одна из стран Центральной Азии, по-моему, Узбекистан. Т.е.  у меня было такое впечатление, что государственные служащие в Белоруссии, что бы там не происходило, учителя и доктора, выходят на работу.


Вопрос (из зала): Краткий вопрос: как эта концепция будет смотреться при обсуждении варианта для Германии (западной и восточной) и там где культура очень низкая (Северная Корея и Южная Корея)…?

Ответ (Шлейфер): Я пытаюсь осмыслить, понять Ваш вопрос.
Вопрос (из зала): Вот, смотрите, две Германии, разделение на западную и восточную. Одинаковый культурный уровень, уровень образования, который достаточно долго сохранялся близким, а результат … с точки зрения качества управления и т.д.

Возвращаясь к проблеме образования … Образование — это более медленный процесс, он не может так … повлиять … , если только вы не уничтожаете…с помощью радикальных средств.



Ответ (Шлейфер): Это очень важный вопрос. Я должен был на этом остановиться. Сначала по поводу Кореи. Я так не помню на вскидку, но могу сказать, что в Северной Корее уровень образования гораздо ниже, по сравнению с Южной Кореей, т.е. эти уровни образования несопоставимы. И второй момент, по поводу Германии. Когда мы проводим исследование на большом количестве стран и смотрим на так называемый человеческий капитал, нужно обращать внимание на показатель количества лет образования, которое получает человек в этой стране.

И обращая внимание на количество лет, мы теряем более важные факторы, потому что более важным фактором является не количественный показатель, а качество образования, т.е. качество преподавания предметов, те предметы, которые изучаются и т.д. И с этой точки зрения образование в Восточной и в Западной Германии несопоставимы.



И позвольте мне провести здесь параллель с другим исследованием, которое мы проводили: уровень производительности частных предприятий в странах, а именно, в бедных странах. Самым главным, определяющим показателем, от которого зависела производительность бизнеса, был уровень образованности руководителя предприятия.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница