А. И. Шевельков. Аграрная политика в Нечерноземье в 1970-1980-е гг



Скачать 303.18 Kb.
Дата14.08.2016
Размер303.18 Kb.



А. И. Шевельков. Аграрная политика в Нечерноземье в 1970—1980-е гг.

А. И. Шевельков

АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА


ПО РАЗВИТИЮ НЕЧЕРНОЗЕМЬЯ
В 1970—1980-е гг.

Освоение целинных и залежных земель не принесло стабильных урожаев, и проблема обеспечения страны зерновыми по-прежнему оставалась стратегической задачей аграрной политики государства. Призыв Н. С. Хрущева «обогнать Америку» по производству и потреблению основных видов продовольствия к 1960 г. оказался невыполнимым1. И хотя показатели потребления отдельных видов продовольствия на душу населения в 1960 г. в течение десятилетия оставались непревзойденными, его дефицит постоянно ощущался2. Сильная засуха, охватившая в 1963 г. многие районы страны, привела к значительному недобору зерна и других видов сельхозпродукции. Страна была вынуждена впервые импортировать 9,4 млн тонн зерна, что составляло почти 10 % валового объема урожая 1963 г.3

Неудачи аграрной политики как на целинных землях Казахстана, так и в масштабах всей страны привели к появлению «второй целины». Именно так определил Нечерноземную зону РСФСР один из руководителей целинной эпопеи Л. И. Брежнев. Развитие сельского хозяйства, а затем широкомасштабное преобразование крупнейшего экономического региона страны — Нечерноземной зоны РСФСР — наряду с созданием и укреплением агропромышленного комплекса страны стало одним из важнейших направлений аграрной политики в 70—80-е гг. Главная цель оставалась прежней — обеспечение населения продовольствием, а промышленности сельскохозяйственным сырьем.


© А. И. Шевельков, 2008


Территория российского Нечерноземья — 2823,8 кв. километров. Она включает 23 области и 6 автономных республик. В начале 70-х гг. здесь проживало более 58 млн человек, или 44 % всех жителей РСФСР (69 % городского и 31 % сельского населения). В этой зоне сосредоточено большое количество крупных промышленных центров и городов. Занимая в республике 22,5 % общей площади сельхозугодий и 24 % пашни, около 10 тыс. колхозов и совхозов производили почти 32 % валовой сельскохозяйственной продукции. В том числе: 40 % молока, 31 % мяса, 36 % яиц, 55 % картофеля, 44 % овощей и 95 % льноволокна от всего производства по РСФСР и 15 % валовой продукции СССР4.

Начиная с 1974 г. ЦК КПСС и Советом Министров СССР был принят целый ряд постановлений, как по всему Нечерноземью, так и по отдельным его областям5. Практически 15 последующих лет этому региону страны уделялось такое пристальное внимание партийно-государственных органов всех уровней, какое уделялось в 50-х гг. освоению целинных и залежных земель. Даже в ущерб другим регионам России.

В центральных архивах страны — ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации), РГАЭ (Российский государственный архив экономики), РЦХИДНИ (Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории), РГАНИ (Российский государственный архив новейшей истории) и других — накоплено значительное количество документов, в полном объеме раскрывающих содержание основных направлений аграрной политики государства в стране в целом и Нечерноземье в частности. Однако большая часть из них не стала еще предметом исследований. Одна из причин — существовавшая недоступность исследователей к архивам ЦК КПСС и других партийно-государственных учреждений и ведомств. Хотя и до настоящего времени историки не располагают возможностью работать со многими документами, включая материалы Политбюро ЦК КПСС. Вместе с тем анализ и обобщение этих источников позволяет более объективно оценить аграрную политику государства в «застойный период» как в стране, так и в Нечерноземной зоне РСФСР6. Следует отметить, что несмотря на новые возможности работы с архивными документами в последние 15 лет число публикаций по Нечерноземью заметно сократилось7.

Исходя из вышеизложенных обстоятельств большинство исследований проблемы преобразования Нечерноземья в 1970—1980-е гг. начинались с первого масштабного постановления ЦК КПСС и СМ СССР по комплексному развитию этого региона «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР» (20 марта 1974 г.). При этом часто к исследованию привлекались только материалы, опубликованные «в изложении» в сборниках документов, где отсутствовали многочисленные «приложения», что не позволяло историкам провести более объективный анализ8. Не освещена и предыстория появления первого партийно-государственного постановления по Нечерноземью, и нам представляется важным ее восстановить.

Вопрос о развитии российского Нечерноземья неоднократно поднимался и в 50-е гг. В директивах ХХ съезда КПСС (1956) по развитию страны на 1956—1960 гг. Нечерноземная полоса была названа среди земель, «не требующих больших капитальных затрат и на которых можно получить хороший, устойчивый урожай», т. е. бытовало мнение, что достаточно небольших усилий государства и тружеников села, чтобы обеспечить «крутой подъем» сельского хозяйства Нечерноземья. Но после того, как ситуация с производством зерна (за исключением урожайного 1958 г.), животноводческой и овощеводческой продукцией стала усложняться, а решения сентябрьского (1953 г.) пленума ЦК КПСС больше не давали желаемого результата, государство было вынуждено срочно вкладывать дополнительные средства в развитие аграрной инфраструктуры столичных областей. Так, в 1959 г. с целью улучшения снабжения населения сельхозпродукцией было принято специальное постановление ЦК КПСС и СМ СССР об освоении пойменных земель Московской области9. Введение в сельхозоборот десятков тысяч гектаров пойменных земель дополнительно к 1800 тыс. га сельхозугодий Подмосковья стало «золотым» дном для обеспечения столицы овощами и животноводческой продукцией. В течение 2—3 лет были проведены значительные работы по осушению, организации полива на землях шести районов Подмосковья, примыкавших к рекам Дубна, Москва-река, Ока. На осушенных землях Яхромской поймы Дмитровского района были построены дороги с твердым покрытием, эффективная система орошения. На базе 15 низкорентабельных колхозов были созданы четыре крупных хозяйства. Центральные усадьбы хозяйств, представляли собой агрогородки, где были созданы практически городские условия жизни для их работников. Эффективность работы хозяйств была разительной: до проведения мелиоративных работ здесь ежегодно получали 15 тыс. т овощей, а после их завершения — 100 тыс. тонн. Развитие овощеводческих хозяйств на преображенных пойменных землях, позволило местным властям в последующие годы развивать совхозы уже овоще-молочного направления. Несомненно, столь производительная работа совхозов, показательные агрогородки укрепляли уверенность руководителей страны, в первую очередь Н. С. Хрущева, в целесообразности преобразования убыточных колхозов в государственные предприятия. И это продолжалось и после его отставки. К началу 1980-х гг. из 300 сельхозпредприятий Московской области осталось только 50 колхозов. Ленинградская же область превратилась в сплошную территорию совхозов.

Следует отметить, что эти области, в ущерб другим субъектам России, прежде всего Нечерноземья, на протяжении 1960—1980-х гг. достаточно эффективно использовали возможности государственного бюджета для развития сельского хозяйства. Как отмечал бывший долголетний партийный руководитель Подмосковья В. И. Конотоп, «…мы в области с помощью министерств разрабатывали комплексную программу на начало каждой пятилетки: что нам нужно, что мы должны произвести. С этими предложениями, после проработки их в Госплане СССР, шли к Брежневу, а затем к Косыгину. В итоге выходило постановление ЦК КПСС и СМ СССР, по которому мы работали всю пятилетку. Сильно нам в этом вопросе помогали зампреды Совмина СССР Д. С. Полянский и З. Н. Нуриев… Отношение к трудящимся области Л. И. Брежнева, А. Н. Косыгина, Н. К. Байбакова было всегда доброжелательное…»10 Благодаря подобной протекции, руководители Московской и Ленинградской областей, не дожидаясь окончания десятой пятилетки (1975—1980), добились принятия в 1979 г. двух партийно-государственных постановлений по развитию сельского хозяйства в своих субъектах, за которыми последовало выделение значительных капитальных вложений. Конечно, руководителям других областей и автономных республик Нечерноземья приходилось только мечтать как о такой поддержке, так и о выделении средств для сельского хозяйства. К примеру, уже после мартовского (1965 г.) пленума ЦК КПСС, в высшие партийно-государственные органы обращались руководители Владимирской, Калининградской, Брянской, Вологодской областей с ходатайствами о выделении дополнительных материально-технических ресурсов, удобрений, финансов. Однако ответы были с одинаковыми формулировками: «в настоящее время не представляется возможным удовлетворить просьбу…»11.

В центральных партийно-государственных архивах хранятся сотни документов, писем и обращений в ЦК КПСС и правительство страны и РФ о дополнительной помощи для развития сельскохозяйственного производства, социальной сферы Нечерноземья, что отнюдь не свидетельствовало о финансовом благополучии совхозов и колхозов. Только ввиду стихийных бедствий, неблагоприятных погодных условий, пройдя через целый ряд согласований и решений, просьбы частично выполнялись. Отсутствие постоянной прибыли усугубляло экономическое положение сельскохозяйственных предприятий, тысячи из которых имели оборотные средства только за счет кредитов Госбанка СССР.

Решая вопрос о созыве ХХII съезда КПСС, где намечалось принятие программы строительства коммунизма, январский (1961 г.) пленум ЦК КПСС подвел итоги выполнения государственного плана по производству и продаже государству продуктов земледелия и животноводства в 1960 г. и о мероприятиях по дальнейшему развитию сельского хозяйства. Было констатировано, что неблагоприятные погодные условия не помешали продать населению больше мяса и мясопродуктов, сахара — на 13 %, яиц, овощей, молока, масла и других молочных продуктов — на 8 %. Однако достигнутый уровень и темпы производства сельскохозяйственных продуктов, особенно продуктов животноводства, были признаны недостаточными. По мнению руководства страны, увеличение численности населения (за 1956—1960 гг. общая численность населения увеличилась более чем на 18 млн человек), рост его денежных доходов привели к повышению спроса на продукты питания. Несмотря на то, что Российской Федерацией был досрочно выполнен план закупок хлеба, мяса, яиц, задание по производству зерна, мяса и молока, определенное семилетним планом (1959—1965), не было выполнено. В том числе в Нечерноземной зоне РСФСР. Среди других мероприятий по развитию сельского хозяйства пленумом была определена задача проведения объемных мелиоративных работ в этом регионе. Расширение посевных площадей и повышение урожайности в районах Нечерноземной зоны (на 500—600 млн пудов) было названо среди главных резервов в развитии зернового хозяйства страны12.



Учитывая, что Программой КПСС была поставлена задача по увеличению общего объема производства продукции сельского хозяйства за 10 лет в 2—2,5 раза, а за 20 лет — в 3,5 раза, государство считало развитие аграрного сектора экономики Нечерноземной зоны РСФСР одним из важнейших направлений аграрной политики. Однако в 1960-е гг. так и не было принято специального партийно-государственного постановления по развитию сельского хозяйства этого региона, хотя на этом настаивали руководители различных областей региона. Несмотря на принимаемые меры, социально-экономический потенциал Нечерноземья сокращался. Несомненно, это было следствием огромных людских и материальных потерь в годы Великой Отечественной войны, в период освоения целинных и залежных земель. Самой серьезной потерей для Нечерноземья обернулась и политика ликвидации «неперспективных» населенных пунктов, которая осуществлялась практически на протяжении трех десятилетий. Появившийся термин «обезлюдивание» деревень больше всего подходил к результатам данной политики в этом регионе, так как на развитие сельского хозяйства Нечерноземья, как, впрочем, и всей страны, за исключением целины, длительное время не выделялись необходимые капитальные вложения. В итоге в регионе были самая высокая в стране текучесть кадров, низкие уровень механизации труда, урожайность и т. д. Поэтому было закономерным: если в целом по стране довоенный уровень производства зерна был достигнут к середине 50-х гг., то в Нечерноземной зоне — лишь в 1967 г. 13.

В феврале 1964 г. состоялся расширенный пленум ЦК КПСС по проблемам сельского хозяйства, который в последний раз проводил Н. С. Хрущев. На повестке дня стояли следующие вопросы: интенсификация сельскохозяйственного производства на основе широкого применения удобрений, развитие орошения и комплексной механизации, внедрение науки и передового опыта. Ухудшение состояния угодий руководством страны признавалось одной из главных причин низкого уровня сельскохозяйственного производства в Нечерноземье. Около 20 млн га всех сельскохозяйственных угодий региона нуждалось в осушении и культуртехнических работах, а 30 млн га кислых почв — в известковании. Положительный опыт освоения пойменных земель и создания на этих землях крупных сельскохозяйственных предприятий в Подмосковье внушал руководству страны чувство уверенности в эффективности этого направления. Специализация сельскохозяйственного производства, основанная на научно обоснованном размещении сельскохозяйственного производства в каждой зоне с учетом природно-климатических условий, была признана составной частью интенсификации, так же как и необходимость создания крупных специализированных хозяйств и животноводческих ферм. Учитывая то обстоятельство, что на начало 1964 г. в стране насчитывалось 8 тыс. отстающих колхозов, в том числе большая их часть в областях и автономных республиках Нечерноземья, подъем экономики этих хозяйств также был назван одной из неотложных задач14. После пленума состоялось совещание руководящих работников аграрной сферы, где рассматривались меры по подъему сельского хозяйства низкорентабельных колхозов и совхозов. На заседании президиума ЦК КПСС (август 1964 г.) Н. С. Хрущев вновь пытался акцентировать внимание на причинах низкого уровня развития аграрного сектора. Намеченный на ноябрь 1964 г. пленум ЦК КПСС по вопросам сельского хозяйства по причине освобождения Н. С. Хрущева от должности не состоялся. Но откладывать решение вопросов продовольственного обеспечения населения новое руководство не стало. Комиссия под руководством Д. С. Полянского в течение почти двух месяцев готовила материалы к пленуму. Еще накануне мартовского (1965 г.) пленума президиум ЦК КПСС рассмотрел состояние сельского хозяйства в Нечерноземной зоне, которая должна была занять достойное место в производстве зерна». Было отмечено, что если в прошлые годы в регионе возделывались в значительных объемах рожь, овес, гречиха, то в последние годы их производству не уделялось должного внимания, что привело к запущенности земледелия. Как отметил Л. И. Брежнев, «в наших планах предусматриваются мероприятия по подъему экономики этой зоны»15. Решениями мартовского (1965 г.) и майского (1966 г.) пленумов ЦК КПСС, а также директивами ХХIII съезда КПСС (1966 г.) была определена широкая программа мелиоративных работ в Нечерноземье и других районах страны. Восстановление в регионе плодородия земель для увеличения производства продовольствия было отнесено к числу важнейших народно-хозяйственных проблем, требующих неотложного решения16. Госпланом и СМ РСФСР было принято решение о комплексном изучении состояния сельского хозяйства этого региона. Параллельно начали разрабатываться специальные мероприятия по преодолению отставания сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР. Однако финансовые ресурсы страны не позволили во второй половине 60-х гг. приступить к комплексному преобразованию Нечерноземья. Бюджет Российской Федерации не мог в полной мере покрыть фактически минимальные потребности для подъема сельского хозяйства. В то же время в 1966—1970 гг. для Нечерноземья было выделено около 5 млрд рублей государственных капитальных вложений (треть всех капитальных вложений, выделенных Министерству сельского хозяйства РСФСР), в том числе для проведения мелиоративных и культуртехнических работ, переселения сельских жителей в северо-западном районе региона, где залесенность и заболоченность площадей, мелкоконтурность и большие площади кислых почв серьезно осложняли ведение сельского хозяйства. И это не только в Псковской, Новгородской, но и в Кировской, Калининской и других областях. В сравнении с другими регионами страны здесь очень медленно росла урожайность, а в значительном числе областей урожайность даже падала и была хуже, чем в начале ХХ в.7 Имели место и другие причины убыточности сельскохозяйственного производства, которые не позволяли хозяйствам вести рентабельное хозяйство, прежде всего низкие закупочные цены и возрастающая диспропорция цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию для аграрного производства. Укрупнение хозяйств, преобразование колхозов в совхозы, списание кредиторской задолженности по ссудам Госбанка не решали проблемы. Практически до середины 60-х гг. колхозы «отходили» от последствий реорганизации МТС 1958 г. Одним из результатов подобной аграрной политики было сокращение сельского населения, «измельчение» населенных пунктов. В итоге большая часть сельского населения Нечерноземной зоны проживала в мелких населенных пунктах и хуторах, практически не обеспеченных коммунальными, бытовыми и другими услугами.

В ряде постановлений СМ СССР, принятых сразу после мартовского (1965 г.) пленума ЦК КПСС, были выделены районы Нечерноземной зоны РСФСР, где произошли изменения в ценовой политике. Так, в целях обеспечения рентабельности производства продукции животноводства в хозяйствах Калининградской и Пермской областей, Удмуртской АССР, Северо-Западного, Центрального и Волго-Вятского районов РСФСР, т. е. практически всего Нечерноземья, с 1 мая 1965 г. устанавливались 70 %-е надбавки к действующим ценам на продаваемые государству овец и коз, тогда как на другие районы РСФСР устанавливались 10—20 %-е надбавки, включая крупный рогатый скот, свиней. В то же время 100 %-е надбавки устанавливались для колхозов и совхозов высокогорных районов российской и других союзных республик. Одновременно для хозяйств этих регионов были повышены закупочные цены на ячмень (фуражный) в размере 90 руб. и на овес в размере 75 руб. за тонну базисных кондиций18.

Во второй половине 60-х гг. руководство страны, как и в прежние годы, было обеспокоено обеспечением продовольствием столицы. Поэтому в конце 60-х гг. в Подмосковье была направлена «львиная» доля финансирования аграрного сектора. Более 80 млн инвалютных рублей ушло на закупку зарубежного оборудования и 60 млн — на строительство первых очередей трех крупнейших животноводческих комплексов в Московской области19.

По оценке июльского (1970 г.) пленума ЦК КПСС в 60-е гг. в Нечерноземье была проведена определенная работа, «сделан серьезный шаг вперед в развитии сельского хозяйства, которое до этого времени топталось на месте». Среднегодовое производство продукции сельского хозяйства по всем категориям предприятий составило в 1966—1970 гг. 12,9 млрд руб. против 10,7 млрд руб. в 1961—1965 гг., т. е. выросло на 20 %, а рост производства в колхозах и совхозах в этой зоне был даже несколько выше, чем по РСФСР в целом. Однако среднегодовое производство сельскохозяйственной продукции в 1961—1965 гг. по сравнению с 1958—1960 гг. увеличилось в этой зоне только на 1,9 %20. Несмотря, казалось бы, на видимые результаты работы, положение в этом регионе продолжало ухудшаться. Особенно тревожная ситуация сложилась с миграционными процессами, оттоком жителей села. Если в РСФСР численность сельского населения за 1960—1970 гг. уменьшилась на 6,8 млн человек, или на 12 %, то в Нечерноземной зоне — на 4,5 млн человек (20 %). В Кировской области численность сельского населения сократилась на 34 %, в Калининской, Костромской, Новгородской, Псковской, Ярославской областях — на 28 %. За 1961—1970 гг. количество работников в колхозах и совхозах РСФСР уменьшилось на 1 487 тыс. человек (12 %), а в Нечерноземной зоне — на 941 тыс. человек, или на 20 %. Велика была текучесть кадров. Так, за 1965—1970 гг. в этом регионе было подготовлено 434,1 тыс. трактористов и комбайнеров, а выбыло из колхозов и совхозов 422 тыс. механизаторов. В 1960 г. рождаемость в сельской местности РСФСР составила 26,5 человек на 1 тыс. жителей, а в 1969 г. — 14,5 человека. В Нечерноземной зоне соответственно — 16,2 и 12,2 человека. Среди причин возникновения этих и других проблем можно назвать низкую заработную плату, высокую долю ручного труда, отсутствие нормальных, если не сказать элементарных, социально-бытовых условий на селе21.

Таким образом, несмотря на решения партийных съездов и пленумов, ряд постановлений ЦК КПСС и СМ СССР, вопросу масштабного преобразования Нечерноземной зоны в 60-е гг. так и не было уделено серьезного внимания. Хотя здесь, как мы видим, уже сложилась достаточно тяжелая, почти критическая, социально-экономическая ситуация, что отражало общую ситуацию в стране.

Во второй половине 1960-х гг. в экономике страны в целом, а также в сельском хозяйстве наметилось значительное снижение темпов развития, что постепенно привело к усилению негативных тенденций, проявлению, а затем и формированию общего кризиса. В результате так и не была реализована стратегическая задача — продовольственное обеспечение населения на основе устойчивого роста сельскохозяйственного производства, основанного на современных научно-технических достижениях.

Директивами плана развития народного хозяйства на 1966—1970 гг. планировалось за счет повышения урожайности всех культур увеличить среднегодовой объем производства сельскохозяйственной продукции на 25 %, а зерна на — 30 %. Был предусмотрен больший объем государственных централизованных капитальных вложений в сельское хозяйство. На производственное строительство и приобретение техники выделялся 41 млрд рублей. Намечалось поставить на село 1 790 тыс. тракторов, 1 100 тыс. грузовых автомобилей, 550 тыс. зерноуборочных комбайнов и другую сельскохозяйственную технику, а также 55 млн т минеральных удобрений. Кроме того, планировалось «резко расширить работы по электрификации колхозов и совхозов», в том числе и для облегчения сельскохозяйственного труда, улучшения культурно-бытового обслуживания населения. Эти и другие мероприятия должны были позволить увеличить рост производительности труда в колхозах и совхозах на 40—45 %, а самое главное — удовлетворить растущие запросы населения в продуктах питания, а потребности промышленности — в сельскохозяйственном сырье22.

О том, что задания по многим показателям не будут выполнены, стало ясно задолго до завершения восьмой пятилетки. На октябрьском (1968 г.) пленуме ЦК КПСС констатировалось, что народно-хозяйственный план восьмой пятилетки в целом, как и многие показатели развития сельского хозяйства, находятся под угрозой срыва, а решения мартовского (1965 г.) и майского (1966 г.) пленумов ЦК КПСС не будут выполнены. Это было подтверждено и на декабрьском (1969 г.) пленуме ЦК КПСС, когда подводились итоги и определялись планы юбилейного года. Несмотря на то, что за минувшие четыре года восьмой пятилетки среднегодовой объем валовой продукции сельского хозяйства по сравнению с предшествующим четырехлетием вырос на 18 %, уже в 1969 г. не были выполнены планы сельскохозяйственного производства, в том числе по зерновым культурам. Например, в 1969 г. было собрано 160 млн т зерна, тогда как еще в 1966 г. — 171 млн тонн. Особенно большое недовыполнение оказалось по производству мяса и масличных культур. В 1969 г. поголовье свиней в стране сократилось на 49 млн голов (в 1966 г. — на 58 млн). Наряду с потерями в общественных хозяйствах уменьшилось поголовье крупного рогатого скота (на 571 тыс.) и свиней (почти на 5,5 млн) у населения. Только в Калининской области количество свиней сократилось на 24 %, а в Новгородской — на 27 %. Как следствие этого, возникли трудности в обеспечении населения продовольствием, когда даже село не могло обеспечить себя мясом, и в сельскую торговлю шли запасы из государственных резервов. В итоге — вынужденные импортные закупки в 1970 г. 100 тыс. т мяса, уменьшение его экспорта на 55 тыс. и сокращение продажи 150 тыс. т растительного масла за свободную валюту, а также дополнительные закупки семян подсолнечника у населения23. Как это ни парадоксально звучит, но призыв Л. И. Брежнева о создании вместо мелких животноводческих ферм крупных животноводческих комплексов был незамедлительно воспринят как руководство к действию. Вместо сохранения существующих мелких ферм и строительства комплексов началась их массовая ликвидация, хотя комплексов еще не построили. Крупный рогатый скот и огромное стадо овец и свиней были оставлены на зимний период в ветхих, неотапливаемых помещениях и при огромном дефиците кормов, в результате чего произошел массовый падеж скота24.

Чтобы успешно завершить пятилетку, в декабре 1969 г. было принято решение о дополнительном увеличении капитальных вложений в сельское хозяйство. Кроме того, в 1970 г. намечалось восполнить недопоставку 312 тыс. тракторов, 157 тыс. грузовых автомобилей, другой сельскохозяйственной техники на сумму 2,1 млрд руб., с тем чтобы увеличить основные фонды сельского хозяйства на 35 %, а энерговооруженность хозяйств — на 39 %25. Но это были заведомо невыполнимые задания, так как сельскохозяйственное машиностроение не имело необходимых материальных ресурсов для производства такого количества техники. Следует отметить, что именно в этот период наметились разногласия между ЦК КПСС и правительством об эффективности использования финансовых ресурсов. Госплан СССР настаивал не на увеличении их объемов, а на более эффективном их использовании, борьбе с бесхозяйственностью. На июльском (1970 г.) пленуме ЦК КПСС подтвердилась правильность позиции Госплана, но намерения наращивать капиталовложения в аграрный сектор остались. Даже значительные объемы финансирования не могли решить эту задачу в столь короткие сроки. Но отказываться открыто от показателей пятилетнего плана накануне юбилейных торжеств
(100-летие со дня рождения В. И. Ленина, 25-летие победы в Великой Отечественной войне) руководство страны не решилось. Кроме того, Л. И. Брежнева убедили, что достаточно увеличить финансирование аграрного сектора — и успех будет обеспечен.

Созыву июльского (1970 г.) пленума ЦК КПСС предшествовала продолжительная работа по сбору материалов о состоянии сельского хозяйства, на основе которых в политбюро была направлена «записка» Л. И. Брежнева. В мае 1970 г. политбюро ЦК КПСС рассмотрело ситуацию в аграрном секторе экономики и приняло документ «О положении в сельском хозяйстве», где и говорилось о дополнительном, значительном увеличении капиталовложений в сельское хозяйство, мощном укреплении его материально-технической базы. Тогда же было принято решение о специальном рассмотрении проблем сельского хозяйства на пленуме ЦК КПСС в июле 1970 г.26

Судя по сохранившимся архивным материалам июльского (1970 г.) пленума ЦК КПСС, доклад Л. И. Брежнева трижды подвергался «редакционным правкам», в процессе которых из первоначального варианта был изъят материал, показывающий наиболее негативные показатели как в экономике страны, так и в сельском хозяйстве, в том числе была убрана информация о недопоставках свыше 300 тыс. тракторов, более 80 тыс. зерноуборочных комбайнов, свыше 13 тыс. экскаваторов, сельскохозяйственных машин на 1,7 млрд руб., а также около 10 млрд руб. капиталовложений (23 % объема)27. Проблема Нечерноземья фактически не поднималась, если не считать тех положений доклада, где Л. И. Брежнев говорил о необходимости в короткие сроки восстановить в этом регионе овцеводство. В постановление пленума также было включено предложение о необходимости более широкого развертывания здесь мелиоративных работ. Зато реальная ситуация Нечерноземья была поднята в докладах, не произнесенных на пленуме. Видимо, по этой причине они не были заслушаны на пленуме.

Среди этих выступлений выделяется доклад тогдашнего первого секретаря Тульского обкома КПСС И. Юнака, где было раскрыто истинное положение в российской нечерноземной деревне. В нем говорилось: «За последние 10 лет сельское население области уменьшилось на 25 % и составляет немногим более 20 % к его общей численности. Смертность среди сельского населения значительно превышает рождаемость. Все меньше остается в деревне мужчин. За 5 лет число сельских населенных пунктов сократилось более чем на 100. Только в 1969 г. из деревни ушло более 20 тысяч трудоспособного населения. До сих пор колхозы и совхозы не имеют надежного электроснабжения. В области немало колхозов и особенно бригад, ферм почти без трудоспособных колхозников. В сотнях населенных пунктах области в списках избирателей не было лиц из числа молодежи, впервые принимающих участие в голосовании на недавних выборах…» И. Юнак остро поднял вопрос о необходимости решить проблему не только развития сельского хозяйства, но и благоустройства населенных пунктов центральных областей Нечерноземья: «…На наш взгляд, следует решить вопросы дальнейшего развития сельского хозяйства областей Центра, благоустроенности населенных пунктов, их переустройства, и мы бы просили сделать это в ближайшее время, рассмотреть особо в ЦК КПСС и Совете Министров их резкую отсталость, особенно в вопросах благоустройства, по сравнению с отдельными районами страны… Если это не будет сделано, значит, уже имеющееся кризисное положение с обеспечением рабочей силой деревни областей Центра еще более усугубится и мы, в ближайшие 3—5 лет, станем из-за этого перед фактом огромного экономического и политического урона нашему государству»28.

Несомненно, «крик отчаяния» И. Юнака, сотни документов и писем о положении в Нечерноземье, поступающих в руководящие органы КПСС, не были оставлены без внимания. В январе 1971 г. этот вопрос был рассмотрен Политбюро ЦК КПСС, было принято постановление о проведении более обстоятельного анализа проделанной работы и состояния сельского хозяйства этого региона, что и было выполнено российским правительством. В письме в адрес ЦК КПСС правительством Российской Федерации был сделан вывод о том, что положение в сельском хозяйстве региона крайне неблагополучно: «Мы практически не приступили к преодолению главных трудностей в этой зоне, ввиду чего почти во всех областях и автономных республиках этого района продолжают иметь место нарастающие миграционные процессы. Если эти процессы не приостановить самым энергичным образом, то через 10—15 лет во многих хозяйствах сельского населения просто не останется»29.

ЦК КПСС поручил Госплану СССР определить в новом пятилетнем плане развития народного хозяйства страны на 1971—1975 гг. мероприятия по развитию сельского хозяйства Нечерноземья, что и было сделано. В проекте было предусмотрено: увеличение финансирования с 6,25 млрд руб. в 1966—1970 гг. до 11,7 млрд. руб. в 1971—1975 гг., или на 88 % больше, в том числе рост капитальных вложений на мелиоративные работы — в 2,5 раза, поставок тракторов — на 22,5 %, грузовых автомобилей — на 87 %. Намечалось строительство производственной базы промышленности, перерабатывающей сельскохозяйственное сырье. Однако в связи с тяжелыми последствиями стихийных бедствий зимы 1971/72 гг. эти меры были признаны недостаточными. ЦК КПСС в феврале 1972 г. поручил Госплану СССР, СМ РСФСР, ряду союзных министерств и ведомств в двухмесячный срок подготовить предложения об интенсификации мелиоративных работ и укреплении материально-технической базы мелиоративных организаций в Нечерноземной зоне. Кроме того, СМ РСФСР было дано задание подготовить свои предложения уже по комплексному развитию сельского хозяйства в этом регионе30. Однако неблагоприятные погодные условия, стихийные бедствия, которые обрушились на страну, особенно на Нечерноземье, не только в зиму 1971—1972 гг., но и в течение всего 1972 г. и начало 1973 г., потребовали огромных финансовых затрат для устранения их последствий, что и не позволило приступить к немедленной реализации планов преобразования Нечерноземья. Еще в 1971 г. в республике было собрано 104,7 млн т зерновых, что было на 8,7 млн т меньше урожая 1970 г. Государственный план закупок зерна был выполнен только на 81 %. Размер чистого дохода сократился на 15 % и составил 2,7 млрд рублей. В Российской Федерации насчитывалось 2 368 убыточных колхозов и 3 300 убыточных и низкорентабельных совхозов, а особенно много — в Нечерноземной зоне31 .

Для восполнения потерь из государственных ресурсов Российской Федерации было выделено 4 280 тыс. т семян, включая 360 тыс. т для пересева озимых и яровых; 700 тыс. т картофеля было изъято из государственных продовольственных фондов, а 420 тыс. т — из семенных фондов других союзных республик. Возникла потребность в завозе по импорту 20 тыс. т семян многолетних трав32 .

Кроме неблагоприятных погодных условий, были и другие причины, серьезно влиявшие на производство сельхозпродукции. Так, по сравнению с 1966 г. площади посевов зерновых к 1971 г сократились на 4,2 млн га, севообороты были освоены только на 77,2 млн га, или 61 % общей площади пашни. В ряде областей и автономных республик РСФСР систематически не выполнялись планы вспашки зяби и паров, а многие агротехнические работы проводились с большим нарушением научно обоснованных технологий. В 1971 г. вспашка зяби в ранние сроки была проведена лишь на площади 35 млн га (52 % всей пашни). В хозяйствах Центрального района — только на 31 %, а в большинстве областей Нечерноземья — на 6—20 % плана подъема зяби. В итоге в 1971 г. из общей площади посевов озимых на зерно из 18,2 млн га пашни в оптимальные сроки было посеяно только 8,4 млн га, или 45 %, а в колхозах и совхозах Нечерноземной зоны — лишь 15—40 % . По данным же НИИ сельского хозяйства Центральных районов Нечерноземья урожайность озимых, посеянных после 5 сентября, снижается на 23 % по сравнению с озимыми, посеянными в оптимальные сроки, — 15 августа. Если в среднем по РФ прополка зерновых колосовых культур проводилась только на 20 % площади их посевов, то в Мордовской АССР, Кировской и других областях Нечерноземья — от 2 до 10 %. Высевание нерайонированных зерновых также существенно влияло на урожайность. В 1971 г. около 50 % зерновых являлись нерайонированными. К весеннему севу 1972 г. в хозяйствах 8 областей Нечерноземья значительное количество семян оказалось некондиционным, что сказалось на снижении урожайности. Во многих хозяйствах в 1972 г. лишь половина площадей зерновых была засеяна семенами 1-го и 2-го классов.

Кроме того, в большинстве хозяйств этого региона органические удобрения использовались в объеме 70—80 % от необходимых потребностей, а в ряде областей — и того меньше. Если в целом по Центральному району в 1971 г. было внесено на 1 га посевов по 6 т органических удобрений, то в Калужской, Рязанской и Тульской — 2—3 т, а в Орловской — одна тонна.

Неудовлетворительно использовалась и техника, работавшая из-за нехватки механизаторов только в одну смену. Были сорваны планы производства и поставок запчастей к началу весеннего сева 1972 г. По этой причине не было приведено в исправное состояние более 350 тыс. тракторов, около одной четверти перерабатывающих и посевных машин. В большинстве хозяйств Нечерноземья был очень низким уровень механизации производства. Например, уровень комплексной механизации на молочных фермах многих областей зоны составлял 3—6 %33. На снижение рентабельности производства, увеличение числа убыточных хозяйств в значительной степени продолжали влиять низкие закупочные цены на сельхозпродукцию. В отличие от цен на пшеницу, существующие закупочные цены на кукурузу, овес, ячмень, зернобобовые культуры, молоко, картофель не компенсировали затрат на их производство. Постоянно увеличивались объемы продовольственного зерна, используемого на фураж34.

Финансы, выделяемые на развитие сельского хозяйства, шли на строительство административных зданий, городских учреждений руководящих сельскохозяйственных органов, приобретение легковых автомобилей, банкеты. Торговые, заготовительные, перерабатывающие предприятия и организации неправомерно занижали закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию, что приводило к значительному снижению рентабельности производства, потере прибыли.

На основании проведенных проверок в целом ряде областей Нечерноземья (Мордовская АССР, Горьковская, Калининская, Орловская области и др.) СМ РСФСР в июне 1972 г. принимает достаточно жесткое постановление «О фактах извращений в планировании закупок сельскохозяйственных продуктов». На основании постановления появляется не обычное в таких случаях распоряжение, а совместный приказ Министерства сельского хозяйства РФ и Министерства совхозов РФ с одноименной формулировкой. В обоих документах речь шла о том, что в 1971—1972 гг. многим хозяйствам устанавливались заниженные планы закупок сельскохозяйственной продукции. В результате чего эти хозяйства значительно перевыполняли планы продажи государству продукции и необоснованно получали крупные суммы надбавок к закупочным ценам за сверхплановую продажу. В то же время другим хозяйствам, устанавливались завышенные планы продаж, которые не выполнялись. Подобный «дифференцированный» подход зависел от личных взаимоотношений местных сельскохозяйственных органов с руководителями сельхозпредприятий, включал их взаимную материальную заинтересованность. В результате проверок была произведена срочная корректировка плана закупок. Так, в Орловской области 68 хозяйствам увеличили, а 52 уменьшили объемы закупок сельскохозяйственной продукции. Да и в самих хозяйствах существовали многие проблемы с организацией производства, трудовой, финансовой дисциплиной и т. д. Например, только в IV квартале 1971 г. на предприятиях сельского хозяйства РФ было допущено свыше 1 800 случаев перерасходования фонда заработной платы на сумму 45,4 млн рублей. Только по совхозам РСФСР в 1971 г. фонд заработной платы вырос на 8,4 % , а объем продукции — лишь на 3,8 %. Даже при невыполнении планов производства валовой продукции, сокращения ее объемов по сравнению с предыдущим годом многие руководящие работники получали премиальные в размере 8—10 месячных окладов35. Бесхозяйственность, недостатки в организации сельскохозяйственного производства в сложных погодных условиях могли обернуться серьезными последствиями для страны. Достаточно сказать, что за 2 первых года девятой пятилетки (1971—1975) в России было произведено зерна на 25 млн т меньше запланированных объемов. Это количество зерна колхозам и совхозам предстояло восполнить в последние три года пятилетки сверх установленных на эти годы планов. В связи с чем среднегодовое производство зерна в 1973—1975 гг. должно было составить не менее 129 млн т, т. е. на 13 млн т выше объемов, предусмотренных директивами ХХIII съезда КПСС, что было весьма трудной задачей.

В связи со сложившейся ситуацией 23 февраля 1972 г. в ЦК КПСС с участием Л. И. Брежнева состоялось совещание первых секретарей обкомов и крайкомов партии, председателей Советов министров АССР, облисполкомов по вопросам развития сельского хозяйства. По итогам совещания повсеместно были разработаны специальные мероприятия, направленные не только на стабилизацию кризисного положения, но и на увеличение производства зерновых, картофеля, сахарной свеклы, в том числе за счет увеличения посевных площадей на 2,8 млн га36.

Госплану, Министерству сельского хозяйства РФ, а также ВАСХНИЛ было поручено разработать предложения по увеличению производства зерна в РСФСР. Однако рекомендации ученых о значительном повышении закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию не получили поддержки в правительстве страны. Бюджет же России не позволял повысить цены на продукцию урожая 1972 г. Только тогда, когда в августе — сентябре 1972 г. обострилась проблема с урожаем картофеля — второго хлеба, правительство РФ было вынуждено принимать экстренные меры, обязав хозяйства в срочном порядке закупать картофель у населения. По трем отдельным группам территорий были установлены предельные закупочные цены от 15 до 20 копеек. Это было выше, чем государство платило за картофель хозяйствам. Однако хозяйства, которые выполняли государственный план за счет селян, имели возможность получать за сверхплановые поставки картофеля 50%-ю надбавку к закупочным ценам. В списке зоны действия повышенных закупочных цен на картофель были также 27 из 29 областей и автономных республик Нечерноземья. Кроме того, в виде исключения колхозам и совхозам, не выполнившим план продажи государству из-за неурожая пшеницы и ржи, разрешалось заменять эту продукцию гречихой, просом, горохом37.

Несмотря на низкую урожайность многих видов культур, СМ СССР отказал в просьбе РСФСР сократить государственный план закупок сельхозпродукции в 1972/73 г. в объеме 10 млн т зерновых и 4,2 млн т животноводческой продукции на общую сумму 131 млн рублей). Среди резервов увеличения производства зерновых правительство страны назвало необходимость более широкого использования потенциала мелиорированных земель в Нечерноземье. По указанию «сверху» Госплан РФ был вынужден внести изменения в «сокращенный» проект плана, это означало, что Российская Федерация взяла заведомо невыполнимые обязательства и требовалось не только дополнительное финансирование сельского хозяйства, но необходимость разработки долгосрочной программы развития Нечерноземной зоны РСФСР. Попытки решить проблему по отдельным областям не приносили результатов. Республиканских материально-финансовых ресурсов было недостаточно для проведения широкомасштабного развития сельскохозяйственного производства в Нечерноземной зоне.

Исходя из сложнейшей ситуации председатель СМ РСФСР М. С. Соломенцев в августе 1972 г. направил на имя Л. И. Брежнева несколько писем об оказании финансовой и материально-технической помощи сельскому хозяйству республики. Необходимость обращения лично к Л. И. Брежневу объяснялась тем, что на письма, направляемые в СМ и Госплан СССР, сельскохозяйственный отдел ЦК КПСС, не было должной реакции. Народно-хозяйственный план на 1972/73 г. не предусматривал выделения значительных дополнительных финансов для Нечерноземья, где сельхозпредприятия оказались в затруднительном положении. К августу 1972 г. общая задолженность колхозов республики по кредитам Госбанка достигла значительной суммы — 1,9 млрд руб. при годовом доходе около 100 млн руб., т. е. для погашения задолженности более чем 4 тысячам колхозов было необходимо в течение 20 лет отдавать всю прибыль, при этом не выделяя ни рубля на заработную плату колхозникам, покупку техники, новых семян, топлива, содержание социальной сферы и т. д. Отказ государства от финансовой помощи означал практически немедленный крах большей части колхозов России. Только на Центральную Нечерноземную зону приходилось уже более 1100 экономически слабых хозяйств38.

По поручению Л. И. Брежнева РСФСР была оказана незначительная финансовая помощь хозяйствам, произведена отсрочка выплаты кредитов. Но главное, началась подготовка проекта постановления ЦК КПСС и СМ СССР по подъему сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР. В подготовке этого документа приняло участие беспрецедентное число госучреждений — более 60 союзных и республиканских министерств и ведомств. По нашему мнению, ни одно из партийно-государственных постановлений этого периода не готовилось так тщательно и в течение нескольких лет. Но объяснение лежало на поверхности: его финансирование и реализация, по мнению Госплана СССР, должны были начаться только в новой (десятой) пятилетке. Однако республиканскому правительству все-таки удалось добиться выделений средств уже в текущей пятилетке.

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дальнейшем развитии сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР» от 20 марта 1974 г. положило начало комплексному преобразованию этого региона в 70—80-е гг. Однако огромные средства государства, вложенные в развитие аграрной инфраструктуры региона, так и не привели к решению задачи полного обеспечения населения продовольствием. Нарастающий кризис экономики СССР, особенно во второй половине 80-х гг., наиболее тяжело отразился на Нечерноземье и в экономической, и в социальной сферах.

В 1991 г. накануне начала аграрной реформы в Нечерноземной зоне проживало 65,4 млн человек, т. е. более 22 % всего населения СССР и 43 % жителей РСФСР. В том числе на селе 12,4 млн человек, или более 13 % сельского населения страны. За период 1965—1990 гг. численность сельского населения уменьшилась с 19,4 млн до 12,4 млн человек или на 36 %. В то же время городское население увеличилось на 12,6 млн человек, или на 34 %, при том что удельный вес людей пенсионного возраста составил 27 %. В более чем половине областей смертность на селе превышала рождаемость, а удельный вес работников, занятых в сельскохозяйственном производстве, в общей численности населения Нечерноземья составлял 5 % 39.

________________________



1 Как известно, лозунг «Догнать и перегнать Соединенные Штаты Америки по производству мяса, масла и молока на душу населения!» Н. С. Хрущев выдвинул на совещании работников сельского хозяйства в одном из северо-западных районов РСФСР 22 мая 1957 г., а затем и на открытии Всесоюзной сельскохозяйственной и Всесоюзной промышленной выставок 2 июня 1957 г. (без согласования с членами президиума (политбюро) ЦК КПСС).

2 См.: РГАНИ. Ф. 2. Оп. 3. Д. 186. Л. 26.

3 См.: Народное хозяйство СССР в 1963 году. М., 1964. С. 549, 550.

4 См.: Проблемы планирования социально-экономического развития Нечерноземной зоны РСФСР. М., 1979. С. 7.

5 См., например: Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР: «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР» (от 20 марта 1974 г.); «О дальнейшем развитии сельского хозяйства Московской области в 1981—1985 годах» (от 16 июля 1979 г.); «О дальнейшем комплексном развитии сельского хозяйства Ленинградской области в 1981—1985 гг.» (от 16 октября 1979 г.); «О дальнейшем развитии и повышении эффективности сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР в 1981—1985 годах» (от 12 марта 1981 г.); «Об оказании шефской помощи в строительстве объектов сельского хозяйства и связанных с ним отраслей промышленности в Нечерноземной зоне РСФСР» (от 27 августа 1981 г.); и др.

6 До настоящего времени многие документы президиума и политбюро ЦК КПСС недоступны для исследователей. Информация об обсуждении отдельных вопросов на заседаниях политбюро публиковалась только в центральной печати. Об обсуждении проблемы развития сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР Л. И. Брежнев сообщил в своем докладе на мартовском (1965 г.) пленуме ЦК КПСС (см.: Пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза: Стенограф. отчет. М., 1965 С. 13).

7 Среди наиболее аргументированных работ по аграрной политике в Нечерноземье, в отдельных ее районах и областях, опубликованных начиная с 90-х гг., необходимо выделить следующие: Безнин М. А. Крестьянское хозяйство в российском Нечерноземье, 1950—1965. Вологда. 1990; Он же. Крестьянский двор в российском Нечерноземье, 1950—1965 гг. М., 1991; Вербицкая О. М. Российское крестьянство: от Сталина к Хрущеву: Середина 40-х — начало 60-х гг. М., 1992; Она же. Население российской деревни в 1939—1959 гг.: проблемы демографического развития. М., 2002; Горбачев О. В. На пути к городу: сельская миграция в Центральной России (1946—1985 гг.) и советская модель урбанизации. М., 2002;
Денисова Л. Н. Исчезающая деревня России: Нечерноземье в 1960—1980-е гг. М., 1996; Мазур Л. Н., Бродская Л. И. Эволюция сельских поселений Среднего Урала в ХХ веке: опыт динамического анализа. Екатеринбург. 2006; Милосердов В. В., Милосердов К. В. Аграрная политика России — ХХ век. М., 2002; Милохин Д. В., Сметанин А. Ф. Коми колхозная деревня в послевоенные годы, 1946—1958: социально-экономические аспекты развития. М., 2005; и др.

8 См., например: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК КПСС. 1—9-е изд.; Ленинская аграрная политика КПСС: Сб. важнейших документов (март 1965 г. — июль 1978 г. / Под общ. ред. М. С. Смиртюкова и К. М. Боголюбова. М., 1978; Ленинская аграрная политика КПСС: Сб. важнейших документов (август 1978 г. — август 1982 г.) / Под общ. ред. М. С. Смиртюкова и К. М. Боголюбова. М., 1983; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. документов. М., 1966—1988; Решения партии и правительства по сельскому хозяйству (1965—1971 гг.): Сб. документов. М., 1971; Решения партии и правительства по сельскому хозяйству (1965—1974 гг.). М., 1975; и др.

9 Постановление об освоении пойм в Московской области в сборниках документов не приводится. Информация об этом содержится в книге бывшего первого секретаря Московского обкома КПСС В. И. Конотопа (см.: Конотоп В. И. Внукам. Подольск. 1998. С. 82).

10 Конотоп В. И. Указ. соч. С. 82—83.

11 РГАНИ. Ф. 5. Оп. 62. Д. 494. Л. 61, 67, 105.

12 См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 10.
9-изд. М., 1986. С. 20—23.

13 См.: Денисова Л. Н. Исчезающая деревня России: Нечерноземье в 1960—1980-е годы. М., 1996. С. 16.

14 См.: РГАНИ. Ф. 3. Оп. 16. Д. 948. Л. 26.

15 Об обсуждении проблемы развития сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР на заседании политбюро ЦК КПСС Л. И. Брежнев сообщил в своем докладе на мартовском (1965 г.) пленуме ЦК КПСС (см.: Пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза: Стенограф. отчет. М., 1965. С. 13).

16 См.: Материалы ХХIII съезда КПСС. М., 1966. С. 141; Ленинская аграрная политика… М., 1978. С. 26.

17 См.: РГАНИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 760. Л. 72.

18 См.: Постановления Совета Министров СССР «О повышении материальной заинтересованности колхозов и совхозов в увеличении производства и продажи мяса государству»; «О повышении материальной заинтересованности колхозов и совхозов в увеличении производства и продажи государству пшеницы и ржи». (В частичное изменение этого постановления постановлениями СМ СССР от 6 апреля 1972 г. № 247 и от 28 мая 1974 г. № 430 установлены закупочные цены на пшеницу мягкую, ячмень кормовой и овес, продаваемые колхозами, совхозами и другими хозяйствами Северо-Западного, Центрального и Волго-Вятского экономических районов, Калининградской, Пермской, Свердловской областей и Удмурдской АССР, в размере 116 руб.). — см.: Решения партии и правительства по сельскому хозяйству (1965—1974 гг.). М., 1975. С. 14—16.

19 См.: РГАНИ. Ф. 5. Оп. 62. Д. 210. Л. 4.

20 См.: Там же. Д. 212. Л. 124-128.

21 См.: Там же. Л. 132.

22 См.: Материалы ХХIII съезда КПСС. М., 1966. С. 245—252.

23 См.: РГАНИ. Ф. 2. Оп. 3. Д. 173. Л. 3-6, 7, 15, 17 об.

24 См.: Там же. Л. 17.

25 См.: Там же. Л. 4, 12 об; Д. 178. Л. 2.

26 См.: Там же. Д. 178. Л. 3.

27 См.: Там же. Д. 191. Л. 4, 5, 8, 9, 13—15.

28 Там же. Д. 190. Л. 283—287.

29 Там. Ф. 89. Оп. 20. Д. 7. Л. 35.

30 См.: ГАРФ. Ф. А-259. Оп. 31. Д. 243. Л. 65.

31 См.: Там же. Д. 6189. Л. 51, 167, 172, 174.

32 См.: РГАНИ. Ф. 5. Оп. 62. Д. 210. Л. 23, 32.

33 См.: ГАРФ. Ф. А-259. Оп. 1. Д. 2931. Л .46; Д. 2932. Л. 129.

34 См.: Там же. Ф. А-616. Оп. 3. Д. 6169. Л. 131.

35 См.: Там же. Оп. 46. Д. 2949. Л. 265, 267;

36 См.: Там же. Оп. 3. Д. 6169. Л. 20.

37 См.: Там же. Л. 195—197; Ф. А—259. Оп. 1. Д. 2515. Л. 234.

38 См.: Там же. Ф. А-259. Оп. 1. Д. 2919. Л. 51—54.

39 См.: Плановое хозяйство. 1991. № 6. С. 96.
Каталог: dais -> articles
articles -> А. А. Сафронов первая всеобщая перепись населения россии 1897 г.: Разработка данных о грамотности, их информационный потенциал и достоверность
articles -> А. М. Сафронова, А. А. Сафронов. Описания путешествий в библиотеке Татищева
articles -> А. В. Шаманаев. Охрана культурного наследия в «Записках ооид»
articles -> М. А. Фельдман. Трудовой коллектив Уралмашзавода в 30-е гг. XX в
articles -> В. Н. Мамяченков. Материальное положение инвалидов войны
articles -> О. А. Мельчакова Н. Н. Демидов и его «железные караваны»: роль заводовладельца в организации транспортировки заводской продукции организация перевозки продукции Нижнетагильских заводов Демидовых к основным рынкам сбыт
articles -> А. Н. Торопов. Система управления заводским хозяйством Яковлевых
articles -> А. Ю. Ануфриева. Архив князя Воронцова: история и состав публикации
articles -> А. Л. Меньшикова. Мемуары об обучении крестьянских детей в XVIII в
articles -> А. А. Бакшаев гороблагодатский горный округ


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница