А. боровиков



страница1/20
Дата14.08.2016
Размер3.61 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20






А. БОРОВИКОВ

Международная юбилейная альпиниада на пик Ленина

в честь 50-летия Советского государства
1967 год вошел важной датой в историю нашей Ро­дины. В этот год весь советский народ отмечал 50-летие своего государства. Коллективы заводов и фабрик, совхо­зов и колхозов, научных институтов и учебных заведе­ний — все, как один, стремились отметить эту дату.

Советские спортсмены также не остались в стороне: юбилейный год стал годом новых выдающихся рекордов во многих спортивных соревнованиях.

Ряд блестящих восхождений на Кавказе, Памире и Тянь-Шане альпинисты посвятили знаменательной дате. Однако самым значительным и интересным событием была первая Международная альпиниада на пик Ленина, проведенная Федерацией альпинизма СССР в июле — августе
1967 г.

Сам выбор объекта альпиниады был не случайным. Вершина, превышающая 7000 м над уровнем моря, нося­щая имя великого Ленина, как нельзя более отвечала це­лям альпиниады — отметить 50-летие нашего государст­ва и укрепить дружбу и сотрудничество между спортсме­нами разных стран.

Пик Ленина (7134 м) — наиболее «посещаемый» из че­тырех советских семитысячников — расположен в цент­ральной части Заалайского хребта.

Популярность пика Ленина среди альпинистов объяс­няется прежде всего его относительной (по сравнению с остальными советскими семитысячниками) доступностью, связанной главным образом с удобными подходами и бла­гоприятными метеорологическими условиями.

Широко развернувшееся в последние годы строитель­ство дорог на территории южной Киргизии, позволяет те­перь добраться из города Оша до обычного места расположения базовых лагерей — так называемой луковой поля­ны у истоков реки Ачик-су (примерно 3750 м) — на ав­томашине в течение суток.

Уместно вспомнить, что еще в начале 50-х годов на преодоление этого пути требовалось не менее трех суток и наличие вьючного каравана.

Все эти обстоятельства сделали пик Ленина и окру­жающие его вершины своеобразным полигоном, где фор­мировались основные кадры советских альпинистов-вы­сотников.

Организации Международной юбилейной альпиниады на пик Ленина предшествовала серьезная и напряженная подготовительная работа.

Штаб альпиниады, включающий в себя представите­лей всех заинтересованных ведомств, должен был решить десятки сложных организационных и хозяйственных во­просов, связанных с транспортом, размещением и мате­риальным обеспечением столь необычного по масштабам и задачам мероприятия. Много внимания потребовали предварительные переговоры с предполагаемыми зарубеж­ными участниками.

Но все трудности подготовки были преодолены, и к 25 июля 1967 г. на обширной поляне над рекой Ачик-су собрались представители девяти стран — участниц юбилей­ной альпиниады: альпинисты СССР, Австрии, Болгарии, Венгрии, ГДР, Италии, Польши, Чехословакии и Юго­славии. Во время торжественного открытия альпиниады на девяти флагштоках были подняты флаги стран — участниц альпиниады.

Среди участников команд наших зарубежных друзей можно было встретить и новичков в высотном альпиниз­ме (например, венгерская группа), и опытных высотни­ков, имевших в своем активе серьезные достижения. Ру­ководитель польской группы Станислав Биель дважды поднимался на семитысячники в Гиндукуше. Среди юго­славских альпинистов были участники Гималайских эк­спедиций. Австрийские альпинисты были уже знакомы с такими вершинами, как Дхаулагири и Аконкагуа. Опыт восхождений в Гиндукуше имели также представители Чехословакии.

От Советского Союза в альпиниаде приняло участие свыше 250 альпинистов. Среди них находились такие из­вестные альпинисты-высотники, как К. Кузьмин, А. Овчинников, М. Хергиани, К. Клецко, Б. Романов, Я. Аркин и многие другие.

Для большинства же советских участников альпиниа­да являлась первой школой высотных восхождений.

Общее количество обитателей базового лагеря, вклю­чая обслуживающий персонал, тренерский состав и пред­ставителей прессы, превышало 300 человек.

На зеленом лугу среди сверкающих озер в несколь­ко рядов расположились разноцветные жилые палатки. Четыре большие армейские палатки были заняты под столовые и клуб. Рядом находилась кухня, склады, са­нитарная часть. Заработала передвижная электростан­ция, загорелись огни в жилых палатках и бытовых по­мещениях, зажужжали электробритвы. Поднялась мачта радиостанции, поддерживавшей бесперебойную связь че­рез город Ош с любым пунктов страны. Почти ежеднев­но автомашины доставляли из города и окрестных кол­хозов свежие фрукты и овощи, а также нетерпеливо ожи­даемые письма и газеты. Начали свою беспокойную дея­тельность корреспонденты, фотографы, кинооператоры.

У излучины ручья появилась новая душевая установ­ка — предмет мечтаний всех возвращающихся с трениро­вок и восхождений. В один из теплых вечеров нам пока­зали фильм — приехала передвижная киноустановка.

Формирование отрядов и спортивных групп, медицин­ский осмотр, получение и подготовка снаряжения, разве­дочные и тренировочные выходы, организация забросок заняли не один день напряженного труда.

Всякий, кто бывал в горах, кто знаком с практикой ор­ганизации массовых восхождений, легко поймет, какой ко­лоссальной внимательности, предусмотрительности и на­стойчивости потребовала эта подготовительная работа от руководства альпиниады.

Намеченные планы выполнялись достаточно точно. 14 августа передовой отряд альпиниады, возглавляемый И. Богачевым и М. Хергиани, составленный из представи­телей всех союзных республик, поднялся по западному гребню (через пик Раздельный) на вершину пика Ленина и установил там памятный обелиск с барельефом вели­кого вождя.

Восхождения совершались, как правило, по двум из­вестным маршрутам: классическому пути через скалы Липкина и западному гребню через пик Раздельный.

Но кроме этих хорошо освоенных путей за время аль­пиниады было совершено несколько первовосхождений по новым оригинальным маршрутам.

К ним можно отнести маршрут группы общества «Бу­ревестник» под руководством В. Божукова, через безымян­ную вершину «5547 м» в северном гребне пика Ленина; траверс, совершенный группой Туркво (руководитель В. Попов), с ледника малый Саук-дара через вершину 6852 м; второй траверс пика Ленина с юго-запада на се­веро-восток, через вершины 6257 и 6852 м на перевал Кры­ленко и далее через пики Спартак и имени XIX съезда КПСС, совершенный группой узбекских альпинистов под руководством А. Пьянкова.

Интересный маршрут с ледника Саук-дара по восточ­ной стене пика Ленина прошла группа Австрийского аль­пинистского союза, возглавляемая Р. Хойнером.

Участники альпиниады проявили образцы мужества, настойчивости и организованности. Отряды и группы дви­гались точно по установленному графику, взаимодействуя и помогая друг другу в сложных метеорологических условиях.

Нельзя не отметить самоотверженные и умелые дейст­вия членов команды КБАССР, в трудных условиях эва­куировавших заболевшего товарища из другой группы с высоты 6400 м и в рекордно короткий срок доставивших его в базовый лагерь, отказавшись от собственного вос­хождения.

Бесперебойная радиосвязь с восходителями позволила руководству альпиниады контролировать и координиро­вать их действия и оперативно принимать необходимые решения.

А в лагере в период между выходами советские и зару­бежные альпинисты делились опытом и строили планы совместной дальнейшей деятельности.

Более 300 человек поднялось на пик Ленина. По раз­маху и высокой организованности подобное мероприятие не имеет прецедента в мировой альпинистской прак­тике.

Но самым важным ее достижением, безусловно, являет­ся укрепление дружественных связей наших альпинистов с альпинистами многих стран Европы.




Пик Неру на Тянь-Шане

Фото Ю. Рожкова

ЭКСПЕДИЦИИ

В. ТОКМАКОВ, М. ГРУДЗИНСКИЙ

Великан Небесных гор
К лету 1965 г. пик Военных Топографов был самым высоким из непокоренных гигантов на территории Совет­ского Союза. Верховья ледника Южный Иныльчек редко посещаются альпинистами: это связано с труднодоступностью района и суровостью климатических условий.

Впервые истоки гигантского ледника увидел Г. Мерцбахер 13 сентября 1903 г.

В 1931 г. украинским экспедициям под руководством М.Т. Погребецкого удалось покорить властелина неба — Хан-Тенгри. Участник этой экспедиции гляциолог М.Д. Демченко пытался пробиться в верховья ледника, но осенние метели и глубокий снег не позволили исследо­вателю преодолеть второй ледопад.

На следующее лето, в 1932 г., отряд М.Д. Демченко, преодолев многочисленные препятствия, не только достиг истоков Южного Иныльчека, но поднялся на седловину Высокую (5964 м) в хребте Актау. Она оказалась отлич­ным панорамным пунктом. Демченко обнаружил ряд оши­бок, допущенных Г. Мерцбахером в представлениях на орографию и оледенение Центрального Тянь-Шаня.

Важным этапом в исследовании района явилась топо­графическая съемка, проведенная отрядом П.Н. Рапасова, в результате которой была составлена современная карта. На ней показаны такие гиганты, как пики Победы, Воен­ных Топографов и др.

Первая попытка покорить пик Военных Топографов от­носится к 1958 г. Многочисленная альпиниада московского «Буревестника» организовала в июле свой лагерь в исто­ках ледника Звездочка. Затем альпинисты разведали гре­бень пика Одиннадцати (восточная Победа), одновременно просмотрели путь с юго-запада на пик Военных Топогра­фов. 30 июля 16 наиболее сильных альпинистов под руко­водством начальника альпиниады Игоря Ерохина поднялись на седловину Чонтерен (5800 м), где пополнили за­пасы питания и снаряжения, а затем достигли высоты 6200 и. На следующий день выяснилось, что западный гребень много сложнее, чем предполагалось, и, несмотря на ранний выход, высокий темп подъема, успела вступить на западную вершину лишь первая связка в составе И.А. Ерохина, И.Д. Богачева и А.К. Белопухова. Глав­ная вершина осталась непокоренной.

В 1959 г. группа ленинградских туристов (руководи­тель Е. Иорданишвили) решила пройти из верховьев лед­ника Иныльчек на Звездочку через седловину Высокую, хотя было хорошо известно об особой лавиноопасности спуска на юго-запад. Первая попытка форсировать седло­вину окончилась трагически: туристы на спуске с седло­вины попали в лавину, получили серьезные травмы, но были спасены.

Выдающихся спортивных достижений добилась экспе­диция ЦС ДСО «Труд» летом 1964 г.

Ее участники проложили новый путь на Хан-Тенгри по «мраморному» ребру, совершили восхождение на зна­менитый пик по классическому пути с запада. В верховьях восточного истока ледника Иныльчек они покорили пики Рихарда Зорге (6210 м) и Восточный Шатер (около 6700 м), а в районе южного истока Иныльчека группа Б.Т. Романова совершила первовосхождение на пик Мо­риса Тореза (6700 м), возвышающийся к северу от пика Дружбы в Меридиональном хребте.

Изучив материалы предшествующих экспедиций, коман­да Казахского клуба альпинистов выбрала для восхожде­ния летом 1965 г. северо-западный гребень пика Военных Топографов, спускающийся к седловине Высокой в вер­ховьях ледника Южный Иныльчек.

В число транспортных средств экспедиции был включен вертолет. Он значительно ускорил переброску грузов на ледник Южный Иныльчек. Но вертолет не везде мог при­землиться, поэтому участников экспедиции пришлось раз­делить на две группы. Первая должна была выйти раньше, чтобы выбрать место для базового лагеря и подготовить площадку для грузов. Вторая группа должна доставить на лошадях в лагерь радиостанцию, аптеку и продукты. Та­ким образом, небольшой караван лошадей был также не­обходим для организации и особенно для эвакуации базового лагеря. Кроме того, это единственный надежный вид транспорта в этом районе в период непогоды.

Вид на массив Военных Топографов со склона пика Победы:

1. Седловина Высокая. 2. Предвершина. 3. Пик Рапасова.

4. Западная вершина. 5. Главная вершина. 6. Седловина Чонтерен



Фото М. Грудзинского
5 июля 10 альпинистов во главе с капитаном команды Алексеем Вододоховым закончили тренировочный сбор в ущелье Алаарча и направились в глубь Центрального Тянь-Шаня. Через несколько дней выехали остальные участники экспедиции.

Много страниц в альпинистской литературе посвящено описанию дороги от Пржевальска в долину Сарыджаса. С каждым годом все глубже и глубже проникают люди в Центральный Тянь-Шань, и там, где совсем недавно на сотни километров вокруг не было ни одного селения, те­перь выросли поселки, проложены дороги.

Мы направились вниз по Сарыджасу к устью реки Иныльчек. Бурный Иныльчек форсировали при помощи мощного трактора, а затем наши автомашины запылили по дороге на левой стороне широкой троговой долины реки Иныльчек. Через полчаса мы в урочище Майдаадыр.

Здесь на громадной поляне проходила окончательная подготовка грузов к сбрасыванию. Первый рейс вертолета дал неутешительные итоги: в районе базового лагеря на леднике Иныльчек снег почти стаял и ящики падали на лед. Пришлось вводить усовершенствование: каждый ящик с грузом ставился в больший, а пустота между ними за­полнялась опилками. Это помогло, и грузы почти не по­страдали.

Второй эшелон экспедиции с караваном четыре дня пробирался по хаосу морен и льда к месту впадения боко­вого ледника Дикий в Иныльчек. Отсюда до базового ла­геря еще один день пути. Наконец 27 июля в базовом лагере «Ледовый» обе группы соединились. Высота 4420 м, мы находимся на левой морене ледника Южный Иныльчек напротив пика Чапаева. Отсюда прекрасно виден почти весь хребет Тенгри-Таг.

Многие из нас побывали в разных высокогорных райо­нах Советского Союза, но встреча с Хан-Тенгри всегда волнует альпиниста. Мы увидели его остроконечную пра­вильной формы пирамиду вечером; внезапно тучи разо­шлись и показалась сначала верхушка гиганта, а затем вся пирамида от подножия до вершины. Как зачарован­ные, смотрели альпинисты на властелина неба.

29 июля из «ледового» лагеря вышла разведка в вер­ховья ледника Иныльчек. Рассвет застал нас на ледопаде у поворота ледника на восток. Отсюда мы увидели цель экспедиции — пик Военных Топографов. С развилки ледника Иныльчек он напоминает крепость с белыми стенами. Пик увенчивают три башни.

Путь предстоял нелегкий: северо-западный гребень очень длинный. Особенно трудным было начало пути — скальное ребро выше седловины Высокой. Здесь так круто, что скалы почти не заснежены. Затем гребень приводит к башне предвершины, далее через ряд жандармов и скаль­ных взлетов к Западной вершине. От Главной она отде­ляется резким понижением; гребень острый, с карнизами. Весь маршрут проходит на высоте более шести километ­ров, в царстве ветра, снега и мороза.

Удастся ли преодолеть все эти препятствия — вечный вопрос первопроходцев. Это станет ясным много дней спустя. А пока перед нами простирался ледник Иныльчек.

На следующий день подошли к ледопаду. Начало было обнадеживающим, даже слишком легким. В нижней части ледопад состоял из нагромождения торосов, почти без тре­щин. Но это только в нижней части. Вскоре стали попа­даться трещины такой ширины, что их невозможно было преодолеть. Пришлось снять рюкзаки и налегке искать бо­лее доступный путь. Два дня блуждали мы среди этого хаоса ледяных утесов, трещин, стороной обходили гигант­ские ледяные столбы, готовые обрушиться в любую мину­ту, и вот путь проложен. Разведка останавливается на но­чевку в ста метрах от подножия седловины Высокой, на снежном поле, разорванном трещинами, между средним и верхним ледопадами.

Отсюда хорошо виден наш путь по леднику Иныльчек — глубокая траншея в снегу.

От базового лагеря экспедиции до подножия пика Воен­ных Топографов около 15 км пути. Это самая коварная часть ледника Южный Иныльчек, доставляющая много хлопот восходителям, поэтому следует с ней познакомить­ся подробнее.

Путь от базового лагеря проходит по средней части Иныльчека до первого ледопада. В середине июля ледник открыт от снега до подножия Хан-Тенгри, значительных трещин на нем нет.

На повороте ледника у северо-восточного окончания хребта Актау на высоте 4600 м образуется первый (ниж­ний) ледопад. Легче проходить его по левой орографиче­ской стороне.

Пятикилометровый участок ледника от нижнего до среднего ледопада пологий, сильно заснежен (глубина снежного покрова — 1-2 м), несет множество поперечных трещин, замаскированных снегом. Днем наст не держит, двигаться очень трудно. Маршрут прокладывается посре­дине ледника.

Второй (средний) ледопад начинается немного выше подножия пика Погребецкого и тянется несколько дальше подножия седловины Высокой. В этих границах протяжен­ность ледопада достигает почти двух километров, набор высоты — до полукилометра, местами крутизна более 45°.

После двухдневной разведки был найден наиболее при­емлемый путь: вначале группа пройдет по нагромождению глыб примерно посредине ледника, затем влево до самого края ледника и поднимется по снежно-фирновым полям в направлении пика Рапасова, против седловины Высокой пересечет ледник на запад.

Вид на массив Военных Топографов из верховьев

ледника Южный Иныльчек

----- путь восхождения



Фото М. Токмакова
Рано утром 1 августа начали штурм седловины Высо­кой. Северный склон седловины фирновый, средней кру­тизны, засыпан более чем метровым слоем порошкообраз­ного снега. Фирн разорван сбросами и трещинами, а внизу тянется замаскированный снегом бергшрунд. Вышли рано утром, когда риск лавин минимален, поднимались левее седловины, по более крутому склону, но без нависающих многотонных фирновых сбросов. 300 метров подъема за­няли три часа. С седловины Высокой открылся прекрас­ный вид на окружающие горы. На юго-западе, в верховьях ледника Звездочка, во всем своем величии поднимается массив пика Победы. Отвесные северные стены, над ними оледенелый купол, узкий восточный гребень со множест­вом жандармов и карнизов спадает к седловине Чонтерен, прорезывающей хребет Кокшаалтау. И все это выглядит чрезвычайно сурово и внушительно.

На севере грандиозный хребет Тенгри-Таг, за ним вид­ны пики Сарыджасского хребта.

На востоке находится наиболее высокий участок хребта Меридионального с сильно оледенелыми пиками. Пик Мо­риса Тореза — узловое поднятие хребта. На запад от него тянется боковой отрог, увенчанный пиками Ч. Валиханова (6300 м), Эдельвейс (6000 м) и Открытый (5800 м). Пик Открытый разделяет ледники Демченко и Дружбы.

Далее запоминается массивная пирамида пика Друж­бы (6800 м), от которого, тоже в западном направлении тянется боковой отрог с красивым двуглавым пиком имени М.Т. Погребецкого (6527 м). Между этими двумя боко­выми отрогами заключен ледник Дружбы.

Далее над фирновыми полями ледника Иныльчек, спол­зающими с неярко выраженного гребня Меридионального хребта, поднимается заснеженная глыба пика Рапасова (6814 м). Это последний шеститысячник в южной части Меридионального хребта.

На юго-востоке, в оконечности хребта Кокшаалтау, воз­вышается массив Военных Топографов. От западного пле­ча массива на северо-запад тянется сравнительно корот­кий, но сильно оледенелый хребет Актау.

На седловине вырыли вместительную пещеру, а затем Вододохов, Седельников и Токмаков отправляются посмот­реть скальное ребро. Оно сразу же круто уходит вверх, и разведка подтверждает первоначальное мнение: подъем будет сложным, тем более что скалы сложены из сильно разрушенных известняков. На первых участках не видно хороших мест для ночевок. Большой группой здесь идти трудно и опасно. Переночевав в снежной пещере и оста­вив принесенный запас продуктов и снаряжения, разведка утром 2 августа начинает спуск.

Итак, можно подвести первые итоги. Прежде всего — участники экспедиции находятся в хорошей спортивной форме: до высоты 6000 м дошли легко, разведан путь по леднику через ледопад на седловину и далее по гребню и, наконец, установлены три промежуточных лагеря: первый (на высоте 4800 м) под скалами пика Погребецкого, вто­рой у подножия седловины Высокой (5600 м), третий на седловине (5964 м). Основным является второй: здесь много продуктов, горючего, три палатки. В этом лагере будет базироваться наблюдательная группа.



Лагерь под седловиной Высокая



Фото Ю. Мирошниченко

Тренерский совет утверждает окончательный состав штурмовой группы: Алексей Вододохов — руководитель, Валерий Токмаков — его заместитель, участники — Вален­тин Мельников, Юрий Южаков, Виктор Седельников, Ни­колай Дупленко. Вторая группа подстраховывает первую и планирует восхождение на пик Рапасова, который ле­довым куполом поднимается над хребтом Меридиональ­ным против пика Военных Топографов; руководит группой карагандинский альпинист Анатолий Терехов.

Тактический план восхождения на пик Военных Топо­графов, разработанный в Алма-Ате — организация проме­жуточных лагерей, разведка маршрута, акклиматизация, на высотах до 6000 м, — полностью выполнен.

5 августа выходим на штурм. Нас тепло провожает на­чальник экспедиции Юрий Николаевич Менжулин. С ним в базовом лагере остается небольшая группа наблюдателей.

Во время разведки мы замаркировали красными флаж­ками путь движения по леднику, отметили границы тре­щин. Сейчас эта маркировка значительно облегчила дви­жение.

Лето 1965 г. на Тянь-Шане было необыкновенно теп­лое и сухое. Даже здесь, у истоков ледника Иныльчек на высоте более 4,5 км, жарко. Граница снега поднялась бо­лее чем на 60 м выше среднегодового положения. И сей­час стоит очень теплая погода, это очень удивляет старо­жилов Центрального Тянь-Шаня, испытавших много горя во время восхождений в районе ледника Иныльчек. Они советуют быть начеку. А пока мы загораем, сидя на рюк­заках, и этот солярий выше вершины Монблана.

8 августа штурмовая группа начала подъем на седло­вину Высокую.

Утро 9 августа неприветливо встречает нас. Ветер, по­земка. Миновав снежные перекаты гребня, достигли труд­ных скал: стены, кое-где разрезанные крутыми кулуара­ми, внутренними углами. Выступов достаточно, страховка надежна. Трещины преобладают широкие.

В первый день поднялись всего на 250 м. Остановились на крутой полке, заснеженной и неуютной. Ночь прошла очень тревожно: буран нещадно треплет палатку. Сон тре­вожный. Нам все кажется, что палатку сорвало и мы па­даем в пропасть. Просыпаемся, щупаем крючья и веревки, которыми закреплена палатка. Все на месте. Снова засы­паем. Два дня длится вынужденная отсидка в палатке: пережидаем непогоду и мучаемся от сознания того, что наш отдых слишком затянулся. Вододохов и Мельников пробуют обработать очередной скальный отвес, а через два часа возвращаются снеговиками. Погода Центрального Тянь-Шаня дает о себе знать.

По радио узнаем, что в базовом лагере ветер свирепст­вует с не меньшей силой, палатки с трудом сдерживают его натиск. Ночь на 12 августа прошла спокойно, и утром мы собираемся в дальнейший путь. Ветер значительно слабеет, снегопад кончился. Преодолев несколько сложных участков, мы выходим на гребень. Итак, первые испыта­ния и препятствия благополучно закончились. Сейчас гре­бень довольно простой: скальный, снега мало, страховка через выступы надежная. Идем сравнительно быстро и вскоре достигаем высоты 6440 м — шестого жандарма, ко­торый с ледника выглядит как одна из вершин массива. Он крутой, а скалы из таких мягких кальцитов, что ледо­вый крюк можно наполовину вбить в любом месте. Здесь хорошо держат шекельтоны, обитые не триконями, а шипами. За этим участком идет небольшой спуск, а дальше снежный, местами скальный гребень.

На северо-восток, в сторону ледника Иныльчек, нави­сают громадные карнизы, вправо, на юго-запад, склон кру­то уходит вниз к снежной мульде ледника Чонтеренсу. Здесь так круто, что кажется, вот-вот сорвешься с лави­ной на ледник Чонтеренсу. Снег глубокий, и мы проби­ваем в нем траншею полутораметровой глубины.

К вечеру, совершенно промокшие и очень уставшие, подходим к пред вершине 6530 м, где соединяются гребни, идущие от седловин Высокой и Чонтерен. Сооружаем контрольный тур, фотографируем Чонтерен сверху и путь от седловины к предвершине. Путь этот довольно простой и безопасный: широкое фирновое плато, по нему в 1958 г. шли альпинисты «Буревестника».

Хотя мы сильно устали после 9 часов ходьбы по глубокому снегу, но, поставив палатку, решаем сделать задел на следующий день — обработать участок трудных скал.

13 августа. Начало трудное. Сложные участки скал вы­нуждают нас использовать горизонтальные обходы по пол­кам особенно крутых стенок, и перила здесь мало помо­гают. А под ногами лежит обрыв на сотни метров, ветер рвет веревку из рук. Сегодня ясный день, но у нас, на гребне на высоте 6,5 км, солнце «светит, но не греет» и днем ртутный столбик термометра показывает минус 14,5°. А внизу, на леднике, закрытом от ветра высокими хреб­тами, в это время солнце обжигает кожу; душно.

Этот участок, по высоте не превышающий 80-90 м, занял пять часов напряженного труда. А дальше мы по­пали на пологий, почти горизонтальный снежный гребень. Приходится часто менять первого — снег очень глубокий. Карнизы проходим медленно и осторожно. На ночевку останавливаемся б небольшой снежной мульде гребня на высоте 6650 м.

Утро 14 августа. Если сегодня не достигнем Главной вершины, то хотя бы дойдем до первой — Западной. А в 10 часов утра мы обнаружили ледовый крюк и вере­вочную петлю — здесь, очевидно, проходил спуск группы Игоря Ерохина. Впервые за много дней видим «следы» человека на этих суровых высотах. За трудными участ­ками идет снежный гребень, довольно простой; темп дви­жения самый высокий за все последние дни. Несколько раз очередной взлет принимали мы за долгожданную вер­шину, но за ним снова гребень и новый взлет. И вот впе­реди замечаем небольшой тур из обломков известняка. Через полчаса читаем записку группы Ерохина (1958 г.). Это Западная вершина массива высотой 6816 м.

Теперь можно разобраться в орографии массива. На се­вере мощные башни плеча, Западной и Главной вершины спускаются крутыми контрфорсами, опоясанными внизу ледопадом. С юга картина иная. После предвершины — развилки (6530 м) — хребет Кокшаалтау резко изгибается на юго-запад и снижается к седловине Чонтерен. От За­падной вершины массива отходит боковой гребень, закан­чивающийся отвесной скальной стеной в верховьях ледни­ка Чонтеренсу. Короткий заснеженный контрфорс имеет и Главная вершина. Восточнее Главной вершины масси­ва Военных Топографов гребень Кокшаалтау понижает­ся к глубокой седловине, соединяясь с Меридиональным хребтом.

Погода портится, и Главная вершина массива видна плохо, но мы успеваем заметить, что она лишь немного выше нас. Между вершинами довольно значительное по­нижение, а гребень перегружен множеством карнизов.

Уже вечер. Ставим палатку в снежной яме на склоне Западной вершины. Ночь прошла неспокойно. Снова идет снег, а к утру стало подозрительно тепло, необычайно теп­ло для такой высоты: на крыше палатки даже тает снег. Сквозь туман размытым пятном светит солнце, наступает полное безветрие и тишина. Из базового лагеря Менжулин по радио сообщает, что прогноз погоды пока удовлетвори­тельный. После короткого совета решаем идти к Главной вершине налегке, оставив рюкзаки и палатку.

Здесь нужно так выбрать путь, чтобы не обрушить кар­низов, нависающих над ледником Иныльчек, но и не отой­ти слишком далеко вниз от гребня — юго-западные склоны лавиноопасны. Снег глубокий, и даже вниз идти трудно: первый протаптывает борозду метровой глубины.

Осторожно, метр за метром, спускаемся до низшей точки гребня и начинаем подъем на вершину. Постепенно снежный гребень переходит в скальный, сложенный из гладких желтоватых плит и покрытый тонким слоем снега. Используем небольшие жандармы для организации стра­ховки — идущий первым уже несколько раз сползал вместе со снегом по склону.

И вот последние метры гребня пройдены. Мы выходим к громадному, 30-40 м шириной, карнизу. Это и есть выс­шая точка (6873 м) массива Военных Топографов. С юж­ной стороны имеются скальные выходы, здесь складываем свой тур и прячем записку с фамилиями первовосходите­лей: А. Вододохов, В. Токмаков, В. Мельников, Ю. Южаков, Н. Дупленко.

А рядом с туром втыкаем в снег ледо­руб — верный спутник и друг альпиниста. Пусть он станет символом умения и воли человека, успешно покоряющего заоблачные гиганты. Пусть последующие восходители об­меняют ледорубы и принесут вниз как знак победы ледо­руб-ветеран с пика Военных Топографов.

Западное ребро массива Военных Топографов

1. Лагерь на седловине Высокой. 2. Лагерь 6. 3. Предвершина

Фото В. Рацека

К сожалению, мы не можем полюбоваться окружающей панорамой. Надвигается непогода, и лишь временами не­ясно проступают из облаков крутые гребни, ледники, бли­жайшие вершины. Возвращение по пути подъема заняло три дня.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница