А. Бижкенова Словообразовательное значение деонимов



Скачать 81.97 Kb.
Дата12.06.2016
Размер81.97 Kb.
А.Бижкенова

Словообразовательное значение деонимов

В настоящей статье делается попытка осветить проблему деонимной деривации и реализации при этом значения деривативных средств.

Под деонимами понимается производная лексика, восходящая к переосмысленным именам собственным. Переосмысление собственных имен приводит к их грамматической перекатегоризации, т.е. в результате семантико-морфологической деривации имя собственное переходит в разряд противоположных слов общей лексики. При этом имя теряет свои категориальные функции идентификации единичных объектов, но приобретает функции обозначения класса идентичных объектов.

В процессе деривации имя может либо подвергаться конверсии, т.е. прямой транспозиции в другую категорию слов, не изменяя своей ономастической формы (семантическая деривация), либо «обременяться» словообразовательным формантом (морфологическая деривация). С точки зрения словообразования обе формы деривации равнозначны в результате своих действий, они ведут к формированию новых номинаций, но с точки зрения словообразовательного значения, важно присутствие словообразовательного форманта. Поэтому, нисколько не умаляя важности семантической деривации, далее поговорим именно о морфологической деривации и ее роли для частного словообразования, а именно для производства деонимных дериватов.

Понятие словообразовательного значения словесных знаков относится к фундаментальным категориям в рамках функциональности грамматических явлений. Значение, выраженное с помощью словообразовательного форманта, называется словообразовательным значением. Оно отличается рядом признаков от грамматического (категориального и частного) и от лексического значений.

Различие, согласно пояснению И.С.Улуханова [2001:10], является существенным. Словообразовательное значение охватывает часть слов, относящихся к той или иной части речи. В этом заключается его отличие от категориальных грамматических значений, таких, например, как значение предметности у существительных, признаковости у прилагательных или процессуальности у глаголов, охватывающих все слова данной части речи.

Словообразовательное значение не образует рядов значений, которые находятся в отношении противопоставления в рамках единой морфологической категории, охватывающей все слова одной части речи. В этом состоит отличие словообразовательных значений от частных грамматических, таких как, например, в русском языке значения совершенного и несовершенного вида, образующих морфологическую категорию вида.

Словообразовательное значение не является индивидуальным значением слова. В этом состоит одно из его отличий от лексического значения. Кроме того, словообразовательное значение в отличие от лексического имеет специальное средство выражения – словообразовательный формант. Такое значение как «агентивность» является словообразовательным; оно свойственно части существительных и выражено специальными суффиксами, сравним деонимные форманты nomina agentis: рус. –изация (пастеризация), –ёр (бойкотёр, гипнотизёр), нем. –ung (Pasteurisierung, Faradisierung), каз. –шы (гипнозшы), –лык (асанкайгылык) и др.

Словообразовательное значение вычленяется путем сопоставления мотивированных и мотивирующих основ. В отличие от грамматического и лексического словообразовательное значение помимо компонентов, входящих в его состав, всегда содержит дейксис, т.е. указание на отношение мотивированного слова к мотивирующему, являясь тем самым важным элементом для выделения первоосновы производных единиц. В случае с исследуемыми деонимными дериватами в качестве мотивирующей основы выделению подлежат ономастические основы.

Деонимообразовательное значение в составе общего словообразовательного значения тоже может быть маркировано дифференцирующими его элементами. В первую очередь, выделению подлежит генетическая особенность деонимов, которая обеспечивает как специфику словообразовательного процесса, так и характерологические особенности его результата. Единство мотивирующей категории способствует появлению словообразовательных стандартов в виде идентичности словообразовательного значения. Опираясь на концепции М. Докулила [1967:125] и Е.А.Земской [1992:94-96], выделяем следующие виды словообразовательного значения деонимов:



  • агентивность (nomina agentis) – выражает деятельность (Olympiarolle tragen «выполнять олимпийскую роль»)

  • акториальность (nomina actoris) – выражает наименования лиц и предметов (рус. герострат, нем. Zenerdiode, каз. жантык)

  • посессивность (nomina possessiva) – выражает принадлежность (рус. гамбсово кресло, нем. Maggis Suppenwürze, каз. дизель машиналары)

  • квалификативность (nomina qualificativa) – выражает качество (рус. карельская береза, нем. Nappaleder, каз. голланд пешi.

В деонимной деривации превалирует суффиксация, причем среди суффиксов доминирующее положение занимают интернациональные суффиксы, что зачастую диктуется заимствованием мотивирующих имен. Этот факт приводит к универсальности многих деонимных дериватов, отличающихся друг от друга незначительно лишь на уровне интралингвистической морфологии. При этом наблюдается некоторая скудность в наборе продуктивных суффиксов в сравнении с общелексическими формантами.

Другой приметой деонимных суффиксов является их семантическая конвергентность, т.е. способность к формированию единых семантических сфер номинаций. Проиллюстрируем сказанное на примерах из разных языков:



  • интернациональный суффикс -изм (нем. –ismus) приводит к появлению

  1. названий различных учений, общественных движений, политических, религиозных, философских и др. течений и т.п.: маоизм (нем. Maoismus) – «идеология, восходящая к варианту марксизма-ленинизма в Китае, по имени Мао Цзе Дуна»; макиавеллизм (Machiavellismus) – «политика жестокой власти, восходит к имени итальянского государственного деятеля Никколо Макиавелли); фордизм (Fordismus) – «технологическая и промышленно-политическая концепция рационализации и стандартизации производства, восходит к имени американского промышленника Генри Форда);

  2. названий медицинских учений, заболеваний и видов лечения: дарвинизм (Darwinismus) – «теория эволюции органического мира, восходит к имени английского естествоиспытателя Чарльза Роберта Дарвина); месмеризм (Mesmerismus) – «лечение животным магнитизмом, по имени австрийского врача Ф. Месмера); паркинсонизм – «поражение подкорковых ядер головного мозга, названо по имени английского врача Джона Паркинсона»;

  3. названий течений в живописи: орфизм (Orphismus) – «направление в западноевропейской живописи начала 20 в., восходит к имени мифического фракийского певца» и др.

  • интернациональный суффикс –ий (-ium) способствует становлению

  1. названий химических элементов, металлов: палладий (Palladium) – «химический элемент, восходит к названию планеты Паллада); иттербий (Itterbium) – «химический элемент, восходит к названию шведского селения Иттербю) и мн.др.

Среди других продуктивных суффиксов латинского происхождения, приводящих к семантической конвергенции дериватов, можно назвать -ист (-ist), -изация (-isation), -ия (-ia, -ie), -оз/-ёз (-iose), -ада (-ade).

На счет международно признанного терминологического суффикса –ит (-it) для образования названий минералов в условиях казахского языка хочется остановиться особо. Дело в том, что в казахской лексике в параллельном употреблении имеется свободная лексема ит в значении «собака». При использовании суффикса –ит для обозначения минералов в сочетании с именем собственным дериват получается, возможно, и благозвучным для русскоговорящих и других иностранцев, но для казаха слово звучит не только несуразно, но даже и оскорбительно. Например, при произнесении термина для обозначения редкого, естественного вида сульфида рения «жезказганит» с соблюдением правил казахской фонетики, слово воспринимается буквально как «собака, копавшая латунь». Другой термин «сарыаркаит» (редкий минерал) также расшифровывается буквально как «собака Сары-Арки». А вот давно существующий химический термин «сатпаевит» для обозначения водного ванадита, является и вовсе недопустимым. Поэтому, думается, здесь есть проблема, на которую необходимо обратить внимание химиков и геологов. На наш взгляд, можно было бы суффикс –ит заменить на другой международный суффикс –ий, который также стандартен в процессе образования деонимной терминологии.

Наряду с интернациональными словообразовательными формантами каждый язык имеет в своем морфологическом арсенале собственные средства суффиксального порядка, так, например, для образования nomina actoris в условиях русского языка характерны суффиксы –ств (гегельянство, конфуцинство, мальтузианство), -щин (деникинщина, махновщина, аароновщина), -к (буденовка, ермолка); для казахского языка типичными являются суффиксы –шы, (жакаевшы), -дык (неандертальдык); для немецких дериватов характерны суффиксы –er (Augustiner), -ung (Guillotinierung).

Для образования деонимных nomina possessiva составе выражений единого понятия в русском языке выделяется суффикс принадлежности –ов/-ев, например: Декартова система координат (по имени французского философа и математика Рене Декарта), Вальпургиева ночь (по имени святой Вальпургии у древних германцев) или Валтасаров пир (по имени сына последнего царя Вавилонии Набонида Валтасара). Сюда же относится формоизменительный аффикс русского языка в родительном падеже: Бэра закон (по имени немецкого естествоиспытателя Карла Макса Бэра) или геометрия Лобачевского (по имени русского математика Н.И.Лобачевского). В немецком языке для этой цели образуется сложное слово, которое маркируется интерфиксом в виде аффикса падежа принадлежности –s Glissonsschlinge «приспособление для растяжки и расслабления при лечении болезней позвоночника» (по имени английского анатома Ф. Глиссона) или Damoklesschwert «дамоклов меч». В казахском языке принадлежность выражается аффиксацией апеллятивной части деонимного выражения, например: Евстахий трубасы (по имени византийца Евстахия Солунского) или Оже эффектiсi (по имени французского физика Пьера Виктора Оже).



Nomina qualificativa выражаются внутриязыковыми формантами, которые являются спецификой деонимообразовательного значения в рамках отдельно взятого языка. Так, для русского языка типичен суффикс –ск, сравним: Венециановская школа (по имени русского живописца А.Г.Венецианова), Кельтеминарская культура (от названия канала Кельтеминар в Каракалпакии) и др. Характерным словообразовательным формантом этого ряда в немецком языке является суффикс –isch, например: euhemeristisch «евгемеров» (по имени греческого философа Евгемера), peronistisch «авторитарный» (по имени аргентинского генерала и президента страны Дж.Д. Перона) и т.д. Для казахской морфологии стандартным суффиксом качественности являются –лi: галифелi (по имени французского генерала маркиза де Гастона Галифе), -ты: вольтты (по имени итальянского физика А.Вольта), -дык: броундык козгалыс (по имени английского ботаника Роберта броуна) и др.

Таким образом, суффиксы как один из видов словообразовательных формантов, несущих деонимообразовательное значение, осуществляют включение обозначаемого в определенный семантический разряд – это может быть определенная часть речи или же другая семантическая группировка: класс имен действующего лица (агентивность), класс названий лиц и предметов (акториальность), класс принадлежности предметов (посессивность) и класс признаков предметов (квалификативность).

Каждый способ деонимообразования служит не просто созданию стереотипной серии дериватов с определенной семантикой и имеет свой диапазон действия, но он также связан глобально с выполнением ономасиологической функции в языке. А это есть прямое предназначение словесных знаков – обозначать предметный мир человека и способствовать тем самым классификации объектов познания.
Использованная литература:
Улуханова И.С. Словообразовательная семантика в русском языке, М., 2001

Dokulil M. et al, Danes F. Tvoreni slov v cestine, 2. Odvosovani postatnich jemen, Praha, 1967



Земская Е.А. Словообразование как деятельность, М., 1992


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница