2 × 2 = 5 часть первая про кирпич




Скачать 380.83 Kb.
страница2/2
Дата26.02.2016
Размер380.83 Kb.
1   2
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
НА КУХНЕ
СЦЕНА ПЕРВАЯ
Кухня. Вечер. И р и н а (28 лет) готовит ужин; входит Ж е н я (20 лет).
Ж е н я (сбрасывая куртку). Привет!.. (Достаёт аптечку; роется.)

И р и н а. Привет, мартышка… Ужин будет минут через двадцать, так что у тебя есть время вымыть посуду, которая стоит в раковине со вчерашнего дня…

Ж е н я. Не долбай меня, птица дятел.

И р и н а. Прекрасный ответ… Вот как мы теперь со старшей сестрой разговариваем…

Ж е н я. Ну почему в этой аптечке никогда ничего нельзя найти?!.

И р и н а. Глаза разуй – и всё найдёшь… Голова болит?

Ж е н я. Нет…

И р и н а. Желудок?

Ж е н я. Нет.

И р и н а. Печень?

Ж е н я. Придатки у меня болят, яичники и матка. Ещё вопросы – есть?!. (Принимает таблетки.)

И р и н а (смеясь). Вот наглая какая!.. Вообще, хамка!..

Ж е н я. Это ты хамка – задаёшь мне бестактные вопросы. (Убирает аптечку.)

И р и н а. Я хамка?!.

Ж е н я. Мать приедет – всё ей расскажу. (Выходит, захватив куртку.)

И р и н а. Это я ей всё расскажу!.. Вот обнаглела, а… Нет, ну надо же… (Кричит.) Очки мне принеси, пожалуйста!..

Ж е н я (из другой комнаты). Где они?..

И р и н а. У зеркала!..

Ж е н я. Тут нету!..

И р и н а. Тогда на тумбочке посмотри!.. Нашла?..


Ж е н я, переодевшись, возвращается, неся очки.
Одень, у меня руки грязные…
Ж е н я надевает И р и н е очки.
Ж е н я. Нет, ты не птица дятел, ты – сова слепыш.

И р и н а. А ты – желтохвостая мартышка.

Ж е н я (сев за стол). А у кого четыре глаза, тот похож на водолаза.

И р и н а. А у кого два глаза, тот, похоже, без ужина сегодня останется.

Ж е н я. А не в рифму.

И р и н а. А плевать.

Ж е н я. А нельзя.

И р и н а. А точно без ужина.

Ж е н я. Ой, напугала!.. Как ты думаешь, а вот если… чёрная кошка – дорогу перебежала; это же в течении суток действует?

И р и н а. Это вообще не действует.

Ж е н я. Да чё ты понимаешь!.. Нет, я думаю – в течении суток… Слушай!.. Только, смотри – никому; по большому-большому секрету!..

И р и н а. Я не люблю секреты – особенно чужие… и особенно большие!..

Ж е н я. Ты чё!.. Секреты – это же самое интересное!.. Как можно – не любить секреты?!. Так вот: у Надьки…

И р и н а. У какой Надьки?

Ж е н я. У подружки у моей!..

И р и н а. А…

Ж е н я. Бурный роман – и африканские страсти – угадай, с кем!..

И р и н а. Боюсь даже предположить…

Ж е н я. Нет, ну, с кем, с кем?

И р и н а. Ну… с Лёшей?..

Ж е н я. С каким Лёшей!.. С Анатолием!.. Николаевичем!!.

И р и н а. Не может быть…

Ж е н я. Представь себе!..

И р и н а. А кто такой Анатолий Николаевич?

Ж е н я. Ну, ты чё!.. Препод наш, по административному праву; ну я тебе про него рассказывала!..

И р и н а. А…

Ж е н я. Круто?

И р и н а. Да так… чего особенного?..

Ж е н я. Но он же старый!.. Ему лет… тридцать!.. с чем-то… почти под сорок!..

И р и н а. Ну у тебя и представления… Я что, тоже, что ли, старушка? Лет тридцати?

Ж е н я. Но Надьке-то – двадцать!.. Хотя, мужик он классный, конечно… И почему на неё всегда такие классные мужики западают? Не понимаю… Ну, ноги у неё – да, ноги – да; метр с чем-то… фантастическим; но она же – рыба!.. Сидит, молчит, глазами хлопает!..

И р и н а. А все думают – в тихом омуте черти водятся…

Ж е н я. Да там!.. В тихом омуте – тихо… Вот я, например…

И р и н а. Ну, уж ты уж у нас!...

Ж е н я. Нет, ну у меня – темперамент… фигура… да и вообще!..

И р и н а. Да, в о о б щ е у тебя – исключительное…

Ж е н я. Нет, ну скажи же!.. Ноги у меня, конечно, не такие, как у Надьки; зато у неё груди – нет, не было и не будет; а у меня-то – извини меня!..

И р и н а. Я тебя умоляю!.. У меня был такой тяжёлый день… Сравнительный анализ надькиных ног и твоей груди – меня просто доконает…

Ж е н я. Да чё ты понимаешь!..

И р и н а. Ну уж где уж мне – понимать…


Ж е н я берёт со стола огурец; ест.
Не таскай!.. Сейчас я салат нарежу, и сядем есть…

Ж е н я. Чё, опять тебя Афанасьев доставал?

И р и н а. Если бы он один!.. С утра у меня возникло ощущение, что я родилась не на той планете; я должна была родится на планете нормальных людей; не каких-нибудь там – гениев, а просто – обыкновенных, нормальных людей; а я родилась на планете идиотов!.. На планете полных идиотов… Но это были ещё цветочки – в сравнении с тем, что началось после обеда… Заказ – крупнейший! – на грани срыва; начальство рвёт и мечет – хотя я сразу предупреждала, что мы наверняка в сроки не уложимся; а клиент!.. Не клиент, а сказка: чудище трехголовое; одна голова ядом брызжет, другая огонь изрыгает, а третья хамит, не переставая!.. Ну, я и не сдержалась…

Ж е н я. Ты? Не сдержалась?!.

И р и н а. Я терпела, сколько могла; но когда он уже начал надо мной издеваться, я не выдержала!.. И выдала ему…

Ж е н я. Из Бальмонта?

И р и н а. Из Андрея Белого!.. Я ему высказала всё, что я о нём думаю – не стесняясь в выражениях совершенно… Я не удивлюсь, если завтра начальство предложит мне поискать другую работу – где я могла бы срываться на клиентов… и срывать заказы!.. в своё удовольствие…

Ж е н я. Да брось ты…

И р и н а. Я не удивлюсь… Одна радость за целый день: звонила сегодня нашим немцам в Германию – поздравила тётю Катю с днём рождения…

Ж е н я. У неё сегодня разве?..

И р и н а. А то ты помнишь, когда!.. Сегодня – всю жизнь было…

Ж е н я. Ну, как они там; чё нового?

И р и н а. Всё так же; без изменений… Верка с классом ездила в Альпы: на лыжах каталась… ещё на чём-то… Довольная!..

Ж е н я. Я думаю!..

И р и н а. Про тебя спрашивала…

Ж е н я. Чё ты ей про меня рассказала?

И р и н а. Всю горькую правду, ничего не скрывая – про твоё полное моральное и физическое падение…

Ж е н я. Ты ей сказала, что я подстриглась?

И р и н а. А как же!..

Ж е н я. А как подстриглась – сказала?

И р и н а. Все пятнадцать минут разговора с Германией описывала твою новую стрижку…

Ж е н я. Ну я серьёзно!..

И р и н а. Да сказала, сказала!.. Она тебе привет просила передать, и обещала, что письмо напишет…

Ж е н я (вздохнув, жалобно). Я по ним так скучаю…

И р и н а. А кто по ним не скучает!.. Баба Лиза, вон – альбомами обложилась: посмотрит – поплачет, посмотрит – поплачет; таблетки от давления примет – и опять: посмотрит – поплачет…
Звонок.
Иди, открой; спроси, кто.

Ж е н я. Почему я? Почему не ты?

И р и н а. Потому что это наверняка к тебе.

Ж е н я (выходя). Всегда я, всегда ко мне… (Выходит.)

И р и н а. Не ворчи… (Роняет нож; поднимает.) Этого ещё не хватало…
Входит С е р г е й (30 лет, плащ, костюм, галстук, букет роз); за ним – Ж е н я.

И р и н а столбенеет.


Ж е н я. К тебе!

С е р г е й. Ирина, простите, что врываюсь к вам – так, без предупреждения; но, боюсь, что если бы я вас предупредил, вы бы меня просто не впустили – и правильно бы сделали… Я пришёл извиниться – я действительно вёл себя, как белый мистер, стряхивал пепел вам на голову и… разозлился, когда вы мне всё это сказали, потому что… это было действительно так; я вёл себя отвратительно. Обычно я никогда так себя не веду, но… важность сделки и тупость вашего директора довели меня до такого вот состояния… Ну так как? Вы меня прощаете?..

И р и н а (придя в себя, сухо). Разумеется, Сергей Владимирович; мне тоже очень неприятно, что я сорвалась.

С е р г е й. Ну, что вы… (Протягивает И р и н е розы.)

И р и н а. Это лишнее.

С е р г е й. Иначе я не поверю, что вы на меня больше не сердитесь.

И р и н а (Ж е н е). Поставь цветы в воду.

Ж е н я (взяв у С е р г е я розы; светски-заинтересованно). Может быть, ты представишь меня нашему гостю?

И р и н а (с расстановкой). Евгения, моя младшая сестра.

С е р г е й (Ж е н е). Очень приятно; Сергей.

И р и н а. Владимирович; клиент нашей фирмы.

Ж е н я. Это который… сказка?


И р и н а отвечает красноречивым взглядом.
С е р г е й. Почему «сказка»?..

Ж е н я. Это у нас… свои приколы. (Выходит.)

С е р г е й. Ирина, может быть… в знак окончательного примирения… вы согласитесь поужинать со мной? А? Давайте?.. Прямо сейчас!.. Тут неподалёку открылся очень уютный японский ресторанчик и…

И р и н а. Благодарю за приглашение, но мы с сестрой как раз садились ужинать.

Ж е н я (входя, обиженно). Я могу и одна поужинать… (Ставит вазу с розами на холодильник.)

С е р г е й. А поехали, поужинаем втроём; там отлично кормят!..

Ж е н я. Поехали!..
Красноречивый взгляд И р и н ы.
Я – за… Я очень люблю японскую кухню!..

И р и н а. Ты даже палочками есть не умеешь!..

Ж е н я. Всё я умею; отличная идея, Серёж; поехали!..

С е р г е й (И р и н е). Я буду ждать вас внизу.

И р и н а. Я никуда не поеду; (Жене) и ты никуда не поедешь! Мы останемся дома, и будем есть ужин, который я приготовила; нормальный, человеческий ужин – а не сырую, дохлую рыбу!.. Неизвестно, где…

С е р г е й. Кажется, вы не очень любите японскую кухню…

Ж е н я. Хорошо, мы останемся дома; и ты, Серёж, оставайся – поужинаешь с нами; она классно готовит!..

С е р г е й. Если, конечно…

И р и н а. Простите, Сергей Владимирович, но я не ждала гостей и приготовила ужин ровно на двоих; боюсь, что…

С е р г е й. Ну да, конечно…

Ж е н я. А я не буду ужинать; у меня сегодня разгрузочный день. Выпью сока…

С е р г е й. Ну нет, Женя; я, наверно, пойду; уже поздно, вы устали…

Ж е н я. Ну хотя бы чаю-то – чашку? (И р и н е.) В чашке чая мы ещё никогда никому не отказывали!..

И р и н а. Да, если хотите – чай, или кофе…

С е р г е й. Нет, спасибо; для кофе уже поздно… а для чая еще рано!.. Пойду; разве что… может быть, у вас найдётся пара таблеток аспирина? Мне кажется, у меня простуда начинается, что ли…

И р и н а. Да, конечно… (Достаёт аптечку, ищет.)

Ж е н я. Уж в чём в чём, а в аспирине мы точно никогда никому не отказывали…

И р и н а. В этой аптечке никогда ничего нельзя найти!..

С е р г е й. В моей тоже!.. Наверно, это общее свойство всех аптечек…

И р и н а. Кажется, у меня в сумочке был аспирин… (Выходит.)

С е р г е й (снизив голос). Жень, выручай; чё мне делать?

Ж е н я (так же). Бежать!..

С е р г е й. Поздно!..

Ж е н я. Ну, ты маньяк…

С е р г е й. Сам удивляюсь!.. Ты мне скажи хоть, чё она вообще любит?

Ж е н я. Поэзию Серебряного века.

С е р г е й. У…

Ж е н я. Джаз.

С е р г е й. У!..

Ж е н я. Феллини.

С е р г е й. У!!.

Ж е н я. Я предупреждала.


Входит И р и н а; подаёт С е р г е ю аспирин.
И р и н а. Вот, возьмите… (Подаёт С е р г е ю стакан воды.)

С е р г е й. Большое спасибо… (Принимает таблетки.)

Ж е н я. Не за что; мы всегда рады спасти человеку жизнь…

С е р г е й. Ещё раз спасибо… и ещё раз простите. Это просто какая-то… полоса невезения; вы не поверите: на прошлой неделе я заливаю кофе сразу два тома из только что купленного полного собрания сочинений Ахматовой; вчера я разбиваю любимую запись Колтрейна с оркестром Дюка Эллингтона, шестьдесят второго года; а сегодня – вот, так себя вёл с вами… Хотя, знаете, честно говоря, когда вас прорвало, в этом было что-то забавное; вы мне чем-то напомнили Джульетту Мазину в «Ночах Кабирии» Феллини…


Ж е н я, за спиной И р и н ы, подаёт С е р г е ю знаки крайнего одобрения.
И р и н а. Надеюсь, на этом ваша полоса невезения закончится.

С е р г е й. Я тоже надеюсь…

Ж е н я. А я-то как надеюсь!.. Больше вас обоих!..

С е р г е й (Ж е н е). Приятно было познакомится, Женя…

Ж е н я. А то!.. А ты давай, Серёга, заезжай; сходим с тобой куда-нибудь; может, даже Ирку с собой прихватим; она, вообще, компанейская, просто не в настроении сегодня, да и устала…

И р и н а. Же-ня…

Ж е н я. А чё, не так, что ли?.. Приятный ты парень, Серёга, и розы классные принёс; и, вообще, очень ты нам понравился!.. (И р и н е.) Я права?
И р и н а отвечает недоброй улыбкой.
С е р г е й (И р и н е). Хотелось бы на это надеяться… Мы ещё увидимся… (Направляется к двери.)

Ж е н я. Буду ждать с нетерпением!..

И р и н а. Конечно; ваш заказ даст нам ещё немало поводов…
И р и н а и С е р г е й выходят.
Ж е н я (одна). Чё мне щас будет!.. Ой, мама, возьми меня на ручки… (Оглядывает кухню.) О!.. (Быстро накладывает себе еду; садится за стол; ест, напевая весёлый мотивчик; прислушивается; напевает; прислушивается; напевает.)
Входит И р и н а; молча смотрит на Ж е н ю.
Такая картошечка вкусная получилась… а курица, вообще – обалденная!.. и салатик такой – в тему… Отлично, просто!..
И р и н а накладывает себе еду; садится за стол, ест.
А ты в курицу какую-то приправку новую положила, да?.. Такой аромат интересный… и вкус такой… корейское что-то, да?.. Не, ну классно, вообще… А прикинь, сегодня наши девочки тормозные на перемене сканворд отгадывали; вопрос: «Вставьте пропущенное слово: «Отговорила х м - х м золотая…» Ну, это же песня такая, известная, на стихи Есенина, да? «Отговорила роща золотая берёзовым, весёлым языком…» Они вставили: «Отговорила р ы б а золотая…» Прикинь?!.
И р и н а ужинает в одиночестве.
(Вздохнув.) Мне кажется, я палец вывихнула… или даже сломала… он распух весь и болит. Посмотри… Может, его йодом помазать? Или ещё чем-то?..
И р и н а продолжает ужинать в одиночестве.
(Положив вилку.) Я не понимаю, ты что, со мной не разговариваешь, что ли?.. Это почему, мне интересно? Это из-за этого Сергея, что ли? А чё я такого сказала-то, вообще? Чё я такого сказала, чтобы со мной теперь не разговаривать?.. Нет, ну ты скажи, мне интересно!.. (Ждёт ответа.) Вот – и нечего тебе сказать, потому что я никому ничего такого не сказала – в отличие от тебя, между прочим!.. «Я п р и г о т о в и л а у ж и н р о в н о н а д в о и х», – это как, вообще? Это нормально, что ли? Это вот так теперь в нашем доме с гостями разговаривают, да?.. А он, между прочим, очень даже приятный мужик!.. Вообще, классный!.. Скажешь, нет? Да тебе он ещё больше, чем мне понравился; поэтому ты и строила тут из себя – леди Макбет… (Принимается за еду.) Злись, злись; только не на меня злись, а на себя!.. Он тебя теперь за километр будет обходить – и правильно сделает… Я вообще удивляюсь, как он храбрости набрался – к нам прийти!.. А не знал, просто… Ну, ничего, теперь он в курсе – будет шарахаться от тебя, если вдруг в офисе встретит; а общаться с тобой будет только по делу – только в крайнем случае – и только через факс!..

И р и н а. Между прочим, послезавтра мы с ним идём на концерт.

Ж е н я. Куда?!. На какой концерт?!.

И р и н а. Я не думаю, что имя одного из лучших саксофонистов мира тебе что-нибудь скажет…

Ж е н я. Круто!.. Это как, вообще?!. Ну, Серёга…

И р и н а. На такой концерт я могу пойти даже с обезьяной.

Ж е н я. Слушай, а он, похоже, тоже – птица дятел… вообще, вы с ним отличная пара!..
И р и н а пытается ударить её ложкой по лбу; Ж е н я уворачивается.
Нет, ну правда!.. (Вскакивает из-за стола.)

И р и н а (схватив полотенце). Ты, морда обнаглевшая; ты, вообще, как себя ведёшь, а?!. Ты последи за собой, хоть иногда!.. (Пытается достать Ж е н ю полотенцем.)


Ж е н я, уворачиваясь, хохочет.
Ж е н я. Птица дятел, птица дятел, птица дятел!..

СЦЕНА ВТОРАЯ


Кухня. Вечер. Женя нарезает бутерброды, слушает плеер, пританцовывает и поёт – очень громко и очень фальшиво. Входит И р и н а, в плаще; подходит к Ж е н е и выключает плеер.
Ж е н я. Ты чё?!.

И р и н а. Я уже пришла, так что не пой, пожалуйста.

Ж е н я. Почему ты мне всегда петь не даёшь, а?

И р и н а. Потому что обычно, когда ты поёшь, ты не попадаешь в некоторые ноты; а когда ты поёшь в плеере, ты вообще никуда не попадаешь.

Ж е н я. Ой, что ты, великая ценительница прекрасного… Чё плохого о концерте скажешь?.. (Наливает себе чай.)

И р и н а. Это были лучшие полтора часа моей жизни; он потрясающий; такой драйв; такое всё!..

Ж е н я (жуя). Я тебе сразу сказала, что Серёга классный…

И р и н а. Да при чём тут Серёга твой!.. Он, вообще, весь вечер – чихал, сопел, шмыгал; чуть не испортил мне всё… (Снимает плащ.) Весь простуженный, ему дома сидеть – а он ещё пытался меня в ресторан затащить; мания у человека – по ресторанам шататься… (Достаёт банку мёда.) Я его к нам позвала чай с мёдом пить – а то сам он вообще не лечится; сейчас он машину поставит, и поднимется…

Ж е н я. Да что ты!.. Мать Тереза…

И р и н а. Да вот, мать Тереза; и ещё хоть слово скажи!..

Ж е н я. И чё будет?

И р и н а. Увидишь – чё будет… (Кричит.) Серёжа, проходи!.. (Выходит.)

Ж е н я. Вы уже на «ты»?!. Какой прогресс…
Входит И р и н а, за ней – С е р г е й.
С е р г е й. Привет, Женя…
И р и н а наливает чай себе и С е р г е ю.
Ж е н я. Привет; чё, не помог тебе наш аспирин?

С е р г е й. Почему не помог? Помог – морально…

Ж е н я. Это как?

С е р г е й. Болею с чистой совестью… и в очень приятном обществе!..

Ж е н я. Маркиз, вы сама любезность…

С е р г е й. Графиня, вы само очарование…

И р и н а. Чай подан, ваша светлость; (указывая на стул) извольте пройти в голубую гостиную…
И р и н а и С е р г е й садятся за стол; пьют чай с мёдом.
С е р г е й. Как хорошо-то, а... забыл уже, когда мёд ел последний раз…

Ж е н я. Я его вообще не ем; фу… пчёлы эти…

И р и н а. И зря, между прочим; очень полезный, натуральный продукт…

Ж е н я. Я в курсе; и что дважды два – четыре, я тоже знаю…

С е р г е й. Весёлое вы семейство!..

И р и н а. Ага; весело живём, сами себя развлекаем…

Ж е н я. А когда у нас бывают гости, они нас развлекают; так что, можешь начинать.

С е р г е й. Даже не знаю… Ну, вот, друг у меня есть – владелец похоронного бюро…

Ж е н я. Уже смешно…

С е р г е й. Вот он недавно принимал участие в конференции, посвящённой возрождению гробового дела в России; конференция называлась «Любовь к отеческим гробам»…

Ж е н я (смеясь). Класс!..

И р и н а. Интересно, Пушкин перевернулся в гробу?

Ж е н я. А это Пушкин разве?..

И р и н а. Разве, о моя необразованная сестра!.. (С е р г е ю.) Недавно, заходит она ко мне в комнату, а я читаю Овидия, и на обложке написано – в столбик: «Публий Овидий Назон». Она говорит: «Овидия знаю; а кто эти двое?»

Ж е н я. Ой, ну подумаешь!..

С е р г е й. И чё такого? Я, например, вообще никого из них не знаю, даже Овидия… (Сморкается.)

Ж е н я. Вот, нормальный человек!..

И р и н а. Да он придуряется; он, между прочим, истфак закончил, и специализировался как раз по Древнему Риму…

Ж е н я. Какой кошмар…

С е р г е й. Не пугайся, Жень; это было давно и неправда…

И р и н а. Терпеть не могу это выражение.

С е р г е й. А я, наоборот, люблю – как бывший историк… Я пиджак сниму?..

И р и н а. Конечно…
С е р г е й снимает пиджак и вешает его на спинку стула.
Ж е н я. Другому бы кому – ни за что не позволили; а тебе можно, потому как ты – наш человек; и никакой ты и не розарий, как утверждали некоторые…

С е р г е й. Кто-кто?..

Ж е н я. Розарий; это такой тип мужчин, знаешь – высокие, на дорогих машинах, и розы дарят всё время… И зануды при этом – жуткие!..

С е р г е й. Погоди, а в чём, собственно, их занудство выражается?

И р и н а. В таких вот вопросах, например…

Ж е н я. Не, они зациклены на себе, просто… И всё, что они скажут или сделают, знаешь на час вперёд!..

С е р г е й. Да… Мне, почему-то, кажется, что я немного розарий…

Ж е н я. Не, ты прикольный; не комплексуй… Ладно, пошла я… а вы общайтесь; люди взрослые, чё и как – сами знаете…

И р и н а. Куда пошла и когда вернёшься?

Ж е н я. Ты чё, забыла? У меня же сегодня занятия – в кружке юных филателистов; когда вернусь – не знаю: читаю доклад о марках Уругвая, а потом ещё обсуждение доклада и…

И р и н а. Иди уже, иди!..

Ж е н я. Маркиз…

С е р г е й. Графиня…

И р и н а. Аристократов – на фонарь.


Ж е н я выходит.
Ведь просила же я маму – роди мне братика!..

С е р г е й. С братиком ещё хуже.

И р и н а. Ты думаешь?

С е р г е й. Я знаю; у меня их двое.

И р и н а. О!..

С е р г е й. А где ваша мама?

И р и н а. В очередной командировке – проверяет работу филиала их конторы «Рога и копыта» за отчётный период…

С е р г е й. А, понятно…

И р и н а. Что именно?

С е р г е й. Мама нас не застукает.

И р и н а. А за чем т а к и м она может нас застукать, интересно?

С е р г е й. Ну, мало ли за чем… Я за себя не ручаюсь…

И р и н а. Я за тебя ручаюсь.

С е р г е й. Напрасно…

И р и н а. Почему это?

С е р г е й. Неужели ты не видишь? Я же… крайне сомнительный тип!..

И р и н а. Именно поэтому я за тебя и ручаюсь.

С е р г е й. Откуда такая уверенность?

И р и н а. Опыт общения… с крайне сомнительными типами…

С е р г е й. Ставишь опыты на живых людях?

И р и н а. В основном – на себе.

С е р г е й. У… Познай самого себя?

И р и н а. Что-то в этом роде.

С е р г е й. Слушай, а привлеки меня к своим изысканиям!..

И р и н а. В качестве кого?

С е р г е й. В качестве… орудия исследования.

И р и н а. Считай, что я тебя уже привлекла.

С е р г е й. И ещё как!.. Вообще – люблю экспериментировать…

И р и н а. И поэтому ты здесь?

С е р г е й. Это я у тебя должен спросить – почему я здесь…

И р и н а. Вот – пытаюсь понять…

С е р г е й. Ну и как? Есть версии?..

И р и н а. Ну, есть, кой-какие…

С е р г е й. И какие, например?..

И р и н а. Неутешительные.

С е р г е й. Для кого?

И р и н а. Для всех.

С е р г е й. Для всех вообще? Для всей нашей цивилизации?.. У тебя такой глобальный подход?..

И р и н а. Для нас.

С е р г е й. «Для нас»? Уже неплохо; «для нас»!.. Звучит обнадёживающе, ты не находишь?

И р и н а. Я пока занята поисками ответа на вопрос «почему ты здесь?»; версий всё меньше, и одна хуже другой…

С е р г е й. Ну например?.. Выдай хотя бы парочку основных…

И р и н а. Непонятная настойчивость…

С е р г е й. Если честно – очень хочется понаблюдать за женской логикой в действии.

И р и н а. Зачем?!.

С е р г е й. Хочу воспользоваться редкой возможностью; обычно я сталкиваюсь уже с конечным результатом – с чем-нибудь вроде… «розария», например; ну и… впадаю… в некоторую растерянность…

И р и н а. Ну мы же выяснили, что ты не розарий…

С е р г е й. Это, конечно, радует; но, честно говоря… иногда страшновато становится, когда обнаруживаешь, что у женщин в головах происходит… Мы-то про себя одно думаем, а вы, оказывается, вон – совершенно другое; а иногда и третье, и четвёртое!..

И р и н а. Ну тебе же сказали – не комплексуй…

С е р г е й. Я не комплексую – лет с тринадцати; но до сих пор бывает, что… ход женской мысли ставит меня в тупик.

И р и н а. То ли дело мужская логика: всё чётко и ясно – десять полос, знаки, развязки и никаких тупиков; жми – по кольцевой – до бесконечности!..

С е р г е й. Ну почему «до бесконечности»?.. С кольцевой всегда можно съехать…

И р и н а. Ага; только чё-то не съезжает никто; разве что – вдребадан разобьётся, тогда – да, тогда – конечно…

С е р г е й. Вот, кстати: яркость образного мышления – одна из характерных особенностей женского сознания…

И р и н а. Ну, ты сформулировал!..

С е р г е й. Бывает, бывает; я, вообще – развитый парнишка; ты не заметила?

И р и н а. Ну, конечно заметила – плечи, торс; бодибилдингом занимался?

С е р г е й. Брейнбилдингом; а плечи мне от отца достались, в подарок – на день рождения… Кстати, а когда у тебя день рождения?

И р и н а. А что такое? Хочешь в гости напроситься?..

С е р г е й. Зачем; ты же меня и так пригласишь, верно?

И р и н а. Какая самоуверенность…

С е р г е й. Всего лишь – здоровая вера в себя. Так когда?..

И р и н а. Восемьдесят шестого мартобря.

С е р г е й. А-а… И кто же ты по знаку Зодиака?

И р и н а. Я – добрый Слоник.

С е р г е й. Слушай, у нас же с тобой идеальное сочетание!..

И р и н а. Да?

С е р г е й. Да!.. Ты – добрый Слоник, а я – весёлая Черепашка!..

И р и н а. Быть не может!..

С е р г е й. Удивительное совпадение!.. (Сморкается.) Как меня этот насморк уже достал…

И р и н а. Да, наверно, трудновато быть мачо – с насморком…

С е р г е й. Ну какой я мачо – я всего лишь… бывший русский интеллигент; у меня зрение – минус пять, остаточное знание французского… и насморк этот проклятый!.. Не говоря уже о том, что… (Чихает.)

И р и н а. Не может быть!..
С е р г е й чихает.
Ты уверен?
С е р г е й чихает.
Никогда бы не подумала…

С е р г е й. Ну не издевайся, а (чихает)… над больным человеком!.. (Сморкается.)

И р и н а. Сам виноват; лечиться надо, а ты не лечишься…

С е р г е й. Ёб!.. (Прижимает платок к носу; запрокидывает голову.)

И р и н а. Что такое?

С е р г е й. Кровь пошла…

И р и н а. Ну ты что же, а!.. (Достаёт аптечку.) Сейчас я тебе вату дам; сейчас, сейчас… (Подаёт С е р г е ю вату; С е р г е й прижимает её к носу.)

С е р г е й. Спасибо…

И р и н а. Надо лёд приложить, чтобы кровь остановилась… (Достаёт из холодильника ванночку со льдом.)

С е р г е й. Да ладно…

И р и н а. Нет, надо, надо; сейчас… (Кладёт несколько кубиков льда в целлофановый пакет и прикладывает его к носу С е р г е я.)

С е р г е й. Ай-яй, холодно!.. Ир, ну не надо, она и так остановится…

И р и н а. Ты можешь хотя бы минуту потерпеть?

С е р г е й. Сударыня!.. Истекая кровью у ваших ног!..

И р и н а. И помолчать – хотя бы минуту…

С е р г е й. …умоляю вас выполнить мою последнюю просьбу… (Свободной рукой обнимает И р и н у.)

И р и н а. Это ещё что такое?..

С е р г е й. Это и есть моя последняя просьба: позвольте мне отойти в мир иной, смиренно обняв ваши колени!..

И р и н а. Колени, сударь – значительно ниже…

С е р г е й. Сударыня!.. Не мелочитесь; проявите милосердие к несчастному, чья беззаветная преданность вам послужила единственной причиной смертельной раны!..

И р и н а. В нос…

С е р г е й. …нанесённой коварными врагами, которые знали, что он, сударыня!.. оставит служение вам только вместе с жизнью, ибо смысл всей его жизни!..


Входит Ж е н я; И р и н а отходит от С е р г е я, выбрасывает пакет со льдом.
Ж е н я (мрачно). Продолжайте, не стесняйтесь… (Роется в пачке журналов.)

И р и н а (убирая аптечку). У Сергея кровь из носа пошла… (Убирает ванночку со льдом.)

С е р г е й. Да уже всё, вроде… (Выбрасывает вату и носовой платок.)

Ж е н я. Сколько раз я тебе говорила – не бей по лицу, бей по почкам; эффект тот же, крови никакой…

И р и н а. Ха-ха-ха, как смешно… Ты чё вернулась-то – занятия в кружке отменили?

Ж е н я. Да побоялась оставлять тебя одну; мало ли что – а я потом всю жизнь буду мучиться…

С е р г е й. Что например?

Ж е н я. Твой расчленённый труп.

И р и н а. Фонтан остроумия, а не сестра…

Ж е н я. Ой, вообще, не трогайте меня!..

С е р г е й. А чё случилось?

Ж е н я. «Чё случилось»!.. Ничё не случилось… Вот, скажи, Сергей – может, ты мне объяснишь: мужики, они, вообще, все дураки, или хотя бы через одного?

С е р г е й. Жень, ну это же и есть главный мужской секрет; я не могу тебе его так вот, запросто, взять вот тут и выложить; пацаны меня не поймут…

Ж е н я. Значит, все…

С е р г е й. Я этого – не говорил!..

Ж е н я. А чё говорить-то – и так всё ясно… И вообще, кончайте вы этот чай с мёдом пить, как в клубе «Кому за 50»; давайте лучше, вон – по коньяку прорежем…(Достаёт бутылку коньяка, бокалы.)

И р и н а. Мы, может, и прорежем, если захотим; а вот кое-кто, из клуба «До 16 и старше», обойдётся и без коньяка.

Ж е н я. И кто же это, если не секрет? (Достаёт лимон, нарезает.)

И р и н а. Ты.

Ж е н я. Я? Я как раз не обойдусь – у меня стресс: мне надо сосуды расширить, давление понизить…

И р и н а. Выпей валерьянки.

Ж е н я. От валерьянки у меня глюки и рвота. Сергей…


С е р г е й наливает коньяк в бокалы.
У меня тост.

И р и н а. Только не это!..

С е р г е й. Почему такая реакция?

И р и н а. Я не знаю, где она их откапывает – сама, что ли, сочиняет; но ей, вполне официально, запретили произносить какие-либо тосты на любых семейных торжествах…

Ж е н я. Да чё вы понимаете!..

И р и н а. …после того, как она пожелала одной нашей юной родственнице, в день её совершеннолетия, «такой любви, чтобы, как Анна Каренина, броситься под поезд – и чтобы не жалко»!..

С е р г е й. Прекрасный тост!..

Ж е н я. Да ну конечно!.. Тут же главное – «чтобы не жалко»!.. Один Серёга меня понимает… Так вот (серьёзно) – пусть плачут те, кому мы не достались; пусть сдохнут те, кто нас не захотел.


И р и н а и С е р г е й хохочут.
Чё смешного-то? Чё смешного?..

И р и н а. Теперь понял?

С е р г е й. Нет-нет… очень хороший тост!.. Выпьем…
Чокаются, пьют.
А в этом доме… (с армянским акцентом) понимают в коньяке, да?!.

И р и н а. Семейная слабость…

Ж е н я. Такой же, как мы: мягкий, но жёсткий…

И р и н а. Это как, интересно?

С е р г е й. Ну нет, я не согласен; коньяк (с акцентом) – вай, какой хороший!.. (без акцента) но вы лучше.

И р и н а. Чем же это мы лучше?

Ж е н я. Поподробнее – чем, как, где; и так далее…

С е р г е й (с акцентом). Всем, во всём, и везде, да?!. (Без акцента.) На днях мой младший брат изрёк фразу…

Ж е н я. У тебя есть младший брат?

И р и н а. Даже два.

Ж е н я. Хм!..

С е р г е й. …которую я теперь начинаю понимать; он сказал: «Женщины, вообще, как люди – лучше мужчин».

Ж е н я. Конечно, лучше!.. А ты не знал, что ли?..

И р и н а. Особенно – некоторые…

Ж е н я. Из присутствующих здесь…

И р и н а. Отличающиеся скромностью…

Ж е н я. Ну, кроме всего прочего!..

С е р г е й. Предлагаю выпить за них – то есть, за вас, дамы…

Ж е н я. Поддерживаю предложение…

И р и н а. Присоединяюсь к большинству…


Чокаются, пьют.
Ж е н я. Хотя, некоторые мужчины…

И р и н а. Из присутствующих здесь…

Ж е н я. Отличающиеся…

С е р г е й. Насморком?..

И р и н а. И не только!..

Ж е н я. Тоже… очень даже ничего…

С е р г е й. Покорно благодарю; я польщён и растроган…
Ж е н я вздыхает.
Почему вздыхаем?

Ж е н я. Да так…

И р и н а. А он-то сейчас где-то там, один-одинёшенек в ночи!.. Всеми забытый, терзаемый раскаянием, бродит – в тоске и слезах…

Ж е н я. Так!..

И р и н а. А всё из-за кого? Не будем показывать пальцем…

Ж е н я. Так, хватит, а…

И р и н а. Нет, нужно иметь каменное сердце, чтобы вот так, сидеть в тепле и уюте, и пить коньяк, зная, что в это самое время!..

Ж е н я. Он сидит дома, и кайфует; или развлекается где-нибудь… и я даже знаю, где, и с кем!..

И р и н а. Или положил перед собой телефон, и смотрит на него, смотрит – надеясь на чудо…

Ж е н я. Угу!..

С е р г е й. Наверняка – так оно и есть; я бы, например, именно так и сделал…

Ж е н я. Ну, это ты!.. И, вообще; я его не простила!..

С е р г е й. Ну прости его…

Ж е н я. Ха!..

С е р г е й. Ну ради меня…

Же н я. Да тебе-то что; ты его вообще не знаешь…

С е р г е й. Ну как же!.. А мужская солидарность?..

И р и н а. Давай, Жень; прощай, звони, мирись!..

Ж е н я. Как у вас всё просто, а; я удивляюсь…

С е р г е й. А чё тут сложного?

И р и н а. Действительно!..

Ж е н я. Хм… Не знаю…

С е р г е й. Мы знаем; звони.

Ж е н я. А сам почему не звонит?

С е р г е й. Боится.

Ж е н я. Чё меня бояться!..

И р и н а. Да тебя даже я боюсь, иногда…

Ж е н я. Чё-то я ни разу не видела…

И р и н а. А я это тщатль… тщитль… т щ а т е л ь н о скрываю.

Ж е н я. Ха, Ирку уже цепануло; язык заплетается!..

И р и н а. Осечка вышла.

Ж е н я. Проверяйся!..

И р и н а. Не буду.

Ж е н я. Проверяйся, или… тебе больше не наливаем; верно, Серёга?

С е р г е й. Абсолютно.

И р и н а. Предатель; эх, ты…

Ж е н я. Давай-давай!..

И р и н а. Департаментализация.

Ж е н я. Угу; и?..

И р и н а. Феликс Эдмундович Дзержинский.

Ж е н я. Угу; пока можно.
С е р г е й наливает коньяк в бокалы.
С е р г е й. Ну так как, всё-таки – звоним?..

Ж е н я. Хм… Ну звякну ему, звякну!..

И р и н а и С е р г е й (аплодируя). У!..

Ж е н я. Через полчаса; а пока пусть сидит, и ждёт!..

С е р г е й. Суровая ты девушка…

Ж е н я. А ты как думал? У нас – так, у нас – жёстко!..


Звонок в прихожей; Ж е н я срывается, убегает.
И р и н а. Э, суровая!.. Косяки не снеси…
Радостные вопли из-за двери.
Похоже…

С е р г е й. Идти спасать?..

Ж е н я (заглянув). Э, чё сидим? Мама приехала!..

И р и н а. Мама?!. Она ж завтра должна!.. (В дверях, Сергею.) Сядь поудобнее, и пристегни ремни.

С е р г е й. Зачем?

И р и н а. Потому что сейчас будет – полный улёт. Готовься… (Выходит.)

С е р г е й (надевая пиджак). Весёлое семейство!.. (Выходит следом.)

ЧАСТУШКИ2

Выходят все герои пьесы.

М о л о д о й ч е л о в е к в кепке

Голубок летел, убился –

Парень в девушку влюбился.

Он влюбился, врезался –

Без ножа зарезался.

С в е т а

Мой милёночек – солдат,

Я ему сказала:

«Расстреляй мою любовь,

чтоб я не страдала».

К о л я

Вы, товарищи-друзья,



Убейте милку из ружья,

Из ружья казенного:

Не люби кажённого!

М о л о д а я ж е н щ и н а с коньками

Меня дроля провожал

Очень осторожно:

Один раз поцеловал

Из десяти возможных.

Д р у г

Если хочешь любовь бросить –



Поезжай на станцию,

Положи любовь в багаж,

Потеряй квитанцию!

Р а с с к а з ч и к

Болит сердце не от боли –

От проклятой от любови,

Заболело с малости –

Проболит до старости.

С е р г е й

Красно солнце на закате,

Попросил попить у Кати...

«Катя, Катя, Катенька,

Кака водичка слатенька!»

И р и н а

Милый, вздумаешь топиться,

Приходи со мной проститься –

Я до речки провожу,

Глубже место укажу.

Ж е н я

На дворе стоит больница,



Пойду к доктору лечиться.

Доктор спросит: – Чем больна?



– Семерых люблю одна!
Июль – сентябрь 2003 г.


1 Этот монолог можно произвольно разбить на отдельные реплики, и поделить их между двумя персонажами – Д е в у ш к о й и М о р е м. Пусть они сами расскажут свою историю…

2Все – народные.


1   2


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница