2 × 2 = 5 часть первая про кирпич




Скачать 380.83 Kb.
страница1/2
Дата26.02.2016
Размер380.83 Kb.
  1   2


Ксения Степанычева


2 × 2 = 5


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ПРО КИРПИЧ
Выходит М о л о д о й ч е л о в е к в кепке и с кирпичом в руках.
М о л о д о й ч е л о в е к

Когда вам на голову падает

хороший такой кирпич,

разумеется, было бы лучше

оказаться в этот момент

где-нибудь в другом месте;

или быть здесь,

но в каске;

или успеть увернуться –

так, чтобы он просвистел

в сантиметре от вашего носа.

Было бы лучше – но

так почти никогда не бывает;

каждый кирпич ищет повод,

чтобы сорваться – а лучшего

повода, чем голова

(по чистой случайности – ваша),

пожалуй что, и не найти…

Дальнейшее –

лишь действие закона

земного притяжения;

от вас,


вообще, мало что зависит –

как, впрочем, и от кирпича.

Вам остаётся

очнуться,

подобрать с тротуара осколки

своей черепной коробки,

кое-как их пристроить на место

и отправиться восвояси,

надвинув поглубже кепку

на разбитую вдребезги цельность

таких вот

представлений о любви…


(Уходит.)


НА РЕЧКЕ
СЦЕНА ПЕРВАЯ
Берег реки. Лето. Середина дня. С в е т а сидит, К о л я дремлет, положив голову ей на

колени.
С в е т а. Не любишь ты меня, Коля; нет, не любишь…

К о л я. Чё же нет-то? Люблю; я же говорил уже …

С в е т а. Когда любят – ревнуют, Коля!..

К о л я. Я ревную…

С в е т а. Да кто так ревнует, Коль, ну кто так ревнует, а ?!.

К о л я. Я так ревную…

С в е т а. Как; вот как ты ревнуешь?

К о л я. Ну… это… по-всякому…

С в е т а. «По всякому»!.. Господи… Ревнуют – к кому-то, Коля, понимаешь? К кому-то! Вот ты меня – к кому ревнуешь?

К о л я. Ну… к этому… ну…

С в е т а. К Сашке, может?

К о л я. Не!.. К Сашке-то чё, Сашка – братан мой; чё я буду, братана-то; не…

С в е т а. Или… к Серому?..

К о л я. Да ты чё! Серый – он же!.. Он же мне!.. Я ж ему!.. Мы ж с ним!.. Ты Серого не трожь; придумала – Серого я ревновать буду; ага!..

С в е т а. Да не Серого, а меня!.. Нужен мне твой Серый…

К о л я. Ну вот не нужен и не трожь, раз не нужен…

С в е т а. А к Вадику ты меня и не думай ревновать…

К о л я. К какому Вадику? К Ушастому, что ль? Ну да… куда мне до него… у него же – уши; а у меня-то…

С в е т а. Вот и правильно, что не ревнуешь; мы с ним так… на отвлечённые темы беседовали…

К о л я (сев). Чё?.. Это когда такое было, чтобы ты с Вадиком Ушастым беседы беседовала?..

С в е т а. Ну, когда ты уезжал-то… на той неделе, в этот… как его…

К о л я. И это на какие такие… отвлечённые темы… ты с ним беседовала, а?

С в е т а. Господи, Коля!..

К о л я. Нет, ну я же просто спрашиваю – на какие такие… темы… ты с ним, с этим Вадиком… как ты говоришь… беседовала? И где вот, а?..

С в е т а. Да прошлись с ним – вдоль речки – раз!.. И ни от кого мы не прятались!.. И все нас видели!..

К о л я. А как же это так вышло, что все видели, а я – нет?

С в е т а. Да не было тебя, господи!.. Уехал ты, за этим… как его…

К о л я. То есть – я, значит, уехал, а ты, значит, к Вадику, да? Тут же, да?

С в е т а. Мы встретились совершенно случайно!..

К о л я. На речке?

С в е т а. Да не на речке, а возле почты!.. А потом пошли на речку…

К о л я. И что же вы на речке делали?

С в е т а. Беседовали мы, понимаешь? Разговаривали!..

К о л я. С Вадиком, да? С Ушастым…

С в е т а. Коль, ты чё – дурак?

К о л я. Дурак; ещё какой дурак…

С в е т а. Коль, ты, вообще, понимаешь – чё ты говоришь-то, а?

К о л я. Понимаю; ещё как понимаю… Я всё теперь понимаю…

С в е т а. Вот дурак, а… вот дурак!..

К о л я. Дурак… Я дурак – а Вадик умный… Ну, ничё… (Встаёт.) Не долго ему, умному, вдоль речки-то гулять… беседы беседовать…

С в е т а. Прекрати, Коля. Сейчас же прекрати. Ты слышишь меня или нет?


К о л я уходит.
Коля, я тебя предупреждаю; я предупреждаю тебя, Коля!.. (Убегает за ним.)

СЦЕНА ВТОРАЯ


Берег реки. Ранний вечер. С в е т а, К о л я – сидят.
К о л я. Я в армии – два года… верил; письма писал… Пацаны говорили… а я верил. Вернулся, денег заработал; думал – осенью поженимся…

С в е т а (всхлипывая). Да не пойду я за тебя замуж!.. За психопата за такого…

К о л я. Ну и не иди…

С в е т а. Ну и не пойду!.. Кадымырям крыльцо разнёс…

К о л я. А чё он в дом-то запрятался сразу? Я же с ним просто… поговорить хотел; а он запрятался…

С в е т а. Ага: «поговорить»!..

К о л я. Не прятался – я бы и не разнёс…

С в е т а. Ага: «не разнёс»!.. (Вздохнув.) А красивое у Кадымырей крыльцо было…

К о л я. Да так…

С в е т а. Нет, красивое… Коль, а сделаешь нам такое? Всё равно же наличники новые надо; а ты сделаешь новые наличники, и крыльцо – как у Кадымырей было; и в голубой цвет всё покрасим…

К о л я. Чё это в голубой-то? В зелёный лучше…

С в е т а. Коль, ну в какой зелёный? Тошно уже от зелёного!.. Именно что в голубой; и я такие занавесочки видела… Нет, Коль, как раз вот и крыльцо, и наличники – в голубой.

К о л я. «В голубой»!.. Ты же замуж-то за меня не идёшь теперь…

С в е т а. Не иду!..

К о л я. А чё же тогда – «в голубой»?

С в е т а. А всё равно – в голубой… Тебе теперь ещё крыльцо Кадымырям делать!..

К о л я. Сделаю…

С в е т а. Это ещё дядь Паша ничё не знает!..

К о л я. Да чё мне твой дядь Паша…

С в е т а. «Чё»!.. А то… Поженимся мы осенью – ага; тебя до осени ещё три раза в тюрьму посадят…

К о л я. Не посадят…

С в е т а. Посадят; ещё как посадят! А я тебе буду передачки носить… И не буду даже!.. Нужен ты мне – передачки тебе носить…

К о л я. Ну и не носи – больно надо…

С в е т а. А я и не буду!..

К о л я. Да и не надо мне!.. Передачек никаких… Нет, хорошо будет – в голубой…

С в е т а. А я вот теперь думаю – может, и правда, в зелёный?

К о л я. Да чё в зелёный-то; в голубой…

С в е т а. Нет, Коль – в зелёный; точно – в зелёный.

К о л я. А занавески как же?

С в е т а. Да они мне уже не нравятся…

К о л я. Ну, смотри… Только потом чтобы не было – «я хотела, я говорила, а ты!..»

С в е т а. Да перекрасить всегда можно, если чё…

К о л я. Можно, конечно – хоть каждый день перекрашивай… Только красить-то я буду…

С в е т а. Будет он… Ещё посмотрим, как ты будешь-то…

К о л я. Как буду – хорошо буду…

С в е т а. «Хорошо»!.. Коль…

К о л я. Чё?

С в е т а. А ты меня любишь?

К о л я. Люблю; говорил же уже…

С в е т а. Не любишь ты меня, Коля; нет, не любишь…



ПРО КОНЬКИ
Выходит М о л о д а я ж е н щ и н а в огромных мужских коньках; садится, снимает коньки.
М о л о д а я ж е н щ и н а. Я со своим мужем познакомилась – вот, благодаря этим вот самым конькам… Шла я с дня рождения, зимой, поздно – пьянющая!.. Шла мимо катка, и чё-то мне в голову стукнуло – пристала к мужику: «Дай покататься!» Он мне: «Ты чё, у меня коньки – сорок пятого размера», – «Мне по фигу, дай покататься!» Сняла сапоги, одела коньки – а они конькобежные, с огромными полозьями; разогналась!.. Последнее, чё я помню – сбиваю двух девок и мордой влетаю в сугроб… Просыпаюсь от того, что мне холодно; открываю глаза – слева, справа койки. «Ну всё, – думаю, – докатилась: замели в трезвяк». А мне хреново!.. Думаю: «Времени, значит, уже – до фига», – давай в дверь колотить: «Выпустите меня отсюда!..» Открыли, выпустили, принесли мне дублёнку мою – и коньки эти самые. «Э, – говорю, – мужик, ты чё, сапоги мои где?!» – а он: «Я откуда знаю; в чём тебя доставили, то и выдаю; скажи спасибо, что я тебя вообще отпускаю». Делать нечего – выхожу, время семь утра; иду: в короткой дублёнке, в вот такой (показывает: короткой) юбке – и коньках сорок пятого размера. Ну, кое-как доковыляла до остановки, автобус подошёл – набитый; я в него влезла и там такое началось!.. «Ты мне своими коньками все ноги отдавила!.. Ты чё, офигела?!. Сними их, на фиг!..» А мне хреново!.. Ну, доехала я кое-как; вышла у себя, на подстанции, иду; а ночью снег выпал, я бы на них поехала, а никак нельзя: снег; только шагать в них. Время полвосьмого, все на работу идут – а меня ж там все знают; смотрят, здороваются, и даже не спрашивают – чё; все решили – белка стукнула. Прихожу домой, мать дверь открывает; рот раскрыла, коньки на мне увидела, закрыла рот. «Ну, – думаю, – ща лопнет». А она мне: «Вот где ты всю ночь на коньках каталась, туда и иди», – и дверь захлопнула. Ну, чё делать – спустилась я вниз, села на лавочку у подъезда; сижу, нога на ногу, коньком болтаю – а мать меня в форточку пасёт. А мне хреново!.. А тут пацан какой-то на машине выруливает; меня увидел – и чуть не в столб. Развернулся, подъехал, спрашивает: «Девушка, а вам коньки не жмут?» – «Жмут», – отвечаю. «А чё ж вы в них-то?» – «А я спортсменка, блин, по утрам на коньках бегаю», – «А-а… А чё тут сидишь?» – «А вон, – говорю, – видишь, Годзилла в форточке торчит, домой не пускает…» – «Ну чё, поехали, – говорит, – я тебе какие-нибудь ботинки найду». Мать меня из машины вытащила, когда мы уже заводились; а через полгода я за него замуж вышла… А коньки эти до сих пор у меня дома стоят: мужу моему на два размера больше.

БАЛАГАН
Через зал к сцене идут О н и его Д р у г .
О н. Она не любит меня…

Д р у г. Она любит тебя.

О н. Она не понимает!..

Д р у г. Она понимает.


Поднимаются на сцену.
О н. Если ты прав – я застрелюсь.

Д р у г. А если не прав?

О н. Повешусь.
Выходит М о л о д а я ж е н щ и н а в красном, за ней – Н е м о л о д о й м у ж ч и н а

на четвереньках, с дамской сумочкой в зубах.


М о л о д а я ж е н щ и н а. Стоять. (Вынимает из сумочки помаду и зеркальце; подкрашивает губы.)
Н е м о л о д о й м у ж ч и н а

(встав на ноги)

Уважаемый, известный

и неглупый человек –

я хожу за вами следом,

как большой лохматый пёс;

до ошейника и клички

я унизился – но вам

я не нужен, потому что

вы не любите собак!..
М о л о д а я ж е н щ и н а. Сидеть.
Н е м о л о д о й м у ж ч и н а выполняет команду.
Лежать. Голос. К ноге. Умри. (Трогает Н е м о л о д о г о м у ж ч и н у носком туфли.) Надо же – действительно, умер. (Взяв сумочку, уходит.)
С а н и т а р ы в е т е р и н а р н о й с л у ж б ы утаскивают Н е м о л о д о г о м у ж ч и н у.
О н. Н-да… Как однажды выразилась моя мама: «Человеку свойственно любить то, что ему несвойственно»…
Через сцену проходит О н а.
Это вы… Это вы!.. Куда же вы? Не уходите… Пожалуйста, не уходите!..
Через зал к сцене идёт Т о р г о в к а п и р о ж к а м и.
Т о р г о в к а. Пирожки! Горячие пирожки! Берём горячие, домашние пирожки!..

Д р у г. Женщина, а с чем пирожки?

Т о р г о в к а. С картошкой есть, с курягой, с луком-с яйцом; берите – горячие, домашние…

О н (в отчаянии). Ну куда же вы, куда же вы уходите; не уходите, я прошу вас!..


О н а уходит.
Д р у г. А с луком-с яйцом почём?

Т о р г о в к а. Семь; берите, не думайте!..

Д р у г. А с картошкой?

Т о р г о в к а. С картошкой – пять; берите, мальчики; для таких пирожков – даром отдаю; мама вам таких не напечёт, как тётя Нина!..

Д р у г. Что вы говорите!.. Ну, тогда надо брать… (Е м у.) Ты будешь?.. Ладно, давайте три… нет, два с картошкой.

Т о р г о в к а. Два с картошкой… А что ж так мало? Возьмите ещё с курягой; такие удачные в этот раз!.. Съедите – не заметите и ещё захотите!..

Д р у г (рассчитываясь). Больше не могу – я на диете…

Т о р г о в к а. Да кто их выдумал, диеты эти!.. Один вред от них… (Подаёт Д р у г у пирожки.)

Д р у г. Угу, спасибо… (Ест.)

Т о р г о в к а. Вам спасибо – кушайте на здоровье…

Д р у г. Угу…

Т о р г о в к а (уходя). Горячие пирожки! Берём горячие пирожки! С картошкой, с курягой, с луком-с яйцом! Кто забыл взять горячие, домашние пирожки!.. (Уходит.)

Д р у г. Вкусные, да… Не обманула… На, съешь пирожок – полегчает…
О н отшвыривает пирожок.
Д р у г. То есть – с картошкой мы не любим, да? А кидаться зачем? Ну если не любишь с картошкой – купил бы себе с луком-с яйцом сам!.. С картошкой он не любит, поглядите на него!.. Пить хочется… (Уходит.)

О н. Какое убожество…

Д в е з р и т е л ь н и ц ы (аплодируя). Браво! Браво, браво, браво!..
П е р в а я подносит букет ромашек, в т о р а я – розу.
О н (раскланиваясь). Спасибо, спасибо… У подавляющего большинства людей представления о любви ограничиваются (берёт ромашку) ромашкой. (Обрывает лепестки.) «Любит? Не любит? Любит? Не любит? Любит!..» или «Не любит…» Ромашка лукава, и чаще всего подсовывает «Любит» – поэтому большинство верит в неё… Самое забавное, что никакой разницы между «Любит» и «Не любит», по большому счёту – нет.
Через сцену проходит О н а; О н её не видит.
Для очень немногих любовь (берёт розу) – роза. Её лепестки нельзя сосчитать; на розе не гадают – её принимают, как данность. Розу может подарить кто угодно – мужчина или женщина, ребёнок или старик; какое значение имеет пол? Или возраст?.. Чтобы познать высшую радость бытия, совсем не обязательно обладать ею; роза прекрасна, независимо от того, кому она принадлежит: тебе – другому – или кусту роз…

Д р у г (выглядывая). Ну как, полегчало?

О н. Полегчало!

Д р у г. Ну наконец-то!.. (Выходит, листая газету.)

О н. С любовью я могу делать всё, что угодно!..

Д р у г. Да?

О н. Да! Я даже могу… жарить на ней яичницу!

Д р у г. У… я люблю яичницу…


О н колотит ногой по стене.
Н-да… Что-то не похоже, чтобы тебе полегчало… Слушай!.. А ты, случайно, не татарин?

О н (еле сдерживаясь). Нет; я, случайно, не татарин; а почему тебя это интересует?

Д р у г. Да тут объявление в газете: «Женю татар. Телефон»… Где же оно?.. (Ищет.) Сейчас…

М у ж с к о й г о л о с (на весь зал). Лен! Лена! Лен! Лена! Лена!

О н. Кто это орёт?

Д р у г. А я откуда знаю...

М у ж с к о й г о л о с. Лен! Лена! Ле-на!

Д р у г. Кончай орать! Разорался…

М у ж с к о й г о л о с. Лена! Ле-на!

Д р у г. Да нету здесь никакой Лены!

М у ж с к о й г о л о с. Лена!!!
Пауза.
О н. Ну наконец-то…

Д в а м у ж с к и х г о л о с а. Ле-на!!

Д р у г. Они там чё, с ума посходили?

О н. Я сейчас пойду, и!..

Д в а м у ж с к и х г о л о с а. Лена!! Лена!! Лена!!

Д р у г (удерживая Е г о). Да чё с дураками связываться; надоест орать – сами заткнутся…

Т р и м у ж с к и х г о л о с а. Лена!!! Лена!!! Лена!!!

Д р у г. Слушай, это, может, тебя, а? Нет?


О н рычит.
М у ж с к о й г о л о с. Да Лена же!..
Пауза.
Д р у г. Кажется, всё…

О н. У меня башка раскалывается… Пойти, полежать, что ли?.. А вдруг она появится…

Д р у г. Появится – позову… И чё ты в ней нашёл? Не понимаю…

О н. Заткнись, а? Хоть ты заткнись!..

Д р у г. Я-то заткнусь, конечно; на то я тебе и друг, чтобы затыкаться по первому требованию; другой на моём месте давно бы уже обиделся – а я без обид; заткнусь и всё, если друг меня просит; и буду молчать!.. Потому что… (Заметив, что О н погрузился в себя, замолкает.)
Пауза.
Вот так-то с ума и сходят…
Пауза.
Ску-ко-ти-ща… (Листает газету, читает заголовки.) «Пришельцы изнасиловали милиционера»… «Гитлер был женщиной»… «Валенки-убийцы»… «Мэр Москвы – библиофил»… Библиофил – это как же?.. Н-да… Ску-ко-ти-ща…
Выходит Д е в о ч к а с мороженым, подходит к Д р у г у; ест мороженое и смотрит на него. Д р у г делает вид, что читает газету.
(Не выдержав.) Чего тебе, девочка?
Д е в о ч к а ест мороженое.
Тебе что-то нужно?
Д е в о ч к а поворачивается и уходит.
Ну и дети пошли!.. Наглые, как я не знаю, кто!.. (Сворачивает газету, берёт бинокль; разглядывает зал в бинокль.) Н-да… Ого… У!.. Мрак… Эй!.. (Машет рукой.) Э-эй!.. Ха!.. (Свистит заигрывающе; свистит разочарованно; опускает бинокль.) Нет, ну всё-таки, какая же ску-ко-ти-ща!..
Через зал к сцене идут ц ы г а н е.
Ц ы г а н е

(поют)

На руках любовь ношу;

если мне отрубят руки,

я не выпущу её –

удержу любовь зубами.
Ай, вишня цветёт!

Ай, милый идёт!


Если вырвут сердце мне,

я любить без сердца буду –

рваной раной на груди,

рваной раной в форме сердца.


Ай, милый идёт!

Ай, вишня цветёт!



(Поднимаются на сцену.)
Д р у г. Люблю цыган!.. Ромалы, а спойте песню для моего друга – чтобы… про несчастную любовь и взаимное непонимание; она не слышит, он не видит – знаете такую?

Ц ы г а н е. Конечно, дорогой!.. Конечно, знаем!.. Саша, заводи!..


Ц ы г а н к а

(поёт)

Я – не твоя, ты – не мой.

Нет ни желаний, ни сил...

Сердце моё – лимон,

сердце твоё – апельсин.
Ц ы г а н е подхватывают.
Ах, сердце моё – лимон,

сердце твоё – апельсин.


Горесть на лбу – как клеймо.

Видел же! И – не спросил...

Сердце моё – лимон,

сердце твоё – апельсин.

Ах, сердце моё – лимон,

сердце твоё – апельсин.


Морем оставленный мол;

грани лишённая синь...

Сердце моё – лимон,

сердце твоё – апельсин.


Ах, сердце моё – лимон,

сердце твоё – апельсин.



(Уходят.)
Д р у г. Люблю цыган, эх!.. Ничего не могу с собой поделать; люблю, и всё… Ну, как тебе – полегчало? Мне полегчало…

О н. Какой же ты, всё-таки, а… ну какой же ты всё-таки!..

Д р у г. Ну, какой я, какой, какой? Ну, скажи – какой? У меня тоже, между прочим, проблемы есть; только я их не выставляю на всеобщее обозрение!.. И проблемы у меня есть, и дела, и вопросы, которые я должен решить; а я, вместо этого – здесь, с тобой: пирожки ем, и цыган слушаю! Как будто делать мне больше нечего, как только пирожки есть, и цыган слушать!.. А вообще, вот, если честно, да, я хочу тебе одну вещь сказать; только ты не обижайся, да? Без обид?

О н. Без обид.

Д р у г. Точно?

О н. Точно.

Д р у г. Ты – сказал, да; ты – сказал!

О н. Ну сказал, сказал…

Д р у г. Ну вот смотри: можно съесть хлеб с мёдом…

О н. При чём тут это?

Д р у г. Нет, ты погоди: можно съесть хлеб с мёдом, или нет? Ты мне скажи, вот – можно, или нет?

О н. Сейчас?

Д р у г. Нет, ну, вообще – можно?

О н. Ну, можно; почему нет…

Д р у г. Вот!.. А можно съесть хлеб с маслом, с мёдом; улавливаешь? А можно – хлеб с маслом, с сыром, с мёдом. А можно – хлеб с маслом, с сыром, с ветчиной, с мёдом. А можно – хлеб с маслом, с сыром, с ветчиной, с порезанной помидоркой, с мёдом. А можно – хлеб с маслом, с сыром, с ветчиной, с порезанной помидоркой, с яйцом вкрутую, с мёдом. А вот съесть хлеб с маслом, с сыром, с ветчиной, с порезанной помидоркой, с яйцом вкрутую, с печёночным паштетом, с мёдом – нельзя.

О н. Почему?

Д р у г. Рот не раскроется.
О н кидает в Д р у г а всё, что попадает ему под руки; тот уворачивается.
Ведь договорились же – без обид! Ведь ты же сказал!.. Ты же!.. А теперь так, значит, да? Так вот ты с другом поступаешь?.. Ах, ты так?!. Ну и сиди себе тут! Один!.. (Убегает.)
О н в изнеможении садится на край сцены.

На сцене – М у ж ч и н а и Ж е н щ и н а.

Игра.
Ж е н щ и н а. Ты меня любишь?

М у ж ч и н а. Нет.

Ж е н щ и н а. Но почему?..

М у ж ч и н а. Я не знаю.


Всерьёз.
Ж е н щ и н а. Ты меня любишь?

М у ж ч и н а. Нет.

Ж е н щ и н а. Но почему?..

М у ж ч и н а. Я не знаю.


Вскользь.
Ж е н щ и н а. Ты меня любишь?

М у ж ч и н а. Нет.

Ж е н щ и н а. Но почему?..

М у ж ч и н а. Я не знаю.


Скороговорка.
Ж е н щ и н а и М у ж ч и н а. ты меня любишь нет но почему я не знаю
Срыв.
Ж е н щ и н а. Ты меня любишь!

М у ж ч и н а. Нет!

Ж е н щ и н а. Но почему?!

М у ж ч и н а. Я не знаю!!!


Бессилие.
Ж е н щ и н а. Ты меня любишь…

М у ж ч и н а. Нет...

Ж е н щ и н а. Но почему…

М у ж ч и н а. Я не знаю…


Поддерживая друг друга, уходят.
О н

Пахнет шалфеем,

когда тебя нет.

Звёзды ржавеют,

когда тебя нет.

Портится почерк,

когда тебя нет.

Сны кровоточат,

когда тебя нет.

Камни звереют,

когда тебя нет.

Мёртвой свирелью,

когда тебя нет,

кажется тополь.


Появляется О н а.
Когда тебя нет,

день – до потопа

(кажется – мне)…
О н а

Не вижу тебя,

не слышу тебя,

не говорю с тобой…

Я

поражена разлукой –



слепо-глухо-немотой.
О н

Хочешь, выполню любое –

все! – желания твои?

Это – я зову любовью:

мочь быть Богом за двоих.
О н а

Лени потакаю,

слабость не тая;

как хотел – такая:

тихая, твоя.
О н

Наедине со спинкой стула –

рыдать! А я – давлю смешок…

Ушла – как бритвой полоснула:

от уха и до уха – шов.
О н а

Как ты хотел, я избавилась

от идиотской привычки

засовывать руки в карманы:

я их зашила – все.
Мне бы ещё избавиться

от идиотской привычки

любя, говорить, что – люблю…

Рот себе, что ли, зашить?


О н

Когда я говорю с тобой,

мне судорогой сводит губы.

Когда я говорю с тобой,

меня всегда заносит в грубость.

Когда я говорю с тобой,

весь мир сжимается в квадратик

(когда я говорю с тобой)

и мне весь этот мир отвратен!..
О н а

Прости, я перебью: тебе

ещё добавить льда?..
О н

Какого?!.


О н а

Обыкновенного; ведь ты,

насколько я припоминаю,

всегда пил кровь мою со льдом;

льда – хватит?
О н

Хватит!
О н а

Ты уверен?
О н

(вынув и развернув письмо)

Вышла замуж.

Родила ребёнка.

Счастлива. (Без тебя.)


Что и требовалось доказать…

(Скомкав и выбросив письмо, уходит.)
О н а

(подобрав письмо, разглаживает его и аккуратно складывает)

Твои внуки

будут изучать меня в школе –

а ты


будешь рассказывать им,

что когда-то (давным-давно)

ты был знаком со мной,

и что я даже

была в тебя влюблена;

а они будут слушать, кивать

и не верить,

что кто-то – когда-то

(даже давным-давно) –

мог быть влюблён

в их ветхого, тусклого

и покрытого плесенью деда;

тем более – я:

такая молодая,



и такая красивая…
(Уходит.)


ДЕВУШКА И МОРЕ
Шум моря. Выходит Р а с с к а з ч и к.
Р а с с к а з ч и к. В городе, сидящем на берегу моря, жила девушка, у которой было два недостатка: она жила слишком далеко от моря, и имела слишком много знакомых. Возможно, у неё были и другие недостатки – но море считало именно так… Когда девушка приходила на берег, море шумело ей лучшие свои песни и выносило к её ногам что-нибудь бесполезно-прекрасное: розу, раковину или обломок амфоры с затонувшей триеры. «Почему не золотые или серебряные монеты, чаши, слитки золота и серебра – из сокровищ, которых так много на дне моря?» – спросите вы. Потому что море опасалось впасть в чрезмерность – и навсегда потерять её; кроме того, обломок амфоры прекраснее слитка золота. Впрочем, раз в году, в день своего рождения, девушка приходила встречать восход солнца, и море позволяло себе преподнести ей одну розовую жемчужину… Взамен девушка оставляла свои следы на песке; море бережно смывало их и хранило в памяти. У моря образовалась целая коллекция её следов – и оно перебирало их и любовалось ими, когда девушка долго не появлялась на берегу… Редко морю удавалось остаться наедине с девушкой; обычно она приходила с кем-нибудь из своих многочисленных знакомых… Чтобы утешить раздосадованное море, девушка играла с ним в его любимую игру; смысл игры состоял в том, чтобы унести её как можно дальше от берега, напугать оставшихся – и возвратить назад. Девушка доверяла ему: она бросалась со скалы – и море подхватывало её; она уставала – и море, ликуя и трепеща, укачивало её в огромных ласковых лапах... А когда девушка приходила одна, она садилась на камень – и пела; а море умолкало и слушало её, мерцая каждой каплей… Однажды девушка заплыла так далеко, что морю захотелось оставить её у себя. Испугавшись, оно подхватило её и понесло к далёкой рыбачьей лодке, которую девушка не могла видеть; она сопротивлялась и пыталась вырваться, но море крепче и крепче сжимало её в своих лапах – пока не передало на руки молодому рыбаку; и только вынеся лодку на берег, море облегчённо вздохнуло. Вздохнуло – и застонало, пронзённое мыслью о том, что девушка уже не будет доверять ему так, как раньше; и всю ночь море билось о берег, возводя и разрушая надежды и опасения… К утру истерзанное море затихло; а в полдень на берегу появилась девушка. Она пришла одна – и пела; и двое слушали её: счастливое море – и молодой рыбак, случайно оказавшийся поблизости. Она пришла и на следующий день; и на следующий; и каждый день она приходила на берег моря – и каждый день рыбак ждал её; а море было безоблачно счастливо, считая рыбака такой же частью себя, как чайки – дельфины – или крабы… Но однажды девушка пришла на берег, когда рыбак был в море. Не найдя его, она повернулась – и ушла, не обратив никакого внимания на море и его дары. И тогда море догадалось, что произошло. Оно пришло в бешенство: разметало скалы, вырвало маяки и уже готово было всей своей мощью обрушиться на жалкое судёнышко – но внезапно, сквозь вой и грохот оно услышало голос девушки, умолявшей вернуть рыбака ей. И море сдержалось. Оно швырнуло лодку к ногам девушки – и затихло… Вскоре молодой рыбак и его жена поселились в доме на берегу. Море не вмешивалось в их жизнь; оно занималось своими делами – никогда, впрочем, не забывая наполнить сети рыбака лучшей рыбой, имевшейся у него. И, хотя море поклялось ничем не выделять эту семью из множества других, живущих на его берегах, дважды оно нарушило свою клятву: когда рыбак вынес свою новорожденную дочь, чтобы показать ей море, он нашёл на берегу золотую монету; а когда девочка впервые сама вошла в море, вокруг её левой щиколотки обмотался обрывок ленты, на которой висел серебряный колокольчик. Всё шло своим чередом – до тех пор, пока море не обнаружило, что в городе, сидящем на его берегу, живёт девушка, у которой есть один недостаток: она имеет слишком много знакомых…1


  1   2


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница